З

 

1.      ЗАБВЕНИЕ, ЗАБЫТЬ

GXj + XwBh + XW = земля + изобильная + сверху.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: ge-obh-aw.

В дальнейшем: geobhaw > g’ōbhaw. Позже: g’ō > za – строго закономерно; bhaw > bou > bū  или  bhaw > bow.

И лишь затем происходит переосмысление и появление мнимой приставки ЗА- и мнимого глагола БЫТЬ, которые образуют совершенно бессмысленную конструкцию.

Первоначальное значение: похороны человека. Позже возникает идея забывания того, кого похоронили.

 

2.      ЗАБОЛОНЬ (растительность)

Современное значение русского слова ЗА́БОЛОНЬ: наружные физиологически активные слои древесины стволов. ЗАБОЛОНЬ отличается от внутренней части ствола более светлою окраскою, большею увлажнённостью и меньшею прочностью.

В русских диалектах: ÓБОЛОНЬ, БЛОНЬ; в малороссийском языке: ЗА́БОЛОНЬ; в белорусском: АБАЛÓНА.

В русском диалектном слове ÓБОЛОНЬ и в белорусском АБАЛÓНА ощущается аналогия со словом ОБОЛОЧКА, которое образовано от глагола ОБВОЛАКИВАТЬ, что, как мы увидим ниже, не имеет отношения к происхождению рассматриваемого слова.

Во всём остальном Славянском мире слово утрачено и заменено словами, однокоренными с прилагательным БЕЛЫЙ.

Если мы допустим, что в слове ЗАБОЛОНЬ приставка ЗА- и тот же самый корень, который присутствует либо в слове БОЛОНЬ, либо в слове БОЛОНА (смотрим обе статьи), то это ни к чему разумному не приведёт. Особо отмечаю, что смысловое сходство слова БОЛОНА (которое может показаться более близким по смыслу) со словом ЗАБОЛОНЬ – лишь кажущееся, и никакого сходства, кроме фонетического, между словами ЗАБОЛОНЬ, БОЛОНЬ и БОЛОНА не существует!

Между тем, можно сложить вполне разумную среднеиндоевропейскую конструкцию из трёх биконсонантных корней, если допустить, что слово ЗАБОЛОНЬ имеет совершенно отдельную предысторию.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjJ + BhX + LXw = оболочка + светлая + снимаемая (потому что она не столь прочна, как сердцевина ствола и её нужно удалить).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’je-bha-lo.

Далее: g’ > z.

И затем – аналогия с двумя похожими по звучанию, но не по смыслу словами: БОЛОНЬ и БОЛОНА, а также создание мнимой приставки ЗА- из начальной части корня, в которой уже был к этому времени звонкий спирант [z]. Весь этот процесс напоминает корневую контаминацию, хотя с употреблением этого термина в данном случае можно и поспорить. Эпизод произошёл на предславянском этапе.

Считаю, что всё обстояло именно так, а возможность споров допускаю лишь в отношении вариантов произношения биконсонантного корня GjJ в Среднеиндоевропейскую эпоху; тут возможны разные мнения, но это всё никак не влияет на результат этимологического исследования.

 

3.      ЗАБОР

Первый вариант: ЗАБОР – это то, чем забирают землю. Землю взяли себе и огородили со всех сторон, чтобы было видно, что она уже кем-то взята – это и есть ЗАБОР.

Второй вариант:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjXw + BhR = из предосторожности + тяжёлым (огораживаем, чтобы не сдвинули с места).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’o-bher.

Дальнейшие фонетические преобразования должны были бы привести к слову ЗОБОР, какового слова мы не наблюдаем в русском языке. Между тем, вполне могла произойти подгонка непонятного слова под понятную приставку ЗА-  и  под понятный глагол БРАТЬ. Более того: среднеиндоевропейское звучание конструкции вполне могло быть и таким: g’ō-bher, и в таком случае получается современное слово ЗАБОР уже без всяких оговорок!

Первоначальное значение: ЗАБОР – это тяжёлое защитное ограждение, которое не так-то просто сдвинуть (брёвна, большие камни).

Отдаю предпочтение второму варианту.

 

4.      ЗАБОТА

Современное значение русского существительного ЗАБÓТА: попечение о ком-либо или о чём-либо; современное значение русского глагола ЗАБÓТИТЬСЯ: ухаживать за кем-либо, беспокоиться о ком-либо.

В древнерусском языке: ЗАБОТА, ЗОБОТА.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

GjX + BhXw + XT = забочусь + о детях + длительно (некоторое время).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’a-bho-at.

В дальнейшем: аналогия со словом РАБОТА.

Первоначальное значение: забота о детях.

 

5.      ЗАГОГУЛИНА

Современные значения: толстый наконечник или крючок на конце палки; нечто замысловато изогнутое. В древнерусском языке: ГОГУЛЯ – закорюка. В свою очередь из слова ГОГУЛЯ выделяем корень и отбрасываем ласкательно-уменьшительный суффикс, в результате чего имеем: ГОГА – слово нигде не зафиксированное в подобном значении, но, несомненно, существовавшее в прошлом.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GhXw + GX = изогнутою палкою + ягоды (ищу на земле или на болоте).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gho-ga.

Второй вариант:

GhXw + GhXj = изогнутая палка + подходящая (для наших нужд).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gho-ghe.

Предпочтение отдаю второму варианту.

 

6.      ЗАД, ЗА (предлог), ЗА- (приставка)

GhjXw + DJ = костром + показывая.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’o-di.

Далее: gh’ > z.

Первоначальное значение: обозначать дымным костром и запахом дыма направление оставшегося позади стойбища, откуда вышли собирательницы или охотники.

В дальнейшем произошло разделение значений на существительное и предлог, из которого образовалась позже и приставка. Предлог лишился последнего согласного, а существительное сохранило его.

Современные значения: ПОЗАДИ, ЗАД, ЗА. Имеется в виду расположение предмета по отношению к наблюдателю: на первом плане мы видим один предмет, а позади, сзади, за – другой, о котором и идёт речь.

 

7.      ЗАПАС, ЗАПАСАТЬ

GjXw + PS = из предосторожности + большой запас.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: g’o-pes.

В дальнейшем: из сочетания звуков g’opes закономерно может получиться только ЗОПОС, чего мы не наблюдаем. Но произошло переосмысление: в понятную приставку ЗА- и понятный корень ПАС- по аналогии со словами ПАСТИ (то есть – заботиться) и СПАСАТЬ.

Чисто теоретически могло получиться и так: g’opes > g’opos > g’ōpōs > ЗАПАС – вроде бы как строго закономерно (хотя: откуда взялась долгота?). Но я не верю в такое развитие событий.

Слова ПРИПАСЫ и ПРИПАСАТЬ – позднего происхождения. Характерно, что после описанного выше переосмысления появилась только одна-единственная приставка вдобавок к мнимой приставке ЗА-, и мы теперь имеем только слова ЗАПАСЫ и ПРИПАСЫ без каких бы то ни было других вариантов – и это при таком огромном разнообразии приставок в русском языке!

 

8.      ЗАРАЗА, ЗАРАЗИТЬ

Трудный случай, есть сомнения.

Первый вариант: глагол ЗАРАЗИТЬ образован по аналогии с глаголами ПОРАЗИТЬ, ОТРАЗИТЬ. Смотрим статью РАЗИТЬ… То есть, имеется в виду нанесение удара. Но есть сомнения: мы можем сказать ПОРАЖЕНИЕ, ОТРАЖЕНИЕ, ЗАРАЖЕНИЕ. Тем не менее, способ образования слова ЗАРАЗА непригоден для других глаголов с корнем РАЗ-. Этот факт и ещё другие соображения наводят на мысль о том, что всё-таки слово ЗАРАЗА – другого происхождения, а подгонка его под глагол РАЗИТЬ (наносить удар) – позднее переосмысление.

Второй вариант:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjXw + RGh + JX = остерегаемся + молясь + священно.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’o-regh-ja.

В дальнейшем неминуемо должно было бы получиться слово с современным звучанием ЗОРОЗА, чего мы не наблюдаем. Но могло произойти переосмысление непонятного корня ЗОРОЗ- на понятную приставку ЗА- и понятный корень РАЗ- со значением наносить удар.

Первоначальное значение по этой версии: ЗАРАЗА – это обращение к Высшим Силам из опасения перед эпидемией.

Третий вариант:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjXw + RG + JXw = остерегаемся + чтобы выдержать + напитком (целебным).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’o-reg-jo.

Фонетический итог в этом случае получается в точности тем же самым, что и во втором варианте. И переосмысление получается таким же точно.

Первоначальное значение: имелась в виду ситуация, когда люди пьют целебный (или магический) напиток, чтобы спастись от болезни.

Почти все мои сомнения колеблются между первым вариантом и вторым с небольшим предпочтением в сторону второго.

 

9.      ЗАРЕВО

GhjXw + XwR + RW = словно костёр + вырастает + на просторе.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’o-or-rew.

Далее: gh’oorrew > gh’ōrew.

При переходе в славянское состояние: gh’ > z.

Первоначальное значение: ЗАРЕВО – яркие отблески от сильного источника света – солнца или пожара.

 

10.  ЗАРИТЬСЯ, ПОЗАРИТЬСЯ

GjR + JW = жадно смотреть + на причитающееся (другим).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’ēr-jū.

Долгота обоих гласных – экспрессивного происхождения.

Далее: g’ērjū > g’ōrjū > … > zari- – закономерно.

Впрочем, всё могло быть несколько иначе: никакой долготы в первом биконсонантном корне не было. В результате этого, получился корень zor- или zori- – неважно. В дальнейшем произошло переосмысление по аналогии со словом ЗАРЯ.

Современное значение: ЗАРИТЬСЯ – смотреть с завистью; страстно желать завладеть чужим.

 

11.  ЗАРЯ, ЗОРЬКА

Трудный случай – не всё понятно.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней (по материалам Н.Д. Андреева):

GhjXw + RJ = огонь + движущийся.

Примерное среднеиндоевропейское звучание конструкции: gh’ō-ri или gh’o-ri; могло быть и иначе: gh’ō-rje или gh’o-rje, но главное различин заключается в наличии долготы или в её отсутствии.

Допускаю, что с самого начала были одновременно (параллельно!) оба варианта – с долготою и без долготы. Но почему в таком случае эти оба варианта стали развиваться дальше? Слова ЗАРЯ (gh’ō-ri, gh’ō-rje) и ЗОРЬКА (gh’o-ri; gh’o-rje) воспринимаются ныне как один и тот же корень в разных вариантах, и это нуждается в каком-то объяснении.

Второй вариант:

GhjXw + XwR + JXw = словно костёр + вырастает + и смешивается.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’o-or-jo.

Дальнейшая фонетическая судьба: gh’oorjo > gh’ōrjō. И это пригодно только для объяснения корня ЗАР-, но никак не ЗОР-.

При переходе в славянское состояние: gh’ > z – по любому варианту.

Первоначальное значение: утренняя ЗАРЯ (ЗОРЬКА), которая горит подобно костру и затем разливается и смешивается с другими цветами неба (JXw передаёт идею смешения жидкостей).

 

12.  ЗАСТИТЬ

Устаревающий глагол со значениями: 1) заслонять или загораживать свет; 2) заслонять или загораживать рассматриваемый (мною) предмет. Форм настоящего времени не имеет. В будущем времени: я ЗАЩУ, ты ЗАСТИШЬ… – только совершенный вид! То же и в прошедшем времени: я ЗАСТИЛ, она ЗАСТИЛА… – только совершенный вид! В повелительном наклонении: ЗÁСТИ и ЗАСТЬ.

Создаётся впечатление, что здесь имеется приставка ЗА-, а корень в этом слове – -СТИ- или даже -СТ-, что представляется мне совершенно невероятным.

Между тем, биконсонантный корень из Дополнительного списка GjJ в значениях ритуальная татуировка, сделанная для защиты человека; аура, человеческая личность позволяет построить такую конструкцию:

GjJ + XS + ST = личностью (человеком) + ограждение + ставить.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’j-as-st.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’jasst > ЗАСТ- – строго закономерно и без единой погрешности! Это означает, что никакой приставки здесь никогда не было и ЗАСТ- – это один корень.

Первоначальное значение: заслонять кому-то обзор своим собственным телом.

 

13.  ЗАСТУП

GhjS + TP = примерившись, ударяю + (и затем) вдавливаю ногою.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’es-tep.

В дальнейшем получается славянское слово ЗОСТОП, которое, в силу своей непонятности, переосмысливается в приставку ЗА- и корень СТУП-. Между тем, ЗАСТУП – это инструмент, который сначала втыкают в землю ударом руки, а уже потом нажатием ступни погружают глубже. Нога при этом НАступает НА инструмент, а вовсе не ЗАступает ЗА него!

Приведённая конструкция очень точно описывает действие этого инструмента. Биконсонантный корень GhjS из Дополнительного списка имеет следующее значение: ударить, примерившись; сначала нащупать, а потом ударить (подразумевается трудовая операция). Биконсонантный же корень TP из того же списка описывает идею втаптывания и вдавливания ногами.

Современное значение: ЗАСТУП – известный инструмент.

 

14.  ЗАТЕЯ, ЗАТЕЯТЬ, ЗАТЕВАТЬ

Исхожу из того, что здесь имеют место приставка ЗА- и корень -ТЕЙ-, который в русском языке без этой приставки не употребляется. Форма ЗАТЕВАТЬ – это в прошлом ЗАТЕЕВАТЬ, поэтому нет смысла искать здесь корень -ТЕВ-. Следует учитывать также малороссийские варианты этого же слова: ВИТIВАТИ, ВИТIЯТИ, где употреблена другая приставка!

