Тайные знаки Арийской цивилизации. Вступление. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

tz_1

2017, 17 июня, Ростов-на-Дону. Георгиевская ленточка – настоящая, из комплекта отцовой медали. Тоже ведь тайный знак!

 

Довожу до сведения всех своих читателей, что правильным является только тот текст книги «ТАЙНЫЕ ЗНАКИ АРИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, или Индоевропейский феномен», который размещён на данном сайте – «Работы по языкознанию и педагогике». Прекрасно оформленный бумажный текст, выпущенный издательством «Концептуал» под тем же названием в 2016-м году, прошу считать устарелым, хотя и вполне заслуживающим читательского внимания. Изменения, введённые мною в нынешнюю электронную версию, не так уж велики по объёму, но я придаю им большое значение.

Обращаю также внимание на то, что моя книга «ТАЙНЫЕ ЗНАКИ АРИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, или Индоевропейский феномен» является прямым продолжением моей же книги «ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ», которая была выпущена издательством «Концептуал» под названием «Язык древних ариев». Следует считать так: «Индоевропейская предыстория» – это первый том, а «Тайные знаки…» – второй, и всё это вместе – одна-единственная книга в двух томах. Очень бы хотел, чтобы моя лингвистическая дилогия вышла когда-нибудь в свет именно вот так: в двух томах, с цифрами «1» и «2» на каждом томе и с одним и тем же оформлением.

Всех, кто может и хочет, прошу оказать мне любую помощь – в том числе и помощь в деле опубликования моих книг на бумаге.

Писать мне можно вот на эту почту: vu.polubotko@bk.ru

©  Владимир Юрьевич Полуботко

Все права защищены

 

 

 

 

Владимир Юрьевич ПОЛУБОТКО

ТАЙНЫЕ ЗНАКИ АРИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ,

или

Индоевропейский феномен

Палеолингвистический обзор

трёх этапов индоевропейской истории

 

 

Отцу и всем остальным младшим лейтенантам Великой Отечественной войны посвящается

 

tz_2

На снимке: отец (слева) и его фронтовой друг. Берлин, 1945

 

 

Издание второе, дополненное

Ростов-на-Дону, 2017

 

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БЕЛЫМ – О БЕЛЫХ!

 

Свои мы

Тайные (людям другим неизвестные!) знаки имеем.

Гомер. Песнь двадцать третья

 

В жизни есть только два пути – путь добра и путь зла, и каждый выбирает один из них.

Святой Лука Войно-Ясенецкий

 

Подведу итог: тайны-то у нас есть, и мы не выдадим их посторонним, но жить надо по совести.

Автор

 

Глава первая. Индоевропейский феномен

Индоевропеистика – одна из самых непостижимых тайн Человечества. Она содержит в себе ключ к решению проблем, которые могли бы изменить мир к лучшему. Но вот уже много десятилетий некие силы всячески препятствуют развитию науки о происхождении индоевропейцев и об их древнем языке. Всякий, кто пытается заниматься этою наукою, непременно встречает на своём пути сопротивление, насмешки и непонимание.

 

Слабым местом индоевропеистики является то, что она – о Белой расе. Была бы она о какой-то другой расе, то и честь бы ей была и хвала, но о Белой – это считается просто неприличным, ибо в наше время действует такой неписаный закон, выработанный на Западе:

О БЕЛЫХ ЛЮДЯХ – ИЛИ ПЛОХО, ИЛИ НИЧЕГО!

Говорить о Белой расе хорошо – нельзя, и это правило свирепствует не только на Западе, но и у нас, в России.

Сразу предупреждаю: я считаю, что Белая раса – прекрасна, она имеет право на существование, белым быть не стыдно, и моя книга – об этом.

Я буду называть вещи своими именами, а не крутиться вокруг да около: индоевропеистика – это наука о происхождении и развитии Белой расы, ибо на первых порах индоевропейцы (они же арийцы) принадлежали только к этой части Человечества и ни к какой другой.

И вот тут-то я и ожидаю отторжения от этой темы под девизом: ой, как бы чего не вышло!.. Дескать, кое-кто уже изучал-изучал Белую расу и доизучался; произносил-произносил красивые слова о чистокровных арийцах и допроизносился! А чем всё кончилось – мы уже знаем…

Возражу.

На данный момент совершенно невозможно говорить ни о каком возвышении Белой расы над другими людьми Земли. Нельзя говорить и ни о каких претензиях этой расы ни на какое мировое господство. Совершенно очевидно, что раса высоких голубоглазых блондинов с прямыми или чуть горбатыми носами и с глубоко посаженными глазами пребывает ныне на грани вымирания и морального разложения. Мне неприятно говорить такое, но это просто факт. И я говорю: гибель Белой расы – это то, чего нельзя допускать ни в коем случае! Хотя всё идёт именно к этому.

Я осуждаю тех, кто готовит эту гибель, но при этом не собираюсь поднимать кого-то на борьбу за что-то или с чем-то. Моя стихия – индоевропеистика, и я постараюсь не выходить из этого пространства, хотя у меня это не всегда будет получаться. Оно и понятно: ведётся борьба против этой науки, и было бы глупо делать вид, что этого нет.

 

Умышленное торможение индоевропеистики, начавшееся ещё в начале двадцатого века по инициативе Сильвэна Леви и Эмиля Бенвениста, стало выражаться в попытке создания управляемой науки – по принципу: если хочешь против чего-то бороться, возглавь это, сделавши вид, что ты свой. Возник механизм проплачиваемой из единого центра индоевропеистики, и этот механизм работает и по сей день. Между индоевропеистами ведётся борьба не по поводу отстаивания научных мнений, а за финансирование! За кормушку! Это позорное явление привело к научному (и материальному!) возвышению многих совершенно недостойных людей, которые сознательно разрушают индоевропеистику изнутри.

Уже с середины двадцатого века пошло-поехало прямое противодействие индоевропеистике: стали набирать обороты запреты, дезинформация, забалтывание, шельмование. По этим причинам, индоевропеистика и развивалась неравномерно – во второй половине двадцатого века были успехи, но были и поражения. Поражений в последние десятилетия насчитывается больше.

Не следует думать, однако, что во всём виноваты одни только еврейские банкиры и иудейские религиозные фанатики. Вот уж как немцы отметились в борьбе против индоевропеистики, так не отметился больше никто, и именно немецкой нации нужно отдать печальную пальму первенства в этой борьбе. И тем больше позора немецкому народу, что именно из его среды вышли многие выдающиеся индоевропеисты, на которых какое-то время вообще держалась вся эта наука! Каким-то невероятным образом, немцы так изловчились, что сами себе воткнули нож в спину!.. Англосаксы тоже хорошенько приложили руку к этому делу, хотя именно они и являются основателями этой науки, хотя именно они и породили одного из величайших гениев Человечества – Чарльза Дарвина, имеющего прямое отношение к этой науке!

Есть и русский след в этой же борьбе: взять хотя бы недоброй памяти Юрия Петровича Миролюбова (1892-1970), автора фальшивки под названием «Велесова книга». Сын потомственного раввина Бенвенист был, между прочим, довольно талантлив и сделал кое-какие открытия в языкознании; Миролюбов же – это просто недоучка и мошенник. Уму непостижимо, сколько зла принесла эта его «Велесова книга» и сколько ещё принесёт!.. А существовал ведь ещё и Леонид Ильич Брежнев, у которого в паспорте было написано, что он украинец, ведь это тоже русский след! Первое, что сделал Брежнев, придя к власти, это тихим, но решительным движением приостановил индоевропеистику в Советском Союзе. Но не запретил полностью – и на том спасибо!

В деле разрушения индоевропеистики есть и грузинский след: никто ведь не хотел поначалу печатать многокилограммовый труд Иванова и Гамкрелидзе, фактически доказывающий семитское происхождение индоевропейцев. Всех отпугивал откровенный расизм авторов, потерявших всякий контроль над тем, что они пишут: мол, белые аборигены Европы не имели своего языка, но к ним пришли смуглые просветители то ли с берегов Мёртвого моря, то ли с Синайского полуострова и подарили этим недоумкам язык, который и есть индоевропейский. Вся дальнейшая история индоевропейцев проходила под неусыпным контролем семитских народов, а оленеводы Заполярья имели сладостное обыкновение брать в рабство индоевропейцев, и само слово «ариец» у них было равнозначно понятию «раб»… Ну и так далее. Подробности у меня описаны в книге «Индоевропейская предыстория» («Язык древних ариев»). Так вот, в Советском Союзе никто не решался публиковать сей скорбный труд. Об индоевропеистике, по существовавшим тогда негласным правилам, могли рассуждать только три города: Москва, Ленинград и Вильнюс. Киеву и Минску разрешалось специализироваться на славянской тематике; Томск был столицею сибирского языкознания, Владивосток – азиатского. А город Тбилиси считался столицею языкознания кавказского. И вдруг – как гром среди ясного неба: Тбилиси печатает гигантский труд Иванова и Гамкрелидзе об индоевропейцах, после чего мнения обоих семитофилов объявляются единственно верными и не подлежащим критике!

 

Чисто формально, индоевропеистику никто не отменял и не запрещал прямым указом откуда-то сверху. Научная деятельность Иванова и Гамкрелидзе – хорошее тому доказательство. Наука такая вроде бы и существует, но, по причинам того, что политики и общественные деятели раздувают пламя расовой ненависти и нетерпимости против белых людей, эта наука почти перестала развиваться, а потому и не дала пока ещё вразумительных ответов на некоторые очень важные и интересные вопросы. Хотя и могла бы дать – знаний-то накоплено уже достаточно.

 

Индоевропеистика таит в себе невероятные тайны, однако об этом мало кто догадывается, и всеобщее внимание любознательной части Человечества привлечено не к арийской теме, а к острову Пасхи, к египетским пирамидам, к перуанским и мексиканским цивилизациям, к следам разумной деятельности на Марсе или на Луне и к прочим пустякам.

Именно так: к пустякам!

В самом деле, ну, что такого уж невероятного в том, что древние индейцы и египтяне пользовались высокими технологиями, которых мы даже и сейчас не имеем? Известно ведь, что этими технологиями они овладевали одноразово, что невероятные знания достались этим людям без малейших усилий с их стороны, без длительного и многоступенчатого восхождения по лестнице научного и технического прогресса. Им кто-то подарил всё это, причём этот кто-то сделал свой подарок достаточно цинично и жестоко: трудные знания дал, а самых простейших не дал.

Например, древние американские индейцы не знали до прихода белых людей обычного колеса и массы других элементарнейших вещей. Они просто не додумались до всего этого самостоятельно.

Им что дали в древности, вот то самое они и взяли.

Взятое они не смогли ни продолжить, ни обогатить, ни развить, а просто пользовались этим до тех пор, пока не позабыли всей информации. Почему-то им не очень хотелось удерживать её в памяти… Оно и понятно: то, что не выстрадано собственными интеллектуальными трудами, то надолго и не удержится в сознании.

 

На древних египтянах и перуанцах с мексиканцами просто ставился опыт. А кто ставил – разве это так уж важно? Невозможно ведь – так я считаю! – допустить, что человек – единственное разумное существо во Вселенной. Должны быть непременно другие разумные существа, а поскольку Вселенная бесконечна (а может быть, и многомерна), то и внеземных цивилизаций в ней должно быть много. А если их много, то неизбежно должны возникать такие ситуации, когда одни вырываются вперёд, а другие отстают.

К некоторым из землян кто-то присматривался со стороны и ставил на них опыты с целью проверить этих людей на прочность. Я оцениваю эти опыты как жестокие: разумные существа, ставившие их, хладнокровно смотрели на то, что получится с некоторыми из земных людей, если им дать в руки ценные знания. Судя по всему, неизвестные экспериментаторы были разочарованы в этих своих экспериментах и ни капли сочувствия не имели к испытуемым. Доказательство этому мы видим: потомки всех этих некогда вознёсшихся на чужих знаниях народов сейчас пребывают во прахе…

 

Но и над индоевропейцами (арийцами) тоже ставился опыт! И опыт этот заключался в том, чтобы не давать им никаких ценных технических знаний, а если и помогать им, то лишь изредка – некими очень значительными подталкиваниями, которых, как мне представляется, было не так уж и много: то ли два, то ли три. Чисто теоретически допускаю, что подталкивания могли быть и незначительными, но у меня на этот счёт нет никакой достоверной информации, да и не о том сейчас речь. Речь идёт именно о значительных подталкиваниях. Я перечислю их.

 

Первое значительное подталкивание вызывает у меня сомнения в том, что оно вообще было. Назову его условно так: ТАБЛИЦА. Феномен Таблицы – это некие весьма странные явления, случившиеся на той стадии, которую я называю Доиндоевропейским периодом. Удивляет то, с какою точностью расписываются по клеткам Таблицы первобытные междометия, из которых потом сложится раннеиндоевропейский язык. В каждой строке Таблицы прослеживается одна-единственная идея, но и в каждом столбике этой же Таблицы также точно виден чётко выраженный смысловой стержень. И всё вместе образует единую схему – этакую решётку, подчинённую одной общей идее.

Когда я впервые расчертил Таблицу на бумаге, меня просто мороз продрал по коже от изумления перед тем, что я увидел. Я медленно-медленно осознавал: я проникаю туда, куда до меня ещё никто не проникал! Можно, конечно, всё списать на мои эмоции, но и меня тоже ведь нужно понять: нервы у меня не железные, а при первых рассматриваниях Таблицы у меня возникало отчётливое ощущение того, что она была сознательно составлена кем-то, кто жил, примерно за миллион лет до моего рождения.

Как я узнал о существовании Таблицы?

Сам додумался, и никаких подсказок из Космоса или других Высших инстанций не получал. Просто вник в проблему и всё понял. И увидел, что в клеточки Таблицы словно бы сознательно вставлено то, что образует некий общий замысел. Таблица показана в моей книге «Индоевропейская предыстория» (книга вышла в свет под названием «Язык древних ариев»), и там же я и высказался о содержании этой Таблицы.

Впрочем, как говорили древние арабы: тысяча кроликов – это ещё не лошадь, тысяча подозрений – это ещё не улика. У меня нет никаких доказательств тому, что Таблица имеет искусственное происхождение. Подозрений – много, доказательств – ни одного.

 

Второе подталкивание. С ним проще: оно действительно имело место, и это научно доказано без малейшего вмешательства с моей стороны.

Этому подталкиванию я даю такое название: ФЛЕГРЕЙСКИЕ ПОЛЯ. Полями этими называется территория площадью примерно в сто квадратных километров, расположенная возле современного Неаполя. Под Флегрейскими полями кроется один из мощнейших супервулканов нашей планеты, и однажды, 39 тысяч лет тому назад, он разбушевался и нанёс сокрушительный удар всему живому на Земле. Но почему-то так получилось, что разные регионы пострадали по-разному. Например, Запад Европы перенёс удар намного легче, чем Восток.

Извержение длилось несколько дней (есть мнение: четыре дня), и всё это время со стороны Атлантического океана непрерывно дул сильнейший ветер, который целенаправленно уносил продукты извержения на Восток, тщательно оберегая от них Запад. Пепел, толстым слоем выпавший после этого на площади нескольких миллионов квадратных километров, уничтожил под собою всё, что было на этих землях живого – растения, зверей, людей. Но этот же самый пепел не лёг на Западную Европу!

Извержению итальянского вулкана якобы сопутствовали ещё два извержения – одно на территории Румынии (вулкан Святой Анны), а другое – на Кавказе (вулкан Казбек). То есть, ещё два вулкана одновременно включились с Флегрейскими полями и ветром с Атлантического океана для того, чтобы выполнить одну-единственную задачу. Даже если выяснится, что насчёт Казбека и святой Анны – это выдумки и эти два вулкана не извергались точно в то же самое время, что и итальянский супервулкан, то и тогда это невероятно! А если не выдумки и три вулкана и впрямь включились одновременно с западным ветром, то тем более!

Тогда пострадала та часть Средиземноморья, которая находится восточнее Апеннинского полуострова – в том числе берег Африки и Ближний Восток. Пострадала Центральная Европа, пострадала и Европа Восточная, хотя её северные районы, видимо, остались не слишком сильно задеты. Пострадал Урал, пострадал весь Кавказский перешеек, пострадали Средняя Азия и Южная Сибирь, пострадал Аравийский полуостров.

А как раз на этих самых землях и жили неандертальцы. Вулканический пепел целенаправленно выпадал именно в тех самых местах, где они проживали!

Совсем небольшая часть неандертальцев, обитавшая на юге современной Испании, осталась, впрочем, цела и невредима. Потому что на Запад Европы вулканический пепел не попадал.

Ранние индоевропейцы, которые в это же самое время жили в устье Рейна, также остались нетронутыми…

Когда я писал свою книгу «Индоевропейская предыстория» («Язык древних ариев»), я ничего этого не знал. Но там я уверенно высказал следующие четыре мысли:

 

1) Местом возникновения индоевропейцев может быть только устье реки Рейн.

2) Временна́я точка, от которой следует вести отчёт индоевропейской истории, – это 40 тысяч лет назад (хотя на особой точности этой даты я не настаивал).

3) Группа людей, создавших индоевропейский язык на основе более древнего языкового материала, была очень невелика (человек сто или, скорее всего, меньше). В этой группе был один-единственный авторитетный человек (вождь, духовный наставник), который руководил этим процессом. Мне известно, как звали этого человека – в скудном языке индоевропейцев для него было отведено специальное слово: двусогласный корень NJ. Мне известно, как называлась его деятельность: для неё тоже был выделен особый двусогласный корень: RM. Сам процесс создания раннеиндоевропейского языка прошёл очень быстро – на памяти одного-единственного поколения.

4) Непродолжительное время спустя после этого исторического эпизода ранние индоевропейцы претерпели странную интеллектуальную катастрофу, которая сильно задержала их развитие и отбросила их назад. Я бы сказал так: это было временное оглупление. После той катастрофы ранний индоевропейский язык сначала сильно упростился, а потом, хотя и не сразу, но всё-таки восстановился и стал развиваться дальше и не погиб вместе со своим народом (а такая опасность, видимо, была!). Сами ранние индоевропейцы, придя в чувство, стали продвигаться вверх по течению реки Рейн, оттуда перешли на Дунай и через весьма и весьма длительное время вышли к Чёрному морю и Днепру. После чего они уже стали распространяться по всему свету.

 

Иными словами: в своей книге я утверждал, что язык ранних индоевропейцев возник 40 тысяч лет назад, но вскоре после этого ранние индоевропейцы претерпели какую-то непонятную интеллектуальную катастрофу, которая мощно затормозила их развитие. И что это за катастрофа была – я не имел ни малейшего представления. Но я точно знал: она была! Все мои чисто лингвистические исследования указывали мне на это. И мне оставалось только принять это к сведению: да, она почему-то была, и она явилась следствием какого-то грандиозного события, но что это были за события – я об этом мог только гадать.

И вот, спустя много лет, я узнаю́ о том, что это было. Это было, оказывается, извержение итальянского супервулкана, случившееся 39 тысяч лет тому назад. И когда я узнал это, тогда же сразу всё и стало ясно, и я испытал некое облегчение: да, мои выводы были правильны, и теперь всё становится на свои места.

Вот что получилось: пепел, который ушёл на восток, всё-таки дал о себе знать тем людям, которые остались вне зоны досягаемости итальянского вулкана. Произошло ухудшение климата на всём Земном шаре и ранние индоевропейцы почувствовали это на себе. Что же касается южноиспанских неандертальцев, то они потом всё-таки вымерли, но в связи с какими-то другими событиями, о которых я ничего не знаю.

Создаётся впечатление, что кому-то очень хотелось убрать неандертальцев и очень хотелось сохранить крохотную популяцию ранних индоевропейцев.

Мой отец, Юрий Константинович Полуботко, во время войны был сапёром. И однажды, когда он доставал из земли мину на пару с каким-то другим сапёром, мина эта у них взорвалась. И взрыв произошёл таким образом, что один человек остался нетронутым, а другой превратился в пыль, которую взрыв унёс куда-то далеко-далеко… И тот, который остался в живых – это и есть мой отец. И что же я должен думать об этом эпизоде? Мне говорят: мины бывают направленного действия, и ничего особенного в этом нет. Такое случается! Допустим. Но что я должен думать об итальянском супервулкане, который стал извергаться 39 тысяч лет тому назад?

Супервулканы тоже бывают направленного действия – так, что ли?

Насчёт мин, верю, что такое возможно, а вот насчёт супервулканов – ну, не могу поверить в случайно возникший ураганный ветер со стороны Атлантического океана, который несколько дней подряд не давал вулканическому пеплу проделать небольшой путь на Запад, но зато позволил уничтожить всё живое на тысячи километров к востоку от Италии.

Это было актом сознательной деятельности каких-то Могущественных Сил, которым зачем-то захотелось подтолкнуть к дальнейшему развитию маленькую группу людей Белой расы в устье Рейна, и которая зачем-то сознательно уничтожила расу неандертальцев.

 

Было и третье подталкивание: это разделение индоевропейцев на СА́ТЭМ и КÉНТУМ, которое фактически означало разделение на живых и мёртвых. Об Итальянском супервулкане я, пожалуй, уже всё сказал, а вот о трагическом расколе Индоевропейского мира я ещё расскажу в этой своей книге очень подробно, но не сейчас, а позже. Сейчас же скажу так: это разделение индоевропейцев (арийцев) на два типа производит впечатление искусственного эксперимента. Все факты говорят о том, что между восточными и западными индоевропейцами внезапно возникла преграда, которая сначала была не так уж велика, но со временем усиливалась и усиливалась, словно бы подчиняясь некоему заданию. На сегодня различия между кентумными народами и сатэмными представляются совершенно непреодолимыми. И вот когда уместно вспомнить Киплинга, к которому я отношусь довольно критически:

ЗАПАД ЕСТЬ ЗАПАД, ВОСТОК ЕСТЬ ВОСТОК,

И ИМ НИКОГДА НЕ СОЙТИСЬ!

Он имел в виду, конечно, совсем иное, но его слова очень хорошо описывают тот раскол, который сейчас происходит между западными (кентумными) и восточными (сатэмными) индоевропейцами.

 

Подталкивания со стороны были, но лишь изредка. ТАБЛИЦА, ФЛЕГРЕЙСКИЕ ПОЛЯ, КЕНТУМ-САТЭМ – это, конечно, очень важно, но ведь было и другое в истории индоевропейцев: индоевропейцы до всего додумывались сами, до всего доходили своим умом! И в этом и заключается главная ценность пребывания индоевропейцев на нашей планете. И это и есть их главное свойство!

Всегда непобедимый и могущественный Египет потому-то и был одолён хеттами, что Египет – это несамостоятельная цивилизация, а искусственно созданная в виде эксперимента, а хетты – это индоевропейцы, пришедшие к своему величию самостоятельно.

Это же самое касается и столкновения Карфагена с Римом. Рим на тот момент был цитаделью всего Индоевропейского мира и всей Белой расы. Велик и страшен был Ганнибал, да только Фабий Кунктатор был умнее и хитрее! Включились мощные индоевропейские механизмы – тайные и явные одновременно. Тайные – потому что непонятно, как они работают, из чего сделаны и где размещаются. Явные – потому что существуют самым несомненным образом. Потому тогда индоевропейцы и победили в той схватке, хотя их судьба висела, казалось бы, на волоске.

 

Как-то раз я читал такое мнение: древние греки и римляне были не таким уж прогрессивным явлением, как нам сейчас кажется. Самим фактом своего тлетворного существования они тормозили другие – более прогрессивные! – цивилизации Средиземноморья, и те, по вине греков и римлян, не смогли развиться в полную силу, а вынуждены были оставаться на второстепенных ролях.

«Странно, – подумал я. – А какие тогда цивилизации были на Средиземном море, кроме этих двух? Только неиндоевропейские! Стало быть, тот, кто такие вещи говорит, печётся именно о тех второстепенных цивилизациях, испытывает привязанность именно к ним! Стало быть, он враждебен индоевропейцам прямо сейчас, ибо действует от имени тех цивилизаций!»

Я помню разговор с одним таким человеком. Он говорил:

– Вот кто такие – эти древние греки?

– Кто? – спросил я.

– Жалкие пастухи, которые пасли у себя в горах своих баранов! Ну, или там свиней – кого там они пасли, эти твари!.. Ни «Илиада», ни «Одиссея» не могли быть сочинены такими примитивными существами. И потом: вся эта ихняя цивилизация с колоннами, статуями и с философами… Разве могли эти убогие свинопасы создать всё это?

– Но ведь это всё было создано, – возразил я. – И, если не они, то кто это мог сделать?

Мой собеседник загадочно усмехнулся и проговорил:

– Как это кто? Да разве мало других умных людей жило тогда, да и сейчас ещё живёт, на Средиземном море! Вот они им и создали! А те приписали себе чужие заслуги!

Я ничего ему на это не ответил, а только подумал: «А ведь это месть!..»

И хорошо проплаченные лингвисты, которые пишут ахинею о том, что индоевропейцы произошли от семитских народов – это тоже месть!

 

Впрочем, продолжу об искусственно выращенных разновидностях Человечества.

У меня вопрос: почему все китайцы нацелены только на безудержное размножение и ни на что другое? Почему от брака китайца с некитайцем на свет рождается непременно китаец? Почему китайцы так феноменально дисциплинированны и едины во всех своих устремлениях? Ведь второго такого примера нет на всей нашей планете. Лично мне представляется, что такой тип людей был выращен искусственно, и генетикам ещё предстоит сказать своё слово о происхождении уникальной китайской нации.

Это же самое касается и необыкновенных свойств еврейского народа. Почему близкородственные евреям арабы не имеют таких свойств? Как могло получиться, что все деньги мира находятся именно у евреев? Да, они очень умны… Но почему умны до такой степени, и почему только они? Ответ может быть только один: возникновение этой особой и ни на что другое не похожей ветви Человечества есть продукт чьей-то разумной деятельности. Утверждение евреев о том, что именно они являются божественными избранниками, в отличие от всех остальных людей, мне представляется очень серьёзным, а вовсе не бахвальством, не издевательством над здравым смыслом и не проявлением расизма, как кажется многим. В еврейском национальном самосознании хранится память о том, что древние предки евреев общались когда-то с некими Высшими Существами, но в этом же самом общении было отказано другим соседним племенам степных кочевников-скотоводов, которые говорили на том же самом языке и вели такой же точно образ жизни.

Примеров таких чудес можно приводить очень много, но я пока приведу, пожалуй, ещё только один пример.

Все лингвистические тайны, существующие на Земном шаре, можно разделить на две неравных части: первая часть – это языковые тайны острова под названием Новая Гвинея, вторая часть – это тайны всего остального Человечества. По крайней мере, девяносто процентов всех этих тайн (подозреваю, что больше) принадлежит папуасам; десять процентов (думаю, что меньше) приходится на всех остальных землян. За что такая честь досталась именно папуасам – тайна. Я так полагаю, что и она связана с экспериментами, которые проводили когда-то на нашей планете Высокоразвитые Исследователи.

Во всём перечисленном выше я не усматриваю ничего невероятного или мистического и считаю, что это всё вполне объяснимо – с точки зрения простых логических построений. Если кто-то ожидает прочесть у меня в книге другие рассуждения – об инопланетянах, например, или о божествах, – то он будет жестоко разочарован – меня эта тема не интересует, и своим читателям я советую то же самое: не забивайте себе голову пустяками, занимайтесь чем-нибудь полезным!

Стало быть, лишь одной из самых главных тайн Земли никто пока не дал никакого вразумительного объяснения, хотя попытки и делались и делаются сейчас – причём с каким-то даже невероятным ожесточением… Это тайна происхождения и свойств самой загадочной части всего Человечества – индоевропейцев, которых ещё принято называть арийцами или ариями. О путанице в названиях и о правильной терминологии я выскажусь позже.

А пока – вот какие вопросы возникают в связи с индоевропейцами:

 

Кто говорит на индоевропейских языках?

Да, китайцы самая многочисленная нация на Земле, а евреи – самая умная нация (в смысле денег). И честь им и хвала за это. Но почему-то на их языках Человечество не говорит, а подавляющее большинство населения Земли говорит на индоевропейских языках. Почему?

Ведь даже в Африке государственными считаются, как правило, языки бывших европейских колонизаторов – французский, английский, португальский, испанский, а также язык африкаанс, который произошёл, как известно, от голландского.

В Северной и Южной Америках – то же самое.

В Азии говорят на индоевропейских языках Индия, Пакистан, Бангладеш, Цейлон, Непал, Афганистан, Иран. А это превышает численность населения Китая.

Есть ещё индоевропейская Россия и другие государства бывшего Советского Союза.

Есть Европа – почти вся индоевропейская, за маленькими исключениями.

Есть индоевропейская Австралия и такая же Новая Зеландия…

И это только говорит о численности населения и о площади. А есть ведь и другие вещи: культурные и научные достижения, например. Почти весь мир одевается по европейскому образцу; весь мир пользуется техническими и культурными достижениями индоевропейцев – электричество, телевидение, корабли и самолёты, архитектура, медицина… Это всё достижения чисто индоевропейские. На свете есть и другие языковые семейства, которые тоже что-то изобретали и придумывали. Но никто из них даже и близко не подходит в этом отношении к индоевропейцам!

Я понимаю, что это всё звучит как некий укор неиндоевропейским народам, которые, по каким-то причинам, не преуспели в своей творческой деятельности. Но, красиво ли это звучит или некрасиво, а это просто факт.

Обиды звучат постоянно – от дравидов, от картвелов, от семитских народов, от негров, от китайцев… Очень сильно переживают по этому поводу японцы, и они даже сделали дерзновенную попытку создать нечто альтернативное Европейской цивилизации, но потерпели на этом поприще сокрушительное поражение и вовлеклись в сферу, созданную Белым человеком.

Очень наивно звучат упрёки от американских индейцев в адрес белых людей: вот вы, мол, открыли Америку, а теперь нам от вас – одни беды. Лучше бы вы не приплывали к нам!

Это рассуждение даже и не по-детски наивное, а дикое! И я на нём остановлюсь особо.

 

Как могли европейцы не открыть Америку? Для того, чтобы так получилось, им нужно было не изобретать кораблей, не постигать астрономию и географию; им нужно было жить в своих европейских вигвамах и охотиться на европейских бизонов, то есть – зубров! Индейцы судят по себе: почему европейцы не такие же, как мы? И какие же они злые после этого! Между тем: а что мешало самим индейцам построить свои корабли, приплыть в Европу и открыть её? Это же самое касается и обвинений в адрес европейцев в том, что те учредили работорговлю – привезли в Америку рабов из Африки и заставили их работать на себя. А почему не получилось наоборот? Путь бы негры приезжали в порабощённую Европу и заставляли белых работать на своих плантациях! Почему-то же так не получилось?

Да, белые покорители обеих Америк вели себя на новых землях как разъярённые звери: порабощали, убивали, жгли, сокрушали. Я не говорю о том, что это хорошо, но я говорю о том, что это были индоевропейцы и что у них было непонятно откуда взявшееся многократное превосходство над всеми остальными народами.

 

Откуда взялось превосходство индоевропейцев над другими народами? И как оно передаётся из поколения в поколение даже и притом, что расовый облик индоевропейцев меняется от постоянного смешения с другими расами? Превосходство – что, передаётся с одним только языком? Заговорил по-индоевропейски – и сразу обрёл превосходство – так, разве?

Тайна индоевропейского превосходства над неиндоевропейскими народами совершенно непостижима, и тут на одной антропологии далеко не уедешь. Есть что-то ещё, хотя я против мистических объяснений.

 

С другой стороны: индоевропейцы прямо сейчас стремительно глупеют и слабеют. Пока всё идёт к тому, что в 21-м веке Индоевропейский мир просто рухнет. Я не говорю, что это случится неизбежно, но пока что происходящие события намекают нам именно на такой исход.

Стремительное и безнаказанное вторжение в Европу агрессивных диких племён может смести с лица Земли Белую расу.

Белые люди в прошлом были очень жестоки и несправедливы к людям других рас, и теперь можно говорить о справедливом возмездии им за все их грехи. Можно говорить о том, что англосаксы – самый кровожадный народ, когда-либо живший на нашей планете, и его триумфальное и кровавое шествие по Земле должно же было бы когда-нибудь закончиться. Очень жестокими были испанцы, португальцы, французы, немцы, хотя, конечно, им далеко до англосаксов… И вот теперь они получают своё.

Всякое можно говорить – было бы желание для таких разговоров.

Но можно говорить и о другом: если Белая раса (а с нею и Индоевропейский мир, ибо это почти одно и то же) исчезнет, то и всё остальное Человечество долго не протянет. В существовании Белой расы был какой-то первоначальный разумный замысел, и на этой расе держалось всё.

Не получится ли так, что Белую расу всё-таки изведут, а потом спохватятся: ой, что мы наделали? А расы-то и нету больше! Били-били, и всех перебили! И сделанного не воротишь, не вернёшь!

 

В 1933-м году моя мать, Надежда Никитична, оказалась в детском доме после смерти родителей. Детский дом тот располагался в станице Гундоровской (ныне – город Донецк Ростовской области). И был там такой эпизод:

Девочку, воспитанницу этого детского дома, обвинили в крупной краже. Она уверяла, что не делала этого, но ей не верили – ругали её и стыдили. А потом надели ей на шею табличку с надписью «ВОРОВКА» и водили по всей Гундоровке. Девочка плакала, говорила, что ни в чём не виновата, а её всё стыдили и стыдили.

И, как только кончилось вождение по улицам Гундоровки, она тотчас же взяла и повесилась.

А на другой день выяснилось, кто именно совершил ту кражу. Это был другой человек.

Но девочки-то не вернёшь!

Вот так же может получиться и с Белою расою: её проклинают, стыдят, ненавидят, а когда её не станет, спохватятся, да будет уже поздно!

 

Предстоящая гибель Белой расы во многом рукотворна. Накачка Европы и Северной Америки выходцами из отсталых стран делается искусственно, и здесь чувствуется чья-то железная воля: задача поставлена, и она выполняется. Гомосексуализация белых людей и внедрение других безобразий – это делается всего лишь для подстраховки: уничтожим белых, если не так, то этак. Те, кто это организуют, преступники! Но с другой стороны…

А что думают-то сами белые люди? Если вас обижают – дайте сдачи, ведь вы же могущественная раса, вы – индоевропейцы! Арийцы!

А они, в большинстве своём, ничего не думают: стремительно глупеют и столь же стремительно идут к гибели. Обвинять злых заговорщиков в том, что те злонамеренно уничтожают Белый мир, так же глупо, как и то, что говорят индейцы про открытие Америки – мол, вам не надо было нас открывать… Если кто-то слаб, то всегда находится кто-то сильный, кто этим воспользуется.

Белая раса (Арийцы, Индоевропейский мир, и Европейская Цивилизация), по непонятной причине, внезапно ослабла.

 

Что-то случилось, и я хочу разобраться в этом. Без политики, потому что политологов и без меня очень много – миллионы! Без экстрасенсорики и мистики, потому что и таких специалистов – пруд пруди! Без переливания из пустого в порожнее, потому что говорить я буду строго по теме и по делу…

Я постараюсь также обойтись без нарождающейся науки о гаплогруппах. У этой науки – великое будущее (именно так!), и она ещё скажет своё слово, но сейчас она пока что пребывает в зачаточном состоянии, и ей надо бы помолчать.

Но для начала нужно договориться с читателем о терминах и некоторых других предварительных условиях.

 

 

 

 

Глава вторая, которой отводится роль краткого путеводителя по всей индоевропеистике

Предварительная просьба к читателю: глава местами будет довольно трудна для восприятия! Процентов 90-95 всей её трудности – это мои фонетические пояснения. Не надо бояться их! Я не зануда и не научный монстр, и потому я постарался дать эти пояснения максимально упрощённо – без заумных словечек и трудных терминов. Я советую читателю, при необходимости перечитывать эти пояснения дважды и более – вплоть до полного понимания всего. Не надейтесь просто так проскочить глазами по этому тексту и читать дальше. Поймите всё сразу, и вам будет потом легче.

Как говорил славный Александр Васильевич Суворов (1730-1800): «Легко в учении — тяжело в походе, тяжело в учении — легко в походе». В двадцать первом веке на нашей планете произойдут ужасающей силы катаклизмы, целые цивилизации будут поставлены под вопрос, и белому человеку отлежаться на диване не удастся. Или его сметут с лица Земли другие расы, или у него всё-таки будут белые дети, белые внуки и белые правнуки. Цивилизация Белых имеет право на существование! Поэтому: лучше сейчас внимательно изучите эту главу, после которой будет понятна вся книга в целом, и после этого живите дальше, вооружённые важными знаниями…

 

На вопрос о месте возникновения индоевропейцев я уже ответил в своей книге «Индоевропейская предыстория» («Язык древних ариев»), но для тех, кто не читал этой книги, скажу коротко: индоевропейцы возникли, по мнению лингвиста Николая Дмитриевича Андреева (1920-1997), которое и я разделяю, в пространстве между Днепром и Рейном.

Я уточнил это его утверждение так: бассейн реки Рейн с последующим передвижением на Дунай, а затем – до Днепра и далее по другим регионам всей Европы и почти всей Азии.

Если коротко: река Рейн – это и есть родина индоевропейцев.

 

По поводу времени возникновения индоевропейцев.

Рейнский этап развития индоевропейцев начался примерно 40 тысяч лет назад. Эта моя цифра не претендует на особую точность, и, если делать к ней поправки, то, как мне представляется, только в сторону увеличения, а если и уменьшения, то лишь очень небольшого.

До этой цифры и до указанного выше региона было что-то другое: Бореальный этап. До Бореального этапа – Протобореальный. Всё это описано в моей первой книге, и сейчас я не вижу особого смысла повторяться.

 

История индоевропейцев делится на три ярко выраженных эпохи, а именно:

РАННЕИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ (Ранняя) эпоха,

СРЕДНЕИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ (Средняя) эпоха,

ПОЗДНЕИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ (Поздняя) эпоха.

Довольно часто, я, из стилистических соображений, говорю не «эпоха», а «этап» или «период», но сути дела это не меняет: а хоть бы и «эра»!

Временных отрезков было три, это факт, и разница между ними колоссальна. Сваливать всё в одну дилетантскую кучу под девизом «какие-то там древние индоевропейцы» – означает не понимать ничего.

Теперь подробнее:

 

РАННЕИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ эпоха – это время, когда индоевропейцы были очень примитивными людьми, и весь их язык состоял из нескольких сотен простейших слов.

Каждое такое слово состояло из двух разных согласных и гласного [e], который не имел особого значения и при каждом удобном случае выбрасывался вообще. Это называется биконсонантным (двусогласным) корнем.

Раннеиндоевропейский язык состоял только из биконсонантных корней и ни из чего более.

Все индоевропейские слова во всех современных индоевропейских языках происходят только и только из этого материала.

 

Всё дело в том, что современные индоевропейские языки имеют некоторое количество неиндоевропейских слов, взятых откуда-то со стороны, и только эти слова и не восходят к раннеиндоевропейским корням. Я приведу в пример современный русский язык, где есть такие слова: ЦУНАМИ, ТАЙФУН, КАКАО, КЕНГУРУ, ВИГВАМ, ЭМИР. Обычно таких слов в индоевропейских языках бывает очень немного, и сама возможность появления их возникла у индоевропейцев относительно недавно.

 

В конце книги, в особом приложении, я размещаю два списка биконсонантных (двусогласных) корней: тот, который составил Николай Дмитриевич Андреев, и тот, который составил я.

В списке Андреева – 203 биконсонантных корня, и я называю его ОСНОВНЫМ СПИСКОМ, ибо Андреев был первым, а я всего лишь его ученик и продолжатель.

В моём списке – 136 биконсонантных корней, и, возможно, он удлинится ещё на несколько единиц (я работаю над этим). И я называю его ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМ СПИСКОМ.

Оба списка, конечно же, должны быть объединены в один-единственный, и именно с таким объединённым списком было бы легче работать, но я разделяю их по чисто этическим соображениям, которые в данном случае перевешивают. За это берёт на себя ответственность Андреев, а за это беру на себя ответственность я – вот в чём смысл.

 

Упоминания о двух списках – Основном и Дополнительном – будут делаться на протяжении всего текста этой книги. Я придаю этим спискам огромное значение. Убедительнейшим образом прошу читателей не забывать о них и обращаться к ним по мере надобности в процессе чтения! Сделайте там закладку и поглядывайте туда – как только в этом возникнет необходимость.

Немного пошучу в этой связи. При советской власти был такой знаменитый дагестанский поэт Расул Гамзатов (1923-2003). Уже на склоне своих лет он однажды высказал примерно такую мысль:

– Когда я был студентом Московского Литературного института, нас заставляли там учить старославянский язык и всё время твердили, что он нам очень-очень пригодится в жизни. И вот: я дожил до старости, а он мне так и не пригодился ни разу!

Дескать: зря учил такую ерунду, а я и без неё стал знаменитым поэтом!

Охотно допускаю, что мои читатели без этих двух списков добьются выдающихся успехов в какой угодно отрасли, но это не будет индоевропеистика! Так что, или смотрите оба списка, или оставьте всякую надежду постичь главную науку двадцать первого века.

 

Раннеиндоевропейский язык, как я уже говорил, имеет одну точную характеристику: все мысли на этом языке высказывались только и только с помощью биконсонантных (или двусогласных, что одно и то же) корней.

Каждый такой корень, состоял из двух разных согласных и одного гласного звука, похожего на нынешний звук [e].

Этот единственный гласный звук [e] с лёгкостью мог и выскакивать из речи, так как ему не придавалось никакого смыслового значения. Когда нужно было – его произносили, а если возникала возможность вообще не произносить этот звук, то этою возможностью всегда пользовались.

Это такая речь была у ранних индоевропейцев: поток согласных звуков (как правило, труднопроизносимых!) с редкими и не очень охотными вставками одного-единственного гласного [e]!

Напоминаю ещё раз: ранние индоевропейцы не любили этого гласного звука и старались выбрасывать, выбрасывать и ещё раз выбрасывать его. В более поздние эпохи отношение к согласным и гласным звукам изменится очень сильно, но поначалу было именно так!

 

Никаких других гласных звуков, кроме [e], у ранних индоевропейцев не было. Они этих гласных тогда ещё не изобрели!

Далее начинается то самое, о чём я и предупреждал в начале этой главы: те самые 90-95 процентов трудностей, которые связаны с фонетикою.

Читаем внимательно и не боимся никаких трудностей:

 

Все биконсонатные корни записываются нами без учёта этого единственного гласного вот таким образом: ST, MN, DT – таково наше предварительное условие.

Поскольку латинских букв слишком мало, то мне приходится использовать диграфы и триграфы – это когда пишется две или три буквы, но имеется в виду один звук.

Приведу примеры диграфов и триграфов в составе биконсонантных корней: DhT, XjS, TXw, GhwDh, GhjL и т.д.

Но как можно произнести вслух этот ужас – GhwDh?

Без паники! Я всё объясню позже.

Но пока немного отвлекусь на воспоминания.

 

Забавный и поучительный случай был у меня однажды с этими диграфами и триграфами! Много лет назад я обратился к одному человеку с математическим образованием, которого, по наивности, считал умным – он именно так сам о себе отзывался, а я ему поверил. Меня тогда очень волновала математическая модель раннеиндоевропейских высказываний. Я начал объяснять ему, как было дело, но сгоряча забыл упомянуть про эти злополучные диграфы и триграфы. Он слушал меня, слушал-слушал, смотрел и смотрел на мои формулы. И потом вдруг выдал:

– Нет-нет! Так дело у нас не пойдёт! Ты мне только что говорил, что корни – биконсонантные, то есть состоят всего лишь из двух согласных звуков, а сам что пишешь? Это как понять: DhN? Ведь это три согласных, а не два! Ты сам себе противоречишь!

Я стал объяснять ему, что, мол, Dh – один-единственный звук, который приходится писать двумя латинскими буквами, а звуков в составе биконсонантного корня всего два: Dh  и  N. И точно так же Ghw – это тоже один-единственный звук, а его приходится писать тремя буквами: например, в биконсонантном корне GhwDh. Да куда там!

Он умудрился повернуть дело так, как будто я ему сначала наврал, а теперь, когда меня поймали на вранье, я изворачиваюсь. До меня всё ещё не доходило, с кем я имею дело и что означает вся эта словесная игра, и я что-то пытался объяснять ему, объяснять… Но потом вдруг осёкся и понял с изумлением: ничего не выйдет! Человек играет какие-то роли: сначала умудрённого математика, который может высказать ценное мнение, а теперь у него роль разоблачителя, а мне предписано изображать извивающегося мошенника, пойманного на лжи…

Одно из самых важных открытий, которое я сделал в своей жизни: есть люди, которым ни при каких обстоятельствах невозможно донести какую-либо информацию. У человека, по каким-то психологическим причинам, возникает протест против этой информации, происходит временная отключка сознания, и он перестаёт воспринимать простые объяснения.

Это же самое было и здесь. Позже я узнал, что этот человек – при всей своей чисто нордической внешности – является убеждённым русофобом, самым ожесточённым сторонником превосходства негроидной расы и расы монголоидной над белыми людьми, а также обладателем прочих либерально-интеллигентских прелестей…

Я к чему клоню? Захочешь понять – поймёшь.

А не захочешь – придумаешь, к чему бы придраться, или заткнёшь уши.

Мои читатели – захотят понять и поймут!

 

Продолжу, однако.

В качестве лёгкого образца возьмём биконсонантный корень Раннего периода: MN. Произносилось это так: [men], [mne] или [mn], и все три варианта произношения можно считать верными! Но читателю, чтобы не путаться, можно иметь в виду только первый вариант произношения.

Запоминаем правило:

Биконсонантный корень MN допустимо произносить как [men], а про все остальные варианты можно забыть.

В краткой записи: MN [men].

Значения у этого биконсонантного корня были примерно такими:

– всё, что относится к человеку,

– сам человек (или люди; множественного числа тогда не было),

– нечто человеческое,

– нечто разумное (ибо человек разумное существо – в отличие от всех остальных),

– процесс обдумывания или запоминания,

– память,

– мысль,

– воображение.

Количество значений могло быть и намного большим, чем это. Всё это называется кругом значений биконсонантного корня.

Каждый раз перечислять всё, что входит в круг значений каждого отдельно взятого биконсонантного корня, очень трудно. Поэтому я буду говорить так:

MN [men] – человек, разум.

И всё!

Но это был очень простой пример. Более сложные примеры станут понятными, когда мы перейдём к Среднеиндоевропейской эпохе.

 

СРЕДНЕИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ эпоха, длившаяся не менее двадцати тысяч лет (а скорее всего, и больше!), – это уже более высокая ступень развития. Она характеризуется тем, что биконсонантные корни стали теперь складываться в конструкции, которые состояли из двух или трёх биконсонантных корней; изредка был возможен и один-единственный биконсонантный корень. Подробности будут описаны в Третьей части этой книги.

Продолжу.

К этому времени некоторые биконсонантные корни очень сильно изменили своё произношение, и называть их, применительно к этой эпохе, биконсонантными (двусогласными) мы можем лишь условно. И скажу даже и так: не можем, а должны! А иначе мы не будем понимать, с чем имеем дело.

 

Список биконсонантных корней оставался к этому времени почти тем же самым, каким он и был в Раннюю эпоху. Я говорю «почти», потому что были потери; приобретений же не было ни единого!

Важное правило:

Биконсонантные корни не заимствовались со стороны и не создавались новые.

Что было получено от предков – вот тем и пользовались! Язык развивался только путём сложения биконсонантных корней.

 

И теперь – самое время пояснить всё самое трудное: как нам сейчас произносить GhwDh, или GwJ, или XXw… Ведь это просто ужас какой-то: непонятные скопления согласных звуков, которые мы должны принять к сведению да ещё и как-то выговорить!

Давайте раз и навсегда поймём: произносить их и в самом деле очень трудно. Я, автор этой книги, могу озвучить любой биконсонантный корень, но даже и мне это тяжело, и я стараюсь упростить эту работу, что и читателю советую.

Дело в том, что эти самые биконсонантные корни произносились в Раннюю эпоху не совсем так, как в Среднюю. И произношение Средней эпохи – намного легче. Оно легче до такой степени, что просто для нас, современных людей, не представляет никакой особой трудности.

Давайте договоримся: все биконсонантные корни мы будем произносить так, как они звучали в Среднюю эпоху, а произношение Ранней эпохи оставим лингвистам. Задача моих читателей понять, как выживет в 21-м веке Цивилизация Белых Людей на нашей планете (и выживет ли вообще!), и кое-какие фонетические тонкости им нужно отбросить в сторону. Не до этого сейчас!

Итак, в Среднюю эпоху все биконсонантные корни стали иметь три варианта звучания:

1) два согласных и один гласный – [men], [wen], [ste];

2) один согласный и один гласный или наоборот – [at], [ta], [wi];

3) два разных гласных и ни единого согласного – [ea], [ao], [oa].

 

Различиям между звуками [w] и [u], а также [j] и [i] не придавалось особого значения. По этой причине, могли сказать [ju], [iu] и [iw] – и это считалось одним и тем же! Были и другие нюансы, но очень редкие и незначительные; нам, в этой книге, их можно не учитывать. Например, звук [h] – это то самое, от чего все индоевропейские диалекты дружно отказались, но иногда этот древний звук, по неизвестным причинам, сохранялся, и где-то могли сказать не [ao], а [haho] или [aho], или [hao]…

 

Каким бы ни было произношение, но мы должны называть всё это термином БИКОНСОНАНТНЫЕ КОРНИ. Даже если они и переставали быть двусогласными, но в память о том, что они таковыми были раньше, – мы их так и будем называть всегда.

Это очень важное условие, и мы будем соблюдать его на протяжении всей этой книги.

И теперь я привожу примеры того, как должны записываться биконсонантные корни и как произноситься.

 

KN [ken] – сухой, сухость.

KjN [k’en] – морская раковина, речная устрица.

GN [gen] – уголь, полезные ископаемые.

GjN [g’en] – знак в виде поломанной ветки, оставляемый охотниками или собирателями при прохождении через лес.

NT [net] – прятать, погребать.

ST [ste] – стоять, ставить.

 

В Среднеиндоевропейскую эпоху возникло стало развиваться правило: e > o. Это означает, что гласный [e] стал превращаться в [o]. То есть возникло такое произношение биконсонантных корней: [kon], вместо прежнего [ken], [not], вместо прежнего [net] и так далее. Но это правило почему-то было нестрогим и срабатывало далеко не всегда… Моё предварительное условие: делаем вид, что этого правила не было вовсе и произносим все биконсонантные корни только так, как я показал выше: [ken], [men], [ste]… Для нас все эти уточнения совершенно не нужны!

Это были очень простые случаи. Хотя для тех, кто слабоват в фонетике, стоит отметить, что [k] и [g] – это твёрдые звуки, а [k’] и [g’] – мягкие.

 

Теперь поднимаем планку сложности чуть повыше:

 

KwT [kwet] – мужчина и женщина, супружеская чета.

Здесь возникает такой вопрос: что это за звук такой: [kw]? Отвечаю: ничего страшного в нём нет. Звук – как звук. Просто нужно сделать вид, что вы хотите произнести английский согласный [w], но на самом деле сказать вслух [k]. Если вам трудно выговорить это, не расстраивайтесь! Судьба Арийской цивилизации дороже, чем такие тонкости фонетики.

Поэтому скажите так: [kw]. У вас выйдет два звука, но вы должны знать, что на самом-то деле звук был один-единственный, просто у вас не получилось выговорить его и вы приняли для себя вот такое условное произношение.

 

И теперь – новый корень:

GwS [gwes] – медленное замерзание; угасание сил.

Как произнести звук [gw]? А так же точно! Делаем вид, что хотим сказать английский звук [w], но на самом деле произносим [g]. А ежели не получается, то, не падаем духом (Белой Цивилизации ещё пригодится ваше хорошее настроение!) и произносим [gw] – два звука, но в уме всё-таки держим мысль о том, что это один-единственный звук!

 

А вот другой пример:

BhL [bhel] – пузырь на воде; волдырь.

Что такое [bh]? Это один звук, а не два! Начинается он как [b], но в конце звучит как [h]. Если вам трудно выговорить это, то произнесите два звука: сначала [b], а позже – [h], но помните, что оба звука – звонкие! И здесь ни на какие уступки идти нельзя: [h] – это вовсе не русское [x] в слове «хата»; [h] – это звонкий звук! Если вы будете говорить БХ, то у вас на самом деле получится ПХ, а это совершенно недопустимо!

 

К слову сказать, звуки [gw] и [kw] называются двухфокусными. А есть ещё и трёхфокусные… Впрочем, не падаем духом, я сейчас всё объясню.

 

Возьмём теперь такой случай:

NGhw [negwh] – ненужное.

Как произнести трёхфокусный звук, который я записываю как [gwh]? А всё так же! Делаем вид, что хотим произнести звук [w], но на самом деле произносим звук [gh]. Не получается? Тогда скажите три звука подряд: [g], [w], [h], но помните, что это на самом деле один-единственный звук и притом звонкий!

 

Совсем пустяк:

GhwDh [gwhedh] – точное попадание в цель.

Мои читатели уже всё поняли: два звонких согласных – трёхфокусный и двухфокусный. Эка невидаль! Кстати, русские слова УГОДИТЬ, ГОДНЫЙ как раз и содержат в себе именно этот самый биконсонантный корень: предкам славян было трудно выговаривать [gwhedh], и они стали произносить [god].

 

И теперь случаи попроще, но требующие некоего усилия нашего воображения:

DX [da] – река.

Почему X нужно произносить как [a]? А это так получается – согласно ларингальной теории: раннеиндоевропейский согласный звук [x] стал на Среднеиндоевропейском этапе произноситься как [a]. Это правило такое: согласный звук [x] всегда превращался в гласный [a]. Это нужно просто принять к сведению, подавить в себе изумление и протест и смириться с этим. Были и два других похожих правила: согласный [xw] – всегда превращался в гласный [o], а согласный [xj] – в [e].

Произнести среднеиндоевропейское [da] нам гораздо легче, чем выговорить раннеиндоевропейское DX (река). Сказать [do] нам легче, чем DXw (жертвоприношение), а [de] – легче, чем DXj (плетение, связывание).

И мы будем делать то, что нам легче. Это такая условность.

 

Аналогичным образом:

XN [an] – воин;

XwN [on] – ночь;

XjM [em] – для меня;

SX [sa] – солнце;

SXw [so] – прыгать;

XjR [er] – отсекать одним ударом…

 

Если вы не усвоили всё то, что я сейчас сказал, то опять же: не переживайте! Всякий раз, когда я буду называть тот или иной биконсонантный корень, я буду просто-напросто сопровождать его транскрипцией. Читайте – как сможете! – то, что написано в квадратных скобках, – вот и всё!

Все эти фонетические процессы, которые так сильно изменили облик раннеиндоевропейских биконсонантных корней, объяснил в своё время великий швейцарский индоевропеист Фердинанд де Соссюр (1857-1913) в своей ларингальной теории, а также и в других исследованиях.

 

За всю историю индоевропеистики было лишь два гения такого масштаба – это Фердинанд де Соссюр и Николай Дмитриевич Андреев. Поставить вровень с ними кого-то третьего пока нельзя. И вот, что характерно: научное наследие Андреева практически полностью отвергается современным лингвистическим миром, который, судя по его поведению, иначе как мафией назвать нельзя. И та же самая мафия не признаёт ведь и по сей день многих открытий Фердинанда де Соссюра – в том числе и ларингальную теорию! Некоторые господа из некоторых околонаучных бандформирований её просто ненавидят!

Между тем, без великих открытий Фердинанда де Соссюра никакая индоевропеистика невозможна; это же касается – но в ещё большей степени! – и открытий Николая Андреева. Если открытия первого замалчиваются или признаются лишь частично, то открытия второго отвергаются практически полностью. И, таким образом, корабль исследований в области индоевропеистики торпедируется сразу двумя торпедами и медленно, но верно пускается ко дну. Все эти мафиозные