Е

 

1.     -Е (окончание дательного падежа единственного числа для существительных 1-го склонения)

Следует исходить из того, как в древнерусском языке образовывалась форма дательного падежа единственного числа для слов: ЗЕМЛЯ, ПЪТИЦА, ЖЕНА, КЪНИГА. Это были соответственно формы: ЗЕМЛИ, ПЪТИЦИ, ЖЕНѢ, КЪНИЗѢ.

В современном русском языке окончание дательного падежа единственного числа для существительных 1-го склонения сведено к одному-единственному окончанию -Е, которое в дореволюционном написании изображалось как -Ѣ, что не должно вводить в заблуждение.

Этимологическому исследованию подвергаются оба древнерусских окончания: -Ѣ и -И.

В древнерусском языке буква «Ѣ» произносилась как [ie]. В старославянском, который испытал литовское влияние: [iæ], [æ]; в других славянских диалектах были, кроме того, и такие произношения: [ie], [ie] и другие похожие варианты. В любом случае срабатывало одно и то же правило: Ѣ < aj или Ѣ < oj.

Биконсонантный корень XjJ произносился в Среднеиндоевропейскую эпоху как [ej] или [ei]. Одно из значений этого корня: идея приближения к чему-либо, что соответствует значению дательного падежа. Рассматриваемое падежное окончание применялось только к существительным первого склонения, а это, в основном женский род, и намного реже – мужской. Показателем женского рода была морфема a или ā.

Следствием этого был такой фонетический сценарий: aej > aj > ie. В некоторых случаях могло быть и так: aei > ai > ī, чем и объясняется существование двух разновидностей падежного окончания в древнерусском языке: и .

Фонетический эпизод ai > ī считаю италийским, а не праславянским. Отсюда делаю вывод и о происхождении самого падежного окончания: оно италийское, как и большинство славянских падежных окончаний.

Похожие формы дательного падежа для существительных женского рода единственного числа наблюдаем также в двух неславянских языках – в латинском (CALVA – CALVAE) и в литовском (GALVA – GALVAI).

 

2.     -Е (окончание предложного падежа единственного числа для существительных 1-го склонения)

Смотрим предыдущую статью об окончании дательного падежа для существительных 1-го склонения единственного числа. Отмечаем, что во всех славянских языках падежные формы дательного и предложного (местного) падежей для существительных 1-го склонения единственного числа полностью совпадают. Недопустимо предположение о том, что так же было и в древности, ибо омонимия была под запретом. Оба падежа должны иметь разное происхождение. Современное совпадение обеих падежных форм я объясняю так: окончание предложного (местного) падежа было полностью подогнано под окончание дательного. Считаю, что факт совпадения произошёл на предславянском этапе и первоначальную форму следует искать либо в праславянском направлении, либо в италийском.

Рассматриваемое падежное окончание возникло в конце Среднеиндоевропейского этапа и представляло собою такую конструкцию:

XJ + JDh = когда буря + в убежище (прячемся).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: ai-idh, aj-jedh.

Дальнейшая фонетическая судьба: aiidh > aid > ie (Ѣ) – для древнерусского языка, согласно закону открытого слога в славянских языках; ajjedh > ajed > oje – для литовского языка,  например, GALVA – голова (именительный падеж); GALVOJE – в голове (местный падеж).

Первоначальное значение: идея нахождения внутри спасительного пространства во время бури.

Более позднее значения: нахождение внутри, местный падеж.

Склоняюсь к тому, что падежное окончание имеет праславянское происхождение, а не италийское.

 

3.     … {jebа́t’}

Общеславянский глагол. Звучит узнаваемо на всех славянских языках и означает одно и то же. Исключением являются верхнелужицкий язык – {jébać} – и нижнелужицкий {jébaś}, в которых этот глагол употребляется в значении обманывать.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

XwJ + BhXw = членом + втыкать.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  oj-bho.

