Б

 

1.     -БА (суффикс)

На самом деле, частью суффикса следует считать и мягкий знак: -ЬБА. Значение суффикса: с его помощью образуются существительные от глаголов. Например: гулять – гулЬБА, стрелять – стрелЬБА, косить – косЬБА, молотить – молотЬБА. Полученное существительное называет действие, которое описывает данный глагол. Коротко я бы обозначил современное значение этого суффикса примерно так: делание или работа.

И всё же изначально значение этого словообразующего элемента (тогда ещё не было суффиксов!) было таким: призыв к действию. Это очень хорошо просматривается в следующей среднеиндоевропейской конструкции:

XjJ + BhX = побуждаю + провозглашением (приказом).

Несколько иное толкование этой же самой конструкции: … = иди! (и делай) + приказываю (тебе).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  ei-bhā.

В дальнейшем: eibhā > ibhā > -ЬБА – закономерно.

 

2.     БА! (междометие)

Междометие примерно с таким значением: воистину! а ведь и в самом деле!

BhX – биконсонантный корень из Основного списка, 10-й номер.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bhā.

Первоначальное значение: торжественное провозглашение, изречение истины.

 

3.     БАБА, БАБКА, БАБУШКА (родство, семья)

Современные русские слова: БА́БА – пренебрежительное название женщины; устарелое значение: крестьянская женщина; БА́БКА – мать отца или мать матери; БА́БУШКА – детское ласковое слово для обозначения родительницы отца или родительницы матери.

В малороссийском языке: БА́БА; в болгарском: БА́БА – насмешливое название тёщи; в сербском: БАБА; в словенском: BABA; в чешском: BА́BA – старуха, бабушка; в польском: BABA.

В литовском: BÓBA – старая женщина; в латышском: BABA – то же.

Слово возникло очень давно – в самом начале Среднеиндоевропейской эпохи и ни в коем случае не относится к детскому языку.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BX + BX = болтает + болтает.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bā-bā.

Первоначальное значение: постоянно болтающая женщина, болтушка. Позже этим словом стали называть добрых старых женщин (БАБКА, БАБУШКА – мать отца, мать матери); слово БАБА со временем стало пренебрежительным названием женщины (в том числе и молодых!)

Совершенно особое примечание: конструкция взята из материалов Н.Д. Андреева. Невежественными врагами великого русского учёного именно она приводится как образец антинаучного мышления Андреева: дескать, такого не может быть, потому что мы так считаем!..

 

4.     БАБА (каменный идол)

БА́БА (как правило, говорят: каменная БА́БА) – устарелое или устаревающее название древних каменных идолов в южнорусских степях. Слово, однако, продолжает своё существование в современном русском языке в качестве детского названия для скульптуры из снега: снежная БА́БА.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhX + BhX = божество + божество.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bhā-bhā.

 

5.     БАБАЙКА

Устарелое и диалектное название весла. Случай совсем не трудный. Три варианта среднеиндоевропейских конструкций, которые я показываю, очень похожи.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhX + BhX + JXj = кричим + кричим + весело.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bhā-bhā-je.

Первоначальное значение: дружно налегая на вёсла, равномерно выкрикиваем.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhX + BhX + JK = кричим + кричим + ритмично причитая (словно бы молясь).

Примерное среднеиндоевропейское звучание: bhā-bhā-jek, bhā-bhā-ik.

Впрочем, всё могло быть проще.

Третий вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней (упрощённый):

BhX + BhX = кричим + кричим.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhā-bhā.

Но потом возникла опасность омонимического столкновения со словом БАБА (смотрим статью), и в этих целях слово со значением весло было усложнено суффиксом.

Предпочтение отдаю второму варианту, хотя он и имеет небольшие изъяны фонетического порядка. Это не типичный случай. Скорее всего, это слово долгое время пребывало в роли междометия – это был трудовой выкрик вроде понятного нам «эй, ухнем!» А на междометия не всегда распространяются фонетические законы данного языка.

 

6.     БАВ- (корень); ПРИБАВИТЬ, ПРОБАВЛЯТЬСЯ, ЗАБАВА

BhXw + WJ = вырастает + словно дерево.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhō-wi.

В дальнейшем: ō > a.

Первоначальное значение: то, что увеличивается в размере, словно дерево. Более поздние значения разделились по двум направлениям: ЗАБАВА – развлечение и ПРИБАВИТЬ – увеличение в размере. Первоначальное эротическое значение было со временем полностью забыто.

 

7.         БАГНО

БАГНÓ – редкое, устаревшее, практически никому ныне не известное слово русского языка со значениями болото, топкое место, болотистая местность. Слово встречается у восточных и западных славян, но забыто славянами южными.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BXw + XwX + GhN = булькает + вода + гнилая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bo-oa-ghne.

В дальнейшем: ooa > ā. Отсюда: БАГНО со звуком [a] в первом слоге.

 

8.         БАГОР

Первый вариант (осторожное предположение).

Полагаю, что это – заимствование.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + GR = тяжёлое + царапаемое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bher-ger.

Второй похожий вариант.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + XwK + GR = тяжёлое + разумно + царапаемое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bher-ok-ger.

Предположение о том, что звучание bherger (а тем более, bherokger) превратилось в звучание БАГОР отнюдь не граничит с фантастикою, но всё же нуждается в многочисленных допущениях и пояснениях.

Первоначальное значение: БАГОР – это орудие, которым захватывают тяжёлые предметы на воде (лодку, бревно), царапая их при этом.

 

9.         БАГРОВЫЙ

Первый вариант.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhXj + GhwR = (цвета) мелких углей + горячих.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhe-gwher.

Это – по материалам Н.Д. Андреева.

Дальнейшая фонетическая судьба: bhogwhr- > bhōgwhr-. В предславянскую эпоху происходит закономерный процесс: ō > a, который и объясняет современное произношение этого корня: БАГР-. Момент ō > a мне представляется слабым местом этой версии.

Второй вариант.

К версии Андреева я бы сделал уточнение в виде вставленного внутрь конструкции третьего биконсонантного корня (выделяю его жирным шрифтом), и тогда бы всякие сомнения фонетического характера полностью исчезли:

BhXj + XjX + GhwR = (цвета) мелких углей + в огне + горящих.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhe-ea-gwher.

В дальнейшем: eea > ā. Возможная подробность: eea > oea > ā.

Первоначальное значение: то, что имеет цвет раскалённых углей; БАГРОВЫЙ цвет.

 

10.  БАЖАТЬ, ОБОЖАТЬ

БАЖАТЬ – устарелое и диалектное слово со значением желать. В малороссийском языке: БАЖАТИ – желать; БАГÁ – жажда. В польском языке: ZABAGAĆ – захотеть, пожелать; в чешском: BAŽITI SE – жаждать, стремиться.

Далее – на правах предположения:

Современное русское слово ОБОЖАТЬ понимается так: любить очень сильно, словно бы обожествляя. То есть, идёт увязка со словом БОГ (смотрим статью). Высказываю такое предположение: здесь имеет место либо переосмысление – глагол БАЖАТЬ подогнан под существительное БОГ, – либо и в самом деле изначально здесь был корень БОГ-, но затем произошло сближение с глаголом БАЖАТЬ. В самом деле: ОБОЖЕСТВИТЬ – это означает уподобить богу, и это очень сильно звучит. А ОБОЖАТЬ можно всё, что угодно – например, грибы в сметане. Между тем, грибы в сметане – это то, что можно очень сильно желать, но совсем не обязательно отождествлять это блюдо с самим богом.

При установлении этимологии беру за основу, прежде всего, малороссийское слово БАГÁ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhX + GhwXw = заявляю (торжественно) + о желании (своём).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bha-gwho.

Первоначальное значение: заявление авторитетного человека (вождя, жреца, командира отряда) о некоем своём желании, каковое подлежит немедленному удовлетворению.

 

11.  БАЛАБОЛИТЬ

В чешском языке: BLABOLITI – болтать. В болгарском языке: БЛАБОЛЯ – бормочу. Из этих двух славянских слов делаю вывод о том, что русский и восточнославянский корень БАЛАБОЛ- ранее имел вид БОЛОБОЛ- и именно из этой формы и следует исходить, и именно её нужно рассматривать.

Особо отмечаю латинское слово BALBUSзаика, что наводит на мысль об италийском происхождении изучаемого корня.

Показываю этимологию латинского слова:

BX + LB = болтает + раздражая (слушателей).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ba-lb.

Это очень простой случай, и никаких сомнений он не вызывает.

Идя вслед за латинским словом, можно составить такую среднеиндоевропейскую конструкцию, объясняющую происхождение рассматриваемого русского глагола:

BX + LB + BhL = болтает + раздражая (слушателей) + болезненно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ba-lb-bhel.

Первоначальное значение: человек болезненно болтливый (сумасшедший, пьяный, глупый болтун) или человек, страдающий речевыми дефектами, раздражающими окружающих – скорее всего, заика.

Для меня очевидно, что рассматриваемый корень – италийского происхождения, а не праславянского. Но, поскольку все италийские и праславянские элементы являлись материалом для создания раннего славянского языка, следует считать исконно славянскими и те, и другие.

 

12.  БАЛАГУР

Трудный случай. Слово явно индоевропейское и вполне возможно, что исконно праславянское, но, к сожалению, нет надёжных сведений по поводу третьего слога: то ли это было [gõr], то ли [gur]. Поэтому отрабатываю каждую из этих двух версий в отдельности:

По версии [gõr], имеем простую и понятную конструкцию:

BX + LGh + MR = болтает (беззаботно) + лёжа + умирая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bā-lghe-mr.

По версии [gur]:

BX + LGh + RW = болтает (беззаботно) + лёжа + истекая кровью.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bā-lghe-rew.

В дальнейшем – метатеза: bālgherew > bālghorow > bālghowr > bālghour…

Современные значения: шутник, болтун.

 

13.  БАЛКА (разновидность оврага)

Случай трудный и спорный.

Первая версия среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BL + KXw = стремительно + вгрызаться.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bel-ko.

Первоначальное значение: то, что прорыто стремительным потоком дождя.

Вторая версия среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BL + LKw = мамонты + в тайном месте.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: bel-lekw, bel-lkw.

Возможное дополнение: всё то же плюс XwX (вода). Тогда получается так:

BL + LKw + XwX = мамонты + в тайном месте + в воде.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bel-lkw-oa.

В любом случае, далее: bellkw > bollkw > bōlkw. Возникновение долготы в этом случае представляется в высшей степени красноречивым. Удвоенный сонорный заменяется на одинарный, но предыдущий гласный при этом становится долгим. А долгое [ō] на праславянском этапе гарантирует нам достоверность перехода ō > a при вхождении языка в славянский период.

Современное значение: БАЛКА – разновидность оврага.

 

14.  БАЛОВАТЬ(СЯ)

BhXw + XL + LW = дети + неразумные высвободившиеся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bho-al-lew.

Первоначальное значение: высвобождать детей из-под присмотра.

Современное значение: БАЛОВАТЬ – ласково попустительствовать; БАЛОВАТЬСЯ – резвиться.

 

15.  БАНЯ

Современное значение: место, где купаются. Реже: сам процесс купания.

В малороссийском языке: БÁНЯ, в старославянском: БАНЬСКЪ; в сербском: БАЊА; в болгарском: БÁНЯМ – мóю; в верхнелужицком языке: BANJA – кувшин. В польском слово BANIA – русский вариант сауны, русская баня, и, как кажется, это пóзднее заимствование из русского языка.

В немецком и в голландском языках: BANJA – русская баня; заимствование из русского языка.

В румынском языке BANEA – болгарская баня (то есть: славянская).

В финском языке: BANJA – русская баня, несомненное заимствование из русского языка.

Есть и другие примеры заимствований неславянскими народами слова БАНЯ из русского языка, что говорит о том, что это явление было для этих народов в диковинку.

Считаю нелепым предположение о том, что русское и славянское слово БАНЯ могло произойти от позднелатинского слова BĀNEUM, классический аналог которого – более раннее латинское слово BALNEUM. Славяне не контактировали с римлянами напрямую, а языковое воздействие от латинского языка получали только через посредство германских племён, которые бы и у себя оставили подобное слово, чего мы не наблюдаем. Кроме того, славяне и их предки о возможности купания и соблюдения чистоты могли додуматься и самостоятельно – именно так получается, по моей версии.

Полагаю, что рассматриваемое слово имеет праславянское происхождение, и на Среднеднеиндоевропейском этапе, когда формировался протославянский язык (предшественник праславянского!) существовала такая конструкция из трёх биконсонантных корней:

BhX + NJ + XwX = по торжественному провозглашению + вождя + в реке (в воде).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-ni-oa.

В дальнейшем: bhanioa > bhāniā > bhānjā > БАНЯ.

Первоначальное значение: торжественное ритуальное купание.

Осторожно допускаю ещё и такую конструкцию:

BX + BhN + JXj = ритмично причитая + вениками + лихо.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  ba-bhen-je.

В дальнейшем: babhenje > babhnje > bānj- – в фонетическом отношении здесь всё безупречно, но есть сомнения, по крайней мере, по двум пунктам:

1) в идеале должно было бы быть не ba-bhen-je, а bhen-ba-je (BhN + BX + JXj) – усматриваю здесь нарушение допустимого порядка биконсонанатных корней и не могу найти ему разумного объяснения;

2) нет никаких упоминаний воды.

На этой версии совершенно не настаиваю.

 

16.  БАРА

На древнерусском и в старославянском языке: БАРА – болото. В болгарском и сербском языках: БАРА – лужа, плавни. В чешском языке: BAŘINA – болото. В словацком и в словенском: BARA – болото. В польском языке: BARZYNA, BARZÓWKA – болото.

Общеславянское слово со значением болото, что довольно странно, потому что славяне имеют для этого понятия другое слово, да и не одно! В современном русском языке слово является устаревшим и продолжает своё существование лишь в диалектах. Для меня очевидно, что первоначальное значение было как-то связано с болотом, но это не могло быть самим болотом.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhX + XwL + RXw = провозглашая (подавая громкие команды) + переправляемся + перевозя грузы.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-ol-ro.

В дальнейшем: bhaolro > bhārro > bhārā.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + XwX = тяжело (трудно) + по воде.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-oa.

В дальнейшем: bheroa > bhorā > bhōrā > bara.

Для праславянских фонетических законов – это не очень убедительно. Думаю, что законы здесь могли быть не праславянскими, а какими-то другими. Иначе говоря: это слово индоевропейского происхождения, но из какой именно ветви оно попало к славянам непонятно – слова с похожим значением и с похожим звучанием встречаются в разных индоевропейских ветвях.

Первоначальное значение: болото, топь.

Первый вариант считаю надуманным, а предпочтение отдаю второму.

 

17.  БАРАН

В древнерусском языке: БАРАН и БОРАН. В сербском языке: БАРАН; в словацком, польском и нижнелужицком: BARAN. В верхнелужицком языке: BORAN; в чешском: BERAN.

Слово – исконно индоевропейское, но, возможно (не уверен!), это раннее общеславянское заимствование из другой индоевропейской ветви.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BXj + RN = баран + присматриваемый, чтобы не потерялся.

Несколько иное толкование: множественное число, вместо единственного.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  be-ren.

Далее: berēn > berōn > …

Главная мысль конструкции крылась в биконсонантном корне RN – держать под наблюдением; не терять из виду то, что нужно. Отсюда – долгота гласного: rēn > rōn, которая закономерно привела к общеславянскому -ran. По первому слогу – всё не столь очевидно, но вполне объяснимо: be > bo, а затем – по аналогии со вторым слогом.

Могут быть и другие объяснения фонетической предыстории с учётом того, что слово пришло к славянам со стороны, и там, откуда оно пришло, были свои собственные фонетические законы.

Первоначальное значение: БАРАН – как объект внимания пастуха, который следит за тем, как тот пасётся и боится при этом потерять его из виду. Более, чем вероятно: имелось в виду множественное число, но в те времена такой грамматической категории ещё не было, и она никак не выражалась.

 

18.  БАСНЯ

На чешском языке: BÁSEŇ – поэма; на польском: ВАŚŃ – басня, сказка; на нижнелужицком: ВАSŃ – басня, стихотворение; на верхнелужицком языке: BASEŃ – стихотворение, поэма; BASNIK – поэт, стихотворец.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhX + KjN + JX = говорить + призывая + священно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhā-k’en-jā.

Первоначальное значение: некая торжественная и нравоучительная речь.

Современное значение: БАСНЯ – поучительное стихотворное произведение.

 

19.  БАТЯ (родство, семья)

Восточнославянское значение этого слова: отец. В малороссийском языке: БАТЬО, БАТЬКО; в белорусском: БАЦЯ. В болгарском языке слово БАЩÁ – братишка. В чешском: BÁTA – брат, родственник, приятель. На моравском диалекте: BATA – дядя. Иначе говоря: у славян нет единого мнения по поводу значения этого слова!

Полагаю, что за основу можно взять только восточнославянское значение, а все остальные славянские значения следует считать отклонением.

Среднеиндоевропейская конструкция подтверждает это моё мнение – даже и при том, что у неё могут быть разные толкования:

BhX + TX = торжественно заявляет + отец.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bhā-tā.

Первоначальное значение: отец – это тот, кто отдаёт приказы, чьё слово закон. Возможно, имелся в виду не отец, а вождь или старейшина, обладающий большим авторитетом.

В дальнейшем: -tā > -ТЯ – детская переделка.

 

20.  БАЧИТЬ (болтать, говорить)

Русское диалектное слово. Сохранилось лишь в новгородских, вятских, рязанских и костромских говорах. Сведений о проявлениях этого слова или хотя бы корня в других славянских языках или диалектах – отсутствуют. Тем не менее, можно говорить с уверенностью, что это слово славянское и индоевропейское.

BX + KwJ = говорить + отдыхая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ba-kwi.

Первоначальное значение: беседовать на отдыхе.

Сам по себе случай очень простой, но трудность заключается в том, что рассматриваемое слово нельзя путать с другим диалектным русским словом: БАЧИТЬ (видеть) – смотрим статью. Поскольку оба слова являются славянскими, а омонимия в древности была совершенно недопустима, а также ввиду того, что именно это слово представляется исключительно простым и понятным, полагаю, что нынешнее омонимическое столкновение двух слов – явление относительно позднее и в древности такого столкновения не было. (На самом деле омонимии нет и сейчас, ибо в русском языке нет таких говоров, где бы оба эти слова существовали одновременно. Омонимия получается чисто формальная – в рамках текста данного словаря.) Слово БАЧИТЬ в значении видеть выглядело первоначально несколько иначе, о чём смотрим в следующей статье.

 

21.  БАЧИТЬ (видеть)

Предварительное условие: смотрим предыдущую статью – БАЧИТЬ (болтать, говорить).

В южнорусских диалектах: БА́ЧИТЬ – видеть. В малороссийском языке – с тем же значением: БА́ЧИТИ; в белорусском – с тем же значением: БА́ЧЫЦЬ.

По мнению Фасмера, все эти восточнославянские глаголы произошли от польского глагола BACZYĆ – с этим же самым значением, который в свою очередь произошёл из раннеславянской (или дославянской?) формы OBAČITI, где OB- – приставка. Эта версия вызывает сильнейшие сомнения сразу по нескольким пунктам и при этом ничего не объясняет. Она не заслуживает доверия.

Фасмер ошибался, но и все попытки создать среднеиндоевропейскую конструкцию с биконсонантными корнями BhX или BX, которые на дославянском этапе закономерным образом превратились бы в слог [ba], обречены на провал – такой конструкции создать нельзя, а если её и создать усилием воли, то это будет бессмыслица. Иными словами: недопустимо предположение о том, что на праславянском или на италийском этапе корень с таким значением существовал и при этом начинался на слог [ba]!

Допускаю, что среднеиндоевропейская конструкция для рассматриваемого слова выглядела так:

JBh + XwKw + TJ = хорошо различать (издали или в условиях плохой видимости) + глазами + запоминая (как это выглядит).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  jbhe-okw-ti.

Если проследить дальнейшую фонетическую цепочку событий со всеми мельчайшими подробностями, которые я обычно опускаю за ненадобностью, то она будет выглядеть так:

jbheokwtī > ibōktī > ьbāčī > БАЧИ- – закономерно.

Первоначальное значение: описываются действия разведчика или первопроходца, попавшего в незнакомую местность.

С таким же точно первоначальным значением могла быть и несколько иная конструкция:

JBh + XwKw + KwXj = хорошо различать (издали или в условиях плохой видимости) + глазами + находясь в засаде.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  jbhe-okw-kwe.

В фонетическом отношении этот вариант не уступает предыдущему, а в смысловом – он и вовсе выглядит более предпочтительным. Склоняюсь именно к этом варианту.

 

22.  БАЮКАТЬ, БАЙ-БАЙ (междометие)

BX + JXj + WK = болтовню + весёлую + делать.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: bā-je-wek, bā-je-uk.

Современные значения: БАЮКАТЬ – напевать колыбельную песню; БАЙ-БАЙ – междометие, детская переделка глагола БАЮКАТЬ.

 

23.  БАЮН

BX + JXj + WN = болтающий + весело + старец.

Варианты среднеиндоевропейского звучания: bā-je-wen, bā-je-un.

Здесь явно перекликаются два похожих по звучанию и значению корня: BX – говорить BhX – провозглашать. Если принять версию BhX, то тогда получается другая конструкция:

BhX + JX + WN = провозглашает + священно + старец.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: bhā-jā-wen, bhā-jā-un.

Первоначальное значение: сказитель, сочинитель народных песен или сказаний.

Современного значения слово не имеет: употребляется только в сказках и сказаниях.

 

24.  БАЯТЬ, БАЙКА

BhX + JX = говорить + священно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhā-jā.

Следует заметить, что биконсонантный корень BhX в этом случае совершенно явно перекликается с корнем BX (торжественное говорение – BhX, болтовня – BX), что и ощущается в современных значениях. Оба корня в современном русском языке произносятся одинаково: смотрим статьи БАБА (BX) и БОЯН (BhX). В слове БАСНЯ (смотрим) совершенно невозможно понять, какой корень имеется в виду: BX или BhX.

В данном случае имел место корень BhX.

БАЙКА – легкомысленная история или анекдот; БАЯТЬ – устарелый глагол со значением говорить.