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

TJ + JXj = вспоминать + весёлое.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: tej-je.

Первоначальное значение: ЗАТЕВАТЬ – вспомнить весёлую игру.

Второй вариант:

TJ + XwJ = вспоминает + один.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: tej-oj.

Первоначальное значение: ЗАТЕВАТЬ – ситуация, когда кто-то один начинает некое дело.

Третий вариант – комбинация первого и второго:

TJ + XwJ + JXj = вспоминает + один + весёлое.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: tej-oj-je.

Либо

TJ + JXj + XwJ = вспоминает + весёлое + один.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: tej-je-oj.

Отдать предпочтение одной из этих конструкций – не могу.

Современное значение: ЗАТЕВАТЬ – начинать нечто, как правило, весёлое (часто – игру); проявлять инициативу – весёлую или хитрую. ЗАТЕЯ – весёлый или хитрый замысел.

 

15.  ЗАЯЦ

На старославянском языке: ЗАѨЦЬ – с необычным для такого случая носовым звуком [ẽ], что очень важно отметить и из чего следует исходить!

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjX + JM + JK = сильно пищит + когда ему плохо + умоляя.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’ā-jem-ik.

Дальнейшая фонетическая судьба: gh’ājemik > zajemik- > zajẽc’- – строго закономерно, без малейшей погрешности!

Один из немногих случаев (едва ли не единственный), когда носители среднеиндоевропейского языка проникались состраданием к четвероногому животному.

Современное значение: то же, что и прежде – ЗАЯЦ. Концовка -ЯЦ была переосмыслена и стала восприниматься не как часть корня, а как обычный суффикс -ЕЦ с обычным беглым гласным: ЗАЯЦ – ЗАЙЦЫ.

 

16.  ЗВЕЗДА

Современное значение русского слова ЗВЕЗДÁ – известный астрономический светящийся объект. Известно, что древние люди могли использовать именно звёзды, а не планеты в качестве надёжного ориентира, ибо звёзды неподвижны относительно друг друга.

Обращаю внимание на необычное свойство русского слова, которое делается заметным лишь в системе дореволюционной орфографии: чередование гласных в паре слов ЗВѢЗДА – ЗВЁЗДЫ. Чередование Ѣ/Ё допускалось лишь в очень небольшом списке исключений, и было почти невозможно в русском языке в отличие от случаев типа СЕСТРА – СЁСТРЫ, ВЕСНА – ВЁСНЫ, НЕСТИ – НЁС, ВЕЗУ – ВЁЗ.

В древнерусском языке: ЗВѢЗДА; в старославянском: SВѢЗДА; в сербском: ЗВИJÈЗДА; в словенском: ZVÉZDA; в русинском и в малороссийском: ЗВIЗДÁ; в болгарском: ЗВЕЗДÁ; в македонском: SВЕЗДА. Это же самое слово выглядит иначе у западных славян: HVĚZDA – в чешском языке; HVIEZDA – в словацком; GWIAZDA – в польском; HWĚZDA – в верхнелужицком; GWĚZDA – в нижнелужицком.

В литовском: ŽVAIGŽDĖ; в жемайтском: ŽVAIŽDIE; в латышском: ZVAIGZNE; в древнепрусском: SVĀIGSTAN.

В латинском языке: STELLA. В итальянском языке: STELLA – так же, как в латинском.

В сицилийском наречии итальянского языка: STIDDA. В сардинском языке, который считается самым близким к латыни из всех ныне существующих романских языков: ISTEDDA.

В немецком языке: STERN. Похожие примеры есть и в других германских языках.

Возникают два предположения:

1) Весь приведённый выше список славянских и летто-литовских слов образует единую систему.

2) Единой системы нет, и какие-то слова в этом списке выглядят просто похожими на другие слова, и это есть внешнее сходство, которое появилось чисто случайно (что маловероятно), либо это сходство подражательное и образовалось просто под влиянием соседних языков.

Рассматриваем первую версию: единая система. В рамках этой версии мы наблюдаем пять разновидностей одного слова, а именно

1) восточнославянскую и южнославянскую; сюда же как будто примыкает и жемайтская форма;

2) западнославянскую;

3) литовскую;

4) латышскую;

5) древнепрусскую.

Если придерживаться того, что все эти пять разновидностей образуют единую систему, то, в таком случае, мы должны найти такую среднеиндоевропейскую конструкцию, от которой бы произошли все эти пять разновидностей. Если такая конструкция будет найдена, то это будет означать, что имело место заимствование либо от славян в летто-литовскую сторону, либо наоборот, так как славянские языки и летто-литовские имеют разное происхождение в составе индоевропейского древа. Не могла одна и та же конструкция зародиться одновременно в двух или более разных индоевропейских ветвях.

Совсем уж одной-единственной конструкции не получается, и я предлагаю такое решение:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GW + JGw + GjDh = огонёк + для выживания + находим (нужно найти).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gwe-igw-g’edh или gwe-igw-g’dh.

Первоначальное значение: поскольку на Среднеиндоевропейском этапе не существовало категории числа, то невозможно понять, идёт ли речь идёт об одной-единственной звезде или о многих звёздах (созвездии), но то, что имеется в виду важный ориентир, помогающий выжить, это очевидно.

Дальнейшая фонетическая судьба:

1) gweigwg’dh > gwoig’d- > gv’ēzd- – для западных славян;

2) gweigwg’dh > gwoig’d- > g’v’ēzd- – zv’ēzd- – для восточных и для южных славян;

3) gweigwg’dh > gwoig’d- > g’woig’d- > žvaigžd- – для литовского и для жемайтского языков в его древнем варианте. Предпоследний эпизод этой цепочки произошёл по причине дисконтактной регрессивной ассимиляции. Допускаю некоторые фонетические отклонения в этой цепочке, но не придаю им особого значения. Жемайтская форма на более позднем этапе стала походить на восточнославянскую; получилось это случайно или нет – не имеет значения.

Латышское слово требует отдельного объяснения:

GW + JGw + GjN = огонёк + для выживания + узнать.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gwe-igw-g’en или gwe-igw-g’n.

Дальнейшая фонетическая судьба: gweigwg’n > gwoigg’n- > g’vaigzn-. Допускаю незначительные отклонения от того, что я показал в этом сценарии, но считаю их несущественными.

Этимология латышского слова – яркий пример того, что различия между языками латышским и литовским коренятся ещё в Среднеиндоевропейской эпохе. То есть: изначально это были две разных индоевропейских ветви, которые затем сильно сблизились.

Вписать в эту систему древнепрусское слово при всём его сходстве с приведёнными конструкциями – невозможно, и оно остаётся за пределами системы.

Для древнепрусского слова я предлагаю отдельную конструкцию:

GW + JGw + ST = огонёк + нужный + неподвижный.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gwe-igw-st.

В дальнейшем сработала аналогия с литовским словом, но тот факт, что здесь просматривается биконсонантный корень ST, чётко указывает нам на то, что древнепрусское слово не того же происхождения, что литовское.

Считаю, что в целом единая система всё-таки получилась. Самое трудное место в ней – это не древнепрусское слово, а эпизод gg’ > g’, который на самом деле не произошёл в литовском и в латышском языках! Хотя и должен был бы произойти. Можно сказать, что в этом случае имела место контактная диссимиляция, вместо контактной ассимиляции (расподобление, вместо уподобления), но от того, что мы назовём явление в строгих научных терминах, не появится никакого объяснения этому явлению… Трудный момент остаётся, и он настораживает. Я предлагаю такое объяснение ему: слову приписывалось сакральное значение, и, по этой причине, оно выговаривалось с особою тщательностью, что и выразилось в диссимиляции, вместо более привычной для исследователя ассимиляции.

В эту же схему вписывается по смыслу и латинское слово STELLA, этимология которого такова:

ST + GjDh + DX = неподвижную + находим + в потоке (звёзд).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху:  ste-g’dh-da.

Дальнейшая фонетическая судьба: steg’dhda > stedda > stella – закономерно для латинского языка, в котором был возможен фонетический процесс d > l.

Особое значение придаю сицилийскому и сардинскому словам, в которых, как я полагаю, сохранилось древнелатинское произношение.

В эту же самую схему вписывается и немецкое слово STERN, выделенное мною из числа других похожих германских слов по причине своей простоты. Этимология этого слова такова:

ST + RN = неподвижное (светило) + зрительно выделяем (не путая его с подвижными планетами).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: ste-rn.

Вторая версия: слова разного происхождения, которые затем сблизились. То, что языковое сближение праславян и летто-литовцев было очень сильным – это общеизвестный факт, и некоторое время даже бытовало ошибочное мнение, что славянские языки и летто-литовские происходят от одного общего для них «славяно-балтского» праязыка.

По этой версии, представляется, что было две среднеиндоевропейских конструкции с близкими значениями:

Первая возможная конструкция:

GW + KS + DX = огоньки + одинаковые + в потоке.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gwe-ks-da.

Дальнейшая фонетическая судьба: gweksda > gwegzda.

Затем:

– для литовского языка: gwegzda;

– для западнославянских языков: gwegzda > gwezda;

– для восточных и южных славян: gwegzda > gwezda > gw’ezda > g’w’ezda > zv’…

Первоначальное значение: Млечный Путь, звёздное небо.

Вторая возможная конструкция:

GhjW + JGj + ST = в разлитом + добываю + неподвижную.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’we-ig’-st.

Дальнейшая фонетическая судьба:

– для литовского языка: gh’weig’st > … > žvaikst-.

– для западнославянских языков: gh’weig’st > … > gv’ēst-.

– для восточных и южных славян: gh’weig’st > … > z’v’ēst-.

После этого происходит контаминация корней первой и второй групп. То есть: наложение двух похожих корней друг на друга, когда создаётся ложное впечатление, что они совпадают по смыслу.

Первоначальное значение: та звезда, которая нам нужна для правильной ориентировки на местности и которую мы отыскиваем на небе.

Для латышского слова остаётся в силе конструкция, показанная выше: GW + JGw + GjN…

Отдаю решительное предпочтение первой версии. Второю версией не пренебрегаю, возможно (и даже скорее всего!), в ней есть доля правды, которая обнаружится в более поздних исследованиях – моих или чужих. Важно отметить то, что во всех индоевропейских ветвях о звезде говорится как о неподвижном объекте, и это означает, что древние индоевропейцы использовали их для ориентации, зная о ненадёжности подвижных планет.

 

17.  ЗВЕНО (в цепи)

Современное основное значение слова ЗВЕНÓ: кольцо в цепи, составная часть цепи. Все остальные значения этого слова суть второстепенные и потому не принимаются внимание.

В малороссийском языке: ЗВЕНÓ; в болгарском: ЗВЕНÓ; в польском: DZWONO – обод колеса; в верхнелужицком: ZWJENO – обод колеса; в полабском: ZVENÜ – обод.

Биконсонантный корень GjJ [g’i] из Дополнительного списка изначально имел такие значения: ритуальная татуировка или просто некий рисунок, нанесённый на тело человека из ритуальных соображений. Более поздние значения: аура, некая невидимая защитная оболочка; то невидимое, что сопровождает человека, охраняя его.

В Основном списке находим другой биконсонантный корень, а именно WN [wen]. Одно из его поздних значений: венок, сплетённый из цветов или трав.

Среднеиндоевропейская конструкция этих двух биконсонантных корней получается такою:

GjJ + WN = защитою + обрамляет (голову, на которую надет венец).

Среднеиндоевропейское звучание: g’i-wen.

В дальнейшем: g’iwen > ziwen > ЗВЕН- – по аналогии с другими похожими по звучанию корнями. Смотрим статью ЗВУК, где эти корни перечисляются.

Первоначальное значение: торжественный венец, надеваемый на голову в торжественной обстановке и в ритуальных целях.

Позже: обруч, надеваемый на голову.

Ещё более позднее значение: любой металлический обруч (например, обод колеса), а кроме того: металлическое кольцо, являющееся частью цепи и называемое в современном русском языке ЗВЕНОМ.

 

18.  ЗВЕРЬ

Современное значение русского слова ЗВЕРЬ (по Ушакову): дикое хищное животное.

В древнерусском и в старославянском языках: ЗВѢРЬ – в два слога и при различном произношении корневого гласного.

В белорусском: ЗВЕР; в малороссийском: ЗВIР; в болгарском: ЗВЯР; в сербском: ЗВИJЕР; в словенском: ZVER; в словацком: ZVER; в польском: ZWIERZ; в верхнелужицком: ZWĚRJO; в нижнелужицком: ZWĚŔE.

В литовском: ŽVĖRÌS.

Латинский пример представляется, как минимум, нуждающимся в особых объяснениях или даже сомнительным: FERUS – дикий.

По материалам Н.Д. Андреева, вырисовывается такая среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

(1) GhjW + XjR = струящийся + в яме.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’w-er.

В дальнейшем: gh’ > z.

Первоначальное значение: ЗВЕРЬ, бешено мечущийся в ловушке – его шкура переливается и словно бы струится.

Полагаю, однако, что конструкция Андреева грешит двумя неточностями. Непонятно, каким образом возникла долгота корневого гласного в дославянском языке: gh’wer > … > zwēr-? А кроме того, ведь здесь была основа zwēri-, и это хорошо подтверждает литовский язык. Поэтому считаю правильным только такое среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

(2) GhjW + XjR + RJ = струящийся + в яме + лихорадочно.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’w-er-ri.

В дальнейшем: gh’werri > gh’wēri > zwēri- > ЗВѢРЬ.

Конструкция в одинаковой степени пригодна и для древнерусского (а также и старославянского) слова ЗВѢРЬ, и для литовского слова ŽVĖRÌS.