В праславянской языковой предыстории oi > ē, затем ē > jē – потому что это начало слова, а славяне не терпели звука [e] в начале слова и слога и добавляли протетическое j-. Со второю половиною происходят следующие закономерные преобразования: bho > bhō > ba.

 

4.     ЕГОЗА

Современное значение устаревающего русского существительного ЕГОЗА́: непоседа, неугомонный человек (как правило, ребёнок, юноша, девушка).

Слово достоверно подтверждается только в одном славянском языке – малороссийском: ЄГОЗА́. Все остальные русские и славянские слова, которым можно было бы приписать родство со словом ЕГОЗА, целесообразнее всего просто отклонить –  во избежание путаницы и кривотолков.

Случай очень трудный, но, по моему мнению, есть только один-единственный вариант правильной этимологии.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

JXj + GhwXw + GjX = парень + желающий + жениться.

Это должно было произноситься таким образом: je-gwho-g’a.

Дальнейшая фонетическая судьба: jegwhog’a > ЕГОЗА.

Первоначальное значение понятно из самой конструкции. Следует лишь подчеркнуть, что нынешний женский род этого существительного – чистая случайность, связанная со среднеиндоевропейским произношением третьего биконсонантного корня.

 

5.     ЕДА, ЕДИМ, ЕД- (корень)

Русский и славянский корень ЕД- означает пищу и её поглощение. Некоторая трудность заключается в том, что в русском языке (и в других славянских) этот корень не всегда ярко выражен, ибо его смычный звонкий согласный в некоторых позициях (и довольно часто!) теряется либо заменяется на что-то иное. Например, в словах ЕМ, ЕШЬ, ЕВШИЙ, ЕЛ согласный [д] утрачивается, а в формах он ЕСТ и хочу ЕСТЬ – заменяется на спирант [с], согласно древнему славянскому и летто-литовскому правилу: d + t = tt > θt > st.

В древнерусском языке и в старославянском: ѤДА.

В малороссийском: ÏДА́; в болгарском: ЯДА́; в словацком: JEDLO.

В жемайтском: JIEDIS – еда. В литовском: ĖDESYS – корм; в латышском: EDESIS – корм.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней, по мнению Н.Д. Андреева:

XwXj + DXw = для поедания + даваемое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: oe-do.

По моей версии, среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней было другое:

XwXj + XjD = я ем + делай то же самое (ешь со мною, угощайся).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: oe-ed.

Вполне допускаю, что оба варианта существовали одновременно – они ведь не одинаковы по значению. Позже произошло их слияние (контаминация) – из-за сходства звучания и близости значений.

 

6.     ЕДВА

Слово является достоянием всего Славянского мира, но, удивительным образом, мнения славян расходятся по поводу первого слога. Если отбросить нюансы, то славянские разногласия по поводу этого слова выглядят так: одни считают, что первый слог в нём это [je-], вторые – [o-], третьи – [l’e-]. Это совершенно поразительно и аналогов не имеет. Особенностью восточных славян является начальное [o-] в тех случаях, когда у славян двух других ветвей в начале слова встречается [je-]. Например: озеро, олень, один, осень. Так вот, славянские разногласия по поводу слова ЕДВА – [o-] или [je-] – не имеют ничего общего с этим явлением: у восточных славян может быть [je-], а у южных – [o-].

Отсюда можно сделать предположения:

– слово сложного происхождения, и его начальный слог, возможно, воспринимался как приставка, которую можно заменить на другую приставку или на третью (хотя, где подобные примеры?);

– возможно, здесь были замешаны какие-то эмоции;

– возможно, здесь имели место какие-то важные табуизмы…

Вот это последнее мне и представляется наиболее вероятным, ибо здесь просматривается биконсонантный корень WX (wa), первоначальное значение которого было таким: вагина! Вторичным – широко расставленные ноги.