 

25.  БДЫНЬ (языческий намогильный памятник), БДЫНЬ (деревня в Тверской области)

Оба значения этого слова нуждаются в специальных пояснениях: первое является достоянием древнерусского языка и в современном русском языке существует лишь на правах научного термина, понятного узкому кругу археологов или историков; второе значение – это название деревни и железнодорожной станции в Тверской области.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

BhW + DhW + WN = возбуждение (ритуальное) + с хмельным напитком + от жреца (исходящее).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhu-dhu-un.

В дальнейшем: bhudhuun > bhudhūn > БЪДЫН-.

Первоначальное значение: ритуал (возможно, поминальный), в ходе которого жрец призывал к употреблению хмельных напитков. В дальнейшем: поминальный ритуал и то место, где он совершается.

 

26.  … {bzd’et’}

Современное значение русского глагола {bzdet’}: совершать испускание газов из кишечника без звука. Есть и вторичное значение: очень сильно бояться; не рассматривается.

В малороссийском языке: {pezdity}; в болгарском: {pъzd’а́}; в сербском: {bàzdeti}; в словенском: {pezdti}; в чешском: {bzd’īti}; в польском: {bzdzec’}.

В литовском языке: BEZDĖTI; в латышском: BEZDĒT.

В немецком: FISTEN, FIST.

В латинском: PĒDO < {pezdō].

В греческом: ΒΔÉΩ < {bzdei̯ō}.

Начну с этимологии древнелатинского глагола 1-го лица единственного числа настоящего времени: {pezdō}. Эта этимология просто лежит на поверхности:

PXj + SD = ветром + издалека (пахнуло на меня).

В Среднеиндоевропейскую эпоху, когда ни латинян, ни даже италийцев ещё не было, это произносилось – без учёта возможной долготы гласных! – примерно так: pe-zde.

Первоначальное значение: уклончивое высказывание о неприятном запахе, донёсшемся от человека. Я бы сказал: не только уклончивое, но и сдержанное. На мой взгляд, здесь срабатывают два запрета: на резкие высказывания и на непочтительное упоминание о любом духе, ибо дух – даже и неприятный! – это то, чего следует опасаться.

Формы малороссийская, болгарская, словенская и немецкая подтверждают латинский пример. Назовём их формами первого типа.

Форма сербская вступает с ним в противоречие. Литовская и латышская – то же самое, но с некоторыми оговорками, о которых – позже. И это будут формы второго типа.

Формами третьего типа назовём нейтральные формы: русскую, чешскую, польскую, греческую.

Показанная выше конструкция одинаково хорошо объясняет все формы первого типа, но для форм второго типа она не годится. Для них должна быть такая конструкция:

BJ + SD = нападение (на меня) + на расстоянии (без контакта со мною).

Среднеиндоевропейское произношение: bi-zde. Уверенно могу заявить, что долготы обоих гласных звуков здесь не было.

По славянским фонетическим законам, в дальнейшем получилось так: bizde > bьzd- > bzd-. В греческом примере всё происходило по другим законам (рассматривать их не входит в мою задачу), но итог получился похожим.

Формы литовская и латышская образовались в результате контаминации – то есть наложения друг на друга двух похожих по звучанию и по значению форм: PXj + SD и BJ + SD. По поводу немецкой формы: не могу утверждать, была ли здесь контаминация или нет. Что же касается всех форм третьего типа, в том числе и рассматриваемого русского глагола, то здесь можно уверенно заявить: контаминация была!

Совершенно точно, что в славянских языках контаминация была двойная! Ибо у славян явно чувствуется влияние ещё и существительного {p’izdа́} – смотрим статью с таким названием. Уверенно утверждать, что эта же самая дополнительная контаминация была ещё и в летто-литовских языках я не решаюсь.

И первая конструкция (PXj + SD), и вторая (BJ + SD) ни в коем случае не претендуют на звание общеиндоевропейского явления. Каждая из них зародилась лишь в одном-единственном индоевропейском диалекте и позже стала попадать в другие диалекты. Какая-то из этих двух форм зародилась раньше, а какая-то – позже. Та, которая возникла позже, была сделана в подражание той, которой возникла раньше, но содержала в себе элемент переосмысления. В индоевропейских языках мы видим массу примеров таких переделок.

Первая конструкция (PXj + SD) – италийского происхождения, вторая (BJ + SD) – праславянская.

По поводу греческого корня. Предки италийцев жили некоторое время в тесном соседстве с предками греков (это было, по моему мнению, балканское побережье Адриатического моря), но потом их пути разошлись, а следы языкового взаимодействия сохранились. Это один из таких случаев.

 

27.  БЕГ, БЕГАТЬ

Древнерусский корень БѢГ-.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhXw + XjJ + GwXj = боязливо + уходящий + как женщина.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bho-ej-gwe.

Далее: bhoejgwe > bhojgwe. Позже, при переходе в славянское состояние: oj > ē .

Первоначальное значение: трусливо спасаться бегством.

Более позднее значение: БЕГ, БЕГСТВО – быстрое движение.

 

28.  БЕДА

Современное значение русского слова БЕДА́: несчастье, неприятность; нечто плохое, случившееся с человеком.

В древнерусском и в старославянском языках: БѢДА – при различном произношении корневого гласного.

В белорусском: БЯДА́; в малороссийском: БIДА́; в болгарском: БЕДА́; в сербском: БИJЕДА; в чешском: BÍDA; в древнепольском: ВIADA; в обоих лужицких языках: BĚDA.

Попытки установить точную среднеиндоевропейскую этимологию данного слова наталкиваются на одно неожиданное препятствие: слишком много материала, пригодного для того, чтобы составить нужную конструкцию!

Первый вариант нужного для этимологии сочетания среднеиндоевропейских биконсонантных корней:

BJ + XjD = при нападении (на нас) + иди(те) за мною (чтобы скрыться).

Несколько иное толкование этой же самой конструкции: … = беда + с нами.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bi-ed.

То, что такая конструкция в действительности существовала, не подлежит ни малейшему сомнению! Другой вопрос: в самом ли деле русское слово БЕДА происходит именно от сложения этих двух биконсонантных корней из Дополнительного списка?

Эту конструкцию можно в разных вариантах усложнять третьим биконсонантным корнем, и в каждом таком случае будет получаться что-то очень правдоподобное, но уверенности всё это не прибавляет.

Второй вариант:

BhXw + JDh + DhXw = боюсь + прячась + испытывая страдания.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bho-idh-dhō.

В этом случае тоже можно заменить третий биконсонантный корень на что-то другое, и опять же получится нечто очень убедительное. Например, такое.

Третий вариант:

BhXw + JDh + XwX = боюсь + в убежище + длительное время.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bho-idh-oa.

Последний вариант производит впечатление самого безупречного из всех, хотя и остальные варианты (в том числе и не названные) тоже очень убедительны. Без особой уверенности отдаю предпочтение третьему варианту.

Особое примечание. Слово БЕДА не является однокоренным или в какой-то степени родственным по отношению к слову ПОБЕДА (смотрим статью ПОБЕДА).

 

29.  БЕДОВЫЙ

Первый вариант этимологического исследования: прилагательное БЕДÓВЫЙ образовано от существительного БЕДА (смотрим статью) – именно так это прилагательное и воспринимается сейчас в современном русском языке.

Второй вариант: сначала было прилагательное МЕДÓВЫЙ – в значении опьяневший от мёда. И лишь позже произошёл переход m > b – губной сонорный перешёл в губной смычный под влиянием смычного [d] в следующем слоге. Дисконтактная регрессивная ассимиляция по признаку смычности. Сыграло большую роль также и переосмысление: БЕДОВЫЙ – тот, который творит БЕДУ.

Это был редкий, но возможный у славян фонетический процесс – смотрим статью БЛИН.

MXj + DhW = от выпитого (пьянящего напитка) + дурашливый.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: me-dhew.

В дальнейшем: medhew > medhow > БЕДОВ-.

Убеждён в правильности только второго варианта, а первый привожу лишь из соображений формального характера.

Стало быть, с исторической точки зрения, слова БЕДА и БЕДОВЫЙ не являются однокоренными. Тем не менее, считаю, что в рамках школьной программы можно считать, что в слове БЕДОВЫЙ имеют место корень БЕД- (тот же, что и в слове БЕДА), суффикс -ОВ- и окончание -ЫЙ, ибо на слух это воспринимается современным русским национальным самосознанием именно так.

 

30.  БЕДРО

BhXj + DR = приготовленное мясо + отдираемое (при еде).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhe-der.

Слово имеет италийское происхождение и проникло в славянский язык в ходе установления племенного союза между праславянами и венетами.

Первоначальное значение: вкусное мясо на верхней части ноги убитого животного; возможно, ляжка.

Более позднее и современное значение: БЕДРО – верхняя часть ноги.

 

31.  БЕЗ (предлог), БЕЗ-/БЕС- (приставка)

Версия по материалам Н.Д. Андреева:

BhXj + GhjXj = пожрано + у раненого.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhe-gh’e.

Первоначальное значение: раненный, подвергшийся нападению диких зверей и лишившийся части тела.

Более позднее значение, возникшее через цепочку смысловых переходов и упрощений: предлог БЕЗ.

По моей версии, точно та же конструкция, но толкование – совершенно другое.

BhXj + GhjXj = пищу + (хотя бы) потрогать.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhe-gh’e.

Первоначальное значение: тот, кого лишили возможности хотя бы прикоснуться к пище (скорее всего, имелось в виду жареное мясо). Более поздняя череда значений: тот, кого лишили еды – тот, кого лишили чего-то важного – лишённый – без.

Современное значение: предлог БЕЗ, приставка БЕЗ-/БЕС-  со значением лишения чего-либо.

 

32.  БЕЛЕНА

В малороссийском: БЕЛЕНА́ – паслён; В болгарском: БЛЯН; в чешском: BLÍN, BLÉN; в верхнелужицком: WOBLĚD.

В древнеанглийском языке: BELENE BELEONE – явное заимствование из славянских языков, ибо в переселенни германцев на остров Великобритания участвовали и славяне. В древневерхненемецком: BILISA – лишь отдалённо похоже на славянские слова и ни в чём не убеждает. Есть примеры из других германских языков, а также из кельтских.

В венгерском языке: BELÉNDEK –заимствование из славянских языков.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhL + JN + NX = болезнетворное + вредное + с сильным запахом.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhel-jen-na.

Вопрос о сходстве славянских слов с некоторыми германскими и кельтскими формами оставляю без ответа.

Современное значение: БЕЛЕНА – известное ядовитое растение.

 

33.  БЕЛЁСЫЙ

BhX + LS = сияние + лишь чуть-чуть.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-ls.

В дальнейшем произошла подгонка под близкий по значению корень со значением белый – смотрим статью БЕЛЫЙ. С исторической точки зрения, считать, что слова БЕЛЁСЫЙ и БЕЛЫЙ суть однокоренные – нельзя!

Современное значение: БЕЛЁСЫЙ – то, что с белым оттенком.

 

34.  БЕЛКА (зверь)

В древнерусском языке: БѢЛА. Современное русское слово БÉЛКА не имеет соответствий ни в едином славянском языке. Полагаю, это тот самый случай, когда то или иное слово сохраняется лишь в одном славянском языке, а всем остальным Славянским миром утрачивается.

BhJ + JL + LX = в ценную + очень трудно + прицелиться.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bhi-jel-la или bhi-il-la.

В дальнейшем – аналогия со словом БЕЛЫЙ (смотрим статью).

Первоначальное значение: то ценное, во что очень трудно прицелиться. Отношение ко всем четвероногим зверям было только таким: ценно или нет, опасно или нет, доступно или нет. Сочувствие, восхищение или любопытство индоевропеец Средней эпохи мог испытывать только к птицам и реже – к рыбам.

Для сравнения смотрим статью LEPUS, LEPORIS (заяц) в моём «Этимологическом словаре латинского языка»:

DL + WP + XwS = всё время + прыгает + когда охотимся.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: dle-wp-os.

Первоначальное значение: зверь, на которого трудно охотиться, потому что он всё время прыгает и прыгает.

 

35.  БЕЛЬМО

Два похожих варианта.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhX + JL + XjM = белое + затрудняющее + отдельной личности.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-il-em.

Первоначальное значение: БЕЛЬМО – нечто белое, затрудняющее отдельно взятому человеку его зрение. То есть нечто редкое.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhX + JL + JM = белое + затрудняющее нам + затрудняющее мне одному.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-il-im.

Первоначальное значение: БЕЛЬМО – это то, что создаёт затруднения отдельной личности при общении с обществом. Получается именно так, ибо JL – это общественные невзгоды, а JM – личные.

Предпочтение отдаю второму варианту, хотя первый производит впечатление более понятного.

 

36.  БЕЛЫЙ

На древнерусском и в старославянском языках: БѢЛЪ – в два слога и при различном произношении корневого гласного. В белорусском языке: БÉЛЫ; в малороссийском: БÍЛИЙ; в болгарском: БЯЛ; в македонском: БЕЛ; в сербском: БЕО, БЕЛА; в словенском: BEL; в чешском: BÍLÝ; в словацком: BIELY; в польском: BIAŁY; в обоих лужицких: BĚŁY.

За эталонную славянскую форму принимается древнерусское слово БѢЛЪ. Старославянская форма, в которой буква «Ѣ» произносилась как [æ] по причине влияния древнего литовского языка на эту часть балканских славян, не может считаться образцовою.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhX + JL = сияние (божественное?) + при невзгодах.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bha-il.

В дальнейшем: bhail > bail > bēl- > БѢЛ-.

Первоначальное значение: яркий свет (возможно, понимаемый как божественный), который своим сиянием радует людей при невзгодах. Затем произошло переосмысление, и идея яркого света заменилась на идею белизны.

Всё можно объяснить и намного проще: круг значений биконсонантного корня BhX – блеск, сияние, белизна, нечто божественное и прекрасное. Все эти мысли выражались одним-единственным словом, которое вмещало в себя их. Поэтому первоначальное значение могло быть и такое: БЕЛОЕ – это то, что имеет свойство радовать нас (утешать, спасать!) при невзгодах.

Современное значение: БЕЛЫЙ – цвет, противоположный чёрному.

 

37.  БЕРВЬ

В современном русском языке слово полностью забыто и совершенно непонятно. В древнерусском языке: БЕРВЬ – плот; в малороссийском: БЕРВ – пень; в болгарском: БРЪВ – перекладина, мостик, брод; в словенском языке: BRV – мостик, скамья, банка (в лодке); в чешском языке: BŘEV (BŘVI – родительный падеж) – перекладина, мостик.

По мнению Фасмера, слово является однокоренным по отношению к слову БРЕВНО (смотрим статью) и его нужно принимать во внимание при установлении этимологии слова БРЕВНО по той причине, что это слово – первично, а БРЕВНО, якобы, есть производное от него (слово-то более длинное!).

Рассуждение Фасмера не может быть признано правильным.

Рассудим так: БРЕВНО – это срубленный ствол дерева с отсечёнными веткам, а какое общее значение вырисовывается у славянских слов, однокоренных древнерусскому БЕРВЬ? Только в одном малороссийском языке – это пень, а во всех остальных – это нечто обработанное: доска или нечто похожее на доску. Конечно, плот может быть сделан и не из досок, а из круглых брёвен, но в любом случае – это продуманная конструкция из стволов, а не срубленный ствол дерева, который ещё неизвестно как будет использован (может быть, его просто порубят на дрова!).

Предлагаю рассмотреть заведомо неправильную конструкцию:

BhR + WJ = переносимое + дерево.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-wi.

Можно ли допустить, что существовала среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней, столь похожая на то, что мы видим в статье БРЕВНО?

Да, можно, если допустить, что это – проявление древних диалектов. Поскольку славянские языки образовались от слияния двух индоевропейских ветвей (праславянской и италийской), то можно было бы предположить, что одна из этих конструкций праславянская, а другая – италийская. Почему бы нет?

Мне всё же представляется, что такого не могло быть, и я предлагаю другую конструкцию:

RBh + WJ = обработанное зубилом + дерево.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  rebh-wi.

В дальнейшем происходит метатеза по аналогии со словом БРЕВНО в его дославянском звучании: rebh- > bher-.

Первоначальное значение: ствол срубленного дерева, обработанный инструментами.

 

38.  БЕРЕГ

Общеславянское слово. В древнерусском языке: БЕРЕГЪ; в старославянском: БРѢГЪ – берег и склон. Довольно необычные формы видим в верхне- и нижнелужицком языках: BRJÓH и BRJOG. Болгарское слово БРЯГ – лишь незначительно отличается по звучанию от слова старославянского. У белорусов: БЕРАГ; у малороссов: БЕРЕГ и БЕРIГ; у чехов: BŘEH; у словаков; BREH; у поляков: BRZEG; у македонцев: БРЕГ; у сербов: БРИJЕГ; у словенцев: BREG.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + RGh = с ценным подношением + к Высшим Силам.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-rgh.

Первоначальное значение: то место, куда приходят с дарами, чтобы совершить жертвоприношение реке. Возможно, с самого начала имелось в виду только высокое место, откуда легче сбрасывать в реку свои дары, но, возможно, значение высокий берег пришло позже, однако то, что такое дополнительное значение на какое-то время появилось в некоторых индоевропейских диалектах – это представляется несомненным.

Слово замечательно тем, что претендует на звание общеиндоевропейского. Это редчайший случай, когда среднеиндоевропейская конструкция из двух биконсонсонантных корней стала достоянием всего индоевропейского мира.

Из вышесказанного можно сделать два вывода:

1) конструкция возникла в самом начале Среднеиндоевропейского периода;

2) к этому времени у индоевропейцев уже было развито особое поклонение рекам и воде.

Современное русское значение: БЕРЕГ – полоса суши вдоль любого водоёма (реки, озера, моря).

 

39.  БЕРЕГУ, БЕРЕЖЛИВЫЙ

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + RGw = ценный груз + обезопасить.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bher-rgw.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + GhX = с усилиями + боязливо.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bher-gha.

Первоначальное значение: прятать что-либо, применяя для этого усилия и опасаясь за сохранность.

Первый из двух вариантов представляется более предпочтительным.

Современные значения слов БЕРЕГУ, СБЕРЕГАТЬ, БЕРЕЖЛИВЫЙ и т.д. означают в сущности то же самое: тщательное хранение чего-либо.

 

40.  БЕРЕГИНЯ (восточнославянское божество)

Предварительное условие: смотрим статью БОГИНЯ.

На древнерусском языке: БЕРЕГЫНЯ. В современном малороссийском языке произносится точно так же, хотя и записывается иначе: БЕРЕГИНЯ.

Возможно, во множественном числе слово употреблялось чаще, чем в единственном.

Никаких достоверных сведений об этом божестве не сохранилось, а всё то, что мы знаем о нём сейчас, – это всё домыслы, фантазии, предположения.

Из того, о чём можно говорить более-менее уверенно: это было некое божество женского пола, с непонятными для нас характеристиками. Особо замечу: слово БОГИНЯ изначально воспринималось как особо торжественное; а БЕРЕГИНЯ, как мне представляется, это было второстепенное божество. Скорее всего, и оно изначально было важным для славян, но затем утратило свой высокий статус. Божество отмечено только у восточных славян, но это не должно означать, что оно является специфически восточнославянским. Скорее всего, остальные славяне просто забыли его, что опять же укладывается в мою версию о том, что это божество с пониженным статусом.

Первый вариант: та, которая оберегает. Смотрим статью БЕРЕГУ.

Второй вариант: та, которая обитает на берегу водоёма (реки, озера). Иными словами: русалка, некая водяная нимфа. Смотрим статью БЕРЕГ.

Варианты первый и второй считаю в высшей степени несерьёзными и привожу их лишь для того, чтобы проиллюстрировать, сколь далеко могут зайти народная этимология и невежество.

Третий вариант:

BR + GhW = порицанием (в наш адрес) + благоговение (вызывает с нашей стороны).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: ber-ghu.

Первоначальное значение: божество, в чьи функции входит осуждать нас; злое божество, наводящее на нас страх. Имелось в виду божество мужского пола!

Позже божеству были приписаны признаки женщины (бурчащей, недовольной), после чего произошло сложение двух среднеиндоевропейских корней: описанного выше и того, которое показано в статье -ГЫНЯ (смотрим).

Переосмысление в духе того, что БЕРЕГЫНЯ – это та, которая бережёт, внесло путаницу в народные представления об этом божестве. Это и есть причина того, что из всех славянских ветвей только в одной восточнославянской сохранились воспоминания об этом божестве, да и то смутные.

Современным значением слова БЕРЕГИНЯ следует считать такое: злой дух (в женском обличии). Фактически это исконно славянский антоним к слову БОГ.

 

41.  БЕРЕДИТЬ

Первый вариант: глагол БЕРЕДИТЬ гипотетически произошёл из глагола ОБВЕРЕДИТЬ (смотрим статью ВРЕД).

Второй вариант (в качестве неуверенного предположения):

BhR + DhW = обременять (больное место) + легкомысленно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-dhu.

В современном русском языке глагол употребляется только в выражении БЕРЕДИТЬ рану – то есть тревожить ненужными прикосновениями больное место.

 

42.  БЕРЕСКЛЕТ (растение)

Обращают на себя внимание две особенности:

1) Это ядовитое почти во всех своих разновидностях растение, и, стало быть, название его должно непременно содержать в себе угрозу, осуждение или предостережение.

2) Это растение имеет настолько много разных названий, что определить, какое из них является исконным – весьма нелегко. Вот лишь некоторые из вариантов: бересклет, бересклед, мересклет, бересбрек, бересдрень, брусклен, брусклет, бружмель, вересклед (аналогия со словом ВЕРЕСК). В малороссийском языке и в русских диалектах видим слово БРУСЛИНА (аналогия со словами БРУСНИКА и МАЛИНА), в чешском языке: BRSLEN. И это только слова, производящие впечатление однокоренных, а ведь есть ещё и совершенно непохожие названия!

Во всех перечисленных словах хорошо просматривается биконсонантный корень BhR со значением тяжесть, бремя. Очень сильное впечатление производит диалектное слово МЕРЕСКЛЕТ, где мы наблюдаем биконсонантный корень MR со значением смерть. Отсюда вывод: всё многообразие похожих друг на друга слов для обозначения этого растения сводится к дилемме:

– либо биконсонантный корень BhR,

– либо биконсонантный корень MR.