 

19.  ЗВОН, ЗВОНИТЬ, ЗВЕНЕТЬ

Современное значение русского существительного ЗВОН: звук издаваемый металлическим или стеклянным предметом при ударе по нему другим предметом. Значение глагола ЗВЕНÉТЬ – производить такой звук; значение глагола ЗВОНИ́ТЬ: подавать сигнал с помощью приспособления, издающего ЗВОН. Разницу между глаголами ЗВОНИТЬ и ЗВЕНЕТЬ я объясняю так: первый глагол образован от существительного ЗВОН, а второй образован от этого же существительного, но испытал на себе влияние существительного ЗВЕНО (смотрим статью в словаре): дескать, ЗВЕНЕТЬ означает действовать так же, как действуют металлические ЗВЕНЬЯ цепи. Никакого чередования гласных ЗВОН-/ЗВЕН- на самом деле нет. ЗВОН и ЗВЕНО суть паронимы, а не однокоренные слова.

В старославянском языке: ЗВОНЪ – в два слога.

В белорусском: ЗВОН: в малороссийском: ДЗВIН, ЗВIН; в болгарском: ЗВЪНЕЦ – колокол; в сербском: ЗВОНО – колокол; в словенском: ZVON; в чешском и в словацком: ZVON – колокол; в польском: DZWON – колокол; в верхнелужицком: ZWÓN – колокол; ZWONIĆ – звонить.

Особое верхнелужицкое слово: ZYNK – звук.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjX + WN = звуки + от жрецов.

Произношение в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’a-wen.

Первоначальное значение: некие специфические звуки, издаваемые жрецами во время ритуалов. Судя по всему, имелось в виду звучание колокола.

В дальнейшем: ни по каким фонетическим законам не мог закономерно возникнуть корень ЗВОН- (или ЗВЕН-); но, кроме фонетических законов, есть и другие: аналогия, сближение, контаминация. Просматривается аналогия со словами ЗОВ, ЗВАТЬ (смотрим). Колокол – ведь это то, чем созывают.

Кроме того, смотрим статью словаря ЗВУК, где перечисляются все мнимо однокоренные слова, содержащие в себе сочетания согласных ЗВ- и ЗОВ-.

 

20.  ЗВУК

Современное значение русского слова ЗВУК (по мнению Ефремовой) таково: волнообразно распространяющееся колебательное движение материальных частиц упругой среды, воспринимаемое органами слуха; слуховое ощущение, вызываемое таким движением.

В малороссийском языке: ЗВУК; в болгарском и в македонском: ЗВУК; в сербском: ЗВУК; в словенском: ZVOK; в чешском и в словацком: ZVUK; в польском: DŹWIĘK; в верхнелужицком: ZWUK.

Словенская форма косвенно указывает на былое наличие в этом слове носового гласного [õ]. В польском языке носовой гласный просто существует на сегодняшний день, хотя он и не тот, что прежде: [ẽ], вместо [õ]. Одновременно с этим литературный болгарский язык не подтверждает былого наличия носового гласного: наблюдаем форму ЗВУК, вместо ожидаемой ЗВЪК.

Совершенно особый случай – в белорусском языке: ГУК – звук. В отдельной словарной статье данного словаря показана этимология слова ГУК (смотрим); тем не менее, в настоящей статье слово ГУК, ввиду крайней необычности его происхождения, засчитывается как одна из форм в ряду славянских слов с этим же значением.

Русское слово ЗВУК не является однокоренным по отношению к русским словам ЗВЯКАТЬ, ЗВОН (ЗВОНИТЬ, ЗВЕНЕТЬ), ЗВЕНО и ЗОВ (ЗОВУ, ЗВАТЬ) – смотрим соответствующие статьи в данном словаре. Все утверждения о родстве этих слов основаны на незнании былого существования биконсонантных корней и основаны только на эмоциях и слуховых ощущениях.

Считаю, что среднеиндоевропейских конструкций биконсонантных корней, пригодных для установления этимологии русского слова ЗВУК, было не менее двух.

Этимология первой среднеиндоевропейской конструкции:

GhjX + WXw + NKw = звуки + раненых + брошеных.

Среднеиндоевропейское звучание: gh’a-wo-nkw.

В дальнейшем: получилось бы точное соответствие всем перечисленным выше славянским формам (кроме белорусской, разумеется), но совершенно непонятно, каким образом GhjX [gh’a] могло превратиться в [z]; по всем фонетическим законам, должно быть только так: gh’a > za, и, если всё-таки получилось gh’a > z, то этому должно быть дано какое-то объяснение и притом – не фонетическое!

Первоначальное значение: звуки, исходящие от разыскиваемых людей, пострадавших в бою или на охоте.

Этимология второй конструкции:

GhW + NKw = насторожённо прислушиваюсь + опасаясь кражи.

Среднеиндоевропейское звучание: ghwe-nkw, ghu-nkw.

Здесь также наблюдаем несоответствие законам славянской фонетики. Никак не могло бы получиться ghwenkw > ghwonkw > ЗВУК, ибо сочетание первых двух согласных звуков могло при переходе в славянское состояние преобразоваться таким образом: ghw > gw > gv, и, если всё-таки получилось преобразование ghw > zv, то это могло произойти не по фонетическим законам, а по каким-то другим причинам. Иными словами: можно допустить, что слово звук произошло от этой конструкции, но при этом нужно оговориться о каких-то воздействиях со стороны (аналогия, контаминация, сближение, переосмысление).

Обращает на себя внимание то, что белорусское слово прекрасно объясняется с помощью этой конструкции. В самом деле, среднеиндоевропейское звучание конструкции: ghwe-nkw или ghu-nkw. Оба варианта произношения одинаково допустимы и не требуют никаких оговорок или натяжек. Если мы возьмём второй вариант, то вот что получается: ghunkw > gunk > gõk > ГУК, а ведь это и есть белорусское слово!

Таким образом, мы имеем два дославянских корня:

1) gh’awonkw и

2) ghwe-nkw, ghu-nkw.

Полагаю, что оба корня существовали в действительности и именно в тех значениях, которые были указаны выше.

Позже происходит контаминация, и оба корня в большинстве славянских диалектов сливаются в один, получая новое значение: тщательно прислушиваться к звукам. В белорусском языке это слияние выразилось по-своему: первый корень исчез, а второй полностью заменил его. Постепенно вырабатывается новое чёткое значение: звук. Звук любого происхождения, услышанный при любых обстоятельствах.

Но и это не всё! Сближение данного корня с другими похожими корнями происходило на протяжении долгого времени. Это была череда длительных переосмыслений, следы которых остались в сознании носителей славянских языков и по сей день: ныне принято считать, что русские слова ЗВУК, ЗВЯКАТЬ, ЗВОН (ЗВЕНЕТЬ), ЗВЕНО (звено цепи, которое звенит!) и ЗОВ (ЗВАТЬ) суть однокоренные. Исторически, это, конечно же, не так, но современное восприятие всех этих слов таково, что они воспринимаются именно как родственные.

 

21.  ЗВЯКАТЬ

Современное значение русского глагола ЗВЯ́КАТЬ (по Ожегову): издавать резкий и отрывистый звенящий звук.

Есть мнение, что это слово является однокоренным по отношению к слову ЗВУК (смотрим статью). Якобы имело место чередование гласных e/o, и на дославянском этапе были два корня: zwenk- (> zvẽk-) и zwonk- (> zvõk-). От первого корня образован современный русский глагол ЗВЯКАТЬ, от второго – существительное ЗВУК.

По моим представлениям, чередования гласных e/o на самом деле никогда не было и быть не могло, ибо ему невозможно найти вразумительных объяснений в рамках Среднеиндоевропейского периода. Но чисто внешние признаки такого чередования всё же выработались позже – на раннеславянском этапе, и с этим фактом не поспоришь. Я бы назвал эти признаки ложным чередованием гласных.

Этимологию корня ЗВЯК- я просматриваю, начиная с такой среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GhjX + WJ + NK = звучание + на дереве + установленное (хитроумным способом).

Среднеиндоевропейское произношение: gh’a-wi-nk.

В дальнейшем: gh’awink > … > zwenk- > zvẽk- > ЗВЯК-.

Смотрим статью ЗВУК, в которой объясняется, мнимое сходство русских слов и корней, содержащих в себе сочетание звуков ЗВ- или ЗОВ-.

Первоначальное значение: некая простейшая звуковая сигнализация (подвешенные звенящие предметы), установленная на деревьях, на ветках или на столбах в защитных целях. Позже: то, что звякает.

 

22.  ЗГА (в выражении  НЕ ВИДНО НИ ЗГИ)

SD + GwX = (то) далёкое + (куда мы) идём.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: zde-gwā.

Далее: zdegwā > zdigwā > zdiga > здьга > зга.

Диалектные выражения наподобие НИ СТЕГИ НЕ ВИДАТЬ – поздние переосмысления в духе народной этимологии, дескать, СТЕГА – это стёжка-дорожка.

Первоначальное значение: ЗГА – та удалённая цель, к которой мы движемся.

Современное выражение НЕ ВИДНО НИ ЗГИ означает простую мысль: не видно той цели, к которой мы движемся.

 

23.  ЗДОРОВЬЕ, ЗДРАВИЕ

Современное значение русского слова ЗДОРОВЬЕ (ЗДРАВИЕ): состояние организма. Современное русское слово ЗДОРОВЬЕ имеет восточнославянское происхождение, а слово ЗДРАВИЕ имеет старославянское происхождение. Любой старославянский элемент в составе современного русского языка считается не заимствованием, а исконно русским явлениям.

В древнерусском языке: СЪДОРОВИЕ; в старославянском: СЪДРАВИЕ; в малороссийском: ЗДОРОВ’Я; в русинском: ЗДОРОВЯ; в белорусском:  ЗДАРОЎЕ; болгарском: ЗДРАВЕ; в сербском: ЗДРАВЉЕ; в македонском: ЗДРАВJЕ; в словенском: ZDRAVJE; в польском: ZDROWIE; в чешском: ZDRAVÍ; в словацком: ZDRAVIE.

Лужицкое слово STROWJO имеет другое происхождение (смотрим статью СТОРОВ), но чисто внешне производит впечатление одной из славянской форм.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

SXw + DXw + RW = для сбережения + жертвоприношение + с кровью.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: so-do-rew.

Дальнейшая фонетическая судьба: so- > su- > sъ-, что должно означать италийское, а не праславянское происхождение рассматриваемого слова. Всё италийское приравнивается к исконно славянскому.

Первоначальное значение: серьёзное жертвоприношение с мольбою к Высшим Силам о здоровье.

 

24.  ЗДЕСЬ

Трудный случай. Считаю, что этимология описана не до конца.

Современное значение русского наречия ЗДЕСЬ: в этом месте (а не в том), тут. Просторечная и диалектная форма: ЗДЕСЯ.

В древнерусском языке: СЬДЕ, СЬДЕСЕ, СЬДЕСЬ; в русской поэзии до начала 19-го века было допустимо употреблять слово ЗДЕ – в высоком значении.

В старославянском: СЬДЕ; в словенском: ZDE; в чешском: ZDE, ZDESE.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

KjJ + DhXj = здесь + правильно установлено.

Среднеиндоевропейское произношение: k’i-dhe.

Дальнейшая фонетическая судьба: k’idhe > … > side > СЬДЕ.

После падения редуцированных имеем озвончение глухого спиранта перед звонким смычным: СЬДЕ > ЗДЕ.

Уже в историческое время появляется частица СЕ (СЯ, СЬ) – и это самая трудная часть этимологии: трудно понять значение этой частицы и её происхождение. Именно это и есть повод для сомнений в законченности этимологического исследования.

 

25.  ЗЕВАТЬ, ЗЁВ

GjW = пробовать на вкус.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’ew.

Далее: g’ew > zew – закономерно.

Вторичное значение: раскрывать рот.

Современные значения: ЗЕВАТЬ – непроизвольно раскрывать рот; ЗЁВ – отверстие, ведущее в глотку из полости рта.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 63.

 

26.  ЗЕГЗИЦА (ЖЕГОЗУЛЯ, ЗАГОЗА, ЗОЗУЛЯ)

Необычный случай. В современном русском литературном языке таких слов нет, но со значением кукушка слово ЗЕГЗИЦА (вариант: ЗОГЗИЦА) было в древнерусском языке, а кроме того, с этим же значением есть слово ЗОЗУЛЯ в современном малороссийском и в русских диалектах; есть также диалектные русские слова ЖЕГОЗУЛЯ, ЗАГОЗА. Есть и иные варианты в русских диалектах и других славянских языках.

Если попытаться восстановить из всего этого разнообразия праславянский облик этого слова, то он будет примерно таким: žegъzā. Отсюда – среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GwXj + GhwXw + GhjX = плачет (причитает) + горюя + о птенцах (которых потеряла).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gwe-gwho-gh’a.

Совершенно необычный случай: в слове три согласных и все три – задненёбные! Причём два – двухфокусные, а одно – трёхфокусное, что должно было восприниматься на слух даже и в те времена, когда ещё не произошло утраты придыхательности и бемольности, как труднопроизносимое слово.

Далее: gwegwhogh’a > … > žegoza – строго закономерно. Правильным следует считать только это слово – без всяких компромиссов. Если всё же верно моё предположение о слове žegъzā, то возникшие сомнения (žegъzā или žegoza?) могут быть решены только одним способом: это слово италийского происхождения. В словах италийского происхождения безударный гласный [o] воспринимался праславянами как [u]. Отсюда особый фонетический процесс, закономерный для таких случаев: o > u > ъ.

Первоначальное значение: птица, которой приписываются человеческие качества. Она плачет, как женщина, о птенцах, которых потеряла.

Замечу, что уважительное или сочувственное отношение у индоевропейцев могло быть только к птицам, но ни в коем случае ни к каким четвероногим животным, включая домашних.

