О

 

1.     О, ОБ, ОБО; О-, ОБ-, ОБО- (предлог и приставка)

XwBh = брови.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh.

Первоначальное значение: густые брови нордического человека, находящие над глубоко посаженными глазами. Отсюда возникли вторичные значения и в их числе такое: то, что находится, как бровь над глазом, то есть над чем-либо.

Значение над, подразумевает некую удалённость от объекта, но поскольку удалённость может и сокращаться (падающий предмет), то возник второй смысловой переход: ударяться обо что-то при падении сверху внизу. Далее: ударяться обо что-то при броске в сторону объекта – сверху вниз или сбоку. Ударить мяч ОБ изгородь – это как раз тот случай. Следующий смысловой переход: говорить, думать О ком-то, О чём-то – как бы мысленно ударяться об этот предмет.

Современные значения: предлог О, ОБ, ОБО, с предложным падежом обозначающий идею говорения или размышления О ком-либо, О чём-либо; этот же предлог с винительным падежом означает идею удара О кого-либо, О что-либо.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 170.

 

2.     ОБЕД

Современное значение русского существительного ОБÉД: дневное принятие пищи – как правило, наиболее плотное по сравнению с принятиями пищи утром и вечером.

В древнерусском и в старославянском языках: ОБѢДЪ – в три слога и при различном произношении буквы «Ѣ».

В малороссийском языке: ОБIД; в болгарском: ОБЯ́Д; в сербском: ОБJЕД; в словенском: OBED; в чешском: OBĚD; в словацком: OBED; в польском: OBIAD; в верхнелужицком: WOBJED; в нижнелужицком: HOBED.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

XwBh + XwXj + XjD = к изобилию + съестному + присоединяйся (присоединяйтесь).

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: obh-oe-ed.

Первоначальное значение: сообщение о том, что еда готова и приглашение к ней. Биконсонантный корень XwBh означал любое изобилие (в данном случае имелось в виду изобилие еды), и его нельзя воспринимать как приставку ОБ- при корне ЕД-.

Смотрим статью ЕДА.

 

3.     ОБИЛИЕ, ОБИЛЬНЫЙ

Современные русские значения слов ОБИ́ЛИЕ, ОБИ́ЛЬНЫЙ описывают большой запас неких, как правило, физических предметов, которые можно расходовать без оглядки на то, что они скоро закончатся. Обычно имеется в виду нечто положительное, полезное для людей (ОБИЛИЕ фруктов и овощей), а не наоборот, хотя речь может идти и о чрезмерно большом количестве чего-то вредного или даже опасного (ОБИЛИЕ крыс и мышей).

В древнерусском и в старославянском языках: ОБИЛЪ – в три слога, последний согласный звучит твёрдо! В старославянском: ОБИЛИѤ.

В малороссийском: ОБИ́ЛЬНИЙ; в болгарском: ОБИ́ЛЕН; в сербском: ОБИЛ, ОБИЛАН, ОБИЉЕ; в словенском: OBIL, OBILJE; в чешском: OBILÍ – хлеб в зерне; в словацком: OBILIE – хлеб в зерне.

Фасмер приводит два таких старославянских слова: ИЗВИЛИѤ – изобилие, ВЪЗВИТЬ – прибыль. Тем самым он намекает на то, что в словах ОБИЛИЕ, ИЗОБИЛЬНЫЙ имеется приставка ОБ-, и якобы получилось так: ОБИЛИЕ < ОБВИЛИЕ. Считаю, что никакой приставки здесь нет, но могло быть переосмысление, и, по фонетическим причинам, ложная приставка была осмыслена как истинная.

Похоже на то, что в Среднеиндоевропейскую эпоху было две конструкции с совершенно разными значениями, которые затем – в ходе контаминации – образовали новое позднеиндоевропейское слово. Было ли это слово праславянским, или оно было италийсковенетским – этого определить не могу.

Первая среднеиндоевропейская конструкция:

XwBh + WJ + LXj = изобильно выросшее + с дерева (с куста) + собираем.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh-wi-le.

Первоначальное значение: фрукты или ягоды, собираемые в большом количестве.

Вторая среднеиндоевропейская конструкция:

XwBh + BhJ + LJ = изобильно + ценное + остаётся (у нас).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh-bhi-li.

Первоначальное значение: некие ценные запасы; возможно – сокровищница.

В Позднеиндоевропейскую эпоху произошла контаминация, и обе конструкции стали со временем восприниматься как один корень, который и перешёл затем из дославянского состояния в славянское.

 

4.     ОБЛАВА

В качестве неуверенного предположения:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XB + LX + WX = ожесточённо + к цели + раздваиваясь.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ab-la-wa.

Первоначальное значение: нападение с помощью дугообразного построения воинов или охотников. Или, скорее всего, нападение с двух сторон – слева и справа.

 

5.     ОБЛЫЙ

Общеславянское слово, имеющее такое примерно значение: круглый, округлый, выпуклый и т.п. ОБЛЫМИ у славян могут называться любые шарообразные предметы (например, арбузы), морские округлые камни, толстые щёки, полные женские формы, до смешного толстые люди. В современном русском литературном языке это слово исчезло полностью. В словаре Даля, впрочем, приведено много примеров употребления этого слова в различных русских говорах.

В малороссийском языке: ВÍБЛИЙ; в болгарском: ÓБЪЛ; в сербском: ОБАО, ОБЛА; в словенском: OBEL, OBLA; в чешском и в словацком языках: OBLÝ; в польском: OBŁY; в нижнелужицком: HOBLI.

И всё же за основу следует взять только древнерусское прилагательное ОБЬЛЪ, а также зафиксированное Владимиром Далем слово из сибирских диалектов: ОБÉЛЬНО – вокруг, кругом. (Общерусское выражение ОБÉЛЬНЫЕ (полностью освобождённые от податей, со всех сторон свободные) крестьяне также можно принять во внимание.)

Итак, этимологическому рассмотрению подвергается только древнерусский корень ОБЬЛ- и его более поздняя русская разновидность ОБЕЛ-. Все остальные славянские формы важны лишь в том смысле, что подтверждают общеславянскую природу этого корня.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XwBh + BhL = от изобилия + раздувшийся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh-bhel.

В дальнейшем: obhbhel > obel, что совершенно не соответствует ожидаемой форме obil- и даже вступает в некоторое противоречие с известными фонетическими законами. Поскольку obel- и obil- – это разные вещи, то можно предположить следующий процесс: obel- > obil- по аналогии с чем-то другим, а аналогия, как известно, может подправить или даже полностью разрушить любые фонетические законы. Считаю, что эт было слово ОБИЛИЕ (смотрим статью в словаре), разумеется, не в его современной форме, а в более древней.

Первоначальное значение получается таким: предмет, который раздулся от того, что его наполнили большим количеством (ОБИЛИЕМ!) чего-либо. Например, мешок. С осторожностью допускаю, что это мог быть и человек, растолстевший от большого количества постоянно поглощаемой еды. Аналогия со словом ОБИЛИЕ очень подходит сюда по смыслу. Этим и объясняется форма obil-, вместо obel-. В дальнейшем: obil- > ОБЬЛ- – уже совершенно закономерно. И так же закономерно: ОБЬЛ- > ОБЕЛ-, что хорошо увязывается с законами падения редуцированных.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XwXj + BXw + JL = от голода + разбухший + несчастный.

Среднеиндоевропейское звучание: oe-bo-il.

Первоначальное значение: описывается эффект опухания от голода, когда у голодающего человека вздувается живот от не переваренной несъедобной пищи и газов.

Второй вариант очень правдоподобен, но мы не наблюдаем его смысловых следов в современных славянских языках. Скорее всего, такая конструкция биконсонантных корней всё же была на самом деле, но произошло наложение того, что описано в первом варианте на то, что описано во втором варианте. Это особый случай контаминации – так я считаю.

 

6.     ОБОРОНА

Современное значение русского слова ОБОРÓНА – отражение нападений. Русским корнем следует считать -БОРОН-. Приставка О- передаёт идею неких круговых действий. Изначально имелась в виду круговая оборона.

В белорусском языке: АБАРÓНА; в малороссийском: ОБОРÓНА; в болгарском: ОТБРАНА; в сербском: ОДБРАНА; в хорватском наречии сербского языка: OBRANA; в чешском и в словацком: OBRANA; в польском: OBRONA.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

BhXw + RM + NX = бой + организованный + для защиты.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: bho-rm-na.

Первоначальное значение: организованные военные действия для защиты.

 

7.     ОБРЕТАТЬ, ОБРЕТУ

XwBh + RT = изобилие + в нужное время.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh-ret.

Первоначальное значение: овладеть чем-либо в назначенное время.

 

8.     ОБЩИЙ

На древнерусском языке: ОБЬЧИИ; на старославянском: ОБЬЩЬ. Современный русский язык взял из этих двух форм старославянскую и полностью отказался от древнерусской, которая сначала ушла в диалекты и просторечие, а позже и вовсе исчезла.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwBh + BhJ + TJ = обо всём + имуществе+ помним (не смеем забывать об этом!).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh-bhi-tje.

Современное значение этого корня: ОБЩЕЕ – то, что для всех; ОБЩНОСТЬ, ОБЩЕСТВО.

 

9.     ОБУВЬ

Предварительное условие: смотрим статью ОБУТЬ, РАЗУТЬ.

Точно так же, как и в той статье, отбрасываем здесь приставку ОБ- (смотрим статью по этой приставке) и обнаруживаем корень -УВЬ, не встречающийся в русском языке без этой приставки. Для корня создаём такую конструкцию:

XwW + WJ = спасает от холода + дерево.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ow-wi.

Дальнейшая фонетическая судьба: owwi > ouwi > -УВЬ.

Первоначальное значение: предмет ОБУВИ с элементами дерева. Думаю, что имелась в виду только деревянная подошва. Вряд ли в те времена умели делать деревянные башмаки.

 

10.  ОБУТЬ, РАЗУТЬ (глаголы)

В глаголах ОБУТЬ, РАЗУТЬ легко выделяем приставки ОБ- и РАЗ-, а также – окончание инфинитива -ТЬ. Из чего справедливо заключаем, что корень в этих глаголах: -У-. Легко находим этот корень в списке биконсонантных корней, составленном Н.Д. Андреевым: это корень XwW – под 180-м номером со значениями:

– мороз;

– спасение от мороза;

– одежда и обувь, спасающие от мороза.

На Среднеиндоевропейском этапе биконсонантный корень XwW произносился примерно так: [ow]  или  [ou], что при переходе в славянское состояние давало гласный звук [u].

Это и есть исчерпывающее объяснение для глаголов ОБУТЬ и РАЗУТЬ, современное значение которых таково: надеть или снять предмет обуви.

 

11.  ОБУХ

XP + BhW + SXw = задняя часть + стуча + прыгает (когда размахивают).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ap-bhew-so.

Далее: apbhewso > abbhowso > abhouso > ОБУХЪ – всё строго закономерно и без малейшего отклонения от правил.

Первоначальное значение: ОБУХ – задняя часть топора; часть топора – противоположная его лезвию; то чем можно стучать, размахивая этим так же, как рубящим топором.

 

12.  -ОВ, -ЕВ (суффикс, окончание)

XW = чужак, принятый в племя с испытательным сроком и отрабатывающий право остаться в племени.

Более поздние значения: другой; не такой, как мы; отвергаемый; удаляемый; отгонять прочь; отпор; в сторону от меня; от.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: aw, āw, au,  āu, aū.

В данном случае выделилось значение принадлежности: нечто взятое из чего-то; нечто выделенное из какой-то массы.

Современные значения: суффикс с притяжательным значением: отцОВ сундук – сундук из имущества отца; дедОВо ружьё – ружьё из числа вещей деда, тестЕВ дом – дом тестя; окончание родительного падежа множественного числа существительных мужского рода: много домОВ, заветы отцОВ и дедОВ, а также окончание винительного падежа множественного числа мужского рода для одушевлённых существительных: вижу отцОВ и дедОВ.

Раннеиндоевропейский биконсонантный корень из Основного списка. Порядковый номер, согласно принятой классификации: 166.

 

13.  ОВЁС

На древнерусском языке: ОВЬСЪ. В литовском языке: AVIŽÁ, в латинском: AVĒNA.

Среднеиндоевропейская конструкция, частично объясняющая и славянское слово, и литовское, и латинское:

(1) XjX + WJ = злак + выращиваемый.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ea-wi.

И, тем не менее, для каждого из трёх слов – славянского, литовского и латинского – потребуется отдельная конструкция с добавлением третьего биконсонантного корня, который будет разным в каждом из трёх случаев. И это означает, что рассматриваемое русское слово ОВЁС ещё на среднеиндоевропейской стадии своего возникновения претерпело в своём развитии две ступени: 1) общую для многих индоевропейских ветвей (не думаю, что для всех без исключения) и 2) особенную только для предков славян.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней, пригодная для славян:

(2) XjX + WJ + PS = злак + выращиваемый + для запасов (в наших местах хранения).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ea-wi-ps.