Если принять за основу BhR, то значение получается таким: растение, которое обременяет нас своими опасными свойствами.

Если принять за основу MR, то значение получается таким: растение, которое таит в себе смерть. Глубоко убеждён в правильности именно этого варианта. Фонетическая сторона дела не должна настораживать: смотрим статью БЛИН, где видим: m > b. У славян случались и обратные процессы: b > m.

Очевидно, что отношение славян к растению было связано с какими-то поверьями и табуизмами, отсюда и такой сильный разнобой в названиях, не позволяющий определить в точности его древнюю форму. На правах неуверенного предположения выдвигаю такую конструкцию:

MR + SK + LT = смертельно + наносящее удар + как бы.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  mer-sk-let.

Современное значение: ядовитое растение Euónymus.

 

43.  БЕРЁЗА (растительность)

Современное значение русского слова БЕРЁЗА: известное лиственное дерево с корою белого цвета.

В белорусском: БЯРÓЗА; в малороссийском языке: БЕРÉЗА; в болгарском, македонском и сербском: БРЕЗА; в словенском и в словацком: BREZA; в чешском: BŘÍZA; в польском: BRZOZA; в верхнелужицком: BRĚZA; в нижнелужицком: BRJAZA.

В литовском: BERŽAS; в латышском: BERZS.

В осетинском: БÆРЗ.

Во всех германских языках – тот же корень: BIRK-, BJIRK-, BJÖRK-, BERK-, BIRCH-…

Считаю, что слово имеет протославянское происхождение. Протославянская эпоха – это вторая половина и окончание Среднеиндоевропейского периода, когда до разделения индоевропейских диалектов на кентум и сатэм было ещё очень далеко. Германцы получили это слово во времена племенного союза предков германцев, славян и летто-литовцев. В другие сатэмные языки слово попадало либо от протославян, либо от праславян, то есть речь идёт о значительном временном отрезке.

Среднеиндоевропейская и одновременно протославянская конструкция могла выглядеть только так и никак иначе:

BhX + XjR + GjXj = белый цвет + тщательно выделяется (нами) + среди растущего (в целях лучшей ориентировки).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bha-er-g’e.

В дальнейшем: bhaerg’e > bherg’e > berz- > БЕРЕЗА – древнерусская форма слова.

Первоначальное значение: БЕРЁЗА – это дерево с белым стволом, который служит нам хорошим ориентиром на фоне других растений.

 

44.  БЕРЛОГА

Общеславянское слово. В древнерусском языке: БЬРЛОГА; в малороссийском языке: БАРЛIГ – заимствование из польского языка, подвергнутое малороссийской переработке; в белорусском: БЕРЛОГА; в болгарском: БЪРЛОГА; в польском: BARŁÓG. в верхнелужицком: BORŁO – существительное среднего рода! В остальных славянских языках слово переосмыслено: в сербском языке: БРЛОГ – логово; в чешском языке: BRLOH – логово, хибара; в нижнелужицком: BARŁOG – соломенная подстилка.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

BR + LGh = бурча (хрипя) + лежит.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  ber-legh.

В дальнейшем: berlegh > berlogh-.

Первоначальное значение: БЕРЛОГА – логово, в котором лежит угрожающе бурчащий во сне медведь.

 

45.  БЕС

На древнерусском и старославянском языках: БѢСЪ – одно и то же написание при разном произношении. В малороссийском языке: БIС; в словенском BES; в сербском: БИJЕС – ярость (сравним с русским словом БЕШЕНСТВО – то, что идёт от БЕСА); в чешском: BĚS; в польском: BIES (из более древней строго закономерной формы BIAS).

В жемайтском языке: BIESOS, что представляется заимствованием из славянского языка, а не исконным летто-литовским словом.

По поводу первого согласного вопрос ставится так: [bh] или [b]? Основания для таких сомнений есть, ибо биконсонантный корень BhXw мог означать идею боязни, а кроме того, были биконсонантные корни BX – бубнить, злобствовать, BXw – запугивать и BJ – сигнал тревоги об опасности или о нападении на нас врагов.

В корне рассматриваемого слова был один из двух дифтоногов – aj или oj (хотя можно допустить и ej). После этого дифтонга у славян не мог сохраниться реликтовый спирант [s], ибо в этой позиции s > x. Если всё-таки в этой позиции существует на данный момент общеславянский спирант [s], то это может означать только одно: s < k’ – обычный сатэмный фонетический процесс. Стало быть, возникает впечатление о древнем корне bhajk’/bhojk’ или bajk’/bojk’.

И, тем не менее, в науке существует мнение, что здесь был реликтовый спирант [s]!

Я бы отнёсся к этому мнению с полным пренебрежением, если бы оно не сопровождалось одним доводом: якобы было не [s], а ts < ds. И, якобы, это меняет всё дело. Я не уверен в том, что это справедливое суждение, однако такую версию всё же отрабатываю. Она выглядит так:

BhXw + JDh + SXw = боюсь + в убежище + (даже и) ограждённом.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bho-idh-so.

В дальнейшем: bhoidhso > bojdso > bojtso > БѢСЪ.

Трудным местом мне здесь представляется эпизод: ds > s. Хотя утверждать, что такой процесс невозможен, я бы не стал. Кроме того: ни малейшей ценности не имеют все утверждения о том, что это, якобы, общеиндоевропейское слово и оно имеет какие-то соответствия в различных индоевропейских ветвях.

Это был первый вариант.

Теперь – второй вариант, в котором: s < k’.

BXw + JK + KjW = злобно бубнит + причитая + словно собака (злая).

Немного иное толкование: … = злобно бубнит + причитая + со светящимися во тьме глазами (как у собаки).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bo-ik-k’u и bo-ik-k’ew.

В дальнейшем корень закономерно развивался по двум параллельным цепочкам, каждая из которых не прервалась, а благополучно дошла до наших дней:

1) boikk’u > boik’u > … > bēsu- > БѢСЪ;

2) boikk’ew > boik’ow > bēsow- > БѢСОВ-.

На деле это означает, что в современном русском слове БЕСОВСКИЙ мы можем выделить исторический корень БЕСОВ-, хотя, с точки зрения современного русского языка, нам кажется, что это корень БЕС- и суффикс -ОВ.

Первоначальное значение: некое злое существо, скорее всего, похожее на обезьяну. Вполне возможно, что индоевропейцы, будучи северным народом, соприкоснулись однажды с этим животным с помощью, обмена, торговли или дальних путешествий.

Современное значение: дьявол, чёрт, нечистая сила.

 

46.  БЕСЕДА

На древнерусском и старославянском языках: БЕСѢДА.

BX + JKj + XjD = разговор + приятный + в пути.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  ba-jk’-ed.

Затем: bajk’ed > bēsed-. Далее последовало переосмысление примерно в таком духе: БЕЗСЕДА > БЕССЕДА – разговор, когда якобы не сидят, а движутся, пребывая в пути.

Первоначальное значение: приятный разговор с попутчиком.

Современное значение: БЕСЕДА – любой приятный или обычный разговор.

 

47.  БЕСКИДЫ (горы)

Современное значение: система горных хребтов в северной и западной частях Карпат, расположенная в пределах Польши, Малороссии, Словакии и Чехии.

На малороссийском языке: БЕСКИДИ; на польском BESKIDY; на чешском: BESKYDY. Предположительный вид этого слова на древнерусском языке: БЕСКЫДЫ – то же самое, что и в малороссийском языке, но в другом написании.

Характерною чертою этих гор, являются округлые и безлесые горные вершины – притом, что склоны гор там везде покрыты густым лесом.

BhS + SKw + WD = от палящего солнца + в сооружении + укрываемся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhes-skwe-wdh.

В дальнейшем: bhesskweudh > bheskwūdh > beskūd > БЕСКЫД-.

Первоначальное значение: название одной из горных вершин, на которой был сделан временный навес, защишающий от яркого солнца пастухов и путешественников. Скорее всего, навес был лёгким и сделан был на одно лето. Название «Та самая гора, которая с навесом от солнца» было придумано в это же самое время.

 

48.  БИВЕНЬ

Первый вариант: БИВЕНЬ – то, что бьёт. Так же, как и в случаях: ЛИТЬ – ЛИВЕНЬ; БИТЬ – БИВЕНЬ, СТАВИТЬ – СТАВЕНЬ.

Второй вариант:

BhJ + JW + JN = ценное имущество + при обмене (справедливом) + за получаемую женщину.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhi-iw-in.

Современное русское слово БИВЕНЬ с беглым гласным во втором слоге получается из приведённой конструкции с совершенно поразительною точностью. Непонятным остаётся только мягкость последнего согласного, но и её можно легко объяснить аналогиями с другими похожими словами (СТАВЕНЬ, ЛИВЕНЬ…).

Первоначальное значение: БИВЕНЬ (мамонта) – это такой ценный товар, которым расплачиваются при выкупе женщины из другого племени.

Не настаиваю ни на одном из вариантов.

 

49.  БИТВА

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhXw + XJ + TW = с боем + атакуем + твёрдыми предметами (палицами).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bho-ai-twe.

Сочетание трёх гласных подряд было невозможно во всех индоевропейских диалектах и всегда заменялось на один долгий гласный. В данном случае было так: oai > ī, что и может объяснить современное звучание русского слова БИТВА (вовсе не факт, что это на самом деле так и было!).

Первоначальное значение: сражение с помощью тяжёлого оружия (палиц).

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BJ + TW = нападение на нас + с палицами.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bi-twe.

Оба варианта представляются убедительными. Вполне возможно, что они оба и существовали на самом деле, а потом из-за сходства звучания и значения слились воедино.

Современное значение: БИТВА – любое сражение.

 

50.  БИТЬ, БОЙ

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhXw + XJ = с боем + атаковать.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bho-ai, bho-aj.

В дальнейшем выделяются два фонетических варианта, от которых образуются два известных славянских и русских корня: bhoi > bhī > БИ-  и  bhoj > БОЙ-.

Первоначальное значение: нападать, бой.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

Биконсонантный корень BJ из Дополнительного списка. Значение: нападение врагов.

Среднеиндоевропейское произношение: bi, bej.

Современные русские корни БИ- и БОЙ- могут происходить и от этого биконсонантного корня.

В смысле фонетической достоверности, оба варианта абсолютно равноценны.

Современные значения примерно те же самые: БИТЬ, БОЙ.

 

51.  БИЧ

На правах предположения:

BJ + TJ = нападать + чтобы помнил (тот, на кого напали).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bi-tje.

В дальнейшем: tj > č – закономерно.

Первоначальное значение: пороть плёткою в целях назидания.

Можно также допустить, что слово БИЧ произошло от глагола БИТЬ. Похожие примеры: ТЯГАТЬ – ТЯГАЧ (то, что тянет), ДРАТЬ – ДРАЧ (тот, кто дерёт, то есть живодёр). В таком случае: БИТЬ – БИЧ (то, что бьёт).

Современное значение: БИЧ – плеть.

 

52.  БЛАГО, БЛАГОЙ, БОЛОГО (устарелая форма), БОЛОГОЕ (город)

BhX + LG = божественное + в нашей тяжёлой жизни.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-lg.

Первоначальное значение: ситуация, когда в нашу тяжёлую жизнь приходит просветление. Биконсонантный корень BhX в первую очередь означает идею яркого света и только во вторую очередь – это нечто божественное, чудесное. Биконсонантный корень LG означает тяготы повседневной жизни.

Современное значение: БЛАГО – счастье, нечто хорошее, положительное. БЛАГО – старославянское слово, древнерусское БОЛОГО вышло из употребления.

 

53.  БЛАГОУХАТЬ

Поскольку слово БЛАГО исследуется в отдельной статье словаря, сейчас  рассматриваем только старославянское слово ѪХАТИ – благоухать. В современном русском языке такого глагола в чистом виде нет; есть лишь глагол БЛАГОУХАТЬ и существительное БЛАГОУХАНИЕ. Всё это суть слова старославянского происхождения, но все элементы старославянского языка в составе современного русского приравниваются к исконно русским – такова моя установка.

Рассматривается этимология только древнего корня ѪХ-. Считаю этот случай простым:

WN + KX = жрецами + при воспевании.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: wen-kx, un-kx.

В дальнейшем: unkx > unx > õnx > ѪХ- > УХ-.

Первоначальное значение: благовоние, применяемое в ритуальных целях жрецами.

 

54.  БЛАЗЕНЬ

Устарелое слово со значениями простофиля, шалун, шутник. В малороссийском языке: БЛÁЗЕНЬ – дурак. В старославянском языке: БЛАЗНЪ – ошибка. В польском языке: BŁAZEN – шут, дурак; BŁAŹNIĆ – дурачить, сбивать с толку. В верхнелужицком и нижнелужицком языках: BŁAZEN и BŁAZAN – дурак; в чешском: BLÁZN – дурак, BLÁZNITI – дурачить. Кроме того, в старославянском языке: БЛАЗНИТИ – искушать, сердить; в современном русском языке: СОБЛАЗНЯТЬ – заманивать ложными обещаниями, завлекать. Также в сербском языке: БЛÁЗНИТИ – льстить, ласкать.

Подводя итог всему показанному выше, следует задаться вопросом: что считать основным значением для рассматриваемого славянского корня? Мне представляются такие ответы на этот вопрос:

умышленное введение в заблуждение или самообман;

– тот, кто позволяет, чтобы его обманули, или тот, кто подвержен самообману.

Все остальные значения и оттенки значений я нахожу второстепенными, более поздними и несущественными.

BhL + XwK + GjN = в болезненном состоянии + предвидение + знает.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhl-ok-g’en.

В дальнейшем: bhlokg’en > bhlōg’en > БЛАЗЕН-. Причина удлинения гласного во втором звене цепочки: kg’ > g’g’ > g’. Если два согласных сокращаются до одного (а удвоенные согласные у предков славян были под запретом), то предыдущий гласный удлиняется. Кроме того, при переходе в славянское состояние: ō > а. Таким образом, всё было строго закономерно.

Первоначальное значение: тот, кто, пребывая в состоянии болезненного психического возбуждения, умеет предвидеть будущее. В дальнейшем появилось такие переосмысления: тот, кто делает вид, что умеет предвидеть будущее, но, на самом деле, не умеет или даже занимается обманом; тот, кто кривляется; тот, у кого нет ума.

 

55.  БЛЕВАТЬ

BhX + LW = белое + высвобождать.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-lew.

Современное значение: БЛЕВАТЬ – отрыгивать.

 

56.  БЛЕДНЫЙ, БЛЕДНЕТЬ

Древнерусский корень: БЛѢД-.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhL + JDh = больной + в убежище.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhle-idh.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней  (крайне маловероятный):

BJ + JDh = напуганный опасностью + в убежище.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bje-idh.

В дальнейшем: bj > bl’ – закономерно.

Второй вариант совершенно не годится, но я привожу его лишь из формальных соображений. С фонетической точки зрения – он так же безупречен, как и первый.

Современное значение: БЛЕДНЫЙ – если речь идёт о человеке Белой расы, то имеется в виду болезненный цвет лица, лишённый румянца; если речь идёт о неодушевлённом предмете, то имеется в виду слабая выраженность любого цвета – например, БЛЕДНО-зелёный.

 

57.  БЛЕСК

Современное значение русского слова: БЛЕСК – нечто излучающее или отражающее свет и потому заметное.

На древнерусском языке: БЛѢСКЪ – в два слога.

В белорусском: БЛЯСК – взято из польского языка; в малороссийском: БЛИСК; в болгарском: БЛЯСЪК; в сербском: БЛИJЕСАК; в словенском: BLESK; в польском: BLASK; в верхнелужицком: BLĚSK; в чешском и в словацком: BLESK – молния.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhL + XJ + SK = пузыри воды + как металл + блестят.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhl-aj-sk.

На правах нерешительного предположения, выдвигаю и такую версию:

BhJ + SK = добыча + отсечённая (захваченная в бою).

Среднеиндоевропейское звучание: bhje-sk.

В дальнейшем: bhje > bl’e – по славянским фонетическим законам.

 

58.  БЛЕЯТЬ

Трудный случай. Убеждён в том, что здесь изначально было два совершенно разных слова, которые позже совпали в одном. Обращаю внимание на древнерусский облик этого слова: БЛѢЯТИ.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней по первому слову:

BXj + LJ = баран + обездвиженный (скорее всего, связанный нами).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  be-lej.

В дальнейшем должно было бы получиться так: belej > beloj > БЕЛѢ-, чего мы не наблюдаем в действительности.

Первоначальное значение: звуки, которые издаёт баран, скованный в своих движениях и пытающийся вырваться.

Очень сильным доводом в пользу предположения о такой конструкции служит биконсонантный корень BXj (5-й номер в Основном списке) со значениями: баран, издавать бараньи звуки, блеять.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней по второму слову:

BhL + XwJ = болезненно + возбуждённый.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhl-oj.

В дальнейшем: БЛѢ- – строго закономерно.

В этом случае возможен ещё какой-то третий биконсонантный корень, но какой именно – сказать уверенно нельзя. Впрочем, это не очень важно для данного исследования.

Первоначальное значение: кричать из-за сильной болезни.

В пользу предположения о показанной выше конструкции говорят такие два факта: средневерхненемецкое слово BLӔJEN (блеять), если оно, конечно, не славянского происхождения, а чисто германского, имело на прагерманском этапе только и только звук [bh]. На этот же самый звук указывает и латинское слово FLĒRE (плакать). Эти два довода представляются мне важными.

Совпадение обоих праславянских слов могло произойти только после того, как в языке праславян исчезло различие между звуками [b] и [bh], которое привело к одному-единственному [b]. Значение, в конце концов, получилось таким: издавать звуки, свойственные баранам, каковое сохраняется в современном русском глаголе БЛЕЯТЬ и по сей день.

Если говорить о моих сомнениях по поводу двух разных слов, наложенных затем одно на другое (это обычное явление), то я скорее готов отказаться от второго из них, нежели от первого.

 

59.  БЛИЗ, БЛИЗКИЙ

BhL + JGj = (чтобы) больному + дотянуться.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhl-ig’.

Первоначальное значение: нужно положить близко, чтобы больной смог самостоятельно дотянуться.

Современное значение: БЛИЗКО – то, что находится рядом, под боком, недалеко.

 

60.  БЛИН

Современное значение русского слова БЛИН: тонкая лепёшка, сделанная из теста и испечённая на сковороде.

В древнерусском языке: МЛИНЪ и БЛИНЪ; оба слова произносились в два слога.

В белорусском языке: БЛIН; в малороссийском: БЛИН; в болгарском: МЛИН; в сербском: МЛИНАЦ; в словенском: MLINEC; в верхнелужицком: BLINC, MLINC; в нижнелужицком: MLYŃC.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

ML + LJ + NXw = молотое + ставшее липким + нам на пользу.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: mel-li-no, ml-li-no.

Позже, уже на славянском этапе, происходит дисконтактная диссимиляция: m > b. То есть: расподобление; два сонорных носовых звука – [m]  и  [n] – делаются менее схожими по звучанию за счёт перехода первого губного сонорного в категорию губных смычных.

Первоначальное значение: то, что помолото и стало после этого липким (тесто) и одновременно – то, что полезно для нас (вкусно, питательно). Иными словами, БЛИН (МЛИН) – это еда, сделанная из теста и полезная для нас.

 

61.  БЛОХА

В древнерусском языке: БЛЪХА́. В старославянском и в современном болгарском: БЪЛХА́. В словенском языке: BOLHA; в сербском: БУХА; в чешском и в словацком: BLCHA; в польском: PCHŁA; в обоих лужицких: PCHA.

В литовском языке: BLUSÀ; в латышском: BLUSA (различаются ударениями).

В венгерском языке: BOLHА́ – заимствование из славянских языков. Скорее всего, это слово словенского происхождения.

В противоречии со всеми показанными выше славянскими и летто-литовскими формами находятся малороссийское слово БЛИХА́ и белорусское БЛЫХА́, которые предполагают дославянскую форму blūsā, вместо blusā, от которой ведут свою родословную остальные упомянутые выше слова.

Среднеиндоевропейская конструкция:

BhL + WS + SXw = болезнетворное + мелкое насекомое + скачущее (сильно).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhl-us-sō.

В дальнейшем: bhlussō > blusō  и  blūsō. Позже: 1) blusō > БЛЪХА́ (БЪЛХА́ – в старославянском языке) и  2) blūsō > БЛЫХА́ – малороссийский и белорусский варианты. Оба варианта – строго закономерны, но второй вариант отражает ещё и древнюю дославянскую традицию непременно удлинять гласный, если после него исчез согласный. А здесь именно так и было: uss > ūs. Именно этот вариант и является лишним доказательством того, что приведённая выше конструкция абсолютно правильна.

Современное значение: БЛОХА – вредное насекомое.

 

62.  БЛУД, БЛУДИТЬ, БЛУЖДАТЬ

Современное русское значение существительного БЛУД – развратный образ жизни. Глагол БЛУДИ́ТЬ – вести развратный образ жизни; глагол БЛУЖДА́ТЬ – растерянно двигаться в пространстве, не зная правильной дороги.

В старославянском языке: БЛѪДЪ – в два слога и с носовым гласным в корне; в белорусском и в малороссийском: БЛУД; в сербском: БЛУД; в словенском: BLOD – ошибка; в чешском: BLUD – заблуждение; в польском: BŁĄD (BŁĘDU – родительный падеж) – с разными носовыми гласными в разных падежах; в верхнелужицком: BŁUD – заблуждение; в нижнелужицком: BŁUD – блуждающий огонёк. За образец берутся две формы – старославянская и польская.

В старославянском: БЛѪДИТИ – блудить; в белорусском: ЗАБЛУДЗÍЦЦА – заблудиться; в малороссийском: БЛУДИ́ТИ; в болгарском: БЛЪДЯ; в сербском: БЛУ́ДИТИ; в словенском: BLODITI – заблуждаться, ошибаться; в польском: BŁĄDZIĆ – блуждать; в верхнелужицком: BŁUDZIĆ – блуждать; в нижнелужицком: BŁUDZIŚ – блуждать. За образец опять же берутся две формы – старославянская и польская.

Среднеиндоевропейская конструкция, которая сможет объяснить почти все приведённые выше примеры, мне представляется такою:

BhL + XwN + NDh = болезненно + в темноте + заблудившись.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhl-on-ndh.