 

27.  ЗЕЛЁНЫЙ

Современное значение русского прилагательного ЗЕЛЁНЫЙ: то, что похоже по своему цвету на листья деревьев, травы и других растений.

В древнерусском и в старославянском языках: ЗЕЛЕНЪ.

В белорусском языке: ЗЯЛЁНЫ; в малороссийском: ЗЕЛÉНИЙ; в болгарском: ЗЕЛÉН; в словенском: ZELÈN; в чешском и в словацком: ZELENÝ; в польском: ZIELONY; в обоих лужицких ZELENY.

Среднеиндоевропейская конструкция (первый вариант):

GjL + LXj + NXw = улучшение + летнее + для нас.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’el-le-no.

Первоначальное значение: появление летней зелени – это то, что означает улучшение нашей жизни.

На правах неуверенного предположения (второй вариант):

GjDh + LXj + NXw = ищем + в летнее время + для нас.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’edh-le-no.

Далее: dhl > l – закономерно.

Первоначальное значение: поиски нужных трав и других растений.

 

28.  ЗЕЛО

В современном русском языке устарелое слово ЗЕЛÓ понимается так: очень, сильно.

В древнерусском языке было наречие ЗѢЛО – сильно, а также прилагательное: ЗѢЛЪ – сильный.

В старославянском языке: SѢЛЪ; SѢЛО.

В словенском: ZELO; в древнечешском: ZIELO.

В литовском языке: GAILÙS – резкий, едкий, мстительный, а также: GAILAS – буйный. В латышском языке: GAILS – сладострастный. Уверенно утверждать, что эти слова имеют отношение к русскому и славянскому слову ЗЕЛО – не осмеливаюсь, но с некоторою осторожностью имею их в виду, учитывая то, что депалатализация задненёбных в этих двух сатэмных языках случалась намного чаще, чем у славян.

В Дополнительном списке биконсонантных корней находим биконсонантный корень: GjJ; произносился он в Среднюю эпоху, как [g’i]. Он является самым трудным из всех в этом списке, и на точное определение его значения я потратил более всего времени и сил, нежели на любой другой биконсонантный корень в этом списке. Но первоначальное значение его определено мною очень точно: это ритуальная татуировка, которая наносилась на тело воина для того, чтобы его оберегали Высшие Силы. Более поздние значения развивались по двум направлениям: 1) идея любой защищённости и 2) идея ауры, невидимой защитной оболочки, неприкосновенности человека.

Русский и славянский корень ЗѢЛ- находится в тесной связи именно с этим биконсонантным корнем.

Первая среднеиндоевропейская конструкция:

GjJ + GjL = ритуальною татуировкою + улучшенный.

Несколько иное толкование: … = защищённостью + улучшенный.

Cреднеиндоевропейское звучание: g’i-g’el.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’ig’el > g’ēl- > ЗѢЛ-.

Чисто теоретически можно допустить и такое произношение этой же конструкции: g’ej-g’l.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’ejg’l > g’ēl- > ЗѢЛ-.

Первоначальное значение: речь идёт о человеке, который усилил себя с помощью ритуальной татуировки, оберегающей от всех бед.

Вторая среднеиндоевропейская конструкция:

GjJ + XJ + LX = защитою + от нападений + светящийся (словно бы).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’ej-aj-la.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’ejajla > g’ēl- > ЗѢЛ-.

Первоначальное значение несколько отличается от предыдущего варианта: там речь шла о том, что человек, имеющий нужную татуировку, получает от неё защиту; здесь же сообщается о человеке, который, возможно, имеет именно такую татуировку со всеми её свойствами, но, возможно, и не имеет её вовсе, а просто является источником некоего священного излучения, которое и есть его защита. Излучение это, как я полагаю, было скорее духовным или воображаемым, нежели реальным. Более позднее значение: сильный (человек); тот, кто силён своею духовностью.

Почти уверен в том, что обе конструкции существовали по отдельности, и лишь потом произошла контаминация.

Гораздо менее вероятным считаю то, что в действительности была лишь одна из этих конструкций – либо первая, либо вторая.

 

29.  ЗЕЛЬЕ

Современные значения русского слова ЗÉЛЬЕ: напиток, обладающий колдовскими свойствами – хорошими или плохими; напиток, претендующий на то, чтобы считаться целебным, но не внушающий особого доверия. Более древние значения: целебный напиток с колдовскими свойствами или без таковых.

Формально слово сохранилось у всех славян, но в некоторых языках оно сблизилось с идеями зелени или зелёной растительности и при этом утратило первоначальное значение. Считаю, что в этих случаях значение не сохранено, а утрачено, ибо ЗЕЛЕНЬ и ЗЕЛЬЕ не суть однокоренные слова! Например, в верхнелужицком языке находим слово ZELO, у которого наблюдаем два значения: 1) целебная трава, 2) картофельная ботва. Первое из этих значений можно считать близким к исконному (хотя отклонение уже есть), а второе значение – это уже современное переосмысление слова и полный разрыв с первоначальным значением.

В древнерусском и в старославянском языках: ЗЕЛИѤ.

В белорусском: ЗÉЛЛЕ; в малороссийском: ЗÍЛЛЯ; в словацком: ZIELE; в нижнелужицком: ZELE.

В остальных славянских языках данное слово утратило своё первоначальное значение и было увязано с идеями зелёного цвета, зелёной растительности, с овощами и зеленью.

В болгарском языке: ЗÉЛЕ – капуста; в сербском: ЗЕЉЕ – зелень, щавель; в словенском: ZELJE – трава; в чешском: ZELÍ – капуста; в польском: ZIELE – трава, злак.

Среднеиндоевропейская конструкция:

GjL + JXw = для выздоровления + смесь.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’el-jo.

Далее: g’ > z.

Первоначальное значение: некая жидкая лекарственная смесь.

 

30.  ЗЕМЛЯ, ЗЕМЕЛЬНЫЙ, ЗЕМЛЯНОЙ

Современных значений русского слова ЗЕМЛЯ́ – два: 1) почва, грунт; 2) территория, участок.

Слово ЗЕМЬ (смотрим статью) имеет другое происхождение, нежели ЗЕМЛЯ, и лишь частично совпадает с этим словом по значению. Тем не менее, в ряде современных славянских языков произошло слияние этих двух слов – смысловое и фонетическое.

За пределами современного Славянского мира аналоги русского слова ЗЕМЛЯ встречаются лишь несколько раз.

В белорусском языке: ЗЯМЛЯ́; в русинском: ЗЕМЛЯ́; в малороссийском: ЗЕМЛЯ́; в сербском: ЗЕМЉА; в словенском: ZEMLJA.

Македонское слово ЗЕМJА, болгарское ЗЕМЯ́, кашубское ZEMIA, польское ZIEMIA, чешское ZEMĚ, словацкое ZEM, лужицкое ZEMJA – не могут считаться однокоренными по отношению к русскому слову ЗЕМЛЯ!

Это же самое утверждение касается и летто-литовских слов – латгальского и латышского ZEME, литовского и жемайтского ŽEMĖ.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней, объясняющее происхождение современного русского слова ЗЕМЛЯ объясняется мною следующим образом:

GjM + JX = плодородная + священная (с неприкосновенными священными границами).

Конструкции можно дать не земледельческое, а охотничье толкование, и в таком случае получается так: … = богатая (полезная тем, что на ней есть) + для охоты.

Отдать предпочтение первому или второму толкованию – не решаюсь; это должны будут сделать только историки, которые установят, какой именно образ жизни вели индоевропейцы на Среднем этапе своего становления.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’em-ja.

Далее: g’ > z, mj > ml’ – строго закономерно.

Первоначальное значение: наша священная земля, которою мы дорожим.

 

31.  ЗЕМЬ, ЗЕМНОЙ

Предварительное условие: смотрим сначала словарную статью ЗЕМЛЯ и только после этого переходим к этимологии данного слова.

Современного значения русского слова ЗЕМЬ не существует; но в прошлом оно имело такие значения: поверхность земли; плоскость, по которой ходят; территория, участок. Слово ЗЕМЬ (в отличие от слова ЗЕМЛЯ!) не означало грунт или почву. В современном русском языке закрепились несколько однокоренных слов: НАЗЕМЬ (упасть), ОЗЕМЬ (ударить), ЗЕМНОЙ (а не земельный!), ЗЕМСТВО, ЗЕМСКИЙ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней для слова ЗЕМЬ:

GXj + MJ = по земле + передвигаемся (мигрируем).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: ge-mi.

В дальнейшем: ge > g’e > ze.

Первоначальное значение: территория, по которой происходит наше передвижение.

 

 

32.  ЗЕНИЦА

На древнерусском и старославянском языках: ЗѢНИЦА.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjJ + XjN = невидимая защитная оболочка + внутри (глаза).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’oj-en.

Далее: g’ojen > g’oin > … > ЗѢН- – закономерно.

Первоначальное значение: ЗЕНИЦА – глазное яблоко, зрачок.

Современное значение: на данный момент слово устарело; употребляется только в выражении БЕРЕЧЬ, КАК ЗЕНИЦУ ОКА.

 

33.  ЗЕРКАЛО, ЗЕРЦАЛО, СОЗЕРЦАТЬ

Вариант ЗÉРКАЛО – исконно древнерусский; ЗЕРЦÁЛО – слово старославянского происхождения (по-старославянски: ЗРЬЦАЛО).

В статье рассматривается только то, что я считаю двумя славянскими корнями: ЗЕРКА- и ЗЕРЦА-. Суффикс -ЛО, свойственный восточным и южным славянам (сравним в польском языке: ZRCADŁO – западнославянский вариант корня и суффикса), не рассматривается.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjR + JG + KwX = рассматривая + лёд + кто там? (спрашиваю, глядя на отражение).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’er-ig-kwa.

В дальнейшем – строго закономерно и без единой погрешности! – образуются восточнославянский корень ЗЕРКА- и южнославянский ЗЕРЦА- (в котором сработала Бодуэнова палатализация).

Первоначальное значение: смотреть в изумлении на своё отражение на льду и кричать при этом: «Эй, кто там?»

Современное значение: ЗЕРКАЛО – известное изделие из стекла или металла.

 

34.  ЗЕРНО

Современное значение русского слова ЗЕРНÓ: плод, семя некоторых растений. Распространённое мнение о том, что это плод только хлебных злаков, нельзя считать верным. В самом деле: ведь могут же быть кофейные ЗЁРНА, горчичные ЗЁРНА, гороховые ЗЁРНА…

В древнерусском языке: ЗЬРНО – произносилось в два слога.

В старославянском: ЗРЬНО – в два слога.

В белорусском: ЗЯРНÓ; в малороссийском: ЗÉРНО; в болгарском: ЗЪРНО; в сербском: ЗРНО; в словенском: ZRNO; в чешском и в словацком: ZRNO; в польском: ZIARNO; в верхнелужицком: ZORNO; в нижнелужицком: ZERNO.

В литовском: ŽIRNIS – горошина; в латышском: ZIRNIS – горошина.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjXj + JR + NXw = о выращиваемом + совещаемся + для нашей пользы.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’e-ir-no.

В дальнейшем: g’ > z.

Первоначальное значение: отбираемое для будущего посева семенное зерно.

Латинское слово GRĀNUM (зерно, ядро) производит впечатление родственного, что не может соответствовать действительности по причинам фонетического характера.

Две среднеиндоевропейских конструкции биконсонантных корней, предшествовавших латинском слову GRĀNUM, выглядят так:

Первая:

RG + XwXj + NXw = для преодоления + голода + нам на пользу.

Среднеиндоевропейское звучание: reg-oe-no, rg-oe-no.

В дальнейшем: rg > gr – метатеза.

Первоначальное значение: зерно – это то, чем утоляют голод.

Вторая:

KjR + XwXj + NXj = домашними животными + поедается + не.

Среднеиндоевропейское звучание: k’er-oe-ne, k’r-oe-ne.

Первоначальное значение: зерно – это то, что должно поедаться только людьми, а не домашними животными. Возможно, имелся в виду лишь определённый вид зерна, например, пшеница.

Поразительное сходство латинского слова со славянскими и летто-литовскими словами нельзя считать совсем уж случайным. Это то, что я называю мнимо многозначительными созвучиями или феноменом своевольного звукоподражания при пересказе конструкции. Явление это возникло на поздней стадии Среднеиндоевропейского периода.

 

35.  ЗИМА; ZYMA (лужицкое слово)

Современное значение русского слова ЗИМА́ (по Ожегову): самое холодное время года, наступившее за осенью и предшествующее весне.

Первая группа славянских слов.

В древнерусском и в старославянском: ЗИМА.

В белорусском: ЗIМА́; в малороссийском: ЗИМА́; в болгарском: ЗИМА; в македонском: ЗИМА; в сербском: ЗИМА; в словенском: ZIMA; в чешском и в словацком: ZIMA; в польском: ZIMA; в кашубском ZЁMA.

Вторая группа славянских слов.

В верхнелужицком языке: ZYMA; в нижнелужицком: ZYMA, ZYMIE.

По поводу кашубского слова есть сомнения, но я склонен всё же относить его к первой группе.

Совершенно особое значение имеет латинское слово HIEMS, и условно говоря, его можно было бы отнести к третьей группе.

Чисто познавательное значение имеют летто-литовские и иранские слова, показанные ниже. Есть много и других примеров из других индоевропейских ветвей, но они уже ничего не добавляют к тем выводам, которые можно сделать об этимологии русского слова ЗИМА, и потому не рассматриваются.

В жемайтском: ŽĖIMA; в литовском: ŽIEMA; в латышском: ZIEMA.

В таджикском: ЗИМИСТОН; в курдском: ZIVISTAN; в осетинском: ЗЫМÆГ.