Считаю, что славянских вариантов этого слова было три, а современный русский язык взял всего лишь один из них. Выдвигаю версии по поводу происхождения всех трёх славянских слов.

По слову ЕДВА.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XwJ + DhW + WX = членом + девственницу + во влагалище.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  oj-dhu-wā.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

JXj + DhW + WX = веселясь (шутя) + девственнице + во влагалище.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  je-dhu-wā.

Первый вариант привожу лишь из формальных соображений, ибо он тоже может привести к современному слову ЕДВА, и своё предпочтение отдаю второму варианту. Более того: считаю второй вариант главным (и первоначальным) среди всех остальных!

По слову ОДВА. Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

XwD + DhW + WX = для зачатия + девственнице + во влагалище.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  od-dhu-wā.

По слову ЛЕДВА. Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

LXj + DhW + WX = с любовью + девственнице + во влагалище.

Другое толкование этой же самой конструкции: … = заботясь (о безопасности) + девственнице + во влагалище.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  le-dhu-wā.

В правильности всего представленного выше по поводу всех трёх слов – я уверен. Тем не менее, предлагаю пофантазировать и заменить во всех случаях биконсонантный корень DhW со значением девственница на биконснонантный корень DW со значением сомнение. Полученные конструкции будут столь же фонетически безупречны, а смысл останется приблизительно таким же!

Первоначальное значение по всем трём вариантам: любовная игра, условием которой является неполнота действий; призыв к такой игре.

Современное значение: ЕДВА – причастие, обозначающее не полноту действия, а лишь самое его начало или незначительность его.

 

7.     ЕДУ, ЕДЕШЬ, ЕДЕТ…

Биконсонантный корень XjD из Дополнительного списка биконсонантных корней произносился в Среднеиндоевропейскую эпоху как [ed] и имел первоначальное значение такое: собирайся в путь со мною! я ухожу, иди и ты тоже! Позже произошло разделение этих значений на два новых:

1) будь со мною, будь с нами; со мною, с нами…

2) поездка, путь…

Современный русский корень ЕД- в глаголе ЕДУ происходит именно от этого второго значения и означает идею поездки. Этот корень не имеет ничего общего с корнем ЕД- в слове ЕДА (смотрим статью в словаре); равным образом он не родственен корню ЕЗД- в слове ЕЗДА (смотрим статью), корню ЕХ- в слове ЕХАТЬ (смотрим статью) и корню ИД- в слове ИДУ (смотрим статью).

Фонетическая судьба биконсонантного корня XjD в русском языке (и в большинстве других славянских) очень проста: ed > jed.

 

8.     ЕЗДА

XjJ + SD = ездить + далеко.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ej-zd.

Первоначальное значение: систематические поездки (по одному и тому же пути).

Современное значение: ЕЗДА – то есть обыкновение делать поездки. Смотрим статью ЕДУ, ЕДЕШЬ, ЕДЕТ…

 

9.     ЕЙ-ЕЙ, ЕЙ

В современном русском языке употребляется чаще всего в выражении ЕЙ-БОГУ; выражения ЕЙ ЖЕ ЕЙ и ЕЙ-ЕЙ на сегодня воспринимаются уже как устарелые.

Исконно славянские значения: воистину!, конечно!, именно так! В сербском языке: EJA – да; в словенском: EJ – да, воистину; в болгарском: ЕЙ – поистине, да, так.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

XjXw + JW = внимание! + это справедливо (по-честному, по уговору).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: eo-ju или, скорее всего, eo-jū.

Переход к славянскому произношению – строго закономерен.

 

10.  ЕЛЕ; ЕЛЕ-ЕЛЕ

Общеславянскими являются такие значения: идея ограничения – это самое главное, а также идея уменьшения, идея возражения или запрета.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

JL + LXj = заботы + утомительные.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: jel-le, il-le.

Дальнейшая фонетическая судьба: jelle > jele. Для некоторых других славянских языков: ille > ile > ьle > le. Оба варианта существовали с самого начала и отражали древнее диалектное членение.