Первоначальное значение: будучи больным, потеряться в тёмном пространстве. Иными словами описывается бедственное положение, когда человек оказывается на грани жизни и смерти.

В литовском языке: BLANDAS – хмурость; помрачение взора, ума; BLANDYTIS – хмуриться, блуждать.

Здесь, возможно, и была та же самая конструкция, но я вполне допускаю, что всё было несколько иначе:

BhL + MD = болея + сомневаюсь, что достигну цели.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhle-mde.

В исландском: BLINDUR – слепой; BLINDA – слепота, ослепление. В шведском: BLIND – слепой. Есть и другие похожие примеры из германских языков всех трёх ветвей германского мира. Считаю это всё заимствованием либо от предков славян, либо от предков литовцев.

 

63.  БЛЮДУ, БЛЮСТИ

BJ + WD = на случай нападения + прячу.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bje-wd.

В дальнейшем: bjewd > bjoud > БЛЮД- – строго закономерно.

Современное значение: БЛЮДУ – соблюдаю строгие правила для сохранения чего-либо ценного (например, чести).

 

64.  … {bl’ad’}

Современное русское значение: развратная женщина. Поскольку слово считается в высшей степени оскорбительным, то мы вправе приписывать ему ещё и такое дополнительное значение: очень сурово осуждаемая в обществе женщина; презираемая и ненавидимая женщина.

В старославянском языке: БЛѦДЬ – в два слога и с носовым гласным в первом слоге. Именно это слово и следует взять для этимологического исследования в качестве образцового славянского, потому что в древнерусском слове носового звука в этом случае не было – он уже к этому времени утратился у восточных славян.

В белорусском языке: {bladz’} ; в малороссийском: {blad’}; в чешском: междометие BLE! означает отвращение или возмущение.

Считаю, что в данном случае произошло смысловое сближение со словом БЛУД (смотрим статью). Никакого чередования гласных blud-/bl’ad- здесь на самом деле не было. Чередования гласных это очень редкое явление в славянских языках, и разбрасываться такими заявлениями нельзя. Здесь было просто два похожих корня, которые со временем стали восприниматься на слух как нечто единое или близкое. Точное название этого явления: контаминация – наложение друг на друга двух или нескольких близких по смыслу и по звучанию корней.

BhJ + JN + DJ = при нападении + женщину + высматриваю (для себя).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhi-jen-di.

В дальнейшем: bhijendi > bhjendi > bl’endi- > БЛѦДЬ – всё строго закономерно и безукоризненно точно! Главный фонетический эпизод, который я здесь особо выделяю, выглядит так: bj > bl’. Это же самое славянское правило действует и в таких случаях: pj > pl’; mj > ml’; wj > vl’.

Первоначальное значение: та женщина, которую я высматриваю для себя, совершая нападение на вражеское поселение; захватываемая в плен женщина. Иными словами: это несчастная женщина, к которой применена сила.

Позже происходит смысловой переход к такому значению: развратная женщина, которая как бы заблудилась в этой жизни, сама не ведает, что творит, и т.п. Произошло это по аналогии с корнем БЛУД- (смотрим статью).

 

65.  БОБ

Современное значение русского слова БОБ: плод известного съедобного растения.

В белорусском языке: БОБ; в малороссийском: БIБ; в болгарском: БОБ; в сербском: БОБ; в словенском: BOB; в чешском и в словацком: BOB; в польском: BÓB; в обоих лужицких: BOB.

В латинском: FABA < bhabha, ибо действует закон: bh > f – в начале слова и bh > b – в середине слова.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней для всех славянских слов и для слова латинского:

BhX + BhX = белые + белые.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bha-bha; оба слога – без долготы.

В дальнейшем: bha > bo – закономерно.

Первоначальное значение: плоды белого цвета.

 

66.  БОБР, БОБЁР

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhJ + BhR = ценное + то, что носят на себе.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhi-bher.

В дальнейшем: переход от древнего bhi к современному БО- возможен только по аналогии с каким-то другим словом, которому приписывалось сходство в значении. Это мог быть корень ДОБР-.

Первоначальное значение: драгоценная шкура, которую носят на себе в качестве одежды. Скорее всего, имелся в виду только воротник.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней (спорный):

XwBh + BhR = пышно разросшееся + добываемое (нами на охоте).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  obh-bher.

Далее: obhbher > bhobher – метатеза, но очень уж необычная.

Современное значение: БОБР – известное речное животное с дорогим мехом.

 

67.  БОГ

Современное понимание слова БОГ в русском языке: некое Высшее Существо, управляющее Мирозданием.

В современном русском литературном языке: БОГ [бох], БОГА [бóγа] или [бóɦа]; талантливые артисты, выдающиеся политические и общественные деятели произносят только так. Произношение [бок], [бóга] считается безграмотным и даже кощунственным – говоря так, русский человек сразу же обозначает свой невысокий статус.

В древнерусском языке: БОГЪ [бóγъ].

В старославянском языке: БОГЪ [бóгъ].

В языках белорусском, русинском, болгарском, македонском и сербском: БОГ – при различном произношении последнего согласного (не менее трёх разных способов!); в малороссийских диалектах: БIГ и БОГ; в словенском: BOG; в польском: BÓG; в чешском: BŮH; в словацком: BOH; в верхнелужицком: BÓH; в нижнелужицком: BOG.

На то, что в создании этого слова участвовал биконсонантный корень BhX, указывал ещё Н.Д. Андреев. Тем не менее, назвать второй биконсонантный корень – он не рискнул, и это сделаю я.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhX + GwX = с торжественным провозглашением + являющийся (к нам).

В Среднеиндоевропейскую эпоху эта конструкция произносилась так: bha-gwa.

В дальнейшем: bha > bo – закономерно для праславян.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhX + GhW = перед торжественно говорящим + благоговеем.

Среднеиндоевропейское произношение: bha-ghu.

В дальнейшем: bha > bo.

Оба варианта подразумевают одно и то же значение: некий человек, говорящий от имени бога или убедительно рассказывающий о нём. Позже возникают представления о том, что этот человек и был богом.

Между тем, для первой версии допустимо и такое толкование: в сиянии являющийся. Иными словами: тот, кто приходит к нам и при этом сияет. Если конструкцию BhX + GwX истолковать именно так, то это означает, что она описывает именно бога, а не человека, который говорит от имени бога. По поводу толкования первой конструкции можно и поспорить, но я глубоко убеждён в том, что всего конструкций было две, а именно: BhX + GwX и BhX + GhW. Одна из этих конструкций принадлежала одному индоевропейскому диалекту, другая – другому. При формировании славянского языка обе оказались вовлечены в это языковое пространство. На каком-то этапе произошла то ли контаминация, когда два похожих по звучанию и смыслу корня сливаются в один, то ли имело место столкновение двух омонимов, при котором один уничтожается, а другой сохраняется, что менее вероятно. Склоняюсь всё-таки к контаминации.

 

68.  БОГИНЯ

Слово БОГИНЯ (в древнерусском произношении БОГЫНЯ) следует понимать как сумму двух словообразующих элементов: БОГ + ГЫНЯ. Смотрим статьи: БОГ и -ГЫНЯ

Современное значение: женщина-бог, божество женского пола.

 

69.  БОДАТЬ

Современное значение русского глагола БОДА́ТЬ: совершать известное опасное действие рогами, если речь идёт о рогатом копытном животном.

Из-за славянского и летто-литовского правила d + t = st многие формы инфинитива этого глагола у славян и литовцев выглядят не совсем убедительно: БОСТИ – в старославянском языке; в литовском: BÈSTI – копать. Поэтому показываю только те формы этого глагола, в которых содержится корень БОД-/BOD-, а всеми остальными формами пренебрегаю.

В белорусском: БАДА́ЦЦА – бодаться; в малороссийском: БОДУ́ – бодаю; в болгарском: БОДА́ – бодаю; в сербском БОДЕМ – бодаю; в словенском: BODEM – бодаю; в чешском: BODU – бодаю; в польском: BODĘ – бодаю; в верхнелужцком: BODU – бодаю.

В литовском: BEDÙ – копаю; BADÝTI – колоть.

BhXw + DhXw = бодать + острым.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bho-dho.

Первоначальное значение: БОДАТЬ – совершать известное агрессивное действие рогами.

 

70.  БОДРИЧИ или ОБОДРИТЫ (этноним)

Западнославянское племя.

По версии БОДРИЧИ: потомки вождя по имени БОДР. Смотрим статью БОДРЫЙ.

По версии ОБОДРИТЫ: ставшие бодрыми, ставшие ободрёнными.

Правильна только одна из этих двух версий, вторая же образована по аналогии с другими похожими словами.

В самом деле: часть славянских племён получила свои названия от прозвищ своего прародителя, к которым добавлялся суффикс -ИЧ. Например: ВЕЛЕСИЧИ, ВЯТИЧИ, КРИВИЧИ, ЛЮТИЧИ, РАДИМИЧИ, РУСИЧИ, УЛИЧИ (смотрим статьи). Вполне возможно, что рассматриваемый этноним с самого начала имел иной способ образования, но позже слово было переосмыслено и подогнано под перечисленные выше образцы.

По второй версии, всё было наоборот: сначала было слово БОДРИЧИ, и лишь затем оно было переосмыслено, и название племени было подогнано под те этнонимы, которые имеют суффикс -ИТ, как например: ВАЙОНИТЫ, ВЕЛЕГИЗИТЫ, ВЕРЗИТЫ, ЭЗЕРИТЫ (смотрим статьи).

Мне представляется, что версия первоначального слова БОДРИЧИ – предпочтительнее.

 

71.  БОДРЫЙ

Современное значение русского прилагательного БОДРЫЙ: тот, у кого сочетаются прекрасное физическое состояние со столь же прекрасным настроением.

В древнерусском языке: БЪДРЪ – в два слога; в малороссийском языке: БÓДРИЙ; в сербском: БАДАР, а это означает, что в древности было БЪДЪРЪ – в три слога.

В языке старославянском видим в разных текстах два разных слова: БДЪРЪ и БЪЖДРЬ. Написание БДЪРЪ не соответствует славянским фонетическим законам, которые не разрешают такой последовательности согласных в первом из двух слогов этого слова, из чего следует вывод о неправильности древней записи. По поводу слова БЪЖДРЬ: возникают сомнения, что БЪДЪРЪ и БЪЖДРЬ – это вообще одно и то же слово! Если даже и считать это диалектными разногласиями, то и тогда придётся признать, что эти разногласия – очень древние, дославянские! И они очень уж велики. Вполне допускаю, что эти два слова имеют разное происхождение и лишь на более позднем этапе произошло их смысловое и фонетическое наложение друг на друга (контаминация).

В литовском языке: BUDRÙS – бодрый.

Этимология по древнерусскому слову БЪДРЪ и предположительному старославянскому и древнесербскому БЪДЪРЪ:

BhXw + DhR = резво + идущий по дороге.

Несколько иное толкование той же конструкции: …резво + волокущий тяжесть.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bho-dher.

В дальнейшем: bhodher > bhodhor > bodor > budur- > БЪДЪР- – по италийским фонетическим законам, но не по праславянским! Все италийские элементы в составе славянских языков приравниваются к исконно славянским.

На деле это означает, что предполагаемая древнесербская форма БЪДЪРЪ – это и есть самая точная славянская форма, которую следует принять за образец.

Данный этимологический словарь посвящён русскому языку, и все приведённые здесь материалы других славянских языков являются лишь подсобным материалом – таково предварительное условие. Старославянское слово БЪЖДРЬ не имеет отношения к истории русского языка, но рассмотреть его всё-таки нужно, чтобы снять все сомнения в правильности предыдущей этимологии. Форма БЪЖДРЬ – это либо ошибка древних переписчиков и такого слова никогда не было, либо такое слово всё же существовало, но оно имеет совершенно другое происхождение!

В этом последнем случае, можно предположить только такую среднеиндоевропейскую конструкцию:

BhW + DJ + RJ = пробуждаю + в тревоге + тряся (спящего).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhu-dje-ri.

В дальнейшем: bhudjeri > bhudjori > budjuri- > … > БЪЖДРЬ, что является закономерным опять же для италийского языка. а не для праславянского.

Первоначальное значения по обоим вариантам получается примерно таким: речь идёт о тревожном пробуждении.

 

72.  БОК

Современное значение русского слова БОК: правая или левая сторона тела или предмета.

В древнерусском и в старославянском языках: БОКЪ – в два слога.

Слово присутствует во всех без исключения современных славянских языках и почти у всех славян звучит одинаково. Исключение: малороссийское существительное БIК в формах именительного и винительного падежей единственного числа; в остальных падежах – корень БОК-.

BXw + KXw = выпуклое + сдавливаемое.

Иное толкование правой половины конструкции: … = выпуклое + пустое внутри.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bo-ko.

Первоначальное значение: некий выпуклый предмет – то ли мягкий на ощупь, то ли твёрдый. Возможно, имелся в виду мягкий бок человека или животного, а может быть, подразумевался предмет посуды – деревянный или глиняный. Определить точнее – нельзя, ибо BXw и KXw – это всё, что у нас есть.

 

73.  БОЛВАН

В древнерусском языке: БЪЛВАНЪ – грубое каменное или деревянное изваяние, которому поклонялись язычники. Именно это значение и следует считать самым главным. Все остальные значения в русском и в других славянских языках суть вторичны.

Современное значение в русском языке: БОЛВА́Н – бестолковый человек. В белорусском языке: БАЛВА́Н – деревянный столб в углу печи, столб, свая; в малороссийском: БОВВА́Н; в сербском: БÀЛВАН – идол, брус; в словенском: BALVAN, BOLVAN – идол, глыба; в чешском: BALVAN – ком, глыба; в польском BAŁWAN – большой камень, глыба.

В венгерском языке: BА́LVА́NY – идол; заимствование из славянских языков.

Трудность заключается в том, что нет ясности с первым слогом: то ли он звучал у славян в древности как БЪЛ-, то ли как БАЛ-. Тот факт, что в славянских диалектах было и то, и другое, представляется необычным. И этой необычности нужно найти какие-то объяснения.

Если допустить, что здесь была контаминация, то это объяснит всё, но это будет означать, что в Среднеиндоевропейскую эпоху рассматриваемому слову предшествовало не меньше двух разных конструкций, из которых затем образовались два разных слова. Позже эти два слова стали восприниматься как похожие по смыслу и звучанию и затем случилось их слияние, но в разных славянских диалектах этот процесс прошёл по-разному.

Первому слогу БЪЛ- должен был предшествовать биконсонантный корень BL, который означал идею чего-то большого или даже грандиозного и величественного. При переходе из Среднеиндоевропейской эпохи в Позднеиндоевропейскую этот биконсонантный корень претерпел следующие закономерные фонетические изменения: bel > bol > БЪЛ-.

Другой вариант первого слога: БАЛ-. В нём я усматриваю биконсонантный корень BhX, который имел среди всего прочего ещё и такие значения: торжественно провозглашать, заклинать (во время ритуала), идея бога и чего-то божественного. На Среднеиндоевропейском этапе и в начале этапа Позднеиндоевропейского биконсонантный корень BhX произносился так: [bhā] – с долгим гласным, что представляется очень важным. При переходе в славянское состояние произношение этого корня закономерно изменилось так: bhā > ba.

Считаю совершенно несомненным наличие в Среднеиндоевропейскую эпоху двух близких по смыслу конструкций, одна из которых начиналась на биконсонантный корень BL (нечто огромное), а другая – на биконсонантный корень BhX (нечто божественное).

Предположение о первой конструкции:

BL + WX + XN = очень большое + для ритуалов + воинских.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bel-wa-an.

Первоначальное значение: некий предмет (столб, жертвенный камень, изваяние, сооружение), служащий для воинских ритуалов.

Предположение о второй конструкции:

BhX + LW + XN = божественный + для людей + воин.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-lw-an.

Первоначальное значение: изваяние воина (деревянное или каменное), которому приписывались божественные свойства и который должен был оберегать людей, живущих возле этого изваяния. Иными словами: этому изваянию предписывалось быть сторожем, охранять от врагов или просто устрашать их своим грозным видом. Поскольку такому изваянию не всегда удавалось устрашить врага или предотвратить внезапное нападение, к нему со временем вырабатывалось насмешливое отношение: дескать, большой и устрашающий предмет стоит-стоит, а толку от него нет.

Общеславянскому разногласию по поводу первого слога в этом слове можно дать и такое объяснение: у некоторых славян слово было переосмыслено по аналогии со словом БАЛОВАТЬСЯ (смотрим статью). Получалось такое рассуждение: БОЛВАН – это некое БАЛОВСТВО, нечто несерьёзное. В русском языке такого переосмысления не произошло.

 

74.  БОЛГАРЫ, БУЛГАРЫ (этнонимы – славянский и тюркский)

Современный южнославянский народ БОЛГА́РЫ получил своё название от тюркоязычного племени БУЛГА́Р, на какое-то весьма недолгое время возобладавшего на территории нынешней Болгарии. В свою очередь, тюркоязычное племя получило своё название от индоевропейцев.

Вариантов этимологии – два. Оба почти полностью совпадают по смыслу, да и по звучанию – весьма близки.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

PL + DGw + XR = многочисленными + разжигался костёр (ритуальный) + арийский (в честь арийцев).

Среднеиндоевропейское произношение: pel-dgw-ar.

В дальнейшем: peldgwar > poldgwar > pulgar-.

Позже: регрессивная дисконтактная ассимиляция по звонкости: p > b, процесс необычный и редкий.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BL + DGw + XR = большими (могущественными) + разжигался костёр (ритуальный) + арийский (в честь арийцев).

Среднеиндоевропейское произношение: bel-dgw-ar.

В дальнейшем: beldgwar > boldgwar > bulgar-.

В фонетическом отношении, второй вариант производит чуть более благоприятное впечатление, чем первый, но это чисто внешнее впечатление, которому не стоит придавать особого значения, тем более, что в отношении смысловом намного более правдоподобным представляется как раз-таки первый вариант, а отнюдь не второй.

Первоначальное значение в развёрнутом пересказе получается таким: некое многочисленное (или могущественное, что одно и то же) племя вступило в племенной союз с арийцами (индоевропейцами) и ведёт свою новую родословную от того момента, когда у ритуального костра были произнесены нужные клятвы верности и сделаны подобающие жертвоприношения.

Следует отметить, что это было самым обычным названием для племени в понимании индоевропейцев Среднего периода. Ритуальный костёр, воспринимался всеми до такой степени грандиозным событием, что в дальнейшем считалось, что племя начало свою жизнь именно от него, и люди этого племени назывались людьми того памятного всем ритуального костра.

И теперь другой вопрос: какое именно племя вступило в племенной союз с арийцами – было ли оно индоевропейским или нет?

Могло быть так: индоевропейское племя вступило в союз с другими индоевропейцами на фоне неиндоевропейского окружения…

Но могло быть и иначе: неарийское племя вступило в союз с арийцами, и именно такой ответ на этот вопрос я и считаю верным.

 

75.  БОЛЕЗНЬ

Современное значение русского слова БОЛÉЗНЬ – нарушение жизнедеятельности организма. В старославянском и в древнерусском языке: БОЛѢЗНЬ – в три слога и при различном произношении буквы «Ѣ». Таким образом, современное русское слово имеет старославянское происхождение. Поскольку современный русский язык происходит от слияния древнерусского со старославянским, всё старославянское в составе современного русского языка я приравниваю к исконно русскому.

Во всём современном Славянском мире похожее слово обнаруживается лишь в одном словенском языке: BOLEZEN. Языки болгарский и македонский, которые произошли от старославянского, утратили это слово (БОЛЕСТ – в языках болгарском, македонском и сербском).

Недопустимо предположение о том, что здесь имеет место суффикс -ЕЗНЬ (-ѢЗНЬ). Здесь нет никакого суффикса, ибо суффиксом может считаться только то, что хотя бы несколько раз повторяется с таким же значением в других словах.

При работе с установлением этимологии рассматриваемого слова у меня возникло несколько довольно правдоподобных предположений. Тем не менее, среднеиндоевропейская конструкция здесь, как я считаю, просматривается только одна, и остальные конструкции я решил не показывать.

BhL + LG + GhjN = при болезни + беду + ощущаю.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhel-leg-gh’en.

Первоначальное значение: ощущение несчастья, которое испытывает заболевший человек.

 

76.  БОЛОНА (растительность)

Современное значение русского слова БОЛОНА́: болезненный нарост на дереве. Форма винительного падежа единственного числа: БÓЛОНУ. Кроме того: БÓЛОНЬ – верхний слой, верхняя кора дерева.

В малороссийском языке: БОЛÓНА – плёнка, кожица; в белорусском: БАЛÓНА; в словенском: BLANA – плёнка, пергамент; в чешском: BLА́NA – кожа; в польском: BŁONA – плёнка, тонкая кожица.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhL + NX = болезненное + пахнущее.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bhel-na.

Первоначальное значение: гноящаяся язва на теле человека или животного.

Более позднее значение: болезненный нарост на теле дерева. Значение сохранилось только у русских и белорусов; у остальных славян, как видим на показанных выше примерах, корень претерпел существенные смысловые изменения.

 

77.  БОЛОНЬ, БОЛОНЬЕ

БÓЛОНЬ, БОЛОНЬЕ – устарелые и диалектные русские слова, служащие для обозначения низины и пойменного луга. Возможны колебания в ударении – в зависимости от говора.

В белорусском языке: БАЛÓНА – открытое пространство перед деревнею; в малороссийских диалектах: БОЛÓНЄ, БОЛÓНЯ – равнина, пастбище, выгон; в болгарском языке: БЛАНА́ – ровное место, лужайка; в чешском: BLANA – луг, общинный выгон; в польском языке: BŁONIE, BŁOŃ, BŁONIA – пастбище, выгон; в верхнелужицком: BŁÓŃK, – лужайка.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhX + LN = освещённое ярким светом + пространство (обширное, пустое).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bha-len.

Первоначальное значение: пустое плоское пространство, хорошо освещённое солнечным светом. Возможно, имелась в виду лесная поляна; возможно, так называли просматриваемое из укрытия обширное плоское и пустое пространство, на которое не решались сразу же выйти и тем самым обнаружить для других наблюдателей своё присутствие.

Значение белорусского слова представляется наиболее древним из всех перечисленных выше славянских значений, а потому и наиболее ценным.