Считаю, что начинать этимологическое исследование нужно с латинского слова. Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней, предшествовавшая латинскому слову HIEMS:

GhjJ + JM = от морозов + невзгоды.

Среднеиндоевропейское звучание: gh’i-jem, gh’i-iem.

Славянские языки не происходят от латинского, но они возникли от слияния праславянского языка и италийсковенетского, который был очень похож на древнелатинский. Поэтому данная конструкция имеет особое значение. Это ориентир, который следует иметь в виду в качестве предварительного условия.

Далее имеет смысл рассмотреть среднеиндоевропейскую конструкцию биконсонантных корней, которая предшествовала лужицкому слову ZYMA:

GhjJ + WM = морозами + досаждает.

Среднеиндоевропейское звучание: gh’i-um.

В дальнейшем: gh’ium > gh’ūm- > ZYM-. Форма ZYMA образовалась под влиянием других славянских диалектов, с которыми постоянно контактировали древние лужичане и их предки.

Лужицкий корень ZYM- имеет италийское происхождение. Это не заимствование из протолатинского языка и не сближение с одним из его слов; это высказывание на том же самом языке! Отсюда вывод: лужицкие слова, обозначающие зиму, имеют италийсковенетское происхождение. Всё италийсковенетское приравнивается к исконно славянскому.

И только после этого можно подойти к этимологии русского слова ЗИМА, которому, как представляется, предшествовало не менее двух среднеиндоевропейских конструкций биконсонантных корней.

Первая конструкция:

GhjJ + MX = морозы + злые.

Среднеиндоевропейское звучание: gh’i-ma.

Вторая конструкция:

GhjJ + JM + MX = морозами + угнетает + злобно.

Среднеиндоевропейское звучание: gh’i-im-ma.

Без особой уверенности предполагаю существование и третьей конструкции:

GhjJ + JM + XjX = морозами + угнетает + огненно (обжигая сильным холодом).

Среднеиндоевропейское звучание: gh’i-im-ea.

В дальнейшем: gh’iimea > gh’īmā.

Во всех трёх случаях: gh’- > zi-, согласно сатэмным фонетическим законам.

Полагаю, что конструкции первая и вторая существовали одновременно, но являлись достоянием разных протославянских диалектов. Осторожно допускаю, что первая конструкция пришла к протославянам из протолеттолитовских диалектов, хотя почти с таким же успехом можно предположить и обратное. Совершенно недопустима мысль о том, что данная конструкция в одинаковой степени принадлежит и протославянам, и протолеттолитовцам. Или тем, или другим, и никак иначе!

Считаю, что в протославянской языковой среде наибольшее распространение имела именно вторая конструкция.

По поводу третьей конструкции: сомневаюсь, существовала ли она вообще. Но её нужно держать в уме для дальнейших исследований: быть может, когда-нибудь окажется, что она вполне реальна.

 

36.  ЗИМНИЙ

В современном русском языке прилагательное ЗИ́МНИЙ рассматривается как однокоренное к существительному ЗИМА (смотрим статью). Согласно существующим представлениям, в прилагательном ЗИМНИЙ выделяется корень ЗИМ-, суффикс -Н- и окончание -ИЙ. С таким пониманием этого слова невозможно было бы поспорить, если бы не одна конструкция биконсонантных корней, которую показал в своей работе «Раннеиндоевропейский праязык» Н.Д. Андреев, а именно: GhjJ + MN.

В развёрнутом виде эта среднеиндоевропейская конструкция объясняется мною так:

GhjJ + MN = о зиме + думаем (готовясь к её приходу).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’i-men.

Далее: gh’imen > zimen.

Невозможно спорить с современным пониманием этого русского прилагательного, но, с исторической точки зрения, слова ЗИМНИЙ и ЗИМА имеют происхождение, не позволяющее считать их однокоренными славянскими словами.

 

37.  ЗИМОВАТЬ, ЗИМОВКА, ЗИМОВЬЕ

Современное значение русского слова ЗИМÓВЬЕ: место для проведения зимы. Примерно такое же значение имеет и слово ЗИМÓВКА, хотя здесь допустимо и несколько иное толкование: процесс проведения зимы в определённом месте. Глагол ЗИМОВА́ТЬ имеет следующее значение: проводить зиму, временно (или даже вынужденно) пребывая в каком-то одном месте.

Первый вариант рассуждений: существует корень ЗИМ-, образованный от слова ЗИМА; к этому корню добавляется обычный для русского языка суффикс -ОВ-, и, таким образом, и возникает основа ЗИМОВ-, к которой может добавляться что-то ещё: приставки, другие суффиксы, окончания. Например: ПЕРЕЗИМОВАТЬ, ЗАЗИМОВАТЬ, ЗИМОВКА, ЗИМОВЬЕ и т.д.

Если бы я считал такое рассуждение верным, то этой словарной статьи не было бы вовсе, ибо правило данного словаря гласит: один корень – одна словарная статья! Корень слова ЗИМА уже рассматривался в соответствующей статье, и ещё один раз рассматриваться в другой статье он не должен.

Тем не менее, здесь не тот случай, ибо здесь нет суффикса -ОВ-, а есть неразрывный корень ЗИМОВ-.

Второй вариант рассуждений: ЗИМОВ- – это особый корень русского языка, который восходит к особой среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GhjJ + JM + XwW = (когда) морозы + угнетают + спасаемся.

Среднеиндоевропейское звучание: gh’i-im-ow.

В дальнейшем: gh’- > zi-, согласно сатэмным фонетическим законам.

Первоначальное значение: благополучное пережидание морозов в надёжном и тёплом укрытии.

Обращаю внимание на то, что корень ЗИМОВ- имеет такую коннотацию: нечто вынужденное и не очень приятное; нечто имеющее отношение к суровой (или даже трагической) необходимости. Русский и славянский суффикс -ОВ- такими значениями не обладает, у него совсем другие значения. Можно привести другие примеры с мнимым суффиксом -ОВ-: ГОТОВЫЙ, ЖЁРНОВ; в чешском языке есть существительное DOMOV (родина) – смотрим словарные статьи по этим словам.

Третий вариант рассуждений – это предположение, не имеющее под собою твёрдых оснований. Допускаю, что среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней изначально было таким:

GhjJ + XwW = (когда) морозы + спасаемся.

Среднеиндоевропейское звучание: gh’i-ow.

И лишь позже, возможно уже в Позднеиндоевропейскую эпоху, произошла подгонка под слово ЗИМА в его древнем произношении.

Впрочем, доказать правильность этого предположения средствами славянских языков – нельзя. Возможно, доказательства будут найдены когда-нибудь позже, но за пределами Славянского мира, в каких-то других индоевропейских ветвях.

Выводы: первый вариант решительно отклоняется; второй вариант принимается за основу; третий вариант временно отклоняется.

Кроме того, смотрим статьи ЗИМА и ЗИМНИЙ.

 

38.  ЗИЯТЬ

Современное значение русского глагола ЗИЯ́ТЬ: будучи раскрытым, показывать угрожающую глубину пропасти (впадины).

В старославянском языке: ЗѢѬ – зияю.

В малороссийском: ЗIЯТИ; в сербском: ЗИJАТИ.

Примеров из других славянских и летто-литовских языков – довольно много, но они часто грешат смысловыми или фонетическими сближениями с другими глаголами, и поэтому не могут считаться показательными. То же самое и в русском языке: глагол ЗИЯТЬ имеет опасное сходство с глаголом ЗЕВАТЬ.

В латинском глаголе HIĀRE наблюдаем то же самое сбивающее с толку сближение. Глагол имеет такие значения: быть раскрытым, зиять; разевать рот. Но, тем не менее, среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней для русского глагола ЗИЯТЬ и латинского HIĀRE – совершенно одна и та же:

GhjJ + JX = скользить + в яму.

Среднеиндоевропейское звучание: gh’i-ja. Для протоиталийского варианта звучания, пожалуй, нужно сделать такую поправку: gh’i-ia.

Первоначальное значение: рискуя жизнью, находиться возле самого края пропасти, куда можно нечаянно соскользнуть.

Похоже на то, что русский глагол ЗИЯТЬ имеет италийсковенетское происхождение, которое всегда приравнивается мною к исконно славянскому.

 

39.  ЗЛАК

Современное значение русского слова ЗЛАК: травянистое растение, идущее в пищу. Другое толкование: семейство однодольных растений, к которому относятся рожь, пшеница, ячмень, овёс, кукуруза, просо, рис и другие растения.

Во всём Славянском мире слово подтверждается надёжным образом только в малороссийском языке и в болгарском. Это объясняется тем, что славяне не просто забыли это слово, а не вполне понимали его происхождение, сравнивая его с другими похожими по звучанию славянскими словами и не находя ответа на вопрос, чему же это слово родственно.

Объяснение, как всегда, следует искать не среди слов, сходных по звучанию, а среди биконсонантных корней, из которых в Среднеиндоевропейскую эпоху складывались новые конструкции.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней для слова ЗЛАК:

GjL + XjX + XwK = улучшение (благополучие) + растительное (злаковое) + предусмотренное заранее.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’l-ea-ok.

В дальнейшем: g’ > z.

Первоначальное значение: растения, пригодные в пищу (злаковые!) – это то, что откладывают про запас в предвидении голодных зимних времён, когда этот запас будет востребован.

 

40.  ЗЛОЙ, ЗЛО, ЗЛИТЬ

В современном русском языке: полное прилагательное ЗЛОЙ – тот, кто охвачен злыми чувствами; тот, в ком нет доброты. Краткая форма: ЗОЛ.

В древнерусском и старославянском: ЗЪЛЪ – в два слога; в малороссийском: ЗЛИЙ; в болгарском: ЗЪЛ; в сербском: ЗАО; в словенском: ZEL; в чешском и в словацком: ZLÝ; в польском и в обоих лужицких: ZŁY.

Из всех форм наибольшую ценность для этимологического исследования представляют формы древнерусская, старославянская и болгарская.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

WGhj + WL = мучение (истязание, обида) + от имеющего власть.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: wg’-ul или ug’-ul.

В дальнейшем: ug’ul > ъzъl- > ЗЪЛ-

Первоначальное значение: зло исходящее от того, кто имеет военную власть.

Современное значение: ЗЛОЙ – тот, в ком нет доброты.

 

41.  ЗМИЙ, ЗМЕЙ, ЗМЕЯ

Современное значение русских слов ЗМИЙ, ЗМЕЙ и ЗМЕЯ́: пресмыкающееся с длинным извивающимся телом без ног. Стилистические и и другие оттенки значений этих трёх слов не рассматриваются.

В древнерусском языке зафиксировано слово: ЗМИИ.

В белорусском языке: ЗМЕЙ, ЗМЯЯ́; в малороссийском: ЗМIЯ́; в болгарском: ЗМИЯ́, ЗМЕЙ; в македонском: ЗМИJА; в сербском: ЗМИJА; в словенском: ZMIJA; в чешском: ZMIJE – гадюка; в словацком: ZMIJA – гадюка; в польском: ŹMIJ, ŹMIJA; в обоих лужицких языках: ZMIJA.

В Дополнительном списке биконсонантных корней находим корень GhjM, первоначальное (ещё раннеиндоевропейское!) значение которого было таким: нечто омерзительное, если до него дотронуться. Это значение складывалось из двух моноконсонантных корней так: Ghj + M = резкое осязательное ощущение + для меня. С самого начала имелся в виду не укус змеи, а чисто эмоциональная сторона дела, ибо именно таким было свойство моноконсонантного корня Ghj. За подробностями отсылаю к своей книге «Индоевропейская предыстория». Имелась в виду, прежде всего, змея и лишь во вторую очередь – какие-то другие мерзкие предметы или живые существа.

Произносился этот биконсонантный корень так: gh’em или gh’m.

Много позже, когда этот корень стал подчиняться дославянским, а затем и славянским фонетическим законам, произошёл строго закономерный процесс, который в упрощённом виде изображается так: gh’m > zm.

В общем виде, это и есть этимология русского слова ЗМЕЯ со всеми его однокоренными русскими и славянскими формами.

Тем не менее, этимология любого славянского или другого индоевропейского корня очень редко сводится к одному-единственному биконсонантному корню. В подавляющем большинстве случаев это были конструкции из двух или трёх (но не более) биконсонантных корней. Уместно предположить, что и здесь была такая же конструкция, и к биконсонантному корню GhjM [gh’m] было добавлено что-то ещё – один или два (но не более!) биконсонатных корня.

Обращает на себя внимание биконсонантный корень JX, который на Среднеиндоевропейском этапе стал произноситься как [ja]. Его первоначальное значение было таким: охота. Но затем стали вырабатываться вторичные значения:

– наши охотничьи угодья с неприкосновенными границами;

– нечто запретное;

– нечто неприкосновенное или священное.

Вот это последнее значение более всего и проявляется у славян. Полагаю, что именно современное слово ЗМЕЯ и следует принять за основу, а существительное ЗМИЙ (ЗМЕЙ) – оно всего лишь вторично.

В рамках этого предположения вырисовывается такая картина: далёкие предки славян (протославянский этап Среднеиндоевропейского периода) сложили два корня, один из которых – GhjM (мерзкая змея), а второй – JX (дотрагиваться нельзя).

Эта среднеиндоевропейская конструкция в целом выглядит так:

GhjM + JX = змея + неприкосновенная.

Произносилось это так: gh’me-ja.

Поскольку у предков славян действовал сатэмный фонетический закон gh’ > z, то получилось такое фонетическое преобразование: gh’meja > zmeja > ЗМЕЯ. Всё – в строгом соответствии с фонетическими правилами, без малейшего отклонения!

Первоначальное значение: змея – это то, чего не следует трогать.

 

42.  -ЗН- (суффикс)

GhjN = ходьба босиком.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: gh’en, gh’n.

В дальнейшем – строго закономерно: gh’n > zn.

Затем значения корня стали развиваться в двух направлениях: 1) ходьба, движение (СЕЛЕЗЕНЬ – ходящий по болоту, смотрим!) и 2) ощущения.

Одно из поздних значений: ситуация, при которой что-то ощущается.

В русском языке этот биконсонантный корень ярче всего воплотился в суффиксе -ЗН-, который на данный момент перестал быть продуктивным, но всё же хорошо просматривается: бояЗНь, болеЗНь, жиЗНь, каЗНь (коЗНи), куЗНица, прияЗНь; белиЗНа, желтиЗНа, новиЗНа.

По своему современному звучанию корень GhjN полностью совпал с корнем GjN (62-й номер: ЗНать, ЗНак, драЗНить, ГНуть). Различить проявления обоих биконсонантных корней можно только по смыслу (хотя это и не всегда возможно).

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 48.

 

43.  ЗНАК

Общеславянское слово. На всех языках звучит практически одинаково и означает одно и то же: некий предмет или некое действие, которым отведена функция о чём-то предупреждать.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GjN + XwK = специально поломанная ветка + предусмотрительно (сделанная, чтобы не сбиться с пути при возвращении или для тех, кто идёт следом).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’n-ok.

Далее: аналогия со словом ЗНАТЬ – на каком именно этапе это произошло, сказать трудно. Если на самом раннем, то: o > ō > a.

Первоначальное значение: заломленная на дереве ветка, служащая ЗНАКОМ при передвижении в лесу. Допустимо (или даже более желательно) такое толкование: много поломанных веток на всём пути, система поломанных веток на нужном маршруте.

Второй вариант:

GjN + XjXw + KwX = знанием + говорит + то, которое.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’n-eo-kwa.

Первоначальное значение: то самое, что нам сообщает информацию. Поскольку, в понимании индоевропейцев Среднего периода, «сообщать» может только некто разумный (человек или божество), а не бездушный предмет, то понять эту конструкцию можно только так: предзнаменование, ЗНАК от Высших Сил. Биконсонантный корень KwX мог иметь и такое значение: то самое, чего не следует называть, чтобы не навлечь на себя беду.

Затрудняюсь отдать предпочтение одному из вариантов.

 

44.  ЗНАМЯ, ЗНАМЁНА; ЗНАМЕНИЕ; ЗНАМЕНОВАТЬ

В современном русском языке словом ЗНА́МЯ называется торжественный флаг (полотнище, укреплённое на древке) – как правило, воинский или правительственный. В древнерусском языке у этого слова было несколько иное значение: знак, печать. Слово ЗНАМÉНИЕ имеет примерно такой смысл: некое событие (или явление), считающееся настолько важным и необычным, что на основании этого события делаются предсказания будущего. Если проще, то ЗНАМЕНИЕ – это некий знак, понятный посвящённым.

В старославянском языке: ЗНАМѦ. В польском языке: ZNAMIĘ – признак.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjN + XwK + MN = зна́ком + предупреждаем  + людей.

В принципе, возможно и несколько иное толкование, но я считаю его гораздо менее предпочтительным: … = знак + заблаговременный + разумный. Трудность в том, что биконсонантный корень MN имеет два основных значения:

1) человек (люди) и

2) нечто разумное, разум, разумные поступки.

Оба значения считались совершенно одним и тем же, ибо разумные поступки, по мнению ранних индоевропейцев, мог совершать только человек и никто больше.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’n-ok-men.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’nokmen > g’nōmen > ЗНАМЕН- – закономерно.

Первоначальное значение: некий знак, понятный людям и передающий какую-то важную информацию (боевую, охотничью, бытовую).

 

45.  ЗНАТЬ (глагол)

Современное значение русского глагола ЗНАТЬ: иметь в своём распоряжении нужные сведения о каком-либо явлении.

В древнерусском и в старославянском языках: ЗНАТИ.

В белорусском языке: ЗНАЦЬ; в малороссийском: ЗНА́ТИ; в болгарском: ЗНА́Я; в сербском: ЗНАТИ; в словенском: ZNATI; в чешском: ZNА́TI; в словацком: ZNAT; в польском и в верхнелужицком: ZNAĆ; в нижнелужицком: ZNAŚ.

В литовском языке: ŽINÓTI; в латышском: ZINAT.

Объектом этимологического рассмотрения должен считаться славянский корень ЗНА-. Сказать, что он произошёл от биконсонантного корня GjN – недостаточно, ибо существовала среднеиндоевропейская конструкция не менее, чем из двух биконсонантных корней.

GjN + XjXw = о знании + говорю (чтобы другие знали тоже).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’n-eo.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’neo > g’nō > ЗНА- – строго закономерно!

Первоначальное рассуждение: когда я объясняю то, что я знаю, тогда все понимают, что я и в самом деле знаю это. Иначе: только после моего высказывания я считаюсь знающим.

Литовский глагол ŽINÓTI имеет ту же предысторию, но с такою поправкою: его среднеиндоевропейское звучание: было не g’n-eo, а g’en-eo, в чём нет никакого нарушения или противоречия.

 

46.  ЗНАТЬ (существительное)

Современное понимание этого слова: те, кого все знают. Это был первый вариант.

Второй вариант. Слово италийского происхождения, есть сходство с латинским существительным NĀTUS – сын, этимология которого такова:

GjN + XT = познавшею + в нужный срок (рождённый).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’n-at.

Дальнейшее развитие фонетических событий: g’nat > nāt- – всё строго в соответствии с латинскими фонетическими законами. В латинском языке в прошлом действовало правило g’n- > n-, gn- > n-. В италийсковенетском же языке такого правила не было, поэтому g’n-, оказавшись в языке праславян, претерпело процесс g’n- >… > zn- – по сатэмным законам.

Первоначальное значение: те, кто родился у авторитетных родителей и, в силу одного только своего рождения, получил себе столь же высокий общественный статус.

Принимаю только второй вариант, но нельзя сбрасывать со счетов и то, что слово ЗНАТЬ воспринимается сейчас русскими людьми именно так, как описано в первом варианте.

 

47.  ЗНИЧ (божество)

Слово не имеет современного значения, ибо является именем малоизвестного божества у белорусов, поляков (ЖНИЧ) и некоторых других славян. Охотно допускаю, что божество ЗНИЧ раньше было почитаемо во всём Славянском мире, но со временем стало забываться. Якобы ЗНИЧ считался богом изначального огня; по другим сведениям, это был бог знаний – всё крайне недостоверно, и решающее значение здесь могут иметь только среднеиндоевропейские конструкции.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GN + JKw + TJ = о сокровищах + в надёжном тайнике + помнящий.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху:  gn-ikw-ti.

Далее: gni- > g’ni- и это вполне объяснимо, но всё-таки это не закономерность!

Второй вариант:

GhJ + NJ + TJ = возвращение назад + проводник + помнящий.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: ghi-nī-tje.

Дальнейшая фонетическая судьба: ghinītje > g’hinītje > zinīč- > ЗЬНИЧЬ – фонетически не безупречно, хотя и вполне допустимо.

Первоначальное значение: тот кто знает, как вернуться назад и не заблудиться.

Третий вариант – то ли самый нелепый, то ли единственно правильный, потому что здесь описывается именно божество, а не человек:

GjJ + NJ + TJ = в окружении ауры + ведёт (нас) + помня (зная точно весь путь).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’i-nī-tje.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’inītje > zinīč- > ЗЬНИЧЬ – так же точно, как и во втором варианте, фонетически не безупречно, хотя и вполне допустимо.

Последнее слово в выборе правильного варианта здесь должно быть за историками.

 

48.  ЗНОБИТЬ, ОЗНОБ

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GhjJ + NBh = морозит + в туманную погоду.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’i-nebh.

Первоначальное значение: ощущение сильного холода в пасмурную погоду.

Второй вариант:

GhjJ + NB = морозит + беззащитного.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’i-neb.

Первоначальное значение: ощущение беззащитности перед холодом.

Первый вариант привожу лишь из формальных соображений. Предпочтение отдаю только второму варианту.

Современные значения примерно те же самые: ЗНОБИТЬ, ОЗНОБ; ЗАЗНОБА – та, от которой начался озноб.

 

49.  ЗНОЙ

Современное значение русского существительного ЗНОЙ: изнурительная жара.

В древнерусском и в старославянском языках: ЗНОИ – в два слога.

В малороссийском: ЗНIЙ; в сербском: ЗНОJ; в словенском: ZNOJ; в чешском и в словацком: ZNOJ; в польском: ZNÓJ.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

GhjN + JW = ходить босиком + можно.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’ne-jū.

Далее: gh’nejū > gh’nojū > znojī > ЗНОИ.

Первоначальное значение: погода до такой степени жаркая, что можно ходить босиком. Имелась в виду жизнь в суровом климате, где такое было необычно.

 

50.  ЗОБ

Современное значение русского слова ЗОБ: расширенная нижняя часть пищевода, служащая для хранения пищи у некоторых птиц, насекомых и моллюсков.

В древнерусском: ЗОБЬ (в два слога) – корм; ЗОБАТИ – есть.

В белорусском: ЗОБ; в малороссийском: ЗОБ; в болгарском: ЗОБ – корм, фураж, ЗОБЯ́ – задаю корм; в сербском: ЗОБ – овёс, ЗОБАТИ – поедать зёрна (о птицах и лошадях); в словенском: ZOB (родительный падеж – ZOBI) – кормовое зерно, ZOBATI – клевать зёрна; в польском: ZÓB (родительный падеж – ZOBI) – корм, ZOBAĆ – клевать; в нижнелужицком: ZOB – корм.

Подытоживая сказанное: славянские языки (включая древнерусский!) не подтверждают современного значения восточнославянского слова ЗОБ. Отсюда следуют два допущения:

1) или современное восточнославянское значение слова ЗОБ есть позднее восточнославянское изобретение;

2) или только восточнославянские языки сохранили древнее значение этого слова, а все остальные языки Славянского мира его утратили.

Принимаю за основу второй пункт, ибо среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней, как представляется, подтверждает правильность именно его:

GjXj + BhXw = вздуваясь + округляется.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: g’e-bho.

Первоначальное значение: некая ёмкость, которая, по мере наполнения, округляется. Скорее всего, имелся в виду именно ЗОБ у птицы, но могли быть и другие близкие значения – например, мешок.

 

51.  ЗОВ, ЗОВУ, ЗВАТЬ

Современное значение русского существительного ЗОВ: просьба о помощи, поданная голосом, а также предложение приблизиться, сделанное голосом. Глагол ЗВАТЬ (ЗОВУ) означает просьбу, предложение или приказ приблизиться.

В старославянском языке: ЗЪВАТИ – в три слога; ЗОВѪ.

В белорусском языке: ЗВАЦЬ; в малороссийском: ЗВА́ТИ; в болгарском: ЗОВА́ – зову, называю; ЗОВ – зов; в сербском: ЗВАТИ; в словенском: ZVATI, ZOVEM; ZOV – зов; в чешском: ZVА́TI, ZVU; в словацком: ZVAT, ZVEM; в польском: ZWAĆ, ZOWĘ.

В литовском языке: ŽAVĖTI – околдовать, зачаровать; в латышском: ZAVET – зачаровать.

Первый вариант этимологического исследования – заведомо неправильная (плохо подходящая!) среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjX + WX = звуком + звать на помощь (протяжно).

Совершенно другое толкование этой же конструкции: … = звук + ритуальный (производимый в процессе ритуала или молебствия).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’a-wā.

Получается как будто нечто вразумительное и похожее на правду, но фонетическая сторона дела – очень сомнительна: каким образом gh’awā могло привести к славянскому корню ЗВ-/ЗОВ-? Нет таких фонетических законов, которые бы привели к этому. Допускаю, впрочем, что такая конструкция существовала в действительности: показанные выше литовский и латышский глаголы как раз хорошо подходят под эту конструкцию. Но, тем не менее, славянский корень ЗВ-/ЗОВ- не мог произойти напрямую от этого сочетания биконсонантных корней. Он мог только косвенно участвовать в его формировании.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GjW + WX = настаивая + звать на помощь.

Совершенно иное толкование этой же самой конструкции: … = пробуя на вкус (найденные ягоды) + звать (других собирателей).

Произношение в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’u-wā.

В дальнейшем: g’uwā > ЗЪВА- – в строгом соответствии со всеми фонетическими законами.

Первоначальное значение: либо настоятельно требовать чьего-то прихода на помощь, либо подзывать к себе собирателей ягод в лесу. Последнее – конкретнее, и мне представляется, что именно этому толкованию и следует отдать предпочтение, но решительно настаивать на этом я не осмеливаюсь.

Считаю правильным второй вариант (в одном из его двух подвариантов); первый вариант отклоняется, но его следует иметь в виду при установлении этимологии литовского глагола ŽAVĖTI и латышского глагола ZAVET.

Кроме того, смотрим статью ЗВУК.

 

52.  ЗОЛА

Современное значение русского слова ЗОЛА́: несгораемые минеральные отходы (по виду, лёгкая чёрно-серая пыль), оставшиеся после сожжения чего-либо.

Странным образом, слово не прижилось в славянских языках, и даже те три примера, которые приведены ниже, не являются широко употребительными в этих языках.

В малороссийском языке: ЗОЛА́; в болгарском: ЗОЛА́; в польском: ZOŁA.

Конструкция биконсонантных корней в Среднеиндоевропейскую эпоху:

GhjXw + LX = от костра + лёгкое.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’o-la.

Далее: gh’ > z.

Первоначальное значение: ЗОЛА – то, что остаётся от костра.

 

53.  ЗОЛОВКА (родство, семья)

Современное русское значение русского слова ЗОЛÓВКА: сестра мужа.

В языках древнерусском и в старославянском: ЗЪЛЪВА; в малороссийском языке: ЗОЛВИ́ЦЯ; в белорусском: ЗАЛÓЎКА; в болгарском: ЗЪ́ЛВА; в македонском: ЗÓЛВА; в сербском: ЗАОВА, ЗАВА; в словенском: ZOLVA; в древнечешском: ZELVA; в польском: ZEŁWA, ZOŁWA.

За основу берётся древнерусское и старославянское слово ЗЪЛЪВА. Всё остальные славянские слова представляются уже не столь надёжным материалом для этимологического исследования.

В латинском: GLŌS, GLŌRIS – золовка, но это не точное соответствие, а всего лишь слово, образованное похожим образом. В древнегреческих диалектах: ΓА́ΛΩΟΣ, ΓΑΛΟΩ, ΓА́ΛΩΣ – здесь тоже наблюдаем не полное соответствие славянскому слову.

Первая версия. Слово ЗЪЛЪВА означает буквально следующее: злая и омерзительная женщина. Смотрим статью ЗЛОЙ (более древняя форма: ЗЪЛЪ) и смотрим статью о словообразующем элементе -ВА, с помощью которого образовывались слова с очень оскорбительным значением (СТЕРВА, ШАЛАВА…).

Считаю это объяснением совершенно правильным, но с одною оговоркою: это слово было на предславянском этапе переосмыслено именно вот таким образом, что оно стало после этого означать злую и развратную женщину.

Характерно, что оттенок грубости можно приписать лишь двум славянским словам: русскому и белорусскому. В малороссийском языке это слово ласковое; в других славянских языках я бы охарактеризовал это слово как нейтральное. Считаю, что идея осуждающего значения не была принята в большей части Славянского мира и попросту забылась или ослабела.

Итак: первая версия – это всего лишь переосмысление более древнего слова, которое имело другое значение.

Вторая версия. Н.Д. Андреев, как всегда без пояснений, даёт такое биконсонантное описание русскому и славянскому слову: GjX + LXw + W…, что можно понять так:

GjX – заботы о семье,

LXw – идея разрушительной деятельности,

W – некий биконсонантный корень, который Андреев показал лишь частично, потому что был уверен лишь в том, что этот корень содержит в себе фонему W.

На основе андреевского материала, я попытаюсь дать законченную среднеиндоевропейскую конструкцию изучаемого слова:

GjX + LXw + WX = семейные заботы + разрушающая + воплями.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’a-lo-wa.

Далее: g’ > z.

Совершенно непонятным, в рамках второй версии, остаётся то, что GjX + LXw стало произноситься у славян как ЗЪЛЪ-, вместо вполне естественного и закономерного ЗАЛО-. Но мы возвращаемся к первой версии и получаем объяснение: это было позднее переосмысление и смысловая подгонка под другое похожее слово (корневая контаминация).

Первоначальное значение в считаю очень грубым и неуважительным.

Хорошо подтверждают всё сказанное выше примеры из греческого и латинского языков:

Греческие диалектные слова я бы обобщил до уровня корня: ΓΑΛΟ-. Среднеиндоевропейская конструкция для этого корня получается такая:

GjX + LXw = семейные заботы + разрушающая.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’a-lo.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’a > ga > ΓΑ- – по кентумным фонетическим законам.

С латинским словом GLŌS, GLŌRIS всё обстоит не столь очевидно. Думается, что здесь была сделана аналогия словом GLORIA (слава) – дескать, ЗОЛОВКА – это нечто славное. Это была попытка придать слову миролюбивый оттенок, вместо прежнего, которое было с оттенком осуждения. Среднеиндоевропейская конструкция для латинского слова мне представляется такою:

GjX + LXw + XwS = семейные заботы + разрушающая + у нас (в нашей семье).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’a-lo-os.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’aloos > galōs > galōr > glōr – по аналогии со словом GLORIA.

И, таким образом, подтверждается и уточняется конструкция Н.Д. Андреева. Слово ЗОЛОВКА с самого начала имело осуждающий смысл. Хотя позже оно и было переосмыслено славянами, но, по сути своей, первоначальное значение всё-таки сохранилось.

 

54.  ЗОЛОТО, ЗЛАТО (металл)

В современном русском языке имеются два слова для обозначения известного жёлтого металла: ЗÓЛОТО и ЗЛА́ТО. Первое слово – древнерусского происхождения (а также и восточнославянского), второе – старославянского (а равным образом и южнославянского). Поскольку все старославянизмы являются составною частью современного русского языка, они не могут считаться заимствованием. В малороссийском и в русинском: ЗÓЛОТО; в белорусском: ЗÓЛАТА; в болгарском: ЗЛАТÓ; в македонском и в сербском: ЗЛАТО; в чешском, словацком и словенском: ZLATO; в польском и в обоих лужицких: ZŁOTO.

В латышском: ZELTS.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjXw + LT = на огонь + похожее (когда отражает в себе солнечный свет).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’o-lt.

Далее: gh’ > z – закономерно.

Первоначальное значение: ЗОЛОТО – это то, что похоже на огонь.

 

55.  ЗОРКИЙ

GjR + WK = зрение + делающий.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’er-uk.

Современное значение: тот, кто хорошо видит.

 

56.  ЗОРОД

Редкое, но очень интересное восточнославянское слово со значениями огороженное место для стога, стог.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

SXw + RDh = ограждение + технически грамотное.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: so-redh.

Далее: soredh > СОРОД, вместо ожидаемого ЗОРОД!

Объяснить эпизод z > s можно только с помощью допущения аналогии со словами ЗАГОРОДИТЬ, ЗАГОРОДКА. Законы фонетики здесь бессильны, и, я думаю, аналогия – это разумное объяснение.

 

57.  ЗРАЧОК

Исходить следует из первоначального слова ЗРАК, ибо ЗРАЧОК – это всего лишь ласкательно-уменьшительная форма от этого слова.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjR + XwKw = высматривать + глазом.

Возможно и несколько иное толкование конструкции: … = высматривание + глазное.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’r-ōkw.

Первоначально значение: ЗРАЧОК – то, с помощью чего осуществляется зрительный процесс.

 

58.  ЗРЕТЬ, СОЗРЕВАТЬ, ЗРЕЛЫЙ

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GjXj + RJ + XJ = выросшее + трясти + энергично.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’e-ri-aj.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’eriaj > g’riaj > … > zrijē > zr’ē.

Первоначальное значение корня: трусить дерево, на котором уже выросли и СОЗРЕЛИ плоды.

Второй вариант:

GjL + RJ + XJ = улучшенное + трясти + энергично.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’el-ri-aj.

Далее: lr > r, g’ > z.

С фонетической точки зрения, первый вариант заслуживает большего доверия.

Первоначальное значение корня: трусить дерево, на котором плоды улучшились, то есть СОЗРЕЛИ.

 

59.  ЗРЕТЬ (видеть, смотреть); корень ЗР-/ЗЕР-/ЗОР- в словах ЗРЕНИЕ, ПРОЗОРЛИВЫЙ и т.п.

На древненрусском языке: ЗЬРѢТИ.

GjR = высматривать.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’er, g’r.

Первоначальное значение: смотреть туда, куда указывает наставник; смотреть в указанном направлении.

Один из раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Дополнительного списка.

Современные значения: ЗРЕНИЕ – способность видеть.

 

60.  ЗУБ

В старославянском языке: ЗѪБЪ – это образцовое славянское слово, и все остальные славянские формы, включая современную русскую, уже не столь важны.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjXj + NBh = то, что вырастает + в полости рта (под нёбом).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’e-nbh.

Праславянская предыстория корня: g’enbh > g’embh > g’ombh. Далее: g’ > z, bh > b. При переходе в славянское состояние наблюдаем: om > õ. Уже в рамках восточнославянской эпохи происходит процесс õ > u, после чего и имеем современное русское слово ЗУБ.

Первоначальное значение: ЗУБ (то, что вырастает в полости рта).

 

61.  ЗУБР

В старославянском языке: ЗѪБРЪ, и одновременно с этим в польском: ŻUBR, что воспринимается как противоречие и заставляет думать, что лишь одна из этих форм исконно славянская. Такое же противоречие наблюдаем между словенскою формою и болгарскою: ZOBER, (при ZOB – зуб!) и ЗУБЪР, (при ЗЪБ – зуб!). По остальным славянским формам уже нельзя понять (если их рассматривать в полном отрыве от всех остальных примеров), какой гласный в корне является исконно славянским: в словацком: ZUBOR; в русском, малороссийском и белорусском: ЗУБР; в чешском и верхнелужицком: ZUBR. Кроме того, вносят изрядную путаницу устарелые и диалектные русские слова: ИЗУБР и ИЗЮБРЬ.

В литовском языке: STUMBRAS; в латышском: SUMBRS, а также – менее употребительная форма: STUMBRS. Полагаю, что это то же самое слово, что и у славян, но оно подвергнуто какому-то переосмыслению и подгонке под якобы похожие по смыслу другие слова этих языков.

Совершенно особо: румынское слово ZIMBRU, которое следует рассматривать как заимствование из древних славянских языков, ибо ничего похожего нет в других романских языках, для которых ЗУБР – это всего лишь европейский бизон.

Думаю так: старославянское слово ЗѪБРЪ следует принять за основу в качестве образцового славянского слова. Носовой звук всё-таки был! Все остальные славянские отклонения мне представляются либо попытками уйти от непонятного сходства со словом ЗУБ (смотрим статью), либо наоборот – попытками отождествить это животное с ЗУБОМ.

Моя первоначальная установка: нужно категорически отказаться от всяких попыток увязывать этимологию слова ЗУБР с этимологией слова ЗУБ. Это случайное сходство. Кроме того, следует учитывать литовское и латышское слова, но принимать их за образцовые – нельзя!

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

GjM + BhR = хорошая добыча + тяжёлая (когда возвращаемся с охоты и несём её).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’em-bhr.

Перехожу ко второму варианту, но – не сразу!

Чтобы объяснить выбор второго варианта, нужно сначала допустить, что осетинское слово ДОМБАЙ (зубр) – индоевропейского происхождения. Если это так, то среднеиндоевропейская конструкция по осетинскому слову в неполном виде будет выглядеть так:

DXw + NBh (или MBh – одинаково по смыслу) + … = жертвоприношение + небесам + …

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: do-nbh(mbh).

Неуверенная попытка расширить эту конструкцию лишь усилит моё предположение:

DXw + NBh (или MBh – одинаково по смыслу) + BhX = жертвоприношение + небесам + при торжественном провозглашении…

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: do-nbh(mbh) + bha.

И только теперь можно показать среднеиндоевропейскую конструкцию биконсонантных корней второго варианта:

GhjXw + NBh (или MBh – одинаково по смыслу) + BhR = на костре (жертвенном) + небесам + жертвоприношение.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’o-nbh(mbh)-bhr.

Оба варианта – безупречны в фонетическом отношении.

Третий вариант.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GjN + BL = ломающий ветки + очень большой зверь.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’en-bl.

Первоначальное значение: зверь, который пробираясь сквозь чащу, ломает ветки деревьев. Охотники слышат этот звук издали и определяют по нему, где находится зверь. Возможно и другое пояснение: охотники просто видят характерным образом поломанные ветки и определяют, что здесь прошёл зубр.

На самом деле третий вариант – сам по себе многовариантен. Самое главное в нём – это допущение биконсонантного корня BL, вместо BhR, а насчёт того, какой именно биконсонантный корень будет ему предшествовать в конструкции, можно и поспорить.

Отдал бы предпочтение именно третьему варианту, но он пока выглядит слишком уж фантастично, и я для него я не располагаю нужным количеством доказательств.

Современное значение: ЗУБР – известное животное, именуемое также европейским бизоном.

 

62.  ЗУД, ЗУДЕТЬ

GhjXj + WDh = ощущение + при нечистоплотности.

Другое толкование: … = позыв + к испражнению.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’e-wdh.

Далее: gh’ewdh > gh’oudh > ЗУД- – без малейших отступлений от правил..

Современное значение: ЗУД – неприятные ощущения на коже или теле.

 

63.  ЗУЙ, ЗУЁК (птица)

Очень трудный случай. Ничего определённого сказать нельзя.

Современное значение: птица из рода куликов. Слово очень редкое – оно известно лишь охотникам и орнитологам, а также понятно в некоторых диалектах. Существует старинная пословица: «ЗУЙ до воды охоч, а плавать не умеет». Кроме того, слово оставило глубокий след в восточнославянских фамилиях типа: ЗУЕВ, ЗУЙ, ЗУЙКОВ, ЗУЙКО и, таким образом, упорно продолжает своё существование в русском языке.

Кроме восточнославянских диалектов, слово отметило факт своего существования, как кажется, лишь в сербском языке: ЗУJ – жужжание, ЗУJАК – навозный жук.

Установление этимологии следует вести в двух направлениях:

1) Биконсонантный корень из Основного списка GhjW [gh’ew] со значениями: нечто разлившееся, болотистая или озёрная местность и т.п.

2) Биконсонантный корень GhjX [gh’a], передающий идею писка и птичьего крика.

Никаких других направлений, кроме этих двух, я не представляю. Отсюда – два предположения.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней для первого предположения:

GhjW + JX + JW = в болотистой (озёрной) местности + охота + по уговору (поскольку территория спорная).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’ew-ja-ju.

В фонетическом смысле – очень убедительно, потому что полученная конструкция приводит нас к современному слову ЗУЙ.

Первоначальное значение получается примерно таким: некие болотные птицы, на которые дозволено охотиться. Или таким: уговор, разрешающий охоту на птиц в этой болотистой или озёрной местности.

Хороша только фонетическая сторона дела, а не смысловая.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней для первого предположения (предварительно смотрим статью ЯЙЦО):

GhjX + (XXw + WJ) = пищащие + (из яиц вылупившиеся).

Примерное среднеиндоевропейское звучание: gh’a-ao-wej, gh’a-ao-uj.

Первоначальное значение: некие птенцы, вылупишиеся из яйца. Никакой особой связи с болотными птицами – нет.

Вывод: первая версия ненадёжна, но вторая ещё хуже. Тем не менее, третьего варианта я предложить не могу.

 

64.  ЗЫБЬ, ЗЫБКИЙ, ЗЫБКА (подвесная люлька)

GhjX + WP + BX = жалобно плачущего (пищащего) + толкаю + приговаривая (болтая).

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’a-up-ba.

Далее: gh’aupba > gh’ūba > ЗЫБА.

Первоначальное значение: убаюкивать плачущего младенца в подвесной люльке или гамаке; качать (быть может, и в руках) плачущего малыша, напевая песенку или что-то ему приговаривая.

Современные значения: ЗЫБКА (изначально – ЗЫБА) – подвесная люлька для младенца (диалектное слово); ЗЫБКИЙ – колеблющийся; ЗЫБЬ – то, что колеблется.

 

65.  ЗЫК, ЗЫЧНЫЙ

ЗЫК – устарелое слово со значениями громкий крик, шум, звук. Прилагательное ЗЫЧНЫЙ в значении громкий ещё продолжает своё существование в современном русском языке, но уже с переходом в книжную речь.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjX + WK = сильный звук + делать.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’a-ūk.

Долгота имела смысловое значение: речь шла о сильном звуке, который не просто делался, а усиленно делался.

Дальнейшая фонетическая судьба: gh’aūk > gh’ūk > ЗЫК- – вполне закономерно и в рамках сатэмных законов.

 

66.  ЗЫРКАТЬ, ЗЫРИТЬ

Глагол ЗЫРКАТЬ ныне употребляется, как кажется, только в одном-единственном выражении ЗЫРКАТЬ глазами – то есть стрелять глазами; воровато или хитровато бросать быстрые взгляды то туда, то сюда. ЗЫРИТЬ – устарелое и сейчас только диалектное или просторечное слово со значениями пристально смотреть, видеть, глядеть.

Непонятно, какой из двух глаголов считать изначальным и основным. Скорее всего, на Среднеиндоевропейском этапе существовали оба сразу. Но могло быть и так: лишь один из них является изначальным, а второй – производный от первого. Если это так, то я без особой уверенности заявляю, что глагол ЗЫРКАТЬ – изначальный, а ЗЫРИТЬ – производный.

Конструкция по глаголу ЗЫРКАТЬ:

GjR + WR + KwXj = высматривать + при поисках + тайно.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’r-ur-kwe.

Конструкция по глаголу ЗЫРИТЬ:

GjR + WR = высматривать + при поисках.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’r-ur.

Как видим: по смыслу получается практически одно и то же.

В обоих случаях произошёл один и тот же фонетический процесс: g’rur > g’ūr > ЗЫР-. Здесь сработало довольно строгое правило о нежелательности для славян (и, возможно, праславян) двух близко расположенных звуков [r].

 

67.  ЗЬД- (корень), ЗДАНИЕ, ЗДО, ЗОДЧИЙ…

ЗЬД- – древний славянский корень, передающий идею строительства и сооружения каменных строений. Судя по всему, он лучше всего сохранился в южнославянских языках, а в современный русский язык попал из старославянского, что, впрочем, не имеет никакого отношения к задаче по установлению его этимологии. Считаю, однако, важным показать некоторые  проявления этого корня в Славянском мире:

В древнерусском и в старославянском языках: ЗЬДАНИЕ; устарелое русское: ЗДО – кровля, крыша, кров, дом; в древнерусском и в старославянском: ЗЬДЪЧИИ – гончар, строитель, каменщик; в современном русском языке: ЗОДЧИЙ – архитектор; в старославянском языке: ЗЬДЪ – каменная стена; в сербском: ЗИД – стена; в словенском: ZID – стена; в сербском: ЗАД – каменная стена; в чешском: ZED – каменная стена. Сюда же относятся современные русские слова: СОЗИДАТЬ, СОЗДАТЬ, СОЗДАНИЕ, а также глагол ЗИЖДИТЬСЯ. На самом деле, есть и другие проявления этого корня, но и по приведённым выше примерам, ясно, что за основу следует взять корень ЗЬД- и его вариант ЗИД-. Современное русское слово ЗОДЧИЙ сильно выбивается из всех образцов, и я пренебрегаю им, ибо достоверно известна более древняя форма ЗЬДЪЧИИ, а все остальные славянские формы подтверждают именно её.

Считаю, что на Среднеиндоевропейском этапе имели место две похожих конструкции – упрощённая и более сложная.

Упрощённая конструкция (возникшая в самом начале Среднеиндоевропейского этапа):

SGj + JDh = строим + убежище.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: zg’-idh.

Дальнейшая фонетическая судьба: zg’-idh > … > zid > ЗЬД- – закономерно!

Усложнённая конструкция (возникшая в конце Среднеиндоевропейского этапа):

SGj + JDh + DhXj = строим + убежище + закладывая фундамент.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: zg’-idh-dhe.

Дальнейшая фонетическая судьба: zg’idhdhe > … > zīd- > ЗИД- – закономерно! Возникновение долготы гласного объясняется таким фонетическим законом: если, вместо двух согласных, стоящих рядом, остаётся лишь один (dhdh > dh > d), то предыдущий гласный удлиняется.

Обе конструкции были близки по смыслу, но всё же различались, и различались они, скорее всего, внутри одного и того же среднеиндоевропейского диалекта. Через какое-то время они перестали различаться по смыслу, но оба корня (ЗЬД- и ЗИД-) сохранились.

Современные значения: СОЗИДАТЬ – делать нечто очень надёжное и важное; СОЗДАТЬ – сделать; ЗДАНИЕ – то, что построено; ЗОДЧИЙ – архитектор (тот, кто строит); ЗИЖДИТЬСЯ – надёжно покоиться на каком-то прочном фундаменте.

 

68.  ЗЯБЛИК (птица)

Очень трудный случай. Следует исходить из того, что корень ЗЯБ-, который мы наблюдаем в данном случае, – чисто восточнославянское изобретение. Произошло переосмысление, и известной певчей птичке из семейства вьюрковых и отряда воробьинообразных было приписано специфическое свойство зябнуть. В обоих лужицких языках название этой птички также было переосмыслено, но уже по аналогии с корнем ЗЫБ- – дескать, это зыбкая птичка. В остальных славянских языках не находят своего подтверждения ни идея зябнущей птички, ни идея зыбкой птички. Праславянская форма этого слова восстанавливается так: ZEBA. Из этого, как представляется, и следует исходить.

Конструкций получается несколько, и все они обладают одним свойством: они состоят из трёх биконсонантных корней, из которых первый и третий не вызывают сомнения, а вот в отношении среднего (второго) очент трудно прийти к твёрдому убеждению. Несомненные биконсонантные корни выделяются мною жирным шрифтом; сомнительные изображаются обычным способом.

Первый вариант:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjX + XXj + BhX = птичья трель + энергичная + торжественная.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’a-ae-bha.

Сомнительным здесь является вот что: второй биконсонантный должен как будто создать в дальнейшем ситуацию долгого ā. В самом деле: gh’aaebha > gh’ābha, что должно привести нас к корню ЗАБ-, чего мы не наблюдаем ни в каких славянских языках. Впрочем, в этом же случае мы можем получить и такое развитие событий: gh’aaebha > gh’ēbha, и тогда: ЗЕБ-. Это менее вероятно, но всё же допустимо, особенно с учётом многообразия интонаций, каковые были в индоевропейских диалектах. Иными словами: нет поводов отвергать напрочь этот вариант, но есть поводы для некоторых сомнений и неуверенности.

Второй вариант:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjX + JP + BhX = птичья трель + в зарослях + торжественно звучащая.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’a-ip-bha, gh’a-jep-bha.

Фонетически этот вариант представляется совершенно безупречным, но правильность именно его доказать нельзя, это просто предположение.

Общий смысл этой конструкции очень похож на то, что мы наблюдаем в словах СОЛОВЕЙ и ЧИЖ – смотрим статьи.

Третий вариант:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjX + JXj + BhX = птичья трель + весёлая + торжественно звучащая.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’a-je-bha.

Фонетическая сторона дела и в этом варианте не вызывает никаких нареканий. Смысловые же сомнения здесь возникают из-за кажущегося несоответствия двух биконсонантных корней из Основного списка: JXj (весёлый, озорной, подвижный) и BhX (торжественный, богоподобный, величественный, очень яркий). Можно, впрочем, дать и такое толкование этой конструкции: весьма подвижная птичка, издающая торжественную трель.

Идея торжественности, которая высказывается во всех трёх вариантах, находит своё подтверждение в специфическом пении зяблика, которое состоит из трёх частей: вступительной, основной и заключительной – словно бы это речь человека.

Возможны и некоторые другие варианты с участием биконсонантных корней GhjX  и  BhX, но они, на мой взгляд, будут грешить формализмом, и, по этой причине, я их приводить не буду.

Истина, быть может, кроется в одном из трёх приведённых выше вариантов.

Но, кроме восстанавливаемой общеславянской формы ZEBA, мы наблюдаем ещё и две литовских формы: ZIBĖ  и  ZIBELĖ, к которым, учитывая особые свойства литовского языка, следует относиться очень серьёзно – вплоть до принятия именно их за основу! В этом случае можно выдвинуть ещё и такой вариант (четвёртый), похожий на предыдущие.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjX + XwJ + BhX = птичья трель + страстная + торжественная.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: gh’a-oi-bha.

Далее: gh’aoibha > gh’ībha.

Возникает впечатление, что, с фонетической точки зрения, этот вариант настолько хорош, что его нужно просто принять, перечеркнув всё остальное, ибо восстанавливается форма ZIBA, весьма похожая на литовскую. Но меня этот вариант не убеждает, и я ему попросту не верю. Остаётся необъяснимым литовский вариант ZIBELĖ и таинственная концовка русского слова ЗЯБ-ЛИК, столь странно напоминающая литовскую.

И теперь я выдвигаю последнюю версию (пятый вариант!), исходя на этот раз из немецкого взгляда на эту же самую птичку из отряда воробьинообразных. Зяблик по-немецки – FINK. А это слово странным образом созвучно немецкому же слову FUNK – искра. По какой-то причине эта птица увязывалась с понятиями искра, быть может, искристость. Это могло быть связано с тем, что она имеет очень специфическое – пёстрое и яркое оперение, а может быть связано и с какими-то мифологическими представлениями об этой птичке. Если это так, то можно построить такую среднеиндоевропейскую конструкцию биконсонантных корней:

GjJ + XjX + BhX = аура + огненная + яркая.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’i-ea-bha.

Особое пояснение: биконсонантный корень GjJ взят из Дополнительного списка и относится к числу весьма редких. Его точное значение примерно таково: ритуальная татуировка на теле человека; аура, невидимая оболочка, невидимая защитная оболочка. Я бы легко допустил, что этот же корень мог употребляться и в значении оперение. Я вполне допускаю, что именно эта конструкция и есть самая правильная из всех.

Отсюда очень легко восстанавливаются и литовское слово, и славянское, хотя причины «искристости» этой птицы по-прежнему нуждаются в объяснении и очень напоминают такие её мнимые свойства, как «зябкость» и «зыбкость».

Современное значение: ЗЯБЛИК – известная маленькая птичка.

 

69.  ЗЯБНУТЬ, ПРОЗЯБАТЬ

В старославянском языке: ЗѦБѪ – мёрзну.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

GhjJ + NBh = замерзать + в промозглую (пасмурную) погоду.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху:  gh’i-nbh.

Праславянское звучание корня: gh’inbh > gh’imbh-.

Дальнейшая фонетическая судьба: gh’inbh > gh’imbh > zẽb- > ЗЯБ-.

Первоначальное значение: мёрзнуть в сырую погоду (не по доброй воле и не от хорошей жизни).

Современное значение: ЗЯБНУТЬ – проводить время на холоде и страдать от этого.

ПРОЗЯБАТЬ также является смысловым продолжением праславянского корня gh’imbh-. Это означает проводить время попусту в беспросветных жизненных обстоятельствах.

 

70.  ЗЯТЬ

Современное значение русского слова ЗЯТЬ: муж дочери, муж сестры.

В старославянском языке: ЗѦТЬ – в два слога и с носовым гласным; это идеально точная славянская форма.

В древнерусском языке: ЗЯТЬ – в два слога!

В белорусском: ЗЯЦЬ; в малороссийском: ЗЯТЬ; в болгарском: ЗЕТ – зять, жених; в сербском: ЗЕТ; в словенском: ZET; в древнечешском: ZĚT; в словацком: ZAT; в польском: ZIĘĆ.

В литовском: ŽENTAS – зять, свояк.

В латышском: ZNUOTS – зять, свояк.

Среднеиндоевропейская конструкция:

GjX + JN + TJ = о родстве + через взятую жену + помнящий.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: g’a-in-ti.

Дальнейшая фонетическая судьба: g’ainti > zēnti- > ЗѦТЬ – строго закономерно.

Первоначальное значение: тот, кто считает (должен считать) своими родными людьми родственников жены.

Литовское и латышское слова суть заимствования из славянских языков. Значительное отличие латышского слова от литовского и всех славянских объясняю тем, что латыши, беря это слово в свой язык со стороны, уподобили его какому-то своему исконно латышскому слову.