На праславянском языке это было слово awipsos.

Подобная же двуступенчатая история была и у литовского слова, и у латинского.

Вторая ступень для литовского языка выглядит так:

(3) XjX + WJ + GhjJ = злак + выращиваемый + на зиму (для зимних запасов).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ea-wi-gh’i  или  ea-wi-gh’je.

По смыслу получается практически то же самое, что и в протославянском варианте, в котором было зерно для запасов, а запасали-то, прежде всего, на зиму!

Вторая ступень для латинского языка и, как я думаю, для всех италийских языков, включая и италийсковенетский:

(4) XjX + WJ + NXw = злак + выращиваемый + для нас.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ea-wi-no.

Впрочем, я и в этом случае допускаю вариант, очень похожий на то, что было у протославян и у протолеттолитовцев:

(5) XjX + WJ + NX = злак + выращиваемый + для нужд поселения.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ea-wi-na.

Современное значение в русском языке: ОВЁС – известное злаковое растение. Этот же корень имеет и слово ОВСЮГ – известный сорняк.

 

14.  ОВИН

XjX + WJ + JN = злаки + выращенные + для женского труда

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ea-wi-in.

Первоначальное значение: снопы, которыми занимаются женщины, потому что это не очень тяжёлый труд. Смотрим статью СЕНО.

Современное значение: ОВИН – место, где сушат снопы хлеба.

 

15.  ОВОД

XW + WDh = даю отпор + нечисти.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: aw-wedh.

Первоначальное значение: отгоняю гадкое; видимо, имелись в виду не только ОВОДЫ, но и другие кусающиеся летучие насекомые.

Современное значение: ОВОД – насекомое.

 

16.  ОВОЩ

XjW + TK = (сначала) поливаем + (потом, когда созреет) отсекаем.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ew-tek.

Далее: ewtek > owtok > owotk > owotč-.

В переписке Ивана Грозного с Курбским находим это слово в значении фрукты – то есть съедобные растения, вырастающие на деревьях, как правило, в саду.

Современное значение: ОВОЩИ – известные съедобные растения, вырастающие на огороде.

 

17.  ОВРАГ

В древнерусском языке: ВРАГЪ и ОВРАГЪ. В болгарском: ОВРАГ. Название одной из старинных московских улочек: Сивцев ВРАЖЕК.

Современное значение: глубокая длинная впадина на поверхности земли, образованная действием талых и дождевых вод.

Исхожу из того, что совпадения со словом ВРАГЪ – в древности не могло быть, а вот два разных слова ВРАГЪ (неприятель) и ВЬРАГЪ (впадина в земле) – это так же точно реально, как ДЫМЪ и ДОМЪ.

Рассматривается этимология слова ВЬРАГЪ:

WXj + RXw + XGh = движемся + с грузами + скрываясь от врага.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: we-ro-agh.

Далее: weroagh > wirag – вполне закономерно.

Уже в историческое время, когда возникла опасность омонимичного столкновения со словом ВРАГЪ, была добавлена приставка О-.

Первоначальное значение: ОВРАГ – это такой участок местности, по которому мы можем тайно передвигаться с грузами, не опасаясь быть замеченными противником.

 

18.  ОВЦА

На древнерусском языке: ОВЬЦА. В малороссийском языке: ВIВЦЯ.

XXw + WJ = на заклание + то, что выращивают.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ao-wi.

Праславянское звучание: owi-.

Далее к корню добавляется уменьшительный суффикс -ka, после чего: owika > овьца (Бодуэнова палатализация).

Первоначальное значение: ОВЦА – домашнее животное.

 

19.  ОГЛОБЛЯ, ГЛОБА

Значения в русском языке: ОГЛÓБЛЯ – известный элемент повозки, запряжённой лошадьми; ГЛОБА́ – брус, длинная жердь. Этимологическому исследованию подвергаются даже и не оба слова одновременно, а просто корень ГЛОБ-.

В русских диалектах возможна также форма ОГЛÓБНЯ; в малороссийском языке: ГОЛÓБЛЯ; в белорусском: АГЛÓБЛЯ; в болгарском: СГЛОБ – сустав; в сербском: ЗГЛОБ – сустав, ОГЛОБЉЕ – элемент ткацкого станка; в чешском: OHLOBNĚ – свая.

Исконно славянским является в одинаковой степени всё то, что имеет либо праславянское, либо италийсковенетское происхождение. Рассматриваемый корень характеризуется мною так: он либо италийский, либо праславянский, но прошедший италийскую фонетическую обработку. Склоняюсь, впрочем, более к первому, чем ко второму.

На Среднеиндоевропейском этапе соответствующая конструкция выглядела так:

KwL + LBh = бревно + хорошо приспособленное.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: kwel-lebh.

Дальнейшая фонетическая судьба: kwellebh > kwlobh > klob > glob-. Эпизод k > g – невозможен у праславян, но – обычное дело для италийцев. Именно этот эпизод и есть италийский след.

Первоначальное значение корня ГЛОБ-: некое  брёвнышко, которому было придумано какое-то неожиданно остроумное применение.

 

20.  -ОГО (окончание родительного падежа прилагательных мужского и среднего родов единственного числа)

Предварительное замечание: исторически это было окончанием указательного местоимения, а вовсе не прилагательного! Это же самое окончание было и у некоторых других местоимений. Наибольший интерес представляют старославянские формы ЧЕСОГО, ЧЬСОГО, вместо понятных для нас нынешних форм ЧЕГО – в русском языке или ЧОГО в малороссийском. Форму ЧЕСО (долгое время она сохранялась в устоявшемся русском выражении ЧЕСО РАДИ), следует считать упрощённым вариантом форм ЧЕСОГО, ЧЬСОГО и не рассматривать её вовсе.

Итак, за основу исследования берётся окончание родительного падежа, зафиксированное в старославянских словах ЧЕСОГО и ЧЬСОГО.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwK + JGhw + XwD = из того, о чём мы думали + выполнением + рождённое (выделенное для нашего рассмотрения).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ok-jegwh-od.

Дальнейшая фонетическая судьба: okjegwhod > okjogwhod > ok’ogwhod > … > osogod > osogo – закономерно для предславянского и раннеславянского этапов. Позже произошло сокращение до общепринятого в Славянском мире окончания -ОГО, но в языке балканских славян (старославянском – так мы его сейчас условно называем) мы видим проявление более древней формы в словах ЧЬСОГО и ЧЕСОГО.

Первоначальное значение: сделанное из того, что мы задумали и теперь выделенного из него для нашего нынешнего рассмотрения. Идея выделения очень близка идее родительного падежа: то, что вынуто из чего-то; отсюда и современное значение родительного падежа.

В своё время И.А. Бодуэн де Куртенэ на материалах северных русских диалектов сумел описать фонетический процесс, при котором в падежном окончании -ОГО один согласный звук заменился на другой. Случилось это по такой цепочке:

ogo > oho > oo > ouo (owo) > ovo.

Переломным моментом в этой цепочке преобразований следует считать недопустимое в русском языке сочетание двух одинаковых гласных в одной морфеме – нужно было затем либо стянуть два одинаковых гласных до одного, либо разделить их новым согласным, что и было сделано. Все звенья этой цепочки были надёжно зафиксированы Бодуэном де Куртенэ в диалектах севера России.

Современное значение: -ОГО и -ЕГО – окончания родительного падежа мужского и среднего родов единственного числа для прилагательных, причастий, местоимений и некоторых числительных. Например: этОГО, всякОГО, кОГО, чЕГО, моЕГО, белОГО, синЕГО, знающЕГО, знавшЕГО, однОГО, первОГО, третьЕГО.

 

21.  ОГОНЬ

Современное значение русского слова ОГÓНЬ: интенсивный процесс окисления, сопровождающийся излучением и выделением тепловой энергии. Другое толкование: совокупность раскалённых газов (низкотемпературная плазма). По Ефремовой: раскалённые светящиеся газы, выделяющиеся при горении.

В древнерусском и в старославянском языках: ОГНЬ – в два слога.

В белорусском языке: АГÓНЬ; в малороссийском: ВОГÓНЬ; в болгарском: ÓГЪН; в македонском: ОГАН; в сербском: ОГАЊ; в словенском: OGENJ; в чешском и в словацком: OHEŇ; в польском: OGIEŃ; в верхнелужицком: WOHEŃ; в нижнелужицком: HOGEŃ.

В латинском: IGNIS – из более древней формы: EGNIS.

В жемайтском: OGNĖS; в литовском: UGNIS – огонь, AGNÙS огненный; в латышском: UGUNS.

В шведском: UGN – печь. Полагаю, что это заимствование из летто-литовских языков.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней, в равной степени годящаяся для русского слова (и других славянских форм), а также и для латинского слова:

XjX + GN + NJ = огонь + угольный + от вождя.

Несколько иное толкование: … = огонь + угольный + дающий жизненную силу.

Среднеиндоевропейское звучание: ea-gen-ni.

Первоначальное значение: ОГОНЬ, который получается в результате добычи каменного угля. Кроме того: этот ОГОНЬ либо добыт вождём, либо обладает другою характеристикою – он даёт людям жизненную энергию. Склоняюсь всё же к тому, что ОГОНЬ – это то, что исходит от вождя.

Слово имеет италийское происхождение, каковое приравнивается к исконно славянскому.

 

22.  ОГРОМНЫЙ

XXw + GwR + XwM = как вершина + высящийся + мощно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: ao-gwr-om.

Первоначальное значение: колоссальный, устрашающе огромный.

Современное значение: ОГРОМНЫЙ – очень большой.

 

23.  ОДИН (числительное); ЕДИНЫЙ

На древнерусском языке: ОДИНЪ – это особая восточнославянская форма, отличающаяся от западно- и южнославянских форм. В старославянском языке: ѤДИНЪ, ѤДЬНЪ. Западнославянские формы: JEDEN – в польском, чешском и словацком языках; JEDYN – в верхнелужицком. Современное русское слово ЕДИНЫЙ – старославянского происхождения, то есть отражает южнославянскую форму.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XjDh + XwJ + NXw = в ряде пальцев + один + для нас (нужный нам для счёта).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: edh-oi-no.

Далее: edhoino > edhinos. При переходе в восточнославянское состояние: ed > od. При переходе в южно- и западнославянское состояние: ed > jed.

Первоначальное значение: из ряда выставленных передо мною пяти или десяти пальцев беру только один, чтобы выразить нужную нам идею единственности. Поскольку эта мысль высказывается в беседе, то отсюда и возникает мысль о полезности для нас (no).

Современное значение: ОДИН – числительное.

 

24.  ОДОЛЕТЬ

Современное значение русского глагола ОДОЛÉТЬ, согласно Ушакову: затратив много труда, овладеть чем-нибудь.

Первый вариант: приставка О- (смотрим статью) плюс корень, выделенный из существительного ДОЛЯ (смотрим статью). Значение получается примерно таким: захватить свою ДОЛЮ, вопреки желаниям и действиям соперников.

Есть сомнения в том, что это правильно. В самом деле, значения приставки О- таковы:

1) окружать (или охватывать) что-либо со всех сторон (обойти со всех сторон, оплести вокруг, обхватить руками);

2) ударяться обо что-либо, переносить усилие или другое действие на что-либо (ощупать, осчастливить, озадачить).

Между тем, ДОЛЯ – это часть чего-либо. Охватить свою долю со всех сторон – это означает жадно овладеть чем-либо, но глагол ОДОЛЕТЬ имеет ведь не такое значение! ОДОЛЕТЬ означает пройти сквозь препятствия и победить, и этот глагол не содержит в себе идеи захвата. Хотя существует такое мнение: сейчас, мол, не содержит, но в прошлом – содержал! Это спорное мнение, но я не решаюсь решительно отклонить его и допускаю, что оно справедливо, но, скорее всего, частично. Возможно, здесь была контаминация. Смотрим второй вариант этимологии.

Второй вариант. В основу его ставится двусогласный корень DhL из Дополнительного списка. Его значение: дебри, непроходимые заросли. То есть: то самое, что преодолевают. Среднеиндоевропейское произношение: [dhel], которое при переходе в Позднеиндоевропейскую эпоху претерпело такие закономерные фонетические преобразования: dhel > dhol > dol. Вот отсюда и возникают подозрения, переходящие в твёрдую уверенность, что ДОЛЯ, о которой речь шла в первом варианте, здесь ни при чём.

В Дополнительном списке биконсонантных корней отмечаем такой корень: XjD [ed] – собирайся в путь со мною! я ухожу, иди и ты тоже! И после этого составляем такую среднеиндоевропейскую конструкцию:

XjD + DhL = давай пройдём + через чащу.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ed-dhel.

В дальнейшем происходит некое переосмысление и возникает славянский и русский корень с нынешним значением, но подогнанный под привычные представления: ложная приставка О- и ложный корень ДОЛ-, якобы от слова ДОЛЯ.

Первоначальное значение: призыв пройти через труднодоступную местность. Позже стало развиваться новое значение, связанное с преодолением любых трудностей – не только тех, что ждут путешественника в густом дремучем лесу, но и любых других.

Первый вариант производит благоприятное впечатление по чисто формальным признакам. Именно в рамках этого варианта глаголы ОДОЛЕТЬ, ПРЕОДОЛЕТЬ будут рассматриваться в рамках школьной программы.

Второй вариант – единственно правильный.

 

25.  ОЗЕРО

На древнерусском языке: ОЗЕРО; на старославянском: ѤЗЕРО, ѤЗЕРЪ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XjGhj + XjR = извлекая + отделять.

Среднеиндоевропейское звучание: egh’-er.

Раннеславянское звучание корня: ezer-. У восточных славян в дальнейшем происходит в этой позиции e > o.

Первоначальное значение: то место, откуда извлекают рыбу; рыбное место; ОЗЕРО – известный водоём.

 

26.  -ОК (суффикс)

WK = плетёная корзина, обмазанная глиною и обожжённая.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: wek, wk, uk.

Эволюция дальнейших индоевропейских значений: любое плетёное изделие (любой конструкции и любого назначения); сложное деревянное изделие или элемент деревянной конструкции; искусно сделанное изделие; изделие, продукт, товар, делать, производить. Смотрим также статью ВЕКО.

В данном случае именно значение делать, производить, осуществлять – и перешло на значение данного суффикса.

Фонетическая судьба суффикса: wek > wk > uk > ък- > ок-. Древнерусский и старославянский облик суффикса: -ЪКЪ (молотЪКЪ – молоток).

Современных значений два:

1) Тот, кто выполняет какое-то действие: едОК – тот, кто ест; ходОК – тот, кто ходит, ездОК – тот, кто ездит;

2) Ласкательно-уменьшительное – являющееся более поздним и образовавшееся под влиянием исконно ласкательно-уменьшительного суффикса -ИК (смотрим статью). ЛесОК – маленький лес; грибОК – маленький гриб.

Есть случаи и двойного толкования этого же суффикса – видимо, по ним и произошёл такой смысловой переход: ростОК – нечто маленькое и выросшее и одновременно: то, что сделалось маленьким; свистОК – то, что делает свист и одновременно – маленький предмет.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 148.

 

27.  ОКНО

В древнерусском языке: ОКЪНÓ – в три слога! В малороссийском языке: ВIКНÓ; в белорусском: АКНÓ; в чешском, словацком, польском и словенском: OKNO; в чешском просторечии и в диалектах: VOKNO; в верхнелужицком: WOKNO; в нижнелужицком: WOKNO и HOKNO; в полабском языке VÅKNÜ. В болгарском языке: ОКНÓ – но в качестве устарелого слова.

В эстонском языке: AKEN; в финском: IKKUNA; в водском: AKKUNA. Во всех трёх случаях – это заимствование из дославянского языка, а вовсе не из древнерусского, как может показаться. Возможно, эти слова взяты из праславянского языка, возможно, из италийсковенетского (впрочем, едва ли), но, может быть, слово пришло к этим финским народностям из того периода, который я называю предславянским – это тот краткий отрезок времени, когда праславянско-италийское объединение языков уже состоялось, но славянская фаза ещё не наступила.

Древнерусское слово рассматривается как образцовое славянское, и именно оно подвергается этимологическому исследованию. Кроме того, совершенно особое значение придаётся водскому слову; по степени значимости это слово приближается к древнерусскому! Интерес представляет и эстонское слово. Финское слово во внимание не принимается, а просто упоминается, ибо оно, быть может быть, имеет несколько иную предысторию (также индоевропейскую и дославянскую!), связанную с конструкцией JG + KW + NXw, но рассмотрение этих подробностей не входит в мои задачи.

Итак, среднеиндоевропейская конструкция для древнерусского слова ОКЪНО с учётом исключительно важного водского слова AKKUNA:

XwGj + KW + NXw = уязвимое + дрожащее на ветру + для нас полезное.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: og’-ku-no.

Далее: og’kuno > okkuno…

На праславянском этапе краткий гласный звук [o] стал произноситься либо во всех случаях, либо во многих, как звук средний между [o] и [a]. В настоящей работе этот нюанс произношения не учитывается, ибо оценивается мною как несущественный. Но в данном случае он является важным: предки водского и эстонского народов восприняли на слух этот дославянский звук именно как [a], и водское слово идеально точно подтверждает показанную выше конструкцию.

Первоначальное значение: некая прозрачная или полупрозрачная плёнка (бычий пузырь – это скорее всего), которая натягивалась на отверстие в стене. Плёнка была очень уязвима (биконсонантный корень XwGj – это моё открытие) – её можно было легко порвать или проколоть, и от сильного ветра она подрагивала – биконсонантный корень KW может передавать и эту идею (это открытие Н.Д. Андреева). Кроме того, об этом техническом нововведении (отверстие в стене, затянутое плёнкою) говорится как о полезном для нас – не зря. Ибо сомнения в этой полезности у индоевропейцев были. Для сравнения показываю полностью статью из своего этимологического словаря латинского языка, посвящённую латинскому слову FENESTRA (окно):

GhwXj + NS + TR = солнечным светом + устрашающий + боязливых.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: gwhe-nes-ter.

Первоначальное значение: отверстие для солнечного освещения в постройке (заполненное прозрачным материалом или не заполненное – не важно), устрашающее тем, что создаёт ощущение ненадёжного убежища.

Представления в духе народных этимологий о том, что общеславянское слово ОКНО произошло от общеславянского же слова ОКО – безоговорочно отвергаю.

Основное современное значение русского слова ОКНО: известный элемент дома.

 

28.  ОКО

Современное значение русского существительного ÓКО (множественное число: ÓЧИ): то же, что и ГЛАЗ, но с оттенком книжности. Слово считается устарелым, но из языка не исчезает и продолжает употребляться в пословицах и поговорках, в поэзии, в устойчивых фразеологизмах; даже и в простой речи – если оно будет высказано, то будет понято всеми говорящими на русском языке. Существуют однокоренные слова: ОЧКИ, ОКОЁМ, ОЧНЫЙ, ЗАОЧНЫЙ, ОЧЕВИДНЫЙ. По причине индоевропейского родства, латинские слова ОКУЛЯР и ОКУЛИСТ звучат в русском языке не совсем как иностранные, ибо корень ОК- понятен в русском языке на слух.

В языках древнерусском и в старославянском: ОКО.

В языках малороссийском, болгарском и сербском: ОКО; в языках словенском, чешском и польском: OKO; в верхнелужицком: WOKO; в нижнелужицком: HOKO.

В литовском: AKÌS; в латышском: ACS.

В латинском: OCULUS.

В шведском: ÖGA; в немецком: AUGE.

Есть примеры и в других индоевропейских языках.

Этимология этого слова на редкость проста: это один-единственный биконсонантный корень раннеиндоевропейского языка XwKw, который означал следующую мысль: тщательно высматривать добычу (врага), сидя в засаде. Позже появились дополнительные значения: напряжённо всматриваться, смотреть, и лишь много позже этот корень стал означать орган зрения. Характерно то, что этот корень не стал образовывать двойных или тройных конструкций с другими биконсонантными корнями, а так и сохранился в первозданном виде. Это очень редкое явление, и оно касается лишь очень важных значений.

На Раннеиндоевропейском этапе биконсонантный (то есть, двусогласный!) корень XwKw и впрямь состоял из двух согласных, но на Среднеиндоевропейском этапе он стал произноситься иначе: okw, а первоначальное произношение исчезло. Ныне это один гласный и один согласный (хотя корень традиционно называется биконсонантным).

Омонимия в ранне- и среднеиндоевропейском языках пребывала под строжайшим запретом, но паронимы были. Корень XwK (ok) означал идею разумности и предусмотрительности и ничего общего не имеет в смысле своего происхождения с корнем XwKw (okw). Согласные [k] и [kw] всегда считались в Индоевропейском мире совершенно разными звуками. Позже, однако, в процессе утраты бемольности звуки [k] и [kw] полностью совпали у славян и стали произноситься как [k]. Омонимичного столкновения так и не произошло, но для создания современных этимологий это создаёт некоторые трудности. Например, русское слово ПРОК, произошло из конструкции биконсонантного корня PR (то, что впереди; будущее) и XwK (разумность). Иными словами: ПРОК – это запас, разумно оставленный на будущее, и значения ОКО здесь никогда не было, хотя и есть соблазн подогнать слово ПРОК под этот корень.

XwKw – один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 173.

 

29.  ОКОЛИЦА

Этимологическому изучению подлежит восстановленное чисто теоретически слово ОКÓЛА, не существующее ныне в русском языке. Позже это слово получило ласкательно-уменьшительный суффикс и ныне без этого суффикса не употребляется, чему примеров в русском языке достаточно много (ЛАВКА, СОЛНЦЕ, СЕРДЦЕ). ОКОЛИЦА – это, стало быть, маленькая или нами всеми любимая ОКОЛА.

Современное значение слова ОКОЛИЦА: чисто символическая изгородь вокруг деревни или села, служащая для обозначения границы коллективного землевладения односельчан, а также для того, чтобы крупный рогатый скот не мог самостоятельно уйти за пределы селения. ОКОЛИЦА имеет ворота, которые, однако, нет смысла запирать на замок, ибо ОКОЛИЦА не оборонительное сооружение и не может служить серьёзным препятствием для злоумышленников. ОКОЛИЦЕ приписывают также некое духовное значение: она разделяет пространство на своё родное и на чужое.

ОКОЛИЦА – это, прежде всего, видимая граница. Все остальные значения этого слова, как мне представляется, вторичны. Например, ОКОЛИЦА – это то, что окружает селение, а потому создаётся впечатление, что ОКОЛИЦА – это, якобы, нечто круглое. Это ложное впечатление, смотрим статью ОКОЛО…

Этимологическое рассмотрение слов ОКОЛА, ОКОЛИЦА: приставка О (ОБ-, ОБО-) со значением окружности или движения по кругу плюс корень -КОЛ- со значением острая деревяшка. Ласкательно-уменьшительным суффиксом -ИЦ(А) можно пренебречь, ибо он ничего не добавляет к этому рассуждению и никак не влияет на общее значение.

Значение же получается таким: колья, вбитые в землю по кругу для установления видимой границы земельного участка.

Значение ограда вокруг селения следует считать более поздним. В самом деле: если колья, вбитые в землю, соединить перекладинами для того, чтобы между кольями не проходила скотина, то это и получается ОКОЛИЦА в современном смысле слова.

Ни о какой среднеиндоевропейской конструкции здесь речи быть не может, ибо это слово очень позднее, появившееся на восточнославянском этапе или даже позже – уже в составе русского языка.

Примечание. В принципе такое слово не должно рассматриваться в данном словаре вовсе, ибо в словаре действует закон: один корень – одна статья. Но я сделал для этого слова исключение из-за того, что оно подвергается ложным толкованиям.

 

30.  ÓКОЛО (предлог), ÓКОЛО- (приставка)

Современные русские литературные значения: поблизости, рядом с, возле. Значения вокруг предлог не имеет! Но в выражении ВОКРУГ ДА ОКОЛО – это значение как будто просматривается. Приставке ОКОЛО- также при желании можно приписать значение вокруг: ОКОЛОземная орбита – это явно заметно; ОКОЛОнаучные споры – здесь это не столь очевидно.

В древнерусском языке: ОКОЛО; в старославянском: ОКОЛО, ОКОЛ; в малороссийском: ÓКОЛО, КÓЛО; в болгарском: ÓКОЛ – вокруг, по кругу; в сербском: ОКОЛО – вокруг; в словенском: OKOLI; в чешском: OKOLO; в польском: OKOŁO; в верхнелужицком: WOKOŁO; в нижнелужицком: HOKOŁO.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwKw + XwL = высматриваю из укрытия (потому что выбраться не решаюсь) + то, что снаружи.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: okw-ol.

Далее: okwol > okol.

Первоначальное значение: смотреть из укрытия во время боевых или охотничьих действий. Поскольку воины или охотники, оказавшиеся после очередной перебежки в укрытии, ещё не разобрались в том, куда они попали и что их ждёт в дальнейшем, то они осторожно всматриваются вперёд для того, чтобы совершить новое действие – перебежку или наступление.

Возможен и такой вариант значения (назовём его вторым вариантом): оглядываться по сторонам из укрытия и выяснять куда мы попали. Всё то же самое, но в этом случае имеется в виду, что обзор делается во все стороны от наблюдателей – по кругу. Никаких доказательств в пользу именно такого толкования конструкции – у нас нет. Это просто фантазирование! Поэтому нужно принять первый из двух вариантов толкования, а идею кругового обзора – отклонить.

Если подвергнуть сомнению правильность конструкции, которую я показал выше, то можно рассужить так: в слове ОКОЛО имеется приставка О- и корень -КОЛ-, которому мы приписываем значение округлости или вращения.

Но такое рассуждение – полная нелепость. Приставка О- (ОБ-, ОБО-) сама по себе означает движение вокруг чего-либо. Например: ОЧЕРТИТЬ – начертить линию вокруг; ОБХОД – хождение вокруг; ОБОЗРЕНИЕ – разглядывание вокруг.

А что такое КОЛ? Разве это не деревяшка с острым концом? Не получается увидеть в слове ОКОЛО приставку и корень!

Есть мнение, что корень КОЛ- наблюдается, якобы, в слове КОЛЕСО.

Смотрим статью КОЛЕСО в этом словаре и видим: там нет такого корня!

Есть мнение, что КОЛ – это, якобы, то самое, что в поперечнике круглое. Но, во-первых, КОЛ может иметь в поперечнике и квадрат и от этого не перестанет быть КОЛОМ, а во вторых, смотрим статью КОЛ в данном словаре.

Но откуда же тогда взялись представления о том, что предлог ОКОЛО и приставка ОКОЛО- как-то связаны с кругом или вращением?

Объяснение простое: это позднее переосмысление, сделанное по аналогии со словами КОЛЕСО, КОЛБАСА, КОЛОБ, ОКОЛИЦА (смотрим четыре статьи!) и идеей вращения или округлости, которая заложена в этих словах. И это не совсем псевдонаучная выдумка, а это то, что принято называть народною этимологией.

 

31.  ОКОРОК

Слово является производным от праславянского korkos – нога. В южнославянских языках этот корень сохранился в похожих значениях; в русском же – это его единственное проявление. ОКОРОК – то, что находится вокруг ноги.

Далее рассматривается происхождение праславянского существительного korkos.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

KR + KX = для крепости + защищаем (обувью и одеждою).

Другое толкование: … = крепко + защищаем (обувью и одеждою, чтобы не замерзали).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ker-ka.

Первоначальное значение: то, что нужно защитить одеждою и обувью.

Современное значение: ОКОРОК – верхняя часть ноги животного.

 

32.  ОКУНАТЬ

XwD + KXw + WN = новорожденного + в корыте + жрецы.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: od-ko-wen, od-ko-un.

Далее: odkoun > otkoun. Отторжение начального гласного не произошло потому, что получилось бы tkoun – необычное для индоевропейцев сочетание двух смычных в начале слова. Поэтому долгое время оставалось otkoun с сохранившимся в начале гласным звуком. Позже, когда правило о желательном отторжении начального гласного [o] перестало действовать, произошла ассимиляция: tk > kk > k, в результате чего мы и имеем на данный момент корень ОКУН-, создающий ложное впечатление приставки О-.

Первоначальное значение: ритуальное омовение новорожденного.

Современное значение: ОКУНУТЬ – опустить в воду.

 

33.  ОКУНЬ (рыба)

Случай очень трудный. Тщательная проработка множества различных вариантов привела к тому, что я с большою долею уверенности отобрал лишь два из них, о чём – ниже.

В белорусском языке: АКУ́НЬ, ВÓКУНЬ; в малороссийском: ÓКУНЬ, ÓКОНЬ; в болгарском: ОКУН; в сербском: ОКУН; в словенском: OKUN; в польском: OKOŃ; в кашубском: ÒKÙNK; в чешском: OKOUN; в словацком: OKÚN.

Малороссийская диалектная форма ÓКОНЬ – это явное заимствование из польского языка. Поэтому польское слово OKOŃ следует считать единственным славянским словом, где мы видим во втором слоге [o], вместо общеславянского [u].

Обращают на себя внимание финское и эстонское название этой рыбы, которые совпадают в обоих языках: AHVEN. Если это не случайное сходство, а следствие древнего заимствования откуда-то из индоевропейского мира, то это слово нужно принять во внимание.

Полагаю, что изначально было две разных среднеиндоевропейских конструкции, которые имели разные значения. Какое-то время существовало и два разных слова, которые позже сблизились из-за сходства значений.

Первая конструкция хорошо объясняет этимологию польского слова OKOŃ в отрыве от других славянских слов, о существовании которых мы на время забываем:

XXw + KXw + NJ = колючая (рыба) + когда сжимаешь (и чувствуешь острые плавники и режущую чешую) + мечущуюся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ao-ko-ni.

Первоначальное значение: описывается рыба жадная до пищи, яростно бросающаяся и отчаянно пытающая вырваться, когда её поймают.

Вторая конструкция – это попытка осмыслить происхождение всех остальных славянских форм с оглядкою на финское и эстонское слово AHVEN, о котором есть основания думать, что оно индоевропейского происхождения:

XwX + KW + NJ = в воде + бурлящей (кипящей) + мечется (брошенная туда рыба).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: oa-kew-ni.

Первоначальное значение: приготовляемая уха. Имеется в виду любая рыба, брошенная в кипяток целиком, не будучи предварительно порезана на куски.

Выводы:

Первая среднеиндоевропейская конструкция с самого начала описывала рыбу ОКУНЬ, которая отличается шипами, острыми плавниками и острою чешуёю.

Вторая среднеиндоевропейская конструкция с самого начала описывала кипящую уху, приготавливаемую из любой рыбы. Позже слово, получившееся из этой конструкции, стало звучать похоже на слово со значением ОКУНЬ, согласно первой конструкции. Отсюда возникло новое значение: уха из окуней. Думается, что это значение просуществовало недолго и плавно перетекло в новое значение: ОКУНЬ. Именно на этом этапе предки финнов и эстонцев получили от индоевропейцев это слово. Полагаю, что этап этот был очень ранним, ибо биконсонантный корень XwX, содержащийся в этом индоевропейском слове, был услышан финскими племенами со звуком [h] или [x], который там был на самом деле, но который индоевропейцы утрачивали почти во всех случаях и редко, когда сохраняли. Особым свойством финских языков является то, что они в большинстве случаев сохраняли ларингальные согласные – это ещё отмечал Н.Д. Андреев.

Позже в Славянском мире оба слова продолжали своё существование в разных диалектах, но на слух воспринимались как разновидности одного и того же слова.

Современное значение: ОКУНЬ – известная рыба.

 

34.  ОЛЕГ, ОЛЬГА (имена собственные)

На древнерусском языке: ОЛЬГЪ, ОЛЬГА.

Оба имени следует считать формою одного и того же слова – это мужской род и женский при совершенно одном и том же значении.

Первый вариант: имена имеют скандинавское происхождение и образованы от слова со значением святой. Сравним с современным шведским словом HELIG, которое имеет это значение. Убеждён в правильности именно этого варианта.

Второй вариант: имена имеют исконно славянское происхождение. Я не верю в это, но всё же тщательно прорабатываю эту версию. Вот что получается.

Идею о том, что слова ОЛЕГ и ОЛЬГА – это то же самое, что и славянское имя ВОЛЬГА (смотрим статью), следует категорически отбросить – она не выдерживает критики с точки зрения фонетических законов.

Отрабатывая версию исконно славянского происхождения имён ОЛЕГ и ОЛЬГА, рассматриваю три биконосонантных корня, которые могли бы составить среднеиндоевропейскую конструкцию:

1) XL (al) – иноземец, чужак, пришлый; это была, как правило, отрицательная характеристика.

2) XwL (ol) – переправа на другой берег, нечто внешнее; рука, нога, лапа.

3) XjL (el) – нечто поднимающееся; рога, которыми подбрасывают вверх того, кто на них попал; языки пламени вспыхнувшего костра, которые поднимаются всё выше и выше.

Все эти три случая могли бы закономерно привести к современному началу имён ОЛЬГА и ОЛЕГ. Как мне представляется, они не подходят по смыслу.

Но есть и четвёртый случай, и только он один и производит впечатление правдоподобного: это славянский и италийский фонетический закон dl > l. Можно предположить такую среднеиндоевропейскую конструкцию:

XwD + LJ + GwXj = ведущий свою родословную + от оставшихся + женщин.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: od-li-gwe.

Такая конструкция строго закономерно приводит нас к современным именам ОЛЕГ и ОЛЬГА. Она фонетически безупречна.

Она и в смысловом отношении не содержит в себе никаких противопоказаний. Биконсонантный корень GwXj означал женщину нашего племени в отличие от корня JN со значением женщина, добытая любым способом на стороне. Такое разделение женщин считалось в те времена важным – это первое. И второе: в те времена родословная велась по женской линии, а не по мужской.

Первоначальное значение получалось таким: тот из числа немногих, кто происходит от наших собственных женщин. Поскольку женщина считалась важнее мужчины при передаче родства, то это означало примерно такую мысль: вот тот, кто является чистокровным представителем нашего роду-племени.

Всё разумно и правдоподобно. Но я отдаю предпочтение скандинавской версии.

 

35.  ОЛЕНЬ

На древнерусском языке: ОЛЕНЬ; на старославянском: ѤЛЕНЬ. Старославянская форма не прижилась в русском языке, хотя изредка и встречается в произведениях русских классиков (например, у В.А. Жуковского).

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XjL + JXj + XN = рогами + резво (угрожающий) + охотнику.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: el-je-an.

Первоначальное значение: ОЛЕНЬ – это тот зверь, который способен угрожать охотнику с помощью своих рогов.

Современное значение: ОЛЕНЬ – известное животное.

 

36.  ОЛОВО

Современное значение русского слова ÓЛОВО – химический элемент STANNUM. В древнерусском и в старославянском: ОЛОВО. В малороссийских диалектах: ÓЛОВО – STANNUM, хотя есть и значения PLUMBUM; в белорусском: ВÓЛАВА.

В остальных славянских языках наблюдаем это же слово, но со значением PLUMBUM (смотрим статью СВИНЕЦ).

В литовском: ALAVAS; в латышском: ALVA. Скорее всего, это заимствования из славянских языков. Если будет доказано обратное, то тогда придётся признать, что славяне взяли это слово у летто-литовцев, что тоже вполне вероятно – о СВИНЦЕ (смотрим статью) я думаю именно так: слово пришло к славянам от летто-литовцев. Недопустима мысль о том, что это общее славяно-балтское слово и показатель славяно-балтского родства – только заимствование!

Единственно возможною среднеиндоевропейскою конструкцией я считаю только такую:

XwL + XwW + XwX = сгибаемое + охлаждаем + в воде.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ol-ow-oa.

Первоначальное значение: металл, который легко размягчить нагреванием и который можно сделать относительно твёрдым только с помощью охлаждения.

Возможны и некоторые другие варианты. Например, такой:

XjX + LW = огнём + высвобождаемое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ea-lew.

Отношусь ко всем этим вариантам критически.

 

37.  ОЛУХ

Первый вариант – в качестве неуверенного допущения, представляющего чисто теоретический интерес.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XL + XW + SXw = приблудившийся + чужой + на побегушках.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: al-aw-so.

Первоначальное значение: человек из другого племени, случайно приблудившийся к нашему племени и принятый к нам на унизительных условиях.

Второй вариант – в качестве уверенного заявления.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XL + XW + WS = приблудившийся + чужой + завшивленный (презренный).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: al-aw-ws.

Дальнейшая фонетическая судьба: alawws > alaus > ОЛУХ – строго закономерно, в полном соответствии со всеми фонетическими законами.

Смотрим статьи ЧУХНА, ЧУХОНЕЦ, а также – ШУСТРЫЙ и ВЕТХИЙ.

Первоначальное значение: человек, заблудившийся в лесу и прибившийся к чужому племени, куда его приняли в виде большой милости.

Современное значение этого слова: придурок, ОЛУХ (независимо от того, свой или чужой).

 

38.  ОЛЬХА

В древнерусском языке: ОЛЬХА. В нижегородских и костромских диалектах русского языка: ЕЛÓХА; в вологодских и вятских: ЁЛХА. В малороссийском языке: ВIЛЬХА и ÏЛЬХА. В старославянском языке: ѤЛЬХА. В чешском языке: OLŠE; в словацком: JELŠA; в словенском языке есть слово JÉLŠA, но в диалектах допустимо и слово ÓLŠA. Кроме того, в польском языке: OLCHA и OLSZA. В верхнелужицком: WÓLCHA, в нижнелужицком: WOLCHA.

В языках литовском и латышском мы видим практически те же самые разногласия по поводу первого слога, но уже с поправкою на летто-литовскую фонетику. В литовском языке (включая диалекты) мы видим слова: ALKSNIS, ALKSNYS, ALÍKSNIS с одной строны и ELKSNIS – с другой. В латышском языке (включая диалекты): ELKSNIS и ALKSNIS. Иными словами: al-  или  el-. Точно так же, как у славян: ol-  и  jel-.

В латинском языке: ALNUS – ольха. В древневерхненемецком: ELIRA – ольха. И опять: al-  или  el-!

Для меня совершенно очевидно, что здесь имеет место среднеиндоевропейское разногласие по поводу того, чем является дерево ОЛЬХА: то ли это XL (нечто постороннее, ненужное для нас), то ли это XjL (нечто поднимающееся на распаханном для земледелия участке). Это были два разных биконсонантных корня, и это на деле означает, что в указанных выше индоевропейских языках было два разных слова для обозначения одного и того же дерева. Но слова эти были похожи по звучанию, ибо XL – это al, – а XjL – это el, и со временем они стали восприниматься как разовидности одного и того же. Между тем, у славян al > ol, а el > jel. В Славянском мире, таким образом, проявилось противоспоставление на ol- и jel-.

Показываю две протославянских конструкции, из которых первая пригодна и для древневерхненемецкого ELIRA.

Первая протославянская конструкция биконсонантных корней:

XjL + JS = поднимаются + соприкасаясь (между собою и образуя заросли).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: el-is.

Далее: elis > elix. При переходе в восточнославянское состояние: e > o. Всё – строго закономерно для восточных славян.

Для германских языков: elis > elir.

Первоначальное значение: заросли ОЛЬХИ, которые поднялись над землёю и сомкнули свои ветви.

Вторая протославянская конструкция биконсонантных корней:

XL + LJ + KS = посторонние (деревья) + остаются + все вместе.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: al-li-ks.

Дальнейшая фонетическая судьба: alliks > olix- > ОЛЬХ-.

Две конструкции для летто-литовских слов (из которых выделяю особо слово ALÍKSNIS).

Первая конструкция:

XL + LJ + KS = посторонние (деревья) + остаются + все вместе.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: al-li-ks.

Вторая конструкция:

XjL + KS + NJ = подрастают + все вместе + упрямо (вопреки нашей воле).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: el-ks-ni.

В обоих случаях имелось в виду одно и то же дерево – ОЛЬХА! – слишком быстро вырастающее на освобождённых от леса землях и досаждающее земледельцам.

По поводу латинского слова ALNUS. Латинский первый слог AL- мог с одинаковым успехом произойти и от бикосонантного корня XL, и от бикосонантного корня XjL. И не существует способа определить, от какого именно из этих двух вариантов он произошёл. Как бы там ни было, но каждый из этих двух вариантов вписывается в индоевропейскую картину, показанную выше.

 

39.  ОЛЯБКА, ОЛЯПКА (птица)

Трудно понять, какой из двух вариантов следует считать литературным. Другие названия птицы: водяной воробей, водяной дрозд, птица Cinclus aquaticus.

Маленькая почти неуловимая для наблюдателя водоплавающая певчая птица с белою грудью, способная ходить по дну реки, свить гнездо под защитою водопада, нырять налету в один прорубь и выныривая из другого, продолжать свой полёт. Питается мелкими рыбёшками и насекомыми.

Суффикс -К- – позднее изобретение, и поэтому за основу следует взять слова ОЛЯБА или ОЛЯПА.

По версии ОЛЯБА – конструкция биконсонантных корней:

XjL + XjM + BhX = (когда) поднимается + в мою сторону + белая (грудка видна).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: el-em-bha.

Дальнейшая фонетическая судьба: elembha > olẽba > ОЛЯБА – строго закономерно!

Для сравнения смотрим статью ЛЕБЕДЬ – очень похоже.

Первоначальное значение по этой версии: птица, у которой видна белая грудка, когда она взлетает в сторону наблюдателя, ибо иначе белой грудки не увидишь! Птица-то очень подвижна, ведёт скрытный образ жизни, и не только белое пятно на ней разглядеть трудно, но и саму птицу увидеть удаётся очень редко.

По версии ОЛЯПА – конструкция биконсонантных корней:

XwL + LN + MP = переправляется через реку + ногами + чудесным образом.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ol-len-mp.

Другой вариант – с теми же самыми фонетическими последствиями:

XwL + XjN + MP = переправляется через реку + внутри (воды) + чудесным образом.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ol-en-mp.

Особое примечание: биконсонантный корень MP имеет такой смысл: энергия, источником которой является речная вода; нечто чудесное, связанное с водою – источником этого чуда.

Первоначальное значение: птица, которая чудесным образом способна ходить по дну реки.

 

40.  ОМЕЛА

Современное значение: ОМЕЛА (в латинском языке: VISCUM) – вечнозелёное, кустарниковое растение, род полупаразитных кустарников. ОМЕЛА произрастает на верхушках деревьев или просто на ветвях большими пучками, похожими на кусты. Разные европейские народы приписывают ОМЕЛЕ всевозможные чудодейственные свойства, связанные с жизнью, смертью, любовью и так далее. Единого общеиндоевропейского мнения о магических свойствах растения – нет.

В малороссийском языке: ОМЕЛА, IМЕЛА; в белорусском: АМЯЛÁ; в болгарском: ИМЕЛ, ИМЕЛО; в сербском: ИМЕЛА, МЕЛА, ОМЕЛА; в словенском: IMELA, MELA; в чешском: JMELÍ; в словацком: OMELA; в польском: JEMIOŁA; в верхнелужицком: JEMJEL, JEMJELINA; в нижнелужицком: JEMJELICA, JEMJO, JEMJELINA.

В литовском языке: AMALAS; в латышском: AMUOLS, AMULS.

Полагаю, что славянские разногласия по поводу первого слога в этом слове можно объяснить только так: на Среднеиндоевропейском этапе существовало две разных конструкции с близкими значениями. Предположение Фасмера о том, что в этом случае имело место некое чередование, не выдерживает критики – такого чередования не существует.

Первая среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwM + XjX + LX = ради могущества (ради приобретения силы) + у костра (ритуального) + в полнолуние.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: om-ea-la.

Первоначальное значение: растение, к помощи которого прибегают во время ритуалов, чтобы обрести могущество.

Вторая среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

JM + XjX + LX = с нашими невзгодами (от которых мы хотим избавиться) + у костра (ритуального) + в полнолуние.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: im-ea-la  или  jem-ea-la – оба варианта надёжно подтверждаются в славянских языках.

Первоначальное значение: растение, к помощи которого прибегают во время ритуалов, чтобы избавиться от невзгод.

Как видим, значение обеих среднеиндоевропейских конструкций практически одинаково.

Охотно могу допустить, что на втором месте каждой конструкции был биконсонантный корень XjL (разгорающийся костёр), а не XjX (огонь, костёр). В среднеиндоевропейском произношении получается: el, вместо ea. Удивительным образом, это никак не влияет ни на фонетику, ни на смысл – всё остаётся в точности тем же самым. Такое предположение, однако, вполне допустимо для славянских языков, но для летто-литовских – оно не годится, и там может быть только XjX. Опыт показывает: обычное дело, когда предки славян и предки летто-литовцев выражали одну и ту же мысль разными средствами.

Латинское слово VISCUM, как мне представляется, при разборе не обнаруживает в себе никаких указаний на на какие судьбоносные или ритуальные свойства этого растения:

(1) Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

WJ + SKw = на дереве + устроившееся (особым способом, хитроумно).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: wi-skwe.

Можно сделать попытку опровергнуть это моё мнение, выдвинув такую среднеиндоевропейскую конструкцию для латинского слова:

(2) GwJ + SK = …

По фонетическим последствиям, получится то же самое: VISC-. Но нельзя понять, что эта конструкция могла бы означать. Можно лишь сделать осторожное предположение:

… жизнь (винительный падеж!) + поражающее.

То есть: растение, с помощью которого можно уничтожать жизнь (видимо, в ходе ритуала). Но опыт показывает: при пересказе такой конструкции средствами современного русского языка был бы уместен творительный падеж, а не винительный. Иными словами: жизнью, с помощью жизни! И это совершенно непонятно.

 

41.  -ОМУ, -ЕМУ (падежное окончание прилагательных)

XwBh + XW = над + прочь от себя.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh-aw.

Дальнейший переход bh > m – явление, возникшее во времена союза трёх племён: прагерманцев, праславян и пралеттолитовцев. Подобного явления не было в других частях индоевропейского мира.

Первоначальное значение: отбрасывать что-либо прочь от себя в сторону чего-либо другого.

Современное значение: окончание дательного падежа для прилагательных, причастий и определительных местоимений мужского и среднего родов единственного числа: большОМУ, идущЕМУ, другОМУ.

 

42.  ОН (ОНА, ОНО, ОНИ), ОНЫЙ (местоимения)

XjN = внутри.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  en.

Далее: en > on.

Первоначальное значение то, что внутри в некоторых случаях стало получать дополнительное значение: то, что внутри у беременной женщины и чьего пола мы не знаем. Отсюда новое смысловое ответвление: то самое, оно самое.

Более поздние значения: местоимения ОНЫЙ (ОНАЯ…), ОН (ОНА…).

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 190.

 

43.  ОНУ́ЧА

Современное значение: обмотка для ноги, разновидность портянки.

Слово является общеславянским, и из суммы всех слов легко выводится его праславянский облик: onoutja. Из этой формы и следует исходить. Изучая это слово, я прихожу к выводу, что начальное О- в нём невозможно объяснить никаким образом. Я не думаю, что это приставка. Видимо, этот гласный добавился на позднем этапе по аналогии с другим словом (скорее всего, ОБУВЬ, что и видно в различных славянских вариантах). В любом случае этот гласный нужно отбросить, и тогда у нас легко получатся две близких по смыслу конструкции.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NX + WT + TJ = запах + старья + помнит (содержит в себе).

Условное среднеиндоевропейское звучание: na-wt-tje.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NX + WDh + TJ = запах + скверный + помнит (содержит в себе).

Условное среднеиндоевропейское звучание: na-wdh-tje.

Оба варианта фонетически безупречны.

Первоначальное значение по обоим вариантам: скверно пахнущая тряпка.

Склонен отдать предпочтение второму варианту.

 

44.  ОПТ, ОПТОВЫЙ

Современное значение слова ОПТ: купля и продажа товара в большом количестве.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwBh + BhJ + TW = изобилие + ценностей (товаров) + взвешиваем (на весах).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: 1) obh-bhi-tu  и одновременно  2) obh-bhi-tew.

Дальнейшая фонетическая судьба: obhbhitu > ОБЬТЪ > ОПТ. А также: obhbhitew > ОБЬТОВ- > ОПТОВ-.

 

45.  ОПЫТ

Первый вариант: смотрим статью ПЫТАТЬ. Слово ÓПЫТ, по этой версии, это корень ПЫТ- с приставкою О-.

Второй вариант.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwP + WT = сделанное + за многие годы.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: op-ūt или op-ŭt, последнее – скорее всего.

Дальнейшая фонетическая судьба: если изначально было opūt, то закономерным образом: ОПЫТ-; если же было более вероятное opŭt, то – аналогия с глаголом ПЫТАТЬ или же просто с корнем ПЫТ- в любом проявлении.

Первоначальное значение: ОПЫТ – это то сделанное, что накапливается за многие годы в сознании.

 

46.  -ОР- (корень), РАЗОРИТЬ

XjR = отсекая, разбрасывать в разные стороны.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: or.

В русском языке корень встречается очень часто, но в значении разграбить, разбросать во все стороны он встречается только с приставкою РАЗ-.

Современные значения: РАЗОРИТЬ – разбросать; (разорить гнездо); РАЗОРИТЬ – лишить имущества.

Биконсонантный корень из Основного списка. Порядковый номер: 191.

 

47.  ОРАВА

XwR + XwX + WX = вырастающие + от рода + материнского.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: or-oa-wa.

Первоначальное значение вполне уважительное – дети одной матери.

Современное значение имеет насмешливый оттенок за счёт случайного сходства со словом орать. Нынешнее слово ОРАВА – это, скорее всего, орущие дети.

 

48.  ОРЕХ

На древнерусском языке: ОРѢХЪ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XR + XwJ + SW = хороший + набухшим + выросший.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ar-oj-su.

Первоначальное значение: созревший ОРЕХ, годящийся в пищу.

 

49.  ОРЁЛ (птица)

На древнерусском и старославянском языках: ОРЬЛЪ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XjR + JL = тщательно высматривающий (добычу) + вредный для нас.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: er-il.

Первоначальное значение: ОРЁЛ или другая хищная птица, высматривающая с большой высоты свою добычу.

 

50.  ОРУДОВАТЬ, ОРУДИЕ

В старославянском языке: корень ОРѪД-. Это означает наличие носового гласного в этом корне, а ещё прежде – сонорного носового.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XR + RM + DW = конструировать (присоединять) + по наставлению (опытного человека) + сомневаясь.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ar-rem-dew.

Первоначальное значение: в ходе конструирования – делать то так, то этак, изыскивая опытным путём правильное техническое решение.

 

51.  ОСА (насекомое)

Общеславянское слово. Имеет соответствия и в некоторых других индоевропейских языках. Самое главное их них – литовское слово VAPSÀ (оса, овод), латинское слово VESPA (оса) – это уже отклонение (sp < ps).

Первый вариант среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

WXw + BhS = ранит + в жаркий день.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: wo-bhes.

Вполне возможно (или даже – скорее всего!), эту конструкцию следует расширить.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

WXw + BhS + XXw = ранит + в жаркий день + острым.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: wo-bhes-ao.

Позже: wops-.

На праславянском этапе: wopsā. При переходе в славянское состояние: ps > s – это строго закономерный процесс, а вот потеря начального w- не совсем понятна. Очевидно, что это была аналогия с каким-то другим словом. В некоторых славянских языках начальное v- присутствует, но оно там вторичного происхождения (например, в верхнелужицком языке: WOSA).

Первоначальное значение: любое крупное кусающееся насекомое: оса, шмель, овод и т.д.

Современное значение: ОСА – известное вредное насекомое.

 

52.  ОСАНКА

На правах неуверенного предположения.

Современное понимание этого слова: ОСАНКА – это когда человек ПРИОСАНИЛСЯ, то есть стал выглядеть САНОВИТО, солидно. Смотрим статью САН. Иными словами: О- – приставка, -САН- – корень.

На мысль о том, что здесь имеет место корень ОСАН- и нет никакой приставки, наводят сомнения по поводу того, что сумма значений приставки и корня может привести к такому результату. Вызывает сомнения, кроме того, сама возможность сложения такой приставки с таким корнем.

В рамках своего предположения, я выделяю в слове ОСАНКА исторический корень ОСАН-, обычный суффикс -К- (позднего происхождения) и окончание -А (более раннего происхождения, чем суффикс).

Среднеиндоевропейская конструкция:

XjX + KjXw + XwN = у огня + страдая от усталости + ночью.

Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: ea-k’o-on.

Дальнейшая фонетическая судьба: eak’oon > āk’ōn > asan- –закономерно.

Возможны сомнения по поводу ea- > ā- > o- в начале слова. Здесь могла бы возникнуть такая цепочка фонетических событий: ea- > ā- > ja-. Сомнения развеиваются при сравнении со словом ОВЁС (смотрим статью), этимологию которого показывал ещё Н.Д. Андреев, где мы видим именно такую ситуацию: ea- > ā- > o-.

Первоначальное значение: удобная поза человека, отдыхающего после тяжких испытаний возле огня.

В дальнейшем значение меняется на такое: правильное положение тела, что и является современным значением слова ОСАНКА.

 

53.  ОСЕЛЕДЕЦ

Современное значение в русском языке: ОСЕЛÉДЕЦ – символ воинской доблести у славян в виде волосяного пучка на выбритой голове. Похожие русские слова: СЕЛЬДЬ, СЕЛЁДКА являются устарелыми.

В малороссийском языке: ОСЕЛÉДЕЦЬ; в белорусском: АСЯЛÉДЗЕЦ.

Слово ОСЕЛÉДЕЦ – исконно славянское, но сохранилось оно только у восточных славян, а если и встречается у славян других, то это лишь заимствование из языка русского или малороссийского. Например, в польском языке: OSEŁEDEC.

Выделяется корень -СЕЛÉД-, и именно он и должен являться объектом этимологического исследования.

В немецком языке: HELD – герой, и это слово в точности соответствует корню -СЕЛÉД-! Соответствие это просматривается в такой цепочке фонетических преобразований:

keldh > held – закономерно для немецкого языка и других германских языков;

keldh > k’eldh > seled – закономерно для славян, но только для восточных; у других славян должен быть только один слог.

Этноним КЕЛЬТЫ, возможно, этого же происхождения. Смотрим статью КЕЛЬТЫ в разделе этнонимов и видим: сомнения всё-таки есть.

KXj + LDh = добычею + распоряжающийся.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: ke-ldh.

Первоначальное значение: ГЕРОЙ – это тот уважаемый всеми и особо отличившийся воин, которому поручают после успешных боевых действий делить добычу.

Дальнейшая фонетическая судьба: keldh > k’eldh > … > seld > seled-. Последнее звено цепочки – это уже восточнославянское состояние корня.

Первоначальное значение: военный вождь, который имел право распределять добычу между воинами.

Считаю, что эта конструкция возникла на ранней стадии Среднеиндоевропейского периода. Ни из чего не следует, что она была образована протославянами. Это мог быть какой угодно индоевропейский диалект, а сама конструкция потом стала расходиться по другим диалектам общеиндоевропейского языка. На начальном этапе Среднеиндоевропейского периода индоевропейцы обитали в бассейне реки Рейн, и переход к Дунаю ещё им ещё только предстоял. Поэтому занимаемая ими площадь была относительно невелика, язык был один, обычаи тоже существенно не различались, а племена говорили на близких друг другу диалектах.

Много позже, уже у предков славян, конструкция была переосмыслена следующим образом: военный вождь – это тот, кто носит знак воинской доблести, представляющий собою особый пучок волос на голове. Конструкция стала обозначать отдельно взятый пучок волос и не более того. У предков германцев, как видим, произошло другое переосмысление: тот, кто распределяет добычу – тот и герой. Или, скорее всего, наоборот: тот, кто герой, тот и распределяет добычу. Отсюда новое значение: герой – без увязки с особенностями причёски.

В дальнейшем обычай носить на голове особый пучок волос был забыт всеми индоевропейцами, кроме восточных славян. У древнерусских князей или у запорожских казаков ОСЕЛЕДЕЦ сохранял своё значение и был знáком воинской доблести. Слово ОСЕЛЕДЕЦ содержит в себе приставку О-  со значением охватывания (голова, охваченная знаком доблести), а также суффикс -ЕЦ со значением некий отдельный предмет.

Пучок волос на выбритой голове воина с самого начала имел некий мистический и ритуальный смысл, и по этому поводу существуют различные объяснения. Собственного мнения об этом я не имею, а от того, чтобы поддержать ту или иную точку зрения – воздерживаюсь.

Отмечаю, что волосяной пучок на голове воинов назывался в индоевропейском мире, а также и у предков славян ещё и по-другому: биконсонантным корнем WL из списка Андреева. По этому поводу смотрим статьи ВЕЛЕТЬ, ВЕЛИКИЙ, ВЕЛИКАН, ВЕЛЕС, а также славянские этнонимы ВЕЛЕГЕЗИТЫ, ВЕЛЕСИЧИ (в основной части словаря), гидроним ВОЛГА и другие русские гидронимы (смотрим раздел гидронимов), название италийского племени ВОЛЬСКИ (в разделе этнонимов) и другие примеры.

 

54.  ОСЕНЬ

На древнерусском языке: ОСЕНЬ, на старославянском: ѤСЕНЬ. Старославянская форма не прижилась в русском языке.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XjS + XjN = жатва + годовой цикл.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: es-en.

Праславянское звучание: esenis.

Первоначальное значение: время осенних полевых работ; ОСЕНЬ – время года, предшествующее зиме.

 

55.  ОСЁЛ

На древнерусском и старославянском языках: ОСЬЛЪ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwS + JL = связанный + с нашими тяжестями.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: os-il.

Возможно, слово имеет италийское происхождение, но это ничего не меняет, и всё показанное выше – остаётся в силе.

Первоначальное значение: ОСЁЛ – это тот, на кого мы навьючили наши тяжести, чтобы он нёс их, вместо нас.

 

56.  ОСЁТР (рыба)

В малороссийском языке: ОСЕТЕР; в чешском и словацком: JESETR; в болгарском: ЕСЕТЪР. В литовском языке: AŠĖTRAS.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XjS + SKj + TR = находясь + в оболочке (в сетях или в мешке) + трётся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: es-sk’e-ter.

Далее: k’ > s.

Первоначальное значение: рыба, которая имеет свойство резать (царапать, тереть) своими костяными щитками.

Современное значение: ОСЁТР – известная рыба.

 

57.  ОСИНА (растительность)

В древнерусском языке: ОСИНА; в малороссийском: ОСИНА, ОСИКА; в болгарском: ОСИКА; в польском языке и в чешских диалектах: OSA, OSINA; в словацком языке: OSIKA; в верхнелужицком: WOSA, WOSYNA.

Литовское слово APUŠĖ вступает в противоречие с тою конструкцией, которая будет показана ниже и не обнаруживает признаков близкого родства со славянскими словами. Латышское слово APSE обладает поразительным свойством: именно это слово из всего показанного выше идеально точно соответствует рассматриваемой конструкции, но это же самое слово можно истолковать и как один из летто-литовских вариантов.

Из всех славянских вариантов польское и чешское диалектное слово OSA представляется наиболее чисто славянским. Все остальные славянские слова с этим корнем – это всего лишь более поздние образования.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XP + SXj = после + насеевшееся.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ap-se.

Далее: ps > s – строго закономерно.

Первоначальное значение: деревья, которые насеиваются сами после выжигания леса. Это была отрицательная характеристика, которую можно было бы передать такими современными выражениями: досаждающие нам деревья, мусорные деревья; мы работаем, выжигаем лес для своих нужд, а они всё насеиваются и насеиваются.

Русское слово ОСИНА образовано по аналогии со словами РЯБИНА, КАЛИНА, МАЛИНА.

Современное значение: ОСИНА – известное дерево.

 

58.  ОСКЛАБИТЬ(СЯ)

Старославянский вариант слова: ОСКЛАБИТЬСЯ – улыбаться. Древнерусский вариант: ОСКОЛОБЛЕНИЕ – улыбка, усмешка. Таким образом, мы видим, кроме приставки О-, корень -СКЛАБ-/-СКОЛОБ- – в зависимости от славянской ветви – южной или восточной.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

SJ + KX + LBh = охватывает (всё лицо) + желание + радости.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: si-ka-lbh.

 

59.  ОСКОМИНА, ОСКОМА

XS + KM = сок + горчащий.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: as-kem.

Первоначальное значение: сок (питьё) с привкусом горчинки.

Более позднее значение: ОСКОМИНА – вяжущее ощущение во рту после употребления в пищу чего-либо кислого или терпкого.

 

60.  ОСЛЯБЯ (имя собственное, прозвище)

Имеется в виду Родион ОСЛЯБЯ – известный герой Куликовской битвы, монах Троице-Сергиева монастыря.

Первый вариант: слово переводится на современный русский литературный язык как ослик. Смотрим статью ОСЁЛ.

Второй вариант – на правах дерзкого предположения:

XwS + LM + BhN = к мужскому коллективу нашего племени + в случае беды + прикреплённый (родственными отношениями или другими обязательствами).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: os-lem-bhen.

Слово ОСЛЯБЯ получается из oslembhen абсолютно закономерно и без единой погрешности!

Первоначальное значение: мужчина нашего клана; нашенский человек; воин, состоящий с нами в родственных или свойственных отношениях.

 

61.  ОСНОВА

XwS + SN + XwW = соединять + сшиванием + ткань.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: os-sn-ow.

Современные значения слова ОСНОВА: 1) продольные нити, идущие параллельно вдоль ткани; 2) опора, опорная часть предмета.

 

62.  ОСОБЫЙ

XS + XwBh = отделяем + изобильно.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: as-obh.

Первоначальное значение: то, что взято из общего фонда и отдано по какому-то признаку одному человеку.

Современное значение: ОСОБЫЙ, ОСОБО, ОСОБЕННОСТЬ (выделенность из общей массы по какому-то признаку).

 

63.  ОСОВ, ОСОВЕЦ (топоним)

Значение малоупотребительного русского слова ОСÓВ: рыхлый берег. Значение существительного множественного числа ОСÓВЫ, согласно Большой Советской Энциклопедии: неглубокие циркообразные вмятины на крутых склонах долин и балок. Кроме того, ОСÓВ и ОСОВÉЦ – название большого количества деревень в Белоруссии (больше всего), в России, на Малороссийских землях, а также и в Польше. Особо: знаменитая русская опорная крепость ОСОВЕЦ, находящаяся ныне на территории Польши.

По мнению Фасмера, слово образовано от глагола СОВАТЬ, СУЮ (смотрим статью в словаре). Если так, то тогда здесь мы наблюдаем приставку О- и корень СОВ-. Отвергать такое толкование не смею, но всё же: не очень понятно, что всё это означает и какое имеет отношение к рыхлому берегу.

Обращаю внимание на биконсонантный корень XwGj [og’] в Дополнительном списке. Его значения описываются мною так: опасность уничтожения или повреждения; то, что ставит под сомнение полезность происходящего.

В Основном списке биконсонантных корней, составленном Андреевым, находим корень KjW [k’ew], обозначающий собаку, а также то, что так или иначе напоминает собаку. В частности Андреев описывает такое значение: пачкаться – то есть поступать так, как это делает собака, катающаяся в пыли.

На основании этого, выдвигаю такое осторожное предположение о среднеиндоевропейской конструкции, предшествовавшей появлению слова ОСОВ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwGj + KjW = есть опасность + испачкаться.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: og’-k’ew.

Дальнейшая фонетическая судьба: og’k’ew > ok’k’ow > ok’ow > ОСОВ- – всё в рамках фонетических законов.

Первоначальное значение: некий участок земли, где, по какой-то причине, можно испачкаться. Позже происходит сужение этого значения до таких рамок: рыхлый берег водоёма, обрушивающийся или размытый склон оврага.

 

64.  ОСОТ

На древнерусском языке: ОСЪТЪ. В современном русском языке это должно было бы привести к беглому гласному во втором слоге, чего мы не наблюдаем. Общеславянское значение слова: чертополох.

Предлагаю два варианта с совершенно одинаковыми значениями:

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XXw + KjW + TXw = острый (колючий) + презренный (как мусор) + там (куда не нужно идти).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ao-k’u-to.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XwGh + KjW + TXw = колючий + презренный (как мусор) + там (куда не нужно идти).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ogh-k’u-to.

Далее: oghk’uto > ok’uto.

Оба варианта не только не различаются по смыслу (презренная колючая трава), но и абсолютно безупречны в фонетическом смысле: оба закономерно приводят к одному и тому же слову – ОСЪТЪ.

Отдать предпочтение одному из вариантов – затрудняюсь.

 

65.  ОСПА

На древнерусском и старославянском языках: ОСЪПА.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней (по материалам Н.Д. Андреева):

XS + PXj = дождь + прыскающий.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: as-pe.

Первоначальное значение: капли мелкого дождя.

Более позднее значение: то, что напоминает разбрызганные капли – болезнь ОСПА.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней (моя версия в качестве неуверенного предположения:

WS + PXw = насекомые + оставившие следы (укусов).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: wes-po.

Первоначальное значение: следы от укусов насекомых. Позже: следы от ОСПЫ, напоминающие укусы насекомых.

 

66.  ОСТРОВ

XwBh + SR + XwW = обильно + струями + одетый.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: obh-sr-ow.

Далее: obhsrow > osrow > ostrow-.

Первоначальное значение: ОСТРОВ – это то, что со всех сторон охвачено струями воды.

 

67.  ОСТРЫЙ

На древнерусском и старославянском языках: ОСТРЪ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwGh + KjS + TR = острым + резаком + дырявить.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ogh-k’s-ter.

Дальнейшая фонетическая судьба: ghk’s > kk’s > k’s > ss > s – строго закономерно.

Первоначальное значение: то, чем закалывают скотину. ОСТРИЁ, нечто ОСТРОЕ.

 

68.  ОСТЬ (существительное)

Современное значение: 1) тонкий длинный отросток на колосе у злаков; 2) длинный жёсткий волос на шерсти у животного.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwGh + KjS + TJ = колючка + вырезаемая ножом + (о чём нужно) помнить.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ogh-k’s-ti.

Дальнейшая фонетическая судьба: oghk’sti > okk’sti > ok’sti > osti – строго закономерно.

Первоначальное значение: рыбьи кости, о которых нужно помнить и удалять их ножом.

 

69.  -ОСТЬ (суффикс)

Суффикс, с помощью которого образуются существительные от прилагательных: скорый – скорОСТЬ, молодой – молодОСТЬ, плотный – плотнОСТЬ, численный – численнОСТЬ.

Вариантов может быть только два: с биконсонантным корнем XwS (идея совместности) и с биконсонантным корнем XS (идея обособленности). Рассмотрим оба.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XwS + ST + TJ = всё вместе + поставлено + чтобы запомнилось.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: os-st-ti.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XS + ST + TJ = обособленно + поставлено + чтобы запомнилось.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: as-st-ti.

Оба варианта одинаково закономерно приводят нас к современному русскому и славянскому суффиксу -ОСТЬ.

Между тем, оба варианта можно упростить, удалив из них средний биконсонантный корень ST, и при этом смысл в обоих случаях останется прежним.

Первоначальное значение по первому варианту: ситуация, когда для объяснения нужно всё поставить (соединить) вмете, чтобы стало ясно, что это означает.

Первоначальное значение по второму варианту: ситуация, когда при объяснении нужно выделить что-то и рассмотреть для большей ясности отдельно от всего остального.

Мне представляется, что второй вариант заслуживает большего доверия. В самом деле, возьмём нынешнее противопоставление: НОВЫЙ – НОВОСТЬ. Чем второе слово отличается от первого? Понятие новый – общее, а понятие новость означает следующую идею: некое новое известие было выделено для отдельного рассмотрения, и вот это и есть новость.

На начальном этапе, когда суффиксов не могло быть в принципе, это было неким поясняющим словом; позже это стало словообразующею конструкцией, с помощью которой образовывались существительные с отвлечённым значением.

 

70.  ОСЬ

Слово, существует во всех славянских языках в разных фонетических и грамматических оформлениях. Однако для установления этимологии – славянские формы значения не имеют. Имеет значение только литовское слово AŠÌS – ось. (Латышское слово ASS при формальном подходе можно истолковать как заимствование из русского языка, поэтому отбросим и его.) Зная фонетические законы литовского языка, заранее строим такие предположения: AŠÌS < ok’i-  или  ak’i-. Второе из этих предположений – сразу отбрасываем, ибо под него трудно подогнать разумную конструкцию биконсонантных корней, а первое – оставляем, ибо это и есть почти готовая разумная конструкция, что мы и увидим ниже.

Современные значения русского слова ОСЬ – по-настоящему, их всего два:

1) стержень, на котором вращаются колёса  транспортного средства (например, телеги); любой другой стержень, на котором вращается всё, что угодно другое (пропеллер, крылья мельницы; любой предмет, который привязали к этому стержню);

2) ось симметрии – реальная конструкция, стоящая в центре сооружения и несущая на себе главную нагрузку.

Все остальные значения суть второстепенны, и в данном случае ими нужно пренебречь.

Замечу: речь идёт о двух совершенно разных значениях! Было бы вполне разумно выразить их двумя разными словами, ибо это два разных предмета! Тем не менее, в русском языке эти два разных предмета называются одним словом. Сейчас это можно истолковать как многозначность, но в древности это бы было омонимией, а омонимия была под запретом у всех индоевропейцев.

Убеждён в том, что было время, когда предки славян имели два разных слова для обозначения этих двух разных предметов, обладающих разными техническими характеристиками.

Этимология по первому значению.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XXw + KjS = острым + обтёсанное.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ao-k’s.

Далее: k’ > s. Отсюда: aok’s > ok’s > oss > os-.

В рамках праславянских фонетических законов труднообъяснимым представляется ao > o, вместо ожидаемых ā  или  ō, которые должны были бы привести к славянскому гласному [a]. Но в рамках италийских законов – всё строго закономерно. Я думаю, что это слово – италийсковенетского происхождения, и латинское слово AXIS (ось) служит очень хорошим подтверждением моей правоты.

Первоначальное значение по этой версии: ОСЬ – это то, что было выработано с помощью обтёсывающего инструмента: некая жердь, приспособленная для того, чтобы надевать на неё колёса.

Этимология по второму значению.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwK + KjJ = разумное + для переносного жилья.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ok-k’i.

Дальнейшая фонетическая судьба: okk’i > ok’i > ОСЬ – строго закономерно.

Первоначальное значение: главный столб (крепкая вертикальная жердь), на котором держится временное жильё, похожее на шатёр.

Обращаю внимание на то, что именно это самое мы получаем также и из литовского слова AŠÌS!

Стало быть, латинское слово AXIS и литовское слово AŠÌS суть разные, и между ними никакого родства нет. Русское же слово ОСЬ и литовское слово AŠÌS – это совершенно одно и то же. Заимствование ли это или показатель родства – это другой вопрос.

Опыт показывает, что в подавляющем большинстве случаев (в 99 случаях из 100) такие сходства бывают заимствованием из одной индоевропейской ветви в другую. Думаю, впрочем, что в данном случае не существует способа понять, где именно зародилось слово – у праславян или у пралеттолитовцев.

Поскольку италийскоязычные венеты, вступившие в племенной союз с праславянами, говорили на языке похожем на раннюю латынь, мы можем предположить, что они принесли праславянам слово, похожее на латинское AXIS. Если это слово прижилось у праславян, то оно бы, согласно фонетическим законам, на раннеславянском этапе приняло бы такой вид: ОШЬ. И в таком случае ранние славяне имели бы два слова: ОШЬ и ОСЬ. Был ли такой эпизод на самом деле или нет – неизвестно. Ибо слово ОШЬ – это всего лишь моя фантазия, а вот ОСЬ – это факт. Как бы там ни было, но, если даже и имели место оба слова – ОШЬ и ОСЬ, то они бы неизбежно стали восприниматься как одно и то же слово с разными оттенками звучания и совпали бы по звучанию.

 

71.  ОТ, ОТО (предлог), ОТ-, ОТО-(приставка)

В современном русском языке предлог ОТ, ОТО употребляется с родительным падежом и обозначает идею удаления от чего-либо: ОТ дома, ОТ озера, ОТ нас, ОТО всего. Приставка ОТ-, ОТО- обозначает примерно ту же самую мысль, но уже в составе слова, частью которого она является: ОТнести, ОТобедать, ОТОдвинуть, ОТОвсюду.

В древнерусском языке и в старославянском: предлог ОТЪ – в два слога; приставка ОТЪ – в два слога и ОТ- – в один слог.

В болгарском: ОТ; в верхнелужицком: WOT, WOTE; в нижнелужицком: WÓT, WÓTE.

В целом следует заметить, что ни этот предлог, ни эта приставка не не очень-то прижились в Славянском мире, и большинству современных славянских языков они незнакомы. Причиною послужил славянский предлог ОД (OD), который и звучит похоже, и значение имеет то же самое. Было время, когда у славян было два предлога: ОТ и ОД, и они имели разные оттенки значений. Но со временем они стали пониматься как одно слово, и нужно было только определиться, какое именно слово следует оставить в языке, а какое выбросить. В русском языке был оставлен предлог ОТ, а предлог ОД полностью забыт. В языках малороссийском и в белорусском получилось наоборот. Точно так же вышло и в польском языке, и в чешском, и в словацком, и в сербском, и в словенском.

По мнению Фасмера, предлоги ОТ и ОД – это одно и то же слово, которое славяне просто произносили по-разному. Я так не считаю: в Славянском мире не бывает таких фонетических разногласий (хотя в германских языках и диалектах это обычное дело: DAL – у шведов, TAL – у немцев; DEUTSCH – литературное немецкое слово, TEUTSCH – диалектное).

Этимология обоих славянских предлогов относится к тем исключительно редким случаям, когда всё исчерпывается одним-единственным биконсонантным корнем, а не конструкциями из двух или трёх таких корней.

В самом деле, для предлога ОТ находим в Дополнительном списке биконсонантных корней такое объяснение:

XwT [ot] – настало время выступать против реальной опасности!

XwT – это раннеиндоевропейский фонетический облик корня, ot – среднеиндоевропейский.

Первоначальное значение: призыв приступить к решительным действиям, начиная с этого времени и продолжая эти действия в дальнейшем. Позже появилось такое значение: начиная с этого места и продолжая далее. То есть от временнóго значения произошёл переход к значению пространственному. Индоевропейцы всегда понимали время и пространство как очень близкие понятия. В своей книге «Индоевропейская предыстория» («Язык древних ариев») я описываю представления индоевропейцев Моноконсонантной эпохи о пространстве и времени: они практически не делали различия между этими понятиями!

Что же касается предлога ОД, то здесь всё было совсем иначе.

В Основном списке биконсонантных корней находим такой корень:

XwD [od] – начало. Более поздние дополнительные значения: зарождение, происхождение.

Получается, что уже на Среднеиндоевропейском этапе можно было сказать ot и иметь в виду: начиная с этого времени и далее, а также od и иметь в виду то же самое. В подавляющем большинстве случаев, однако, корневое слово od передавало идею родства, и поскольку в одиночку биконсонантные корни встречались в языке очень редко и почти всегда были частью какой-то конструкции, то и путаницы не происходило. Корневые слова ot и od встречались в разных конструкциях и никак не противоречили друг другу. Паронимическое столкновение наступило лишь у славян, причём на достаточно позднем этапе, и оно разрешилось тем, что одно слово было оставлено в языке, а другое удалено.

 

72.  -ОТА, -ЕТА (суффикс)

Значение суффикса таково: то, что растянуто во времени потому, что обрело некое новое качество. Примеров в русском языке – огромное количество; приведу лишь несколько простейших:

– краснОТА – то, что имеет свойство быть красным; это стало красным и продолжает оставаться таковым;

– красОТА – то, что длительно имеет свойство быть красивым;

– рабОТА – длительное рабское состояние;

– пустОТА – то, что является (длительно или всегда) пустым;

– суЕТА – нечто бесполезное и длительное;

– маЕТА – идея утомительной длительности…

Предлагаю два варианта этимологии этого суффикса – упрощённый и усложнённый.

Первый вариант: биконсонантный корень XT с его значениями время и срок.

Среднеиндоевропейское произношение: at.

При переходе в славянское состояние: at > ot – закономерно.

Правильность этого варианта не вызывает ни малейших сомнений, и на этом можно было бы остановиться, но остаётся без объяснений окончание женского рода -А.

Во втором варианте в качестве неуверенного предположения предлагаю такое объянение:

XT + TX = время + разлитое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: at-ta.

Далее: atta > ota – закономерно.

Первоначальное значение: длительное время. Здесь настораживает необычайная образность выражения мысли: о времени говорится так, словно бы это нечто видимое и ощутимое – время разливается, подобно жидкости!

 

73.  ОТАВА

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XT + XXw + XwW = трава + острая + покрывающая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: at-ao-ow.

Поскольку скопление трёх гласных подряд было невозможно, то имеем: ataoow > atāw.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XT + XXw + WXw = трава + острым + ранящая (когда идёшь босиком).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: at-ao-wo.

Первоначальное значение: острая трава, выросшая после покоса и покрывающая землю; ОТАВА.

 

74.  ОТВАГА

На правах предположения:

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwD + TW + XGh = зарождающееся + у жертвенного камня + скрытое могущество.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: od-tw-āgh.

Далее: odtwāgh > otwāgh

Затем – переосмысление: возникает ощущение обычной славянской приставки и мнимого корня ВАГ-.

Первоначальное значение: ОТВАГА – это тайное, невидимое могущество, которое возникает у воина после жертвоприношения Высшим Силам.

 

75.  ОТЕЦ (родство, семья)

В древнерусском и в старославянском языках: ОТЬЦЬ – в три слога. В современном русском: ОТÉЦ. Современное значение: родитель мужского пола.

В малороссийском языке: ОТÉЦЬ; в белорусском: АЙЦÉЦ (из польского), АЦÉЦ; в сербском: ОТАЦ; в словенском: OČE; в чешском и в словацком: OTEC; в польском: OJCIEC; в верхнелужицком: WÓTC, WÓĆEC; в нижнелужицком: WÓŚC.

В качестве объекта этимологического изучения следует взять только древнерусскую и старославянскую форму ОТЬЦЬ, из которой выводим предславянское произношение этого слова: otikos. Всеми остальными славянскими формами следует решительно пренебречь. Фасмер приводит также два других бесценных примера: русские диалектные слова: ÓТИК – самец животного, а также: ОТЁК – отец!

Итак, otikos > ОТЬЦЬ – это то, из чего мы обязаны исходить.

Кроме того, отмечаем в латинском языке: ATTA; в греческом: АТТА; в хеттском языке: ATTAAŠ (а хеттский язык состоит в близком родстве с протославянским языком!). Есть и другие похожие индоевропейские примеры (в древних германских языках, в албанском, в кельтских и других!) Отмечаем также общетюркское слово АТА́ – явное заимствование от индоевропейцев… Но имеет ли это всё какую-то связь со славянским словом ОТЬЦЬ – это большой вопрос. Искусственные подгонки русских слов под похожие слова других индоевропейских языков стали настоящим бедствием и превратились в проблему нравственную. Подгонщики (а по сути, фальсификаторы) подсознательно не верят в индоевропейское происхождение русского языка и выдумывают несуществующие соответствия только для того, чтобы удостоить чести русский язык и Русский народ быть принятыми в элитарный клуб индоевропейцев! Идти путём подгонок – недопустимо!

По материалам Н.Д. Андреева, можно составить такое представление об индоевропейских словах, похожих на ATTA:

XwX + TX = порождающий + от семени.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: oa-ta.

В этой версии остаётся непонятным одно: почему разные индоевропейские языки с поразительным упорством держатся за то, что здесь имеет место удвоенный глухой зубной смычный – [tt]? Конструкция Андреева не даёт ответа на этот вопрос. (Кстати, правая половина конструкции написана мною, а не Андреевым, и её при большом желании можно счесть моим домыслом.)

С этимологией славянского слова Андреев поступил так: он взял за основу древнерусское и современное русское диалектное слово ОТЁК. Этого можно было бы и не делать, потому что это слово является лишь разновидностью слова ОТЬЦЬ < otikos, но так получается нагляднее. По материалам Андреева, я создал другую среднеиндоевропейскую конструкцию биконсонантных корней:

XwX + TKw = семенная жидкость + вытекающая.

Можно поспорить о том, в каких приемлемых выражениях пересказываются на современный язык оба биконсонантных корня, но общий их смысл от этого не изменится.

Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: oa-tekw.

Первоначальное значение: тот, кто зачал.

Думаю, что Андреев прав, но его версия нуждается в одном уточнении: существовала ещё одна среднеиндоевропейская конструкция, которая затем наложилась на конструкцию Андреева. Эта конструкция имеет такой вид:

XwD + TJ + KwX = о происхождении + помню + кто.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: od-ti-kwa.

Дальнейшая фонетическая судьба: odtikwa > ottikwa > otik-.

Первоначальное значение: предок; тот человек, от которого мы происходим и о котором помним.

Считаю, что обе конструкции существовали в действительности, но затем наложились друг на друга и при переходе протославянского языка из Среднеиндоевропейской эпохи в эпоху Позднеиндоевропейскую полностью совпали по звучанию и по смыслу (контаминация).

Особо следует высказаться по поводу геминаты [tt] в индоевропейских словах, похожих на латинское ATTA. Полагаю, и здесь было нечто похожее – нечто вроде корневой контаминации, но с оговоркою, что это наложение с последующим переосмыслением произошло ещё на Среднеиндоевропейском этапе, когда каждый биконсонантный корень всё ещё воспринимался по отдельности.

Андреевская конструкция XwX + TX, по моей версии, остаётся в силе и не подвергается сомнениям, но позже она была переосмыслена.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

XwX + TJ + TX = о происхождении + помню + от отца.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: oa-ti-ta.

Далее: oatita > atta.

Первоначальное значение: отец – это тот, о ком я помню, потому что произошёл от него.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней (на случай, если я ошибся в первом):

XjX + TXj + TX = за огнём (факелом) + следую + отцовским.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ea-te-ta.

В дальнейшем: eateta > atta.

Первоначальное значение: отец – это тот, кто освещает мне путь в темноте факелом и за кем я иду. Считаю, что имелось в виду прямое значение, а не переносное.

Третий вариант (вполне возможно, самый разумный):

Было то самое, что показал Андреев: конструкция XwX + TX, которая, по всем фонетическим законам Среднего периода должна была произноситься oa-ta. Но, поскольку эта конструкция возникла лишь в одном-единственном индоевропейском диалекте (а не сразу во всех одновременно!), то она, в рамках особых фонетических законов этого диалекта стала произноситься именно так:

oata > āta (или ātā – не важно) > atta.

Что это за диалект – сказать трудно. Некоторые индоевропейские ветви были нетерпимы к удвоенным согласным (например, праславяне или пралеттолитовцы), но другие относились к ним вполне спокойно: геминаты всегда были у италийцев, греков, германцев, анатолийцев, тохарцев…

В любом случае, слово ATTA могло зародиться только в одном-единственном индоевропейском диалекте, и лишь позже оно разошлось по другим диалектам и стало достоянием нескольких индоевропейских ветвей.

Вывод: русское слово ОТЕЦ не стоит сравнивать с индоевропейскими словами, похожими на латинское слово ATTA.

 

76.  ОТРОК

Современное значение русского слова ÓТРОК: мальчик, подросток, юноша.

В древнерусском языке: ОТРОКЪ – 1) слуга, работник; 2) младший княжеский дружинник – то же, что и паж в средневековой Европе.

В старославянском языке ОТРОКЪ: мальчик, юноша.

В малороссийском языке: ОТРIК; в болгарском: ОТРÓК – мальчик; в древнесербском: ОТРОКЪ – несовершеннолетний; в словенском: OTRО̀K – дитя; в чешском и в словацком: OTROK – раб, холоп; в древнепольском: OTROK – работник; в верхнелужицком: WOTROČK – батрак, старший работник в имении; WOTROČNY – батрацкий, раболепный.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwT + RKw = при нападении (на нас) + держим в резерве.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ot-rekw.

Дальнейшая фонетическая судьба: otrekw > otrokw > otrok. Третье звено цепочки возникло на момент утраты бемольности. Всё – строго закономерно.

Слово ОТРОК не делится на корень и приставку, а является одним-единственным корнем. Все современные этимологии слова ОТРОК с использованием ложной приставки и ложного корня – решительно отвергаю.

Первоначальное значение: младший воин, неопытный воин, которого используют в бою лишь в крайнем случае. Иными словами: древнерусское значение этого слова со вторым номером в наибольшей степени приближено к первоначальному значению.

 

77.  ОТЧИМ (родство, семья)

Современное значение русского слова ÓТЧИМ – неродной отец.

В малороссийском языке: ВIТЧИ́М; в белорусском языке: АЙЧЫ́М – от слова АЙЦÉЦ (отец); в польских диалектах: OJCIM, OCYM.

Русское слово ОТЧИМ образовано от слова ОТЕЦ, а точнее – от его форм: древнерусская форма ОТЬЦЬ, современная основа ОТЧ- в словах ОТЧИЙ, ОТЧИЗНА, форма звательного падежа ОТЧЕ. К этой основе ОТЧ- и был добавлен словообразующий элемент -ИМ. Фактически вся этимология слова ОТЧИМ сводится только к этому словообразующему элементу, ибо этимология слова ОТЕЦ уже хорошо описана в соответствующей статье словаря (смотрим). Вопрос о том, можно ли считать -ИМ суффиксом, я считаю в высшей степени спорным. На мой взгляд: нельзя! Суффикс -ИМ есть в русском языке, но он имеет совершенно другие значения: любить – любИМый, ранить – ранИМый. Кроме того, есть ещё и глагольное окончание -ИМ: мы любИМ, мы ходИМ, мы летИМ.

В Дополнительном списке биконсонантных корней находим такой пункт:

JM [jem,  im] – мои невзгоды; идея обременённости чем-либо.

Считаю, что это и есть ответ на вопрос о том, что означает словообразующий элемент -ИМ в русском слове ОТЧИМ.

В сумме ОТЕЦ + ИМ = … нужно поставить после знака равенства примерно такую мысль: плохой для меня отец; суровый для меня отец; отец, под бременем которого мне тяжело жить… Примерно так.

Чтобы этот словообразующий элемент можно было счесть суффиксом, нужно иметь в своём распоряжении хотя бы несколько слов, в которых бы мы видели то же самое. Слова типа ПОДХАЛИМ и НЕЛЮДИМ, на которые указывают другие исследователи при анализе слова ОТЧИМ, – не годятся для сравнения (ПОДХАЛИМ – это плохой ПОДХАЛ, а НЕЛЮДИМ – это плохой НЕЛЮД?), поэтому я полагаю, что в данном случае мы имеем просто отдельный словообразующий элемент с неким отрицательным значением, который является отголоском древнего двусогласного корня. Его не нужно классифицировать в традиционных терминах доандреевской эпохи. Термин «биконсонантный корень» звучит достаточно убедительно.

 

78.  ОЧЕНЬ, ОЧЕННО (просторечная форма)

Современные значения: сильно, значительно, довольно-таки много. Кроме того: больше, чем нужно; чересчур.

Слово является чисто русским изобретением, и это слово не с чем сравнить в Славянском мире. Чисто внешне оно производит впечатление однокоренного со словом ОКО (смотрим статью). Но можно ведь предположить и так: здесь была изначально приставка О-, а к ней добавился некий корень…

Фантазировать можно по-всякому, но мне представляется вполне правдоподобным, что здесь имеются в виду следующие слова, которые я запишу в дореволюционной орфографии: ЦѢНА, ЦѢННО, ОЦѢНИТЬ. Наречие ЦЕННО в древнерусском языке выглядело так: ЦѢНЬНО. Современная русская аффриката [ц] в древности произносилась только мягко – [ц’] – и не имела твёрдого варианта вообще! В русской диалектологии зафиксировано множество примеров, когда аффрикаты [ц’] и [ч’] путаются и заменяют друг друга то в одну сторону, то в другую – в зависимости от особенностей данного говора. Но для того, чтобы такая замена произошла в русском литературном языке, одних диалектных влияний недостаточно – нужно что-то более весомое, и это может быть только созвучие: столкновение двух звуков [ч’] и [ц’] в составе одного сложного и длинного слова, которое затем было сжато. Или сравнение двух разных, но похожих по смыслу слов, в одном из которых был звук [ц’], а другом – [ч’]. Если допустить былое существование такого слова, как ОЧЕЦѢНЬНО – то, что представляется ценным нашим очам, – то это и было бы самым простым объяснением. Но если такого слова и не было, то и тогда слова ОЧИ (ОЧАМИ) и ЦѢНЬНО могли употребляться в одном словосочетании, которое затем было упрощено и сжато до уровня одного слова.

Объяснение, хотя и получилось не очень точным, но, на мой взгляд, единственно возможным.

 

79.  -ОЮ (падежное окончание)

На старославянском языке: -ОѬ.

В качестве предположения, переходящего в уверенность.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XJ + XwM = принуждение + от могущественного (более сильного).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: aj-om.

Дальнейшая фонетическая судьба: ajom > ojõ > -ОЮ – строго закономерно.

Современное значение: падежное окончание творительного падежа для существительных первого склонения единственного числа, для прилагательных и причастий женского рода, для порядковых числительных женского рода и для некоторых местоимений – личных, указательных, притяжательных.

Примеры: с такОЮ силОЮ, мнОЮ, тобОЮ, с нЕЮ, моЕЮ.

Окончание -ЕЮ – переделка более поздняя, но раннеславянская, она связана с переменою позиции этого окончания. Окончания -ОЙ  и  -ЕЙ, вместо -ОЮ и -ЕЮ, суть сокращённые формы, и это выдумка русского и белорусского языков. В малороссийском языке такого явления нет. Сокращённые формы нанесли сильный удар по падежной системе русского языка и привели к стилистическим затруднениям.