 

78.  БОЛОТО

В современном русском языке: БОЛÓТО – известная разновидность ландшафта, характеризующаяся избыточным увлажнением. На Раннеиндоевропейском этапе понятия болото и грязь вообще никак не различались (биконсонантный корень SL).

В древнерусском языке: БОЛОТО; в старославянском: БЛАТО.

У А.С. Пушкина отмечаем старославянское слово:

Прошло сто лет, и юный град,

Полнощных стран краса и диво,

Из тьмы лесов, из топи блат

Вознёсся пышно, горделиво…

В этих четырёх строках отмечаем такие старославянские слова: ЮНЫЙ (вместо исконно русского УНЫЙ); ГРАД (вместо исконно русского ГОРОД); полнощный (вместо исконно русского СЕВЕРНЫЙ), а также БЛАТО (вместо исконно русского БОЛОТО). Это означает только одно: все старославянские слова в составе русского языка следует считать русскими, а не заимствованиями. В том числе и рассматриваемое слово БЛАТО.

В белорусском языке: БАЛÓТА; в малороссийском: БОЛÓТО; в языках болгарском и сербском: БЛАТО – с некоторыми различиями в произношении; в словенском: BLATO; в польском и в обоих лужицких: BŁOTO.

Особо отмечаю чешскую форму: BLА́TO, в которой действует чешское правило: если у русских ОЛÓ, то у чехов: LА́ – с долгим гласным; если у русских ÓЛО, то у чехов LA – без долготы.

Во всех славянских языках, кроме русского, белорусского, малороссийского и старославянского, рассматриваемое слово является устарелым и малоупотребительным.

В албанском языке: BALTЁ. Если это и заимствование, то не из славянского языка, а из дославянского.

По мнению В.В. Мартынова, слово имеет италийское происхождение и, возможно, родственно латинскому слову BLATEA – грязь. Если Мартынов прав, то это означает, что здесь нельзя предполагать биконсонантного корня BhL с тем его значением, которое я описал в своей книге «Индоевропейская предыстория» («Язык древних ариев»), а именно: пузыри, поднимающиеся со дна. В пралатинском языке действовало правило: bh > ph > f – для начала слова и корня и bh > b – для середины слова. Отношение к звонким придыхательным в разных италийских языках было разным: например, в некоторых процесс bh > ph > f происходил во всех случаях. Что же касается языка италийскоязычных венетов, который соприкоснулся с праславянским, то в нём этого процесса не было вовсе. Иными словами, в их языке во всех случаях действовало правило: bh > b – так же, как и у славян.

Отсюда вывод: если признать, что русское слово БОЛОТО (со всеми его славянскими вариантами) родственно латинскому слову BLATEA, то мы вправе рассматривать здесь только и только присутствие биконсонантного корня с первым номером в Основном списке: BL. В книге «Индоевропейская предыстория» («Язык древних ариев») описаны такие значения этого биконсонантного корня:

1) мамонт – и это и есть самое главное значение;

2) болото – это значение вторичное, которое родилось из такого рассуждения: болото – это место, где бывают мамонты (которые приходят туда в поисках корма);

3) нечто такое же огромное и страшное, как мамонт;

4) нечто такое же опасное, как болото.

Среднеиндоевропейская конструкция по варианту с биконсонантным корнем BL (мамонт, болото):

BL + TXw = болото + там, где опасность (куда ходить не стоит).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bel-to.

Второй вариант с биконсонантным корнем BhL (пузыри):

BhL + TXw = пузыри (угрожающе булькающие в болоте) + опасные.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bhel-to.

Оба варианта абсолютно безупречны в фонетическом смысле и не имеют в этом же смысле никаких преимуществ друг перед другом, но, для того, чтобы признать правильность второго варианта, нужно допустить, что латинское слово BLATEA никак не связано по происхождению со словом БОЛОТО и сходство обоих слов – случайность. Я считаю, что допустить это возможно и для этого есть основания, но всё же осторожно склоняюсь к первому варианту.

Примечание: исконно праславянским словом, служившим для обозначения болота является сохранившееся в русском языке слово ЛУЖА (смотрим статью).

 

79.  БОЛТАТЬ

Современное русское значение русского глагола БОЛТА́ТЬ – вести легкомысленную беседу, говорить без особого смысла или вообще без смысла.

Надёжных славянских соответствий – очень мало. Есть множество славянских слов, напоминающих по смыслу и по звучанию русский глагол БОЛТАТЬ, но назвать их однокоренными русскому слову я не могу – это просто разговорные и шутливые искажения первоначального славянского корня. Впрочем, два примера показать можно: в малороссийском – БОВТА́ТИ; в польском – BEŁTAĆ (мутить воду, взбалтывать, болтать).

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BX + LT = тараторить + как бы.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ba-lt.

Первоначальное значение: издавать однообразные звуки технического происхождения, напоминающие неумный разговор. ВЗБАЛТЫВАТЬ, БОЛТАТЬ какие-то предметы, находящиеся в воде и в замкнутом пространстве (в сосуде). Значение говорения у слова БОЛТАТЬ появилось позже. БОЛТАТЬ в этом смысле означает издавать звуки, получающиеся при взбалтывании. То есть произошёл переход от значения разговор к значению взбалтывания, и затем всё снова вернулось к идее разговора, а точнее – БОЛТОВНИ.

 

80.  БОЛЬ

Современное значение русского слова БОЛЬ – физическое или эмоциональное страдание.

В языках старославянском и древнерусском: БОЛЬ – в два слога.

В белорусском языке: БОЛЬ; в малороссийском: БIЛЬ; в сербском: БОЛ; в польском: BÓL; в верхнелужицком: BÓL, BOLE.

Привожу также неполный список славянских слов, которые не следует принимать во внимание при установлении этимологии русского слова БОЛЬ: болгарское БÓЛКА, словенское BOLEČINA, чешское BOLEST, словацкое BOLEST’.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhL + LJ = вздутие (волдырь, опухоль) + остающееся (надолго).

Несколько иное толкование этой конструкции: … = болезненное состояние + остающееся (надолго).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhel-li.

 

81.  БОЛЬШОЙ, БОЛЕЕ

Общеславянский корень БОЛЬ- в русских словах БОЛЬШÓЙ, БÓЛЬШЕ, БÓЛЕЕ описывает примерно такое значение: внушительные размеры какого-либо физического объекта, либо значительные размеры какой-либо идеи. Славянский корень восходит к биконсонантному корню BL из того списка двусогласных корней, который в своё время составил Н.Д. Андреев.

Среднеиндоевропейское произношение: bel.

В дальнейшем, ещё на Среднеиндоевропейском этапе: bel > bol.

Первоначальное значение: мамонт. Подробности смотрим в моей книге «Индоевропейская предыстория» («Язык древних ариев»).

Более поздние значения двусогласного корня связаны с идеями огромной величины, восторга, устрашения, красоты. О том, что первоначальное значение корня было связано именно с мамонтом, красноречивее всего рассказывают тунгусо-маньчжурские языки, которые также являются бореальными.

В протославянских диалектах этот корень получил значение большой, как мамонт, а затем и просто БОЛЬШОЙ, каковое значение мы и наблюдаем лучше всего в современном русском языке в слове БОЛЕЕ.

Не путать с корнем БОЛЬ- со значением страдание от боли (смотрим статью БОЛЬ). Этот корень имеет другое происхождение – он происходит от биконсонантного корня BhL из того же списка биконсонантных корней.

 

82.  БОР (разновидность леса)

В современном русском языке не существует точного представления о том, что означает слово БОР. Все авторитетные утверждения о том, какой именно смысл имеет это слово, не выдерживают никакой критики.

Принято считать, что БОР – это хвойный лес. Но в современном русском языке никто и никогда не скажет КИПАРИСОВЫЙ БОР, КЕДРОВЫЙ БОР, ЕЛОВЫЙ БОР. Допустимым является только одно-единственное словосочетание: СОСНОВЫЙ БОР.

Есть утверждение, что БОР – это, якобы, сосновый лес, выросший на сухом и возвышенном месте, в отличие от соснового леса, выросшего на заболоченной почве. Убеждён в том, что не так. Если такое значение когда-то и существовало в каком-то русском диалекте, то ныне оно никому не известно.

Если в словосочетании СОСНОЫЙ БОР заменить слово БОР на его мнимое значение СОСНОВЫЙ ЛЕС, то получится бессмыслица: сосновый сосновый лес! Не лучше получится и в том случае, если мы в этом же словосочетании заменим слово БОР на ХВОЙНЫЙ ЛЕС: сосновый хвойный лес. Любой сосновый лес автоматически является хвойным! Не бывает сосновых лесов, которые были бы не хвойными!

Словосочетание СОСНОВЫЙ БОР следует понимать только так: СОСНОВЫЙ ЛЕС! И, таким образом, современное значение слова БОР я определяю так: лес!

Думаю, что это слово пребывает сейчас на грани исчезновения. Либо оно утвердится в том значении, которое ему приписывают и можно будет сказать КИПАРИСОВЫЙ БОР, ЕЛОВЫЙ БОР, ЛИСТВЕНИЧНЫЙ БОР, либо оно отомрёт по причине ненадобности и неопределённости значения.

Рассматриваем соответствующие славянские формы и убеждаемся в том, что и у славян нет чётких представлений о том, что это слово должно означать.

В малороссийском языке: БIР (БОРУ); в болгарском, македонском и сербском: БОР – сосна; в словенском: BOR – сосна; в чешском: BOROVICE – сосна, BOR – сосновый лес; в польском: BÓR – лес.

По материалам Н.Д. Андреева, вырисовывается такая среднеиндоевропейская конструкция:

BhX + RW = сверкает + щетина.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bha-ru.

Первоначальное значение: хвойный лес, покрытый инеем или снегом.

Никаких других версий у меня нет, и я присоединяюсь к мнению Андреева.

 

83.  БОРЗЫЙ, БОРЗОЙ

Современные значения русского прилагательного БÓРЗЫЙ – быстрый; необыкновенно наглый. О собаках говорят: БОРЗÓЙ (кобель, щенок), БОРЗА́Я, БОРЗЫ́Е. В разговорной речи допусти́м глагол ОБОРЗÉТЬ – стать необыкновенно дерзким и наглым, потерять всякий стыд.

На древнерусском языке: БЪРЗЪ, в старославянском: БРЪЗЪ – оба слова произносились в два слога.

В малороссийском языке: БÓРЗИЙ; в болгарском: БЪРЗ; в сербском: БРЗ; в словенском: BRZ; в чешском: BRZÝ; в польском: BARDZO – очень; в верхнелужицком: BÓRZY; в нижнелужицком: BÓRZE – скоро.

Кроме того! В старинных белорусских текстах 15-16-го веков: БОРЗДО – быстро. В сербском: БРЗДЍЦА – горный поток.

В литовском языке: BURZDÙS – живой, подвижный. В латышском: BURZMA – суматоха.

Из материалов Н.Д. Андреева следует, что славянский корень БЪРЗ-, БРЪЗ- образовался следующим образом (первый вариант):

BhR + SXw = быстро + прыгающий (убегая с украденным через преграду).

Среднеиндоевропейское произношение: bher-so.

Первоначальное значение: БОРЗЫЙ – тот, кто спешит унести украденное.

Непонятная погрешность в версии Андреева: rs > rz. Для славян такое было совершенно недопустимо! Согласиться с мнением Андреева можно только при одном условии: было два похожих корня, и в процессе контаминации они наложились друг на друга. Первый корень описал Андреев, и мы видим здесь невероятный для славян фонетический процесс. Второй корень, как я думаю, должен содержать в себе спирант [z], возникший без каких бы то ни было противоречий славянским фонетическим законам. Подсказку мы получаем от литовского слова BURZDÙS, для которого андреевская конструкция совершенно не подходит, а также от древнебелорусского слова БОРЗДО и сербского БРЗДЍЦА. Латышское слово BURZMA, как мне представляется, имеет тот же самый корень, что и литовское слово, а именно: BURZD-; утрата латышами смычного [d] в положении между двумя сонорными – это самое обычное дело.

Этимологию этого корня я представляю себе так (второй вариант):

BhW + RGj + DhW = эмоциональную встряску + создаём + дурашливую (пьяную).

Среднеиндоевропейское произношение: bhu-rg’-dhu.

В дальнейшем, в рамках дославянских и славянских фонетических законов: bhu-rg’-dhu > БЪРЗД-.

Ещё один очень похожий по смыслу и по звучанию вариант этимологии (третий вариант):

BhW + RKj + DhW = на эмоциональную встряску + соглашаемся (все вместе) + дурашливую (пьяную).

Среднеиндоевропейское произношение: bhu-rk’-dhu.

В дальнейшем, в рамках дославянских и славянских фонетических законов: bhu-rk’-dhu > БЪРЗД-.

Первоначальное значение по обоим вариантам – совершенно одно и то же: некое массовое мероприятие с участием хмельных напитков.

Оба варианта могут иметь только славянское происхождение, но не летто-литовское. Для литовского и латышского языков это заимствования.

Идея контаминации полностью примиряет андреевскую конструкцию и два моих похожих варианта.

 

84.  БОРМОТАТЬ

Славянские разногласия по поводу этого слова настолько значительны, что возникают сомнения: а одно и то же ли это слово или это всё-таки разные слова? В малороссийском языке: БУРМОТАТИ – бормотать; в белорусском: МАРМЫТАЦЬ; в польском: MARMOTAĆ; в чешском: MUMLAT и BRUMLAT. Кроме того, в сербском языке: БРБÓТАТИ – бить струёю; в словенском: BRBOT – бормотание, клокотание, болтовня; BRBOTATI – клокотать, бормотать; в верхнелужицком: BÓRBOT – бормотание, BÓRBOTAĆ – бормотать, ворчать.

В литовском языке: BURBTI – ворчать, пронзительно свистнуть; BURBĖTI – ворчать, клокотать.

Если отталкиваться только от литовских форм, то можно получить простое среднеиндоевропейское объяснение рассматриваемому глаголу (первый вариант):

BR + RB = бурчать + раздражённо.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ber-reb.

Если отталкиваться от форм в языках сербском, словенском и верхнелужицком, то с такою же лёгкостью можно получить несколько иное среднеиндоевропейское объяснение (второй вариант):

BX + RB + XT = болтать + раздражённо + длительно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  ba-rb-at.

Если отталкиваться от русской формы (помня также и форму малороссийскую, в которой есть небольшое отклонение от строгих славянских фонетических законов), то среднеиндоевропейская конструкция будет иметь такой вид (третий вариант):

BX + RM + XT = болтать + упрекая + всё время.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  ba-rm-at.

Мне представляется, что все три конструкции существовали в реальности. Формами польского языка, белорусского и чешского следует пренебречь.

Современное значение: БОРМОТАТЬ – тихо, невнятно и, как правило, недовольно что-то говорить как бы самому себе.

 

85.  БОРОВ

Современное русское значение: кастрированный дикий кабана или – чаще! – самец домашней свиньи.

Славяне не едины в том, какое значение имеет это слово. В болгарском языке БРАВ – то же значение, что и в русском языке; в сербском: БРАВ – овцы, но в диалектах – кастрированный кабан; в чешском языке BRAV – мелкий скот, а в словацком это же слово имеет русское значение; в польском: BROWEK – откормленный кабан.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + XW = раскормленным + выращиваемый.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bher-aw.

Первоначальное значение: БОРОВ – выращиваемый на убой кабан.

 

86.  БОРОДА, БРАДА

Классическое общеславянское слово, которое можно применять в учебных целях в качестве хорошей иллюстрации к славянской языковой истории!

1) В древнерусском языке: БОРОДА́ – по восточнославянскому образцу.

2) В старославянском языке: БРАДА́ – по образцу южнославянскому; слово встречается в произведениях русских классиков и является частью современного русского языка. В болгарском языке: БРАДА́ – с сохранением исконно славянского ударения. Во всех остальных славянских языках, где это слово встречается в южнославянском варианте (в македонском, сербском, словенском, чешском и словацком), ударение, по разным причинам, передвинуто на первый слог.

3) В языках польском, верхнелужицком и нижнелужицком: BRODA – по западнославянскому образцу, но, к сожалению, с ударением на первый слог, что является современным западнославянским своеволием. В нижнелужицких диалектах допустимо ударение и на последний слог, то есть исконно славянское.

4) Совершенно особый случай: кашубское слово BARDA – с разными ударениями в зависимости от диалекта. Первый слог – закрытый, а не открытый, как у остальных славян. Кашубский язык – это особая славянская ветвь!

За пределами Славянского мира, но внутри индоевропейского наблюдаем похожее слово у двух летто-литовских народов. В древнепрусском языке: BORDUS; в латышском: BĀRDA.

А кроме того, видим это же слово у южных германцев. В немецком: BART; в голландском: BAARD; в английском: BEARD.

За пределами индоевропейского мира: у финнов – PARTA, у вепсов – BARD.

Все перечисленные выше слова имеют среднеиндоевропейское происхождение и восходят к одной-единственной индоевропейской ветви, а по отношению к другим ветвям они являются заимствованием. Считаю, что эта ветвь – праславянская, а в более ранней перспективе – протославянская.

По материалам Н.Д. Андреева, получается такая среднеиндоевропейская конструкция (первый вариант):

BhX + RDh = белым (седым) + управляемое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bha-rdhe.

Первоначальное значение: речь идёт о человеке с седою бородою с помощью которого происходит установление порядком в жизни данного коллектива. Затем происходит смысловой переход, и имеется в виду уже не только седая борода, а вообще – любая.

Выдвигаю также второй вариант (мой собственный):

BhR + DhXw = тяжесть (то, что носят) + колючая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bher-dho.

Вполне допускаю, что вариант Андреева и мой вариант могли существовать в реальности одновременно и быть проявлениями индоевропейской разбивки на диалекты.

Первоначальное значение: БОРОДА – это то колючее, что носят на лице – некая тяжесть, скорее всего, духовная, нежели физическая.

В литовском языке: BARZDÀ; в жемайтском: BARZDA. Полагаю, что при заимствовании от праславян (или уже от славян – не столь важно) эти два народа подвергли чужое слово искажению по аналогии с каким-то другим похожим словом (слово ABROZDAS в литовском языке означает образ, возможно это оно). Если это не так, то тогда придётся предполагать былое наличие совершенно новой среднеиндоевропейской конструкции (литовский вариант):

BhR + SDh = обременён + тем, что подобает (солидному возрасту и общественному положению).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bher-zdhe.

Латинский вариант.

Латинское слово BARBA имеет другое среднеиндоевропейское происхождение. А именно:

BhX + RB = сединою + солидность.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bha-rbe.

В дальнейшем происходит регрессивная дисконтактная ассимиляция: bh > b. В результате чего получилось: bharbe > barb-.

 

87.  БОРОДАВКА

Общеславянское слово со значением небольшой округлый болезненный нарост на коже. Поскольку БОРОДАВКИ могут возникать на любой части тела и ничего общего не имеют с БОРОДОЮ (смотрим статью), то возникает твёрдая уверенность в том, что ещё на общеславянском уровне слово было подогнано под понятие борода из-за чисто внешнего звукового сходства.

Накануне перехода в славянское состояние слово должно было звучать как bordavъka, а ещё раньше – как bordava. Вот это последнее и следует взять за основу поисков.

BXw + DhXw + WXw = выпуклость + мучительная + язвенная.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bo-dhō-wō.

В дальнейшем: упомянутое выше переосмысление.

 

88.  БОРОЗДА

Современное значение: длинная канавка на поверхности почвы, проведённая плугом или другим режущим предметом.

Общеславянское слово, оформленное в каждой славянской ветви по своим фонетическим законам. В русском языке: БОРОЗДА́ – восточнославянская форма; в болгарском языке: БРАЗДА́ – южнославянская форма; в нижнелужицком языке: BROZDA – западнославянская форма.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + SD + XXw = с трудом + на большое расстояние + острым.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bher-zd-ao.

Первоначальное значение: БОРОЗДА – то, что делается с большими физическими усилиями; то, что вытянуто на большое расстояние; то, что делается с помощью острого инструмента.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + SDh + XXw = с трудом + так, как надо + острым.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bher-zdh-ao.

Первоначальное значение: БОРОЗДА – то, что делается острым инструментом по технологии.

Оба варианта в фонетическом отношении совершенно безупречны, и оба приводят к современному русскому слову БОРОЗДА и к другим славянским формам этого слова. По смыслу, первый вариант представляется более разумным, но, я считаю, что и от второго нельзя отказываться и в нём есть смысл.

 

89.  БОРОНА, БОРОНИТЬ

BhR + NJ = с трудом + тащу за собою следом.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-ni.

Первоначальное значение: БОРОНА – известный сельскохозяйственный инструмент.

 

90.  БОРОТЬСЯ, БОРЬБА

BhR + WR = с усилием + переворачивать.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bher-wer.

В дальнейшем два похожих по звучанию слога были сведены к одному: bherwer > bhorwor > bhorbhor > bhor > bor.

Первоначальное значение: заниматься БОРЬБОЮ в современном понимании этого слова.

 

91.  БОРТЬ, БОРТНИЧЕСТВО

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhW + RT + TJ = пробуждаем + о нужном времени + помня.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhu-rt-ti.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + RD + TJ = за добычею + уходим далеко + помня (куда идти).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-rd-ti.

Предпочтение отдаю первому варианту.

Современное значение: БОРТЬ – дупло дерева, в котором живут пчёлы.

 

92.  БОРЩ (похлёбка); БОРЩЕВИК, БОРЩЕВНИК (съедобное растение)

Мнения восточных славян о том, что такое БОРЩ – расходятся. Фактически БОРЩОМ называют некую похлёбку (как правило, мясную) с участием нарезанных туда растений – капусты, помидоров, картофеля, а также, может быть, и свёклы, не говоря уже о возможности лука, чеснока, моркови, хрена, петрушки, укропа и даже яблок! Существует похлёбка под названием «зелёный борщ», которая варится на листьях ЩАВЕЛЯ (смотрим статью) и в которую из всего перечисленного выше может быть вообще ничего не добавлено, кроме, разве что, картофеля. Отсюда выводим современное значение слова БОРЩ: некая похлёбка (как правило, мясная) с участием разных или даже многих съедобных растений. Известное растение БОРЩЕВИК (БОРЩЕВНИК) является ядовитым, но имеет и съедобные разновидности, которые издавна добавляли в похлёбку. Отсюда – предположение о том, что в прежние времена БОРЩОМ называлась похлёбка с участием только этого растения. Позже в похлёбку стали добавлять и другие растения – вплоть до того, что про БОРЩЕВИК и вовсе забыли. Но название осталось.