Современные значения: ЕЛЕ-ЕЛЕ – чуть-чуть; ЕЛЕ – с трудом, с большим усилием (ЕЛЕ дошёл).

 

11.  ЕЛЕЦ (рыба)

Рыба из отряда карпообразных. В малороссийском языке: ЯЛЕЦЬ; в белорусском: ЯЛЕЦ; в нижнелужицком: JALICA; в древнепольском и чешском: JELEC. Это наводит на сомнения фонетического порядка: XjL  или  XL? Вопрос можно поставить и так: JXj  или  JX?

Между тем, рыба характеризуется такими свойствами: любит чистую воду; очень подвижна; красивого серебристого цвета; у неё изысканно вкусное и нежное мясо…

Не очень решительно предлагаю такую среднеиндоевропейскую конструкцию:

JXj + XwL = резво + переплывает.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: je-ol.

После этого становятся понятными славянские колебания в первом слоге этого слова: jeol > jēl  или  jōl. Если последнее, то jōl > jal.

Первоначальное значение: подвижная рыба.

 

12.  ЕЛЕЦ (грудная кость птицы и других животных)

Слово не подтверждается другими славянскими языками.

Первый вариант. Возможно, это чисто русское переосмысление слова ЕЛЕЦ в значении рыба (смотрим статью): рыба с таким названием очень вкусна, а грудинка птицы или некоторых животных – это тоже деликатес.

Второй вариант. Это чисто славянское слово, имеющее свою среднеиндоевропейскую предысторию, но сохранившееся только в русском языке, да и то – ставшее в нём устарелым и диалектным. В этом нет ничего невероятного. Если это так, то я предлагаю такую конструкцию:

JD + LJ = вкусное + оставляем.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: jed-li.

Дальнейшая фонетическая судьба: jedli > jeli. Позже: ЕЛЬЦЬ – на древнерусском этапе.

Первоначальное значение: та вкусная часть туши, которую мы не отбрасываем при разделке, а особо выделяем.

 

13.  ЕЛОЗИТЬ

Туманное слово: ни явных славянских соответствий, ни надёжных однокоренных слов в составе русского языка… Строго говоря, такое слово не стоит рассматривать вовсе. И всё же я делаю такую попытку – хотя бы для того, чтобы привлечь внимание будущих исследователей к этимологии этого непонятного глагола.

Если допустить, что это слово имеет древнюю предысторию, а не является каким-то новообразованием или заимствованием, то можно предположить для него такую среднеиндоевропейскую конструкцию биконсонантных корней:

JL + XwGj = когда трудно + пребываем в нерешительности.

Среднеиндоевропейское звучание: jel-og’.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’ > z – закономерно, в рамках процесса сатэмизации.

Первоначальное значение: пребывать в смятении.

Современные значения: ЕЛОЗИТЬ – беспокойно ползать в разных направлениях; ёрзать.

 

14.  ЕЛЬ, ЁЛКА

Современное русское существительное ЕЛЬ (PICEA) служит для обозначения известного дерева из семейства сосновых. ЁЛКА – разговорная разновидность этого же слова.

В белорусском языке: ЕЛКА – с тем же самым значением.

В малороссийских диалектах существует несколько слов, похожих на русское: ЄЛЬ, ÏЛЬ, ЯЛЬ, ЯЛИЦЯ, ЯЛИНА, но значения их не всегда совпадают с русским, и некоторые из них могут обозначать и пихту (ABIES). То же самое наблюдаем в верхнелужицком языке: JĚDLA – пихта, ёлка;

Во всех остальных славянских языках слова, похожие на ЕЛЬ и ЁЛКУ, означают только пихту (ABIES).

В болгарском языке: ЕЛА́; в македонском: ЕЛА; в сербском: JЕЛА; в словенском: JELKA; в чешском: JEDLE; в словацком: JEDLA; в нижнелужицком: JEDŁA; в польском: JODŁA.

В литовском и в жемайтском: EGLĖ – ель; в латышском: EGLE – ель.

Среднеиндоевропейская конструкция двусогласных корней, которая могла бы примирить различное звучание всех славянских форм, мне представляется такою:

JG + DhL = с иголками + в дебрях.

Это должно было произноситься  примерно так: jeg-dhel.

Дальнейшая фонетическая судьба: jegdhel > jegdhl- > jel- – закономерно.

Первоначальное значение: то самое дерево, которое с колючками и которое растёт в труднопроходимых дебрях. Пихта ли это была с её шишками, торчащими вверх, или это была ЕЛЬ со свисающими шишками – среднеиндоевропейские предки славян не придавали значения таким мелочам.

Возникает вопрос: имеют ли какое-либо отношение к показанной выше конструкции летто-литовские слова? В этих языках не было процесса je > e, поэтому мне представляется, что эти слова имеют другое происхождение.

 

15.  ЕМ-/ЁМ-/ИМ-/ЙМ-/ЫМ-/ЬМ-/Я- (корень)

Общеславянский корень со множеством чередований, возникшим из-за исключительно частого употребления этого корня и его активного участия в славянском словообразовании.

Примеры употребления в современном русском языке: ЕМЛЮ (ОБЪЕМЛЮ, ПОДЪЕМЛЮ), ЁМКОСТЬ, ИМЕТЬ, ПОЙМАТЬ, ВОЗЫМЕТЬ, ВОЗЬМУ, ВЗЯТЬ.

Объяснение получается очень простым: биконсонантный корень JM из Дополнительного списка биконсонантных корней.

Одно из значений корня я опишу так: быть обременённым чем-либо; пребывать под бременем какой-то физической тяжести или каких-то моральных обязательств.

На Среднеиндоевропейском этапе биконсонантный корень произносился как [jem, im]. При переходе в славянское состояние возникли фонетические эпизоды: jem > ем; jem > jom > ём; im > ьm > ьм – для открытого слога. Для закрытого слога: im > ẽ > я.

Примечание первое. Порою возникает ощущение, что цепочка вариантов ЕМ-/ЁМ-/ИМ-ЙМ-/ЫМ-/ЬМ-/Я- имеет какое-то отношение к корню НИМ- – смотрим статью -НИМ- (ПРИНИМАТЬ, ОБНИМАТЬ ЗАНИМАТЬ…). Это всё случайные совпадения, а также переосмысления, в ходе которых и в самом деле возникают ситуации полного смыслового и фонетического сходства. Например: ПРИНИМАТЬ – ПРИНЯТЬ – ПРИЯТНЫЙ. Создаётся впечатление, что ПРИЯТНЫЙ – это то, что было ПРИНЯТО; то, что ПРИНИМАЛИ. Но на это можно возразить и так: ПРИЯТНЫЙ – это то, что стали ИМЕТЬ; то, что ВЗЯЛИ (потому что это нужно). И таких случаев в русском языке много, когда корни НИМ- и ИМ- вступают между собою в паронимические отношения, заставляя усомниться в том, какой из двух корней мы в действительности видим перед собою.

Примечание второе. По поводу глагола ИМЕТЬ у меня есть небольшие сомнения, описанные в статье ИМЕТЬ, которую и предлагаю посмотреть.

 

16.  -ЕНИЕ, -ЕНЬЕ; -АНИЕ, -АНЬЕ

XXj + NJ = энергично + жизненная сила.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: ae-ni.

От первоначального aeni образовались последующие формы eni и ani с совершенно одинаковым значением. Сравним русские слова: делЕНИе, растЕНИе, очертАНИЕ, купАНИе.

На праславянском этапе образовались следующие суффиксы: -eniom, -jeniom, -aniom.

Современное значение: русские суффиксы -ЕНИЕ, -ЕНЬЕ; -ЯНИЕ, -ЯНЬЕ; -АНИЕ, -АНЬЕ (течЕНИЕ, печЕНЬЕ, гулЯНИЕ, страдАНЬЕ и т.д.).

 

17.  -ЕНЬ (суффикс)

Суффикс -ЕНЬ, в современном русском языке, служит для образования существительных мужского рода. Беглый гласный и мужской род являются непременными внешними признаками этого суффикса.

Создаётся впечатление, что суффикс этот имеет, по крайней мере, два совершенно различных значения, которые, с этимологической точки зрения, имеют абсолютно разные предыстории, а ныне совпали в одном и том же звучании.

Первое значение. Добродушное порицание: баловЕНЬ, дурЕНЬ, парЕНЬ, увалЕНЬ, прихвостЕНЬ. Есть устарелые или диалектные слова: лежЕНЬ (лежебока, лентяй), сидЕНЬ (тот, кто сидит сиднем) и другие. Похоже на то, что и слова первЕНец и бежЕНец следует отнести сюда же. Слово оборотЕНЬ, как представляется, изначально не имело такого зловещего смысла, каким оно наделено сегодня, и означало некоего вертлявого человека или какое-то несерьёзное сказочное существо.

Просматривается такая конструкция биконсонантных корней, которая могла выразить эту мысль на Среднеиндоевропейском этапе:

JN + JXj = порицаемый + непоседливый.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: in-je. Если конструкция имеет италийское происхождение, то звучание могло быть и таким: in-ie, и это – скорее всего.

Дальнейшая фонетическая судьба: inie (inje) > ini > ьn’ь > -ЬНЬ > -ЕНЬ – уже после падения редуцированных возникает беглый гласный.

Первоначальное значение: тот молодой и легкомысленный, кого мы пытаемся держать в строгости.

В начале Позднеиндоевропейского периода это было существительное, позже оно стало словообразующим элементом и на каком-то этапе плавно перетекло в то явление, которое мы сейчас именуем суффиксом.

Кроме того, этот же самый суффикс -ЕНЬ может быть использован и для обозначения некоторых живых существ, которые не очень приятны человеку. Думаю, впрочем, что это намного более поздние переосмысления суффикса: слизЕНЬ, слепЕНЬ, трутЕНЬ, шершЕНЬ, цепЕНЬ.

Второе значение. То, что содержится внутри или каким-то образом имеет отношение к тому, что находится внутри: перстЕНЬ – то, внутри чего находится палец (перст); стержЕНЬ, поршЕНЬ, противЕНЬ, ставЕНЬ (то, чем закрывают внутренность дома).

Среднеиндоевропейская конструкция здесь видится совершенно иная:

XjN + XjJ = внутри (внутрь) + движется.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: en-ej, en-ei.

Дальнейшая фонетическая судьба: enei > eni > -ЕНЬ, но без беглого гласного! Беглый гласный появляется позже по аналогии с предыдущим суффиксом.

Целый ряд русских существительных мужского рода, у которых, как кажется, есть такой суффикс с беглым гласным, – не находят вразумительного объяснения в рамках тех двух версий, которые я показал выше. Вполне возможно, что у них какой-то другой суффикс или нет суффикса вовсе (ложный суффикс). Вот примеры: камень, ливень, сбитень, студень, перечень. Похожие случаи: кремень, плетень, ремень.

 

18.  ЕРМАК (имя собственное, прозвище)

ЕРМА́К – имя одного из самых главных национальных героев Русского народа – Ермака Тимофеевича (1532-1585), покорителя Сибири.

Слово ЕРМАК не может быть ни исконно русским, ни исконно славянским. Но то, что оно индоевропейского происхождения, представляется несомненным. Биконсонантный корень RM из Дополнительного списка – один из самых распространённых в индоевропейском мире (имена РОМУЛ и РЕМА содержат его в себе!), и это подталкивает на некоторые предположения.

Отбрасываю все версии о происхождении этого слова от имён Ермолай, Еремей, Герман, от тюркских, монгольских, иранских и прочих слов. Выдвигаю такую версию этимологии имени собственного ЕРМАК:

JR + RM + XK = на совещании + напутствовали + на боевой дух.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание конструкции могло быть примерно таким: jer-rm-ak.

Первоначальное значение: человек, напутствуемый на великие свершения советом старейшин. Вполне возможно, что имелся в виду недавно родившийся мальчик. Но, я вполне допускаю, что так могли назвать и взрослого человека.

 

19.  -ЕРО (суффикс числительных)

Исходным является слово ЧЕТВЕРО (смотрим статью). Там мы имеем такую первоначальную конструкцию:

KwT + WXj + RXj = пара + пришедшая + правильно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: kwet-we-re.

Второй и третий биконсонантные корни – WXj + RXj – и являются материалом для создания рассматриваемого суффикса.

Первоначальное значение фрагмента WXj + RXj – пришедшие правильно.

К моменту, когда создавался суффикс, ничего этого говорящие уже не осознавали; это был просто звуковой материал. Это означает, что суффикс был создан на ранней стадии Позднеиндоевропейской эпохи.

Современное значение: непродуктивный суффикс для семи числительных первого десятка со значением того, что идёт счёт людей или других живых существ. Фактически это значение одушевлённости данного числительного. Полный список всех главных случаев употребления суффикса таков: четвЕРО, пятЕРО, шестЕРО, семЕРО, восьмЕРО, девятЕРО, десятЕРО. Отсюда возможны и иные новообразования: всемЕРОм, четвЁРКа, шестЕРЁнка и многие другие.

 

20.  -ЕРТЬ (словообразующий элемент)

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XjR + TJ = отколотое + запоминаем.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: er-ti.

Первоначальное значение: когда откалываем часть от целого, то запоминаем, сколько ещё осталось не отколотых частей.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

JR + TJ = посоветовавшись + запоминаем.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: ir-ti, jer-ti.

Первоначальное значение: перед тем, как делить предмет на части, советуемся, сколько их должно быть, а, приступая к делению, держим это число в уме.

Отдать предпочтение одному из двух вариантов – затрудняюсь. Странным образом каждый из них имеет хорошие доводы в своё подтверждение.

Непродуктивный словообразующий элемент (суффикс), встречающийся в словах ЧЕТВЕРТЬ, СКАТЕРТЬ, ПАПЕРТЬ и, как я полагаю, ТРЕТЬ – смотрим статьи. Кроме того, смотрим статью ЧЕРТИТЬ, ЧЕРТА, где видим второй вариант – JR + TJ, что, впрочем, не умешьшает моего доверия и к первому варианту – XjR + TJ.

Другие слова, в которых есть такое же сочетание звуков – случайные совпадения (смерть, круговерть).

 

21.  ЕСТЬ (ЕСМЬ, ЕСИ…)

XjS = стоянка кочевников, стойбище, селение.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: es.

Первоначальное значение стоянка кочевников постепенно переросло в значения быть, находиться, существовать; являться кем-либо, чем-либо. Появилось и множество других смысловых ответвлений.

В современном русском языке значение бытия сохранило слово ЕСТЬ, которое уже не воспринимается как глагол 3-го лица, единственного числа. и означает понятие имеется в наличии (у меня есть). В глагольном значении слово ЕСТЬ употребляется очень редко: это есть, он есть и т.д.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 192.

 

22.  ЕХАТЬ

XjJ + XwS = ехать + вместе.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: ej-os.

Дальнейшие фонетические преобразования происходили в разные эпохи и описываются примерно такою цепочкою: ejos > ejs > ejx > ēx > jex.

Первоначальное значение: ехать вместе (верхом в походе).

Более позднее значение: ЕХАТЬ. Смотрим статью ЕДУ, ЕДЕШЬ, ЕДЕТ…