При установлении этимологии слова БОРЩ мы должны исходить из того, что изначально имелось в виду съедобное растение, которое собирали для того, чтобы потом добавить его в похлёбку. Отсюда – конструкция:

BhXj + RS + TJ = варим + собранное + с предосторожностью (помня об опасности).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhe-rs-tje.

Первоначальное значение: некая похлёбка с участием собранных растений, при изготовлении которой требуется хорошо помнить о том, какие растения можно туда добавлять, а какие нельзя.

 

93.  БОСОЙ

Современное значение русского прилагательного БОСÓЙ: не имеющий на ногах обуви, необутый.

В древнерусском языке: БОСЪ.

В белорусском: БÓСЫ; в малороссийском: БÓСИЙ; в болгарском и в сербском: БОС; в словенском: BOS; в чешском и в словацком: BOSÝ; в польском и в обоих лужицких: BOSY.

В литовском: BASAS, женский род: BASÀ. В латышском: BASS, женский род: BASA.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhS + SXw = в жаркую погоду + прыгаю (весело).

В Среднеиндоевропейскую эпоху эта конструкция звучала примерно так: bhes-so.

Затем: bhesso > bhoso > bos- – закономерно.

Первоначальное значение: хождение БОСИКОМ по случаю необычно тёплой погоды. Во всё остальное время индоевропейцы ходили только в обуви, ибо жили в суровых климатических условиях.

 

94.  БОТ (вид обуви), БОТИНОК

У слова БОТ есть ещё одно значение: лодка, небольшое одномачтовое судно. Есть мнение, что это слово германского происхождения и первичным было именно значение лодка; значение же вид обуви – вторично и произошло из такого рассуждения: вот предмет, который напоминает по своему виду лодку.

Я выдвигаю другое предположение: это слово исконно славянское, и оно не может быть германским по причине фундаментальных фонетических законов, которые вступают в противоречие с утверждением о том, что это германское слово. Моя версия такова – это такая среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BXw + TX = выпуклое + на воде (на том, что разлилось).

Среднеиндоевропейское произношение: bo-ta.

Первоначальное значение: выпуклое (пустое внутри, словно бы надутое) судно – а вовсе не плоский плот! – которое плавает по воде. Значение вид обуви – вторично, но и здесь повторяется та же мысль: предмет, содержащий внутри себя пустоту и поэтому выпуклый.

Видимо, в дальнейшем было так: значение обувь сохранилось у славян, а значение лодка, пришло к славянам от германцев, которые как бы вернули славянам взятое у них когда-то слово.

Теперь о причинах, по которым это слово не может быть германским. Раннеиндоевропейский двусогласный корень BXw (нечто выпуклое) после германской фонетической обработки получает звучание [po] и ни в коем случае не [bo]. Слог [bo] у германцев мог возникнуть только на базе биконсонантных корней BhX, BhXw, BhXj, которые совершенно не подходят по смыслу к значениям лодка или обувь.

 

95.  БОТВА

На древнерусском языке: БОТЬВИНЬЕ – ботва огородных растений. В малороссийском и белорусском языках: БÓТВА – свёкла. В польском языке: BOĆWINA и BOTWINA – свёкла, ботва свёклы. В сербском языке: БАТВО – ветка, побег.

Славянские разногласия по этому корню подозрительно велики. Непонятно, что считать исконно славянским БО-  или  БЪ-, ТВ-  или  ТЬВ-. Это наводит на мысль о том, что здесь мы имеем дело с ранним общеславянским заимствованием из другой индоевропейской ветви. Впрочем, это всего лишь предположение, и корень может быть исконно славянским, но при условии, что он возник в результате наложения друг на друга двух разных корней, сблизившихся по значению и по звучанию. Это последнее предположение и кажется мне наиболее предпочтительным.

Первая конструкция:

XwBh + WT + WJ = пышно разросшееся + за долгое время + на растении.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  obh-ut-wi.

Вторая конструкция:

BhW + TW = на грунте + сидя на корточках.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhu-tew.

Первоначальное значение: то, что вырывают из земли, сидя на корточках.

Возможно, русское слово БОТВА (и соответствующие ему слова в других славянских языках) образовалось от наложения друг на друга этих двух конструкций.

Современное значение: БОТВА – листья корнеплодов.

 

96.  БОТЕТЬ

БОТÉТЬ – устарелый русский глагол со значениями: толстеть, жиреть.

В малороссийском языке: БОТÍТИ; в польском: BOTWIEĆ.

За основу берётся польское слово!

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

BXw + TW + XwJ = надутое (словно бы) + твердея + набухает.

Среднеиндоевропейское звучание конструкции: bo-tw-oj.

 

97.  БОЧКА

Современное русское значение слова БÓЧКА – известная ёмкость, изначально – только деревянная.

В древнерусском и в старославянском языках: БЪЧЬВЬ.

В белорусском и в малороссийском языках: БÓЧКА; в болгарском: БЪ́ЧВА; на сербском: БАЧВА; в словенском: BAČVA, BEČVA; в чешском: BEČVA, BEČKA; в польском: BECZKA. Кроме того, в сербском языке: БАКВИЦА – кадка, бадья.

В жемайтском: BAČKA – явное заимствование от славян.

Создаётся впечатление, что форма БЪЧЬВЬ – более ранняя, нежели форма БЪ́ЧВА и другие славянские формы на -ВА. Основание для такого предположения имеется: русское слово ЦЕРКОВЬ – это ведь более ранняя форма, а ЦЕРКВА – более поздняя. Создаётся впечатление, что и здесь то же самое. Но вот какая среднеиндоевропейская конструкция получится, если мы будем исходить из того, что славянские формы на -ВА суть более ранние и, таким образом, более правильные:

BhW + KJ + WX = дно + для удобства + и там, и там (дважды сделанное – сверху и снизу).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhu-ki-wa.

Первоначальное значение: деревянная ёмкость, имеющая два одинаковых дна с двух сторон – в отличие от всех остальных сосудов (чаша, корыто, кувшин), которые, если наполнить жидкостью, то перевернуть уже нельзя.

Несущественное примечание. Фасмер приводит в пример несколько похожих германских слов. Совершенно точно: это всё заимствования от славян к германцам, а не наоборот.

 

98.  БОЯН (имя), БАЯН (музыкальный инструмент)

БОЯ́Н – мужское имя, широко распространённое у южных славян и известное также в древности на Руси.

В «Слове о полку Игореве» имя БОЯН упоминается семь раз и относится к некоему сказителю, который, судя по всему, был в те времена очень знаменит.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhX + JX + XN = торжественно говорящий + священно + воинам.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bha-ja-an.

В дальнейшем: bhajaan > bhajān. Затем, по всем законам, должно возникнуть славянское слово БАЯН, но происходит переосмысление: увязка со словом БОЙ, после чего и возникает слово БОЯН. Смысл этого нового слова получается примерно таким: боевитый, боевой; тот, кто бывал в боях; воин.

Фонетический эпизод a > o – это то самое, что вызывает у меня сомнения, хотя общепринято считать, что такой эпизод мог бы произойти и без всякой увязки со словом БОЙ – просто по причине того, что предки славян не различали на слух гласные [a] и [o], либо различали, но не всегда.

Попытки построить конструкцию с использованием биконсонантных корней BhXw и BXw, которые на Среднеиндоевропейском этапе произносились как [bho] и [bo] соответственно, а также попытки использовать биконсонантные корни BhJ и BJ, с которыми возможны фонетические сценарии bhej > bhoj и bej> boj – соответственно, не приводят к убедительным итогам.

И, тем не менее, возможна такая конструкция, в который не будет иметь никаких изъянов – ни фонетических, ни смысловых.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

WB + XwJ + XN = поражающий врагов + страстно + воин.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: wb-oj-an.

В дальнейшем: wbojan > ъbojān > БОЯН- – строго закономерно!

Первоначальное значение хорошо высказано уже в правой половине конструкции, но оно нуждается в более подробном пересказе на современный язык: тот, кто считается настоящим воином, потому что поражает врагов страстно. Такое прозвище для индоевропейца, который жил в Среднеиндоевропейскую эпоху, – вполне в духе того времени.

От первого варианта не отказываюсь и допускаю, что именно он и является правильным, но второй вариант производит более убедительное впечатление. Такое сравнение получается на уровне эмоций и интуиции, но другого способа сравнить ценность обоих вариантов не существует.

Известный музыкальный инструмент, изобретённый в России 19-го века, был назван своими создателями в честь персонажа из «Слова о полку Игореве», но при этом была сделана уступка русскому аканью, в результате чего это слово записывается как БАЯН.

 

99.  БОЯРИН, БОЛЯРИН (более древняя форма), БАРИН (поздняя форма)

Современное понимание современного русского слова БОЯ́РЕ: высший слой феодального общества у восточных и южных славян.

В старославянском языке: БОЛѦРИНЪ; в древнерусском языке: БОЛЯРИНЪ, БОЯРИНЪ. В современном русском языке: только БОЯ́РИН; слово БОЛЯРИН воспринимается как совершенно забытое и непонятное для большинства носителей русского языка.

В болгарском языке: БОЛЯ́РИН; в македонском: БОЛJАРИН; в сербском: БО̀ЉАРИН; в малороссийском: БОЯ́РИН; в белорусском: БАЯ́РЫН.

Во всех остальных славянских языках слово присутствует только в виде заимствования из современного русского языка.

В древнерусском языке: БОЛѦРИНЪ > БОЛЯРИНЪ – закономерно. Далее происходит переосмысление по аналогии со словом БОЙ: БОЯРИН. Некоторое время слова БОЛЯРИНЪ и БОЯРИНЪ сосуществовали, но первое употреблялось очень редко и только в особо торжественных случаях, позже оно почти полностью забылось и стало книжным. Ещё позже в корне БОЯР- происходит процесс стяжения, откуда и получилось новое слово с новым значением: БА́РИН.

За образец принимается старославянская форма БОЛѦРИНЪ, и этимологическому исследованию подвергается корень БОЛѦР-. Учитывается также древнерусское значение слова БОЛЯРИНЪ (БОЯРИНЪ) – это представитель старинной родовой знати, противопоставленный новому служилому сословию – дворянству, которое было ниже по положению.

Все доводы о том, что этот корень пришёл к славянам откуда-то со стороны – из тюркских языков или из каких-то других источников – совершенно не подкреплены никакими убедительными доводами. Корень БОЛѦР- произносился как [bolẽr-] – с носовым гласным во втором слоге! Все доводы о неславянском происхождении этого корня совершенно игнорируют этот второй слог; такое впечатление, что приводящие эти доводы не знают, как произносилась буква под названием «ЮС МАЛЫЙ».

Разумная среднеиндоевропейская конструкция (а не просто бессмысленный набор биконсонантных корней!), созданная с учётом настоящего, а не воображаемого произношения корня БОЛѦР-, может быть только такая:

BL + LJ + MR = большой + оставшийся (в живых) + из умерших.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bel-li-mer.

В дальнейшем: bellimer > bolimr > bolẽr- – всё строго закономерно и без единого изъяна!

Первоначальное значение: знатный человек, оставшийся из рода, который вымирает или почти полностью перебит. Более позднее значение: некто очень ценный из числа родовой знати. Поскольку переход от Среднеиндоевропейской эпохи к Позднеиндоевропейской занял многие тысячелетия, то и значение слова за это время претерпело изменения и стало к началу феодальной эпохи примерно таким: человек очень ценный в силу своего знатного происхождения.

 

100.               БОЯТЬСЯ

BhXw + JX = дитя + преследуемое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bho-ja.

Первоначальное значение: вести себя так, как ведёт себя испуганный ребёнок.

Более позднее значение: БОЯТЬСЯ – испытывать страх.

 

101.               БРАГА

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + XGh + XwX = хранимая + опьяняющая + вода.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhr-āgh-oa.

Первоначальное значение: хранимая для брожения или про запас (как ценность!) опьяняющая жидкость.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней – на правах неуверенного предположения:

BhR + XGh + KW = хранимое + опьяняющее + забродившее.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhr-āgh-ku.

Считается, что слово БРАГА неславянское. Если даже это и так, то первая конструкция не содержит в себе никаких фонетических противопоказаний против предположений о славянском происхождении. Что же касается второй конструкции, то здесь уже можно и поспорить насчёт её исконно славянской природы.

В любом случае это слово индоевропейское, а вовсе не тюркское, как думал Фасмер.

Современное значение: БРАГА – известный спиртной напиток.

 

102.               БРАК (БРАКОСОЧЕТАНИЕ) (родство, семья)

Современные значения русского слова БРАК: бракосочетание, женитьба. Другое значение слова: изъян, допущенный при выпуске продукции – не рассматривается, так как это слово немецкого происхождения.

В старославянском языке: БРАКЪ – в два слога.

В языках малороссийском, болгарском, македонском и сербском: БРАК.

Существует мнение, что слово БРАК происходит от глагола БРАТЬ (смотрим статью). Это неверное мнение, но в нём есть доля правды. В самом деле, Основной список биконсонантных корней содержит в себе корень BhR, имеющий такие значения: добыча; тяжесть; то, что берут; то, что несут. БРАК – это не то, что берут, а это то, что добывают. Берут – это то, что делают без особых усилий (подошёл и взял), а добывают – это когда вступают во владение с преодолением каких-то препятствий. Именно это здесь и имеется в виду!

И теперь вопрос ставится так: если в слове БРАК мы видим биконсонантный корень BhR (добыча), то что означает оставшаяся часть слова: -АК? Ответ, что это, дескать, некий суффикс, – не принимается, ибо и суффиксы тоже имеют этимологию и восходят к тем же самым биконсонантным корням, что и другие части слова.

Многие индоевропейские гидронимы содержат в себе указания на то, что бракосочетания (зачастую коллективные) совершались у рек, возле которых делались нужные ритуалы, сопровождавшиеся омовениями или купаниями в священных водах той или иной реки. Межплеменной обмен женщинами также совершался возле рек, и ритуалы при этом, видимо, были такими же точно или похожими. Это же касалось и похищения женщин из других племён: такие похищения закреплялись такими же ритуалами и совершались возле воды. Смотрим словарь гидронимов – примеров очень много.

Считаю, что на Среднеиндоевропейском этапе славянскому слову БРАК предшествовала такая конструкция из трёх биконсонантных корней:

BhR + XwX + XK = добыча (добытые женщины) + на реке + закреплялись ритуально.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhr-oa-ak.

В дальнейшем: bhroaak > bhrāk.

Особое пояснение. Биконсонантный корень XK из Дополнительного списка произносился, согласно ларингальной теории Фердинанда де Соссюра, так: [ak]. Значение этого биконсонантного корня можно описать такими современными словами: решительность, которая усилилась после совершения жертвоприношения. Или такими: закрепление результата с помощью нужных ритуалов.

Первоначальное значение: совершаемый на реке ритуал с целью закрепить успешное приобретение женщин для нашего племени.

 

103.               БРАНЬ (ругань), БРАНИТЬ, БРАННЫЙ

Современное значение русского слова БРАНЬ: злословие, ругань, словесный скандал. Однокоренные слова: БРАНИ́ТЬ – ругать; БРА́ННЫЙ – ругательский.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BR + RM = с бурчанием + делаю назидание.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ber-rem.

В дальнейшем произошло сближение по смыслу и по звучанию с примерно такими славянскими словами: БРАНЬ (битва), ОБОРÓНА. Например малороссийское слово ЗАБОРÓНА (запрет) содержит в себе признаки слов БРАНЬ (ругань) и ОБОРÓНА (защита).

 

104.               БРАНЬ (битва)

Современное русское слово БРАНЬ (битва, бой, схватка) имеет старославянское происхождение. Всё старославянское я приравниваю к исконно русскому. Восточнославянский вариант этого же слова: БОРОНЬ. В современном русском языке его нет.

Стилистически существительное БРАНЬ (битва) воспринимается как очень торжественное, сильно звучащее слово. Например, выражение: НА ПОЛЕ БРАНИ. Употреблялось в стихах великих русских классических поэтов. Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней, от которой произошло рассматриваемое слово, также производит сильное впечатление и содержит в себе некий эмоциональный заряд. В самом деле:

BhR + NJ = бремя + вождя (руководящего людьми на поле боя).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bher-ni.

Слова ОБОРОНА, ОБОРОНЯТЬ, БОРЬБА не должны считаться однокоренными по отношению к слову БРАНЬ (борьба).

Слово БРАНЬ (ругань) также не является однокоренным, это омоним – смотрим статью.

 

105.               БРАТ (родство, семья); БРАТРЪ (родство, семья) – старославянское слово

Современное значение русского слова БРАТ: сын тех же самых родителей, которых имеют другие их дети – сыновья или дочери.

В старославянском и в древнерусском языках: БРАТЪ – в два слога.

В языках белорусском, малороссийском, сербском, болгарском и македонском – БРАТ; в языках словенском, словацком и польском – BRAT. Возможны маленькие оттенки произношения, но, строго говоря, это одно-единственное общеславянское слово.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней для слова БРАТ было, по мнению Андреева, таким:

BhR + XT = тяжёлая работа + на срок.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhr-āt.

Первоначальное значение: помощник в работе. И ничего более! Никаких указаний ни на какое родство!

В славянских языках есть и другое слово для обозначения сына тех же самых родителей, которых имеют другие их дети – сыновья или дочери.

В старославянском языке: БРАТРЪ – в два слога.

В языках чешском и в верхнелужицком: BRATR.

В нижнелужицком языке: BRATŠ, где tš < tr.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней для старославянского слова БРАТРЪ, а также слова чешского языка и обоих лужицких языков:

BhR + XT + TR = тяжёлая работа + на срок + родственник.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhr-āt-ter.

Всё это же самое было бы правильнее записать несколько иначе:

(BhR + XT) + TR = (помощник в работе) + родственник.

Эта конструкция сложилась за пределами Среднеиндоевропейской эпохи, в эпоху Позднеиндоевропейскую! К этому времени биконсонантные корни перестали восприниматься как самостоятельные смысловые единицы и превратились в обычный фонетический материал, из которого складывались любые слова.

В данном случае просматривается корень bhrāt- и суффикс -ter-, обозначающий близкое родство. Поэтому невозможно говорить о среднеиндоевропейском звучании среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней, ибо была позднеиндоевропейская конструкция корня и суффикса. Смотрим статью -ТЕР-, -ТР- (непродуктивный суффикс; родство, семья).

В данном случае следует взять за основу старославянский язык, где одновременно было два слова: БРАТЪ и БРАТРЪ. Обоим словам приписывалось одно и то же значение, а их различие, видимо, считалось проявлением диалектного своеобразия (хотя, возможно, этому приписывался и некий стилистический смысл).

Существительное БРАТЪ (со всеми его более древними вариантами произношения) изначально имело значение: помощник в работе. И ничего более!

Что же касается существительного БРАТРЪ (опять же – со всеми его более древними вариантами произношения), то оно понималось так: близкий родственник, который всегда поможет в трудной работе.

Совершенно очевидно, что это было два разных слова! Другой вопрос: были ли оба эти слова в одном и том же языке? И это тем более важно, что славянская языковая стихия образовалась от слияния двух языков – праславянского и италийсковенетского. Считаю, что слово БРАТЪ изначально было праславянским, а слово БРАТРЪ – италийсковенетского происхождения. При слияния обоих языков – праславянского и италийсковенетского – произошло парононимическое столкновение этих двух слов, в ходе которого оба слова получили одно и то же значение: близкий родственник; значение же помощник в работе отошло в сторону и забылось. Оба слова стали восприниматься на слух как некое диалектное своеобразие, не имеющее особого смысла, и позже в каждом отдельно взятом славянском диалекте был сделан выбор либо в пользу одного слова, либо в пользу другого. Старославянский случай сохранения обоих слов одновременно не является единственным: тот факт, что в чешском языке мы наблюдаем слово BRATR, а в словацком – BRAT, это как раз и есть то же самое, ибо, говоря строго, чешский и словацкий – это не два отдельных языка, а один-единственный язык, который делится внутри себя на два наречия.

В латинском языке: FRĀTER, где f < bh. Это самый сильный довод в пользу того, что старославянское слово БРАТРЪ и слова двух лужицких языков и чешского – имеют италийское происхождение.

В древнепрусском языке: BRATRĪKAI – братья; в латышском: BRATARĪTIS – братец; в шведском: BRODER; в таджикском: БАРОДАР… Есть множество и других похожих индоевропейских примеров.

Слово БРАТЪ в Индоевропейском мире не имеет такого же количества соответствий.

 

106.               БРАТАН

Современное значение русского слова БРАТА́Н: братишка, дружище (при дружелюбном обращении к незнакомому мужчине, как правило, молодому); брат, двоюродный брат. Слово воспринимается на слух как разновидность от слова БРАТ. Но, если мы будем считать, что БРАТ и БРАТАН суть однокоренные слова, то, стало быть, корень здесь БРАТ-, а -АН – это суффикс. Поскольку суффиксы не бывают одноразовыми, то должны быть другие примеры употребления такого суффикса в таком или в похожем значении, а их нет.

Исходить нужно из того, что -АН – это не суффикс, а часть корня, и существительное БРАТАН – это один-единственный корень, при котором можно засвидетельствовать лишь нулевое окончание.

Считаю такое рассуждение единственно возможным и правильным и рассматриваю этимологию слова БРАТАН в отдельной словарной статье, ибо, если бы БРАТАН и БРАТ были бы однокоренными словами, то я, согласно правилам моего словаря, поместил бы их в одну-единственную статью.

Русское слово имеет славянские соответствия: в белорусском языке: БРАТА́Н – брат и другие оттенки значений; в малороссийском: БРАТА́Н; в болгарском: БРА́ТАНЕЦ; в сербском: БРАТА́НЕЦ; в словенском: BRATÀN; в чешском: BRATRAN; в польском: BRATANIEC, BRATRANIEC; в словацком: BRATRANEC – двоюродный брат.

Выдвигаю такое предположение о происхождении общеславянского слова БРАТАН:

SP + RT + XN = берущий свою долю при дележе + в нужное время + воин.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  sp-ret-an.

В дальнейшем: spretan > sprotan – закономерно для всех индоевропейских ветвей. Затем: sprotan > protan – закономерно для славян. И позже, на предславянском этапе, – переосмысление по аналогии со общеславянским словом БРАТ (смотрим статью): protan- > brotan- > bratan-.

Первоначальное значение: воин (или охотник – вполне допускаю!), с которым по-дружески делят добытое, когда для такого дележа наступает положенное обычаями и здравым смыслом время.

 

107.               БРАТВА

Русское существительное БРАТВА́ изначально было бранным и означало группу непутёвых мужчин, которые имеют привычку связываться с женщинами лёгкого поведения. Затем началось переосмысление, и это слово стало восприниматься проще и в конце концов лишилось элемента осуждения. Таких слов в русском языке много, но я сейчас укажу только на те, которые содержат в себе словообразующий элемент или суффикс – это не одно и то же! – -ВА (смотрим статью): это наречие ЕДВА и существительные СТЕРВА, ШАЛАВА, КУРВА. По всем этим словам отсылаю к соответствующим статьям словаря. Слово БРАТВА – из этого же числа.

Существительное БРАТВА следует понимать так: корень БРАТ (смотрим статью) плюс суффикс -ВА.

По правилам моего словаря, нельзя рассматривать в отдельных статьях однокоренные слова, ибо у меня порядок такой: один корень – одна статья. Но для этого слова я делаю исключение, ибо у меня есть сомнения: действительно ли -ВА это суффикс, или это всё же словообразующий элемент. Если это суффикс, то я нарушил своё же правило; если словообразующий элемент, то всё правильно.

 

108.               БРАТЬ, БЕРУ

BhR = тяжесть (которую нужно взять).

Среднеиндоевропейское произношение: bher.

Первоначальное значение: то тяжёлое, что нужно взять в руки.

Биконсонантный корень BhR из Основного списка, 8-й номер.

 

109.               БРАШНО

БРА́ШНО – устарелое русское слово старославянского происхождения со значениями пища, еда. Восточнославянский вариант: БÓРОШНО – ржаная мука. В старославянском языке: БРАШЬНО.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + GS + JN = бремя + хлебное + хозяйке (для выпечки хлеба).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-gs-jen.

В дальнейшем: bhergsjen > bhorksjen > borxjen > boršen-…

Первоначальное значение: запас муки, который получает хозяйка для выпечки хлеба.

 

110.               БРЕВНО

Современное значение русского слова БРЕВНÓ: спиленный или срубленный ствол дерева с удалёнными ветками. В древнерусском языке: БЬРЬВЬНО; в старославянском: БРЬВЪНО, БРЪВЪНО.

В белорусском языке: БЕРВЯНÓ; в малороссийском: БЕРВЕНÓ; в сербском: БРВНО; в словенском: BRVNO; в чешском: BŘVNO; в словацком: BRVNO; в польском: BIERWIONO, BIERZWIONO.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + WJ + NXw = несём + дерево + для нас (нам на пользу).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhre-wi-no.

Первоначальное значение: тяжёлый ствол дерева, который мы несём для наших хозяйственных нужд. БРЕВНО – это то, что уже срублено и перестало быть живым деревом; то, что люди используют по своему усмотрению: носят, рубят, хранят.

Особое примечание. Статья БРЕВНО – это то, с чего началась моя работа над этимологическим словарём 24-го сентября 2005-го года. Статья номер один!

 

111.               БРЕД

BR + DhW = бормотание + глупое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bre-dhu.

Первоначальное значение: нечленораздельное, но возбуждённое бормотание больного человека; БРЕД.

 

112.               БРЕДУ, БРОДИТЬ

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + RD = с трудом + к намеченной цели.

Варианты среднеиндоевропейского звучания: bher-red или bhre-red.

В дальнейшем: bhrred > bhred.

Первоначальное значение: устало идти в нужном направлении.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BR + XD = бурча (проявляя недовольство от усталости) + к цели (иду).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  br-ad.

Случай как будто не трудный, но оба варианта я нахожу не очень убедительными. Возможно, здесь имело место две или даже больше конструкций, похожих по звучанию и по значению и наложившихся затем друг на друга.

Современное значение: бесцельно или устало ходить.

 

113.               БРЕЗГОВАТЬ, БРЕЗГАТЬ

На древнерусском языке: БРѢЗГАТИ – пренебрегать.

Исхожу из того, что корень здесь БРЕЗГОВ-. Кроме того, убеждён в том, что с самого начала были две разных конструкции. Из них затем появились два разных слова, которые затем стали сближаться вплоть до полного совпадения значений и звучания.

Первая конструкция:

BR + JS + GjW = бурчать (проявляя недовольство) + осквернённое + пробуя на вкус.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bre-is-g’ew.

В дальнейшем: g’ > g – под влиянием второго варианта (смотрим).

Вторая конструкция:

BhR + PS + KW = хранимое + в запасах + протухшее (прокисшее, забродившее).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhre-ps-kew.

В дальнейшем: bhrepskew > bhreskow-

Оба варианта имеют одно и то же значение: проявлять недовольство по поводу испорченной пищи.

Ни первая конструкция в обоих подвариантах, ни вторая конструкция – не могут закономерно привести к современному корню БРЕЗГОВ-, но обе, будучи наложенными друг на друга, с лёгкостью приводят нас именно к такому корню.

Современное значение: проявлять недовольство по поводу чего-либо нечистого, что представляет для нас опасность.

 

114.               БРЕЗГ; БРЕЗЖИТ (рассвет)

БРЕЗГ – устарелое и диалектное слово со значением рассвет. В сибирских диалектах: на БРЕЗГУ – на рассвете. В старославянском языке: ПРОБРѢЗГЪ – рассвет; в чешском языке: BŘESK – рассвет.

Не получается вразумительной конструкции с использованием биконсонантного корня BhR. Поэтому я оставляю без объяснений следующую конструкцию (первый вариант):

BhR + GjJ + GhwXj = поднимается (???) + аура + дневного солнечного света.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhre-g’i-gwhe.

Приписать биконсонантному корню BhR значение подъёма или восхождения я не решаюсь. Вместо этого, я строю такую вполне осмысленную конструкцию (второй вариант):

PR + GjJ + GhwXj = перед + аурою + и ярким солнечным светом.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: pre-g’i-gwhe.

В дальнейшем происходит озвончение глухого смычного: p > b, которому можно найти два хороших объяснения: 1) аналогия со словом БРЕЗГОВАТЬ (смотрим статью) и 2) регрессивная дисконтактная ассимиляция по звонкости под влиянием двух последующих звонких смычных. Первое из объяснений мне представляется настолько исчерпывающим, что необходимость во втором просто отпадает. Тем не менее, я добавлю довод и в пользу второго объяснения: у индоевропейцев и праславян практически никогда не было такой же ассимиляции, но только прогрессивной. Только регрессивная!

Современное значение русского выражения ЗАБРЕЗЖИЛ рассвет – ситуация, когда солнце ещё не выглянуло, но уже появилось некое свечение в темноте.

 

115.               БРЕМЯ, БЕРЕМЕННОСТЬ

На старославянском языке: БРѢМѦ.

Корень БРЕМ- в современном русском языке – старославянского происхождения. Исконно восточнославянский и древнерусский корень БЕРЕМ- сохранился в современном русском языке только в слове БЕРЕМЕННОСТЬ и других однокоренных с ним.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + MN = носить + человека.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-men.

Первоначальное значение: человек, которого вынашивает внутри себя женщина.

Современные значения: БЕРЕМЕННОСТЬ, БЕРЕМЕННАЯ – речь идёт о вынашивании человека женщиною. А также БРЕМЯ – со значением любая тяжесть (груз, тяжесть на душе и т.д.).

 

116.               БРЕНИЕ, БРЕННЫЙ

На старославянском языке: БРЬНИѤ – земля, грязь, глина. Есть предположение о том, что на древнерусском языке это же слово звучало как БЬРНИѤ. Это предположение имеет под собою очень серьёзные основания, ибо мы видим огромное количество пар типа ВРЬХЪ – ВЬРХЪ, ГРЪДЪ – ГЪРДЪ, ПЛЪКЪ – ПЪЛКЪ, где каждое первое слово – старославянское, а каждое второе – древнерусское. Во всех этих случаях древнерусские формы стоят гораздо ближе к праславянскому образцу, нежели старославянские. В данном случае следует рассуждать так: если и в самом деле существует пара БРЬНИѤ – БЬРНИѤ, то за основу следует взять древнерусское слово и исходить именно из него. И тогда получится ситуация БЬРНИѤ < birn-  или  bhirn-.

Предположение о праславянских корнях birn-  или  bhirn- со значениями земля, грязь, глина я тщательно проверил и убедился в том, что таких или даже отдалённо похожих значений эти два предполагаемых корня иметь не могли. На деле это означает: следует отказаться от идеи о том, что существовала пара БРЬНИѤ – БЬРНИѤ, тем более, что второе слово этой пары – якобы древнерусское БЬРНИѤ – это чистое предположение, а старославянское БРЬНИѤ – это факт. Приведу пример, куда может завести безоглядное доверие созданию таких пар. Есть пары ГРАД – ГОРОД, КРАВА – КОРОВА, ЗЛАТО – ЗОЛОТО, ГЛАВА – ГОЛОВА. Но что получится, если мы под этот образец подгоним слова БРАТ и СЛАВА? Тогда мы придём к ложному выводу о том, что оба эти слова – старославянские, а исконно древнерусскими должны быть слова БОРОТ и СОЛОВА. Но таких слов никогда не было, и слова БРАТ и СЛАВА являются исконно древнерусскими и полностью совпадающими со старославянскими, что и неудивительно, учитывая близкое родство обоих языков, которые, строго говоря, были наречиями одного общеславянского языка.

Исходя из того, что исходным материалом для этимологии является старославянское и полностью совпадающее с ним (но не дошедшее до нас) древнерусское слово БРЬНИѤ, я строю такую конструкцию:

BhR + JN = тяжесть + злая.

На самом деле, правая половина этой конструкции должна выглядеть так: … = тяжестью + злою. Это не совсем понятно современному человеку, но языковое мышление на Среднеиндоевропейском этапе существенно отличалось от такового же на этапе Позднеииндоевропейском. Тогда говорилось не я убил медведя, а мною убит медведь. То же самое мы видим и в рассматриваемом примере: не тяжесть злая покрывает покойника, положенного в яму, а тяжестью злою накрывается умерший человек.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhr-in.

В дальнейшем: bhrin > БРЬН- – строго закономерно.

Современное русское слово БРЕННЫЙ, образованное от славянского слова БРЬНИѤ, имеет примерно такое значение: тот, который неизбежно ляжет в землю. Или уже лёг.

 

117.               БРЕНЧАТЬ, БРЯКАТЬ

BR + JN + JK = бормотать + раздражённо + причитая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: br-in-ik.

Первоначальное значение: выражать недовольство монотонным бормотанием.

Современное значение: монотонные или беспорядочные звуки, издаваемые кем-то с помощью музыкального инструмента.

 

118.               БРЕХАТЬ

Два очень близких варианта.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BR + SXw = злиться + прыгая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bre-so.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней (расширенный):

BR + XwJ + SXw = злиться + страстно + прыгая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: br-oj-so.

Далее: brojso > brojx- > brēx-.

Скорее всего, существовали оба варианта одновременно.

Первоначальное значение по обоим вариантам: яростный лай агрессивных собак.

Современное значение: БРЕХАТЬ – врать, обманывать, распускать вздорные слухи. Устарелое значение: лаять (о собаках и лисицах).

 

119.               БРИТВА

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

Смотрим статью БРИТЬ, БРЕЮ, хотя это слово можно рассматривать и совершенно отдельно:

BhR + XjJ + TW = отсечение + делай! + на жертвенном камне.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhr-ei-tew.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhR + JT + WX = отсечение + настало время делать + во время ритуала.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhr-it-wa.

Оба варианта имеют практически одно и то же первоначальное значение: убийство жертвенного животного.

 

120.               БРИТЬ, БРЕЮ

BhR + XjJ = отсечение + делай!

Примерное среднеиндоевропейское произношение: bhr-ej, bhr-ei.

Первоначальное значение: призыв решительно отсечь что-то резким движением.

Современное значение: БРИТЬ – срезать волосы известным способом.

 

121.               БРОВЬ

В древнерусском и старославянском языках: БРЫ – именительный падеж, БРЪВЬ – винительный. В польском: BREW.

В словацком и словенском языках: OBRV – это совершенно поразительно и производит впечатление особого варианта – даже и не славянского, а индоевропейского!

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwBh + RW = брови + щетина.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh-rew.

Позже: obhrew > bhrow.

Первоначальное значение: БРОВИ – растительность над глазами.

 

122.               БРОД

BhR + XD = с усилиями + придерживаясь ориентира.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhr-ad.

Первоначальное значение: пробираться через реку, придерживаясь нужного ориентира на противоположном берегу; БРОД.

 

123.               БРОДИТЬ, БРОЖЕНИЕ

BR + DhW = бурчание (бульканье) + хмельного напитка.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bre-dhu.

Первоначальное значение: звуки забродившего напитка.

 

124.               БРОНЯ

BhR + BhN = тяжёлое + связанное.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bher-bhen.

Далее: bhen > bhn > bn > n.

Первоначальное значение: элементы прочной одежды, привязываемые для защиты тела (костяные, металлические); возможно, латы. Кольчуга – в это трудно поверить, но, возможно, имелись в виду плетёные металлические элементы, которыми прикрывались наиболее уязвимые части тела.

Современное значение: БРОНЯ – прочный металл.

 

125.               БРОСАТЬ

BhR + XjKj = спешить + верхом на лошади.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhr-ek’.

Первоначальное значение: скакать очень быстро.

Более поздние значения: быстро, опрометью. Отсюда: БРОСАТЬ (делая это стремительным рывком).

 

126.               БРУД, ОБРЫДНУТЬ

Не уверен в том, что это одно и то же, а лишь отрабатываю предположение.

БРУД – редкое слово, сохранившееся не у всех славян. В русских диалектах, в малороссийском и в белорусском языках – грязь, нечистоты. В языках польском, чешском и верхнелужицком: BRUD – примерно то же самое. В верхнелужицком языке: BRUDA – то же.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + WDh = с большим усилием + грязь (преодолеваю).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhre-wdh.

 

127.               БРУС

BhR + XW + KjS = увесистое + прочь + отрубленное.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhr-aw-k’s.

Далее: bhrawk’s > brauss > БРУС.

Первоначальное значение: обрубок – увесистый кусок дерева, отрубленный и отброшенный.

Современное значение, по определению Владимира Даля: дерево, камень, железо, обделанное на четыре грани, не считая двух торцевых.

 

128.               БРУСНИКА

В русских диалектах: БРУСНИЦА; в малороссийском языке: БРУСНИЦЯ; в белорусском языке: БРУСНIЦЫ. В верхнелужицком, в словацком и в словенском: BRUSNICA; в чешском языке: BRUSNICЕ; в польском: BRUŚNICA и BRUSZNICA.

В языках литовском и жемайтском – одинаково: BRUKNĖ, и именно эта форма представляет наибольшую ценность из всех и берётся мною для этимологического исследования.

Латышская форма BRŪKLENE выбивается из всех перечисленных выше, но и она имеет ценность: корень BRŪK- – с долгим гласным!

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BR + XwW + KN = от кашля + (когда он появится) в морозы + высушенная (заранее).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  br-ow-ken.

Далее: brawken > braukn-.

Затем возникла ситуация kn > k’n’. После чего: k’ > s. Возникнуть такая ситуация могла только при условии, что к корню braukn- был добавлен некий словообразующий элемент, начинающийся на j- или на i-. Скорее всего, это был древний суффикс -IKA. В дальнейшем: -ika > -ica – для всех славянских ветвей. Русский вариант -ИКА – чисто русская выдумка (смотрим статью о суффиксе -ИКА).

Современное значение: БРУСНИКА (в диалектах – БРУСЕНЯ) – ягода, используемая в лечебных целях. В том числе и от кашля.

 

129.               БРЫЗГИ, БРЫЗГАТЬ

BhR + WS + GhwXj = когда наносим удары (по воде) + мелкие и многочисленные + сверкают.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhr-us-gwhe.

В дальнейшем: «правило руки» не срабатывает (us > ux), потому что происходит процесс s > z в положении перед звонким.

Первоначальное значение: БРЫЗГИ – это мелкие сверкающие капли, взмывающие вверх при ударе по воде.

 

130.               БРЫКАТЬСЯ

BR + WK = треск + делающий.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: bre-wk, br-uk.

Позднеиндоевропейское звучание: brūkos.

Первоначальное значение: кузнечик. Значения тот, кто БРЫКАЕТСЯ лапками так, как это делает кузнечик, а также брыкающийся – являются более поздними и уже чисто славянскими.

Сравним: лягушка – это, в понимании славян, не та, которая квакает,  а  та, которая лягается.

Современное значение: БРЫКАТЬСЯ – делать специфические движения ногами.

 

131.               БРЫСЬ! (междометие)

Современное значение: окрик, которым прогоняют кошку. Прогонять могут и человека, но с оттенком шутливости.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + XW + WKj = быстро + прочь + спасайся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhr-au-uk’.

В дальнейшем: bhrauuk’ > bhrūk’ > БРЫС- – закономерно.

 

132.               БРЮХО

Слово исконно кельтского происхождения и пришло к праславянам от кельтоязычных венетов.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + SW = тяжесть + беременности.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bher-sew.

Пракельтский фонетический облик этого слова таков: bhrewso или bhreuso. Отсюда самым закономерным образом и возникло русское слово БРЮХО. Трудность заключается в том, что была метатеза: форма bhreswo заменилась на bhrewso. То есть: sw > ws.

Первоначальное значение: тяжёлый живот у беременной женщины.

Современное значение: БРЮХО – насмешливое название большого живота – у женщин, у мужчин, у животных.

 

133.               БРЯКАТЬ, БРЯЦАТЬ

БРЯКАТЬ – издавать надоедливые звуки стуком твёрдых предметов; также: болтать попусту, говорить глупости. БРЯЦАТЬ – звенеть металлическими предметами (доспехами, оружием, цепями).

Оба глагола – совершенно одно и то же слово, но прошедшее сквозь две разных системы диалектов – восточнославянскую и южнославянскую.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhR + NKw = тяжёлым + небрежно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhre-nkw.

В дальнейшем: bhre-nkw > brenk > brẽk- > БРЯК- или БРЯЦ- – в зависимости от диалекта.

Первоначальное значение: издавать громкие звуки небрежным обращением с тяжёлыми предметами (скорее всего, металлическими).

 

134.               БРЯКНУТЬ (набухнуть, налиться)

В современном русском языке глагол изредка встречается в выражениях типа: его веки набрякли, то есть опухли, отяжелели, налились.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BXw + RN + KwX = вздувается + заметно + как-то (странно).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bo-ren-kwa.

В дальнейшем – не берусь судить, на каком этапе – произошёл такой нетипичный процесс: bor > br. Совершенно очевидно, что это случилось по аналогии с другими похожими глаголами, а не по строгим фонетическим законам. Этот необычный эпизод сбивает с толку и наводит на ложные предположения о биконсонантных корнях BR  или  BhR.

Первоначальное значение: имелось в виду, видимо, только человеческое лицо и отдельные его части – щёки, веки, мешки под глазами… В дальнейшем идея набухания чего-либо могла обозначаться этим глаголом и в отношении других предметов.

 

135.               БУБЕН

BhN + BhN = привязанные + привязанные.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bhen-bhen.

В дальнейшем произошли следующие закономерные фонетические изменения: bhenbhen > bhonbhon – это в рамках ещё среднеиндоевропейских процессов. Затем возникают два близких варианта: bhombhon  и  bhombhen. При вхождении в славянское состояние у этих двух слов исчезает придыхание и возникает носовой гласный звук: БѪБЕНЪ или БѪБОН-. В рамках древнерусских фонетических процессов: õ > u, откуда и видим современные русские слова: БУБЕН, БУБЕНЦЫ, БУБОНЧИК.

Первоначальное значение: музыкальный инструмент с привязанными колокольчиками.

Современные значения: музыкальный инструмент БУБЕН, БУБЕНЧИК (отдельно привязанный колокольчик или элемент головного убора, напоминающий по внешнему виду колокольчик).

Слово БУБНИТЬ сюда не относится. Смотрим статью БУБНИТЬ – там совершенно другая этимология.

 

136.               БУБЛИК

На польском языке: BĄBEL – водяной или воздушный пузырь; на чешском языке: BOUBEL – водяной пузырь; на верхнелужицком языке: BUBLIĆ – пускать пузыри.

Корень в современном русском слове БУБЛИКБУБЛ-. Но для установления этимологии следует взять польский корень BĄBL-.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhN + BhL = связанные + шары.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhen-bhel.

Первоначальное значение: связка шарообразных хлебобулочных изделий, нанизанных на одну верёвку. Получается, что русское слово – намного точнее польского сохранило первоначальное славянское значение, но польское слово с сохранившимся носовым гласным практически не отличается по звучанию от древнеславянского, чего не скажешь о фонетической стороне русского слова.

Особый интерес представляет сербское слово БУБУЉИЦА, имеющее два значения: 1) узел и 2) пузырь.

 

137.               БУБНИТЬ

BXw + WB + NJ = надувая щёки и выпучивая глаза + поражать врага + страстно.

Варианты среднеиндоевропейского звучания: bo-wb-ni, bo-ub-ni.

Первоначальное значение: издавать угрожающие звуки при надутых щеках и выпученных глазах во время нападения на врага.

Современное значение: БУБНИТЬ – издавать невнятные монотонные звуки.

 

138.               БУГОР

BhXw + WKj + GwR = выпуклость + чтобы спастись + как на горе.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bho-wk’-gwer.

Первоначальное значение: БУГОР – высокое место для спасения от разлившейся воды.

Современное значение: БУГОР – небольшая возвышенность или просто выпуклость.

 

139.               БУДИТЬ, БДИТЬ, БДИТЕЛЬНЫЙ

BhW + DhXj = будить + когда нужно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhew-dhe.

Далее: bhewdhe > bhowdhe. Отсюда имеем закономерное БУД-  в современном русском языке.

Первоначальное значение: БУДИТЬ в случае необходимости.

Слова БДИТЬ и БДИТЕЛЬНЫЙ – этого же происхождения.

 

140.               БУДУ, БУДЬ

Древнерусский облик обоих слов: БѪДѪ, БѪДИ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhX + WN + DhX = провозглашает + жрец + в дыму.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bha-un-dha.

В дальнейшем: bhaundha > bõnd- или БѪД- – всё строго закономерно, без единого изъяна.

Для того, чтобы получить в итоге bõnd-, можно, идя назад, составить и другие конструкции, используя для этого другие биконсонантные корни. Я всю эту работу проделал и понял: ничего вразумительного при этом добиться нельзя, и поэтому я настаиваю на приведённой выше конструкции как на единственно возможной и не имеющей никаких даже и близких вариантов.

Первоначальное значение: предсказание жреца о БУДУЩЕМ.

Современные значения: БУДУ, БУДЕШЬ… – глагол БЫТЬ в БУДУЩЕМ времени. Оба глагола – БУДУ и БЫТЬ – воспринимаются нынче на слух как однокоренные.

Примечание. В современном малороссийском языке, в котором должны были совпасть по звучанию древнерусские глаголы БЫТИ и БИТИ, в целях недопущения такого совпадения, глагол БЫТИ получил новую форму: БУТИ – по аналогии с глаголом БУДУ.

 

141.               БУЙНЫЙ, БУЯН

BhW + JXj = спасающий + резво.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhew-je.

Первоначальное значение было положительным, а не отрицательным. Позже произошло переосмысление до уровня современного значения: БУЙНЫЙ – неуправляемо агрессивный.

Слово БУЯН может иметь два происхождения: позднее и раннее. Если происхождение позднее, то тогда следует так объяснить происхождение этого слова корень БУЙ- сложился с суффиксом  -АН. Допускаю другую версию происхождения этого же слова: оно образовалось ещё на Среднеиндоевропейском этапе с помощью такой конструкции:

BhW + JXj + XN = спасающий + резво + воин.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bhew-je-an.

Склоняюсь именно к этой конструкции.

 

142.               БУЗИНА

В современном русском языке: БУЗИНА́ – известное растение, именуемое в латинском языке: SAMBUCUS. В русских диалектах: БУЗ, БОЗ.

В белорусском языке: БУЗIНА́; в малороссийских диалектах: БУЗИНА́, БОЗ, БУЗÓК; в болгарском: БЪЗ; в сербском языке и в диалектах: БАЗ, БАЗГА; в словенском: BEZEG (в диалектах с разными ударениями); в чешском: BEZ (родительный падеж: BZA, дательный: BZU…); в словацком: BAZA; в польском: BEZ; в кашубском: BES; в верхнелужицком: BOZANKA.

В курдском: BAZGE, BÛZ.

Судя по всему, на предславянском этапе корень, служивший для обозначения этого растения, имел два варианта: bouz-  и  buz-.

В самом деле, bouz- – это ведь и есть то самое, что могло закономерно привести к русскому и восточнославянскому корню БУЗ-.

А buz- – это то самое, что могло столь же закономерно привести ко всем остальным славянским вариантам, ибо buz- > bъz-, а уже затем в разных славянских диалектах возникали ситуации: bъz- > boz, bъz- > bz-, bъz- > baz- (для сербского языка) и т.д. Русские и малороссийские диалектные варианты с корнем БОЗ- – именно этого происхождения.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhX + WGhw + GjJ = белым цветом + красиво + окружено со всех сторон.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bha-wgwh-g’i  или  bha-ugwh-g’i, что совершенно одно и то же.

Первоначальное значение: растение с красивыми белыми цветами.

В дальнейшем – для предславянского корня bouz-: bhaugwhg’i > bhaug’g’i > … > buzi-, buz- – уже на славянском этапе.

Для корня предславянского buz-: bhaugwhg’i > bhug’g’i > … > bъzi-, bz- – на славянском этапе до падения редуцированных и после.

Причина того, что в одном случае произошёл процесс 1) au > ou > u, а в другом случае 2) процесс au > u > ъ, объясняется очень просто: первый фонетический сценарий – праславянский, а второй – италийский. И там, и там всё было в рамках законов, но – своих собственных.

Первоначальное значение: растение, окружённое со всех сторон красивыми белыми цветами.

 

143.               БУЗА, БУЗИТЬ

Трудный случай. Высказываюсь в виде неуверенного предположения.

БУЗА – кулачный бой, БУЗИТЬ – резвиться. Оба слова имеют славянское и индоевропейское происхождение. Совпадения с другими языками – случайны, но эти совпадения могли повлиять на современные значения этих слов.

BhN + GhjJ = многие + на снегу.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhen-gh’i.

Далее: bhengh’i > bhongh’i. Затем, при переходе в славянское состояние и далее: on > õ > u; gh’ > z.

Первоначальное значение: резвящиеся на снегу дети.

Современное значение: БУЗИТЬ – слишком уж бурно резвиться.

 

144.               БУЛАВА

Современное значение: БУЛАВА́ – некий жезл с округлостью на конце, являвшийся в старину атрибутом торжественных ритуалов. Ныне воспринимается иногда как разновидность палицы. БУЛАВКА – маленькая БУЛАВА; слово, видимо, считалось поначалу шутливым названием для маленькой металлической заколки с крохотным набалдашником.

В малороссийском языке: БУЛАВА́; в польском: BUŁAWA. Кроме того: в словенском языке: BULA – шишка, желвак; в чешском: BOULE – шишка; в польском: BUŁA – ком, BULA – пузырь; в сербском: БУЉИТИ – выпучивать глаза.

Предысторию слова БУЛАВА следует понимать примерно так: общеславянское слово БУЛА соединилось с общеславянским же суффиксом -АВА, этимологию которого смотрим в статье -АВА (этот суффикс всегда использовался для образования слов с торжественным значением).

И, таким образом, задача состоит в том, чтобы установить этимологию слова БУЛА (или корня БУЛ-), ибо происхождение суффикса уже описано.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней (для слова БУЛА):

BXw + WL = шар + у военного вождя.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bo-ul.

Первоначальное значение: некий шар (служащий знаком торжественности), который держит в руках военный вождь (герой, доблестный воин, полководец). В фонетическом отношении всё получается довольно убедительно. Но остаётся непонятным: о каком шаре идёт речь и почему военный вождь должен держать его?

Я думаю, что описанная выше версия – правильна, но слов на самом деле было два, а не одно, и оба слова даже и не слились вместе в ходе переосмысления, как это обычно бывает при корневой контаминации, а просто существуют в Славянском мире отдельно друг от друга. Первое слово: БУЛА, второе слово: БУЛАВА, которое следует рассматривать целиком, не выделяя в нём никаких корней и суффиксов. Вот что в этом случае выходит (для слова БУЛАВА):

BhW + LX + WX = стояние на страже + в полнолуние + ритуальное.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bhew-lā-wā.

В дальнейшем: bhewlāwā > boulāwā > БУЛАВА – строго закономерно, без единой погрешности!

Первоначальное значение требует особого объяснения. Первое и самое главное, чему поклонялись индоевропейцы, это Реки и Вода. Воде приписывались особые сакральные свойства. Но на втором месте по степени значимости была Луна, точнее: Полнолуние – это время, когда совершались особо важные ритуалы. Значение слова БУЛАВА получается примерно таким: стояние на страже (в почётном карауле?) во время ритуальной церемонии, посвящённой Полнолунию. И только после этого можно понять, что означает шар, которым наделяется военный вождь. Шар – это символ Луны или Полнолуния.

 

145.               БУРЧАТЬ

BR + RK = бормотать + беззлобно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ber-rk.

Далее: berrk > berk > bork.

Затем: bork > burk – непонятный для славян фонетический процесс. Я думаю, его можно объяснить так: либо это была аналогия со словом ЖУРЧАТЬ (смотрим статью), либо это было влияние италийского языка при столкновении италийскоязычных венетов с праславянами. Оба объяснения нахожу вполне убедительными, но не решаюсь отдать предпочтение одному из них.

Современное значение: БУРЧАТЬ – добродушно или беззлобно бормотать.

 

146.               БУРЬЯН

BW + RJ + XN = досаждает + когда двигается + впереди идущий.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bew-ri-an.

В дальнейшем: bourian – закономерно.

Первоначальное значение: БУРЬЯН – это то, что мешает движению впереди идущего; остальным легче идти – они идут по притоптанной траве.

 

147.               БУРЯ

Современное значение русского слова БУ́РЯ: очень плохая погода, быть может, опасная для жизни – с сильным ветром, дождём, снегопадом: если это на море – то, с большими волнами.

В белорусском языке: БУ́РА; в малороссийском: БУ́РЯ; в болгарском: БУ́РА, БУ́РЯ; в сербском: БУРА; в словенском: BURJA; в чешском: BOUŘE; в польском: BURZA.

К древнерусскому написанию слова БѸРѨ следует относиться критически. Такое написание зафиксировано многократно в различных текстах, и, если отнестись к нему всерьёз, то можно подумать, что последний гласный звук в этом слове был носовым. Но такое написание было всего лишь данью моде: древние переписчики находили таким способом применение древним буквам, надобность в которых отпала.

Мне представляются правдоподобными лишь два варианта этимологии этого слова. Первый вариант, имеет, как кажется, многочисленные подтверждения в индоевропейском мире – примеры хорошо показаны в словаре Фасмера, и я не хочу перечислять их. Второй вариант – это итог моих собственных рассуждений, которые не опираются ни на что, кроме моей интуиции. Именно второй вариант мне и представляется правильным, но я ни на чём не настаиваю и показываю оба варианта.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BhXw + XwW + RJ = от ярости + холодной + всё содрогается.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bho-ow-ri.

В дальнейшем: bhoowri > bhouri > bouri-, и затем – подгонка под женский род: bouri > bouriā > bourjā.

Первоначальное значение: очень сильный холодный ветер.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

BXw + XwW + RJ = злобный вой + холодный + когда всё содрогается.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bo-ow-ri.

В дальнейшем: boowri > bouri, и после этого – подгонка под женский род: bouri > bouriā > bourjā.

Первоначальное значение: очень сильный холодный ветер, который устрашает своим завыванием.

Психологический момент, который мы видим во втором варианте, – это и есть то самое, что заставляет меня отдать предпочтение именно ему.

 

148.               БУСЫ

Современное значение русского существительного БУ́СЫ: известное женское украшение, надеваемое на шею и состоящее из мелких однородных предметов – иногда дорогих (драгоценные камни, драгоценные металлы), иногда дешёвых (яркие ягоды, деревянные предметы и т.д.). Ни в каком славянском языке мы не наблюдаем подобного слова, но это вовсе не означает, что слово БУСЫ не есть исконно славянское и исконно индоевропейское. Известны случаи, когда то или иное слово сохраняется лишь в одном-единственном славянском языке. а всеми остальными утрачивается. В данном случае таким языком вполне может быть русский. И всё же это настораживает и заставляет искать происхождение этого слова где-то за пределами Славянского мира или Индоевропейского.

Возможно, нас уводит в сторону то, как мы понимаем значение этого слова: мелкие однородные предметы, нанизанные на ниточку. А что, если источником русского слова БУСЫ были некие другие представления? Допустим такое: сцепленные между собою однородные предметы любого размера. Эти предметы могут быть крупными, могут быть не предназначенными для шеи, и они могут не являться украшением. Я обнаруживаю в русском языке два таких слова:

Первое похожее слово: БУ́СА. Его значение Фасмер описывает так: примитивная лодка из двух долблёных стволов, скреплённых друг с другом. Слово устарелое и диалектное одновременно, но оно было в русском языке, и мы выделяем в этом случае полезную для нас идею сцепления однородных предметов.

Второе похожее слово: БУС – мелкий продолжительный дождь. Это диалектное и, видимо, уже совсем забытое слово. У него есть (или теперь уже: были!) и такие диалектные значения: мучная пыль на мельнице. Здесь можно выделить две таких полезных идеи: мелкие однородные предметы – капли дождя, пылинки. А украшение БУСЫ – оно ведь тоже состоит из мелких однородных предметов!

Оба слова, по мнению Фасмера, имеют не славянское происхождение, а какое-то другое: первое слово, якобы, скандинавского происхождения, а второе – то ли восточнофинского, то ли тюркского. Если Фасмер прав, то это означает, что в рамках этого словаря эти два слова не могут быть рассмотрены. Объектом этимологического исследования в моём словаре могут быть только русские слова славянского происхождения, и лишь изредка я делаю небольшие исключения для очень древних заимствований из других индоевропейских ветвей.

Но Фасмер мог и ошибаться. Есть примеры, когда исконно славянские слова попадали в другие индоевропейские ветви, а затем возвращались ко всем славянам или только к русскому языку. И такие же точно примеры есть и со словами тюркского или финского происхождения: русское или славянское слово попало в эти языки, а потом вернулось обратно, пройдя определённую обработку. Вот это самое я и подозреваю в данном случае: есть признаки того, что это слово, как минимум, индоевропейского происхождения, а как максимум – ещё и славянского.

Выдвигаю предположение об индоевропейском происхождении русского слова БУСЫ и реконструирую среднеиндоевропейскую конструкцию, которая могла предшествовать этому слову (первый вариант):

BXw + XwS = округлые + соединённые.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bo-os.

В дальнейшем могло быть boos > bos > bus – по италийсковенетским фонетическим законам. Если эта версия правильна, то это слово можно считать чисто славянским, ибо всё италийсковенетское приравнивается к исконно славянскому.

Второй вариант:

BXw + WS = округлые + мелкие.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  bo-us.

Для славян действует такое правило: us > ux. Здесь это правило не соблюдено, и это может означать то, что это слово ушло из дославянского языка в некую другую языковую стихию ещё очень давно – когда это правило ещё не срабатывало.

Ни на чём не настаиваю. В целом, все соображения по поводу русского существительного БУСЫ производят впечатление неуверенных предположений.

 

149.               БУХАТЬ

Современное значение: сильно или агрессивно шуметь – при ударении на первый слог; пьянствовать – при ударении на второй слог.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BX + WS = бурчать + мурашки по телу.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: ba-us.

Первоначальное значение: отвратительно ругаться.

 

150.               БУШЕВАТЬ

BhW + SJ + XwW = пробуждая + охватывает + холодом.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhew-si-aw.

Далее: bhewsiaw > bhowsjaw – фонетически безупречно, а в смысловом отношении – несомненно.

Первоначальное значение: приход БУШУЮЩЕЙ непогоды, которая охватывает всех холодом и не даёт спать устрашающими завываниями метели.

 

151.               БЫК

BXw + WK = вой + делающий.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: bo-wk, bo-uk.

Праславянское звучание: būkos.

Первоначальное значение: БЫК – известное домашнее животное.

 

152.               БЫЛЬЁ, БЫЛИНКА

Современное значение русского слова БЫЛЬЁ – слишком густая трава, сорная трава; БЫЛИ́НКА – стебелёк травы;. Корнем следует считать БЫЛЬ-, всё остальное – поздние добавления к нему.

В старославянском языке: БЫЛИѤ.

В малороссийском языке: БИ́ЛЛЯ – стебель; в болгарском: БИ́ЛЕ; в сербском: БИЉЕ; в словенском: BILJE; в чешском: BÝLÍ – сорная трава; в польском: BYLE – куст.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BW + WL + LJ = досаждающие + (словно бы) волосы + оставшиеся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bu-ul-li.

В дальнейшем: buulli > būli > БЫЛЬ – строго закономерно.

Первоначальное значение: трава, оставшаяся после покоса; стерня.

 

153.               БЫЛИНА, БЫЛЬ

Слово БЫЛИ́НА употребляется в «Слове о полку Игореве» в значении примерно таком: некий всем известный факт (рассказывать по БЫЛИНАМ нашего времени). Значение эпическое сказание было введено в обиход в 19-м веке.

Если взять за основу слово БЫЛИ́НА, усматривая в нём корень БЫЛИН-, то можно предположить такую среднеиндоевропейскую конструкцию биконсонантных корней (первый вариант):

BhXw + LJ + NXw = то, что стало + оставшимся + для нас.

На Среднеиндоевропейском этапе это должно было произноситься примерно так: bhō-lī-nō. Долгота гласных во всех трёх слогах – это то, на чём следует настаивать.

В дальнейшем: bhō > bhū – такое было возможно со словами италийского происхождения, которые обретали статус славянских. И затем, уже по славянским фонетическим законам: ū > ы.

Первоначальное значение: то, что осталось у нас в памяти.

Позже возникают представления о суффиксе, который здесь якобы присутствует, и при отбрасывании этого ложного суффикса возникает существительное БЫЛЬ – примерно с тем же значением. Придание слову женского рода произошло по аналогии с другими похожими словами, в чём нет ничего необычного.

Могу предположить вариант практически с тем же самым значением и с очень похожим звучанием (второй вариант):

BhXw + LJ + NX = то, что стало + оставшимся + в наших селениях.

Среднеиндоевропейское произношение: bhō-lī-nā.

В фонетическом отношении этот вариант просто безупречен, но по смыслу мне предыдущий вариант внушает большее доверие.

И, наконец, такая идея: за основу нужно взять существительное БЫЛЬ, а слово БЫЛИНА считать более поздним и выделять в нём при этом настоящий, а не ложный суффикс -ИН- с обычным окончанием -А.

Тогда можно предположить такую среднеиндоевропейскую конструкцию (третий вариант):

BhX + WL + LJ = провозглашаю + о героях + чтобы осталось (в памяти).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bha-ul-li.

В дальнейшем: bhaulli > bhūli > … > БЫЛЬ.

 

154.               БЫСТРЫЙ

BhW + XwS + RJ = бодро + все вместе + устремляемся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bhu-os-ri.

В дальнейшем: bhuosri > bhūsri.

Уже на славянском этапе происходит обычный процесс: sr > str (смотрим статью ОСТРОВ); ū > ы – это неукоснительное правило, действующее при переходе в славянское состояние. Отсюда и имеем современный русский вид этого слова: БЫСТРЫЙ.

Первоначальное значение: призыв совместными усилиями куда-то устремляться, возможно, в бой или в поход.

Современное значение – это идея любой БЫСТРОТЫ, нечто БЫСТРОЕ – походка, мысль, река, человек.

 

155.               БЫТ

По мнению Н.Д. Андреева (которое и я разделяю), русское, славянское и индоевропейское существительное БЫТ не является однокоренным по отношению к глаголу БЫТЬ (смотрим статью) и имеет совершенно другую этимологию. Русское слово имеет соответствия в других славянских языках и в литовском, где видны следы смыслового сближения с глаголом БЫТЬ. Рассмотрение всех этих примеров нахожу излишним, ибо это выходит за рамки задач данного этимологического словаря.

Среднеиндоевропейская конструкция для русского существительного БЫТ:

BhX + WT = надёжное (житьё-бытьё) + на протяжении времени.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bha-ut.

В дальнейшем: bhaut > bhūt- > БЫТ-. Такой фонетический сценарий похож более на италийский, нежели на праславянский. Но моя установка неизменна: всё италийское в составе славянских языков приравнивается к исконно славянскому.

Первоначальное значение: длительная благополучная жизнь, обитание в благополучных условиях; БЫТ.

Увязывание существительного БЫТ с глаголом БЫТЬ – народная этимология в чистом виде. Русский язык не знает ни единого подобного примера; в нём нет пар типа ВЫТЬ – ВЫТ, ДАТЬ – ДАТ и т.д. Пара БЫТЬ и БЫТ – случайное совпадение.

 

156.               БЫТЬ

Современное значение русского глагола БЫТЬ: существовать, иметь место, иметься, находиться.

В древнерусском и в старославянском языках: БЫТИ. Именно эта форма принимается за образец в качестве идеально славянской.

В белорусском: БЫЦЬ; в малороссийском: БУ́ТИ; в сербском: БИТИ; в словенском: BITI; в чешском: BÝTI; в словацком: BYT; в польском: BYĆ; в верхнелужицком: BYĆ; в нижнелужицком: BYŚ.

В латышском языке: BŪT.

В литовском: BŪTI. Литовский язык показывает ту самую форму, которая была у предков славян накануне их перехода в славянское состояние, когда ещё не заработал закон утраты бемольности, присущий только славянам. Литовская форма также принимается за образец, ибо было так: БЫТИ < BŪTI.

Но и литовская форма BŪTI не есть идеальная индоевропейская форма. В литовском слове следует выделить аффикс -TI, который свойственен сатэмной ветви Индоевропейского мира, а также кентумным тохарским языкам, и рассмотреть корень BŪ-, который можно считать уже общеиндоевропейским, но лишь при такой оговорке: bū- < bhū-. И вот это bhū и есть предмет этимологического исследования в данной статье.

В латинском языке наблюдаем это же самое bhū с большим фонетическим искажением: FUI – я был; FUTŪRUS – будущий. Фонетический сценарий здесь был таким: bhū- > phu > fu-. Примерно то же самое случилось и у греков: ΦΥΟΜΑΙ – становлюсь. В современных германских языках наблюдаем остатки этого корня: например, в немецких глаголах: ICH BIN и DU BIST, в английском глаголе TO BE. Примеры есть и во всех остальных индоевропейских ветвях.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhXw + XjW = быть + жить.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: bho-ew.

В дальнейшем: bhoew > bhū > БЫ-.

Первоначальное значение: жить-поживать, существовать.

 

157.               БЯКА, БУКА, БУКАШКА

BN + KwX = страшный + (тот самый) который.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  ben-kwa.

В дальнейшем возникает чередование ben-/bon-, и оба варианта – древний и новый – сохраняются благодаря разнице в интонациях и в оттенках значения.

На славянском этапе: bẽ-/bõ-; на русском этапе – БЯ-/БУ-.

Первоначальное значение: некое очень злобное и страшное существо – то самое, которое не следует называть вслух, чтобы не накликать беды. Вначале это был некий реальный человек, возможно, колдун или жрец; возможно, палач или садист (сравним немецкое PEIN – пытка). И лишь затем этим словом стало называться некое злое божество, но, видимо, не из числа самых главных.

Современные значения: БЯКА – детское словечко для обозначения чего-либо очень плохого; БУКА – детское слово для обозначения некоего злого существа, которым взрослые пугают детей.

Слово БУКАШКА – детское переосмысление слова БУКА. БУКАШКА – некое крохотное насекомое, которым пугают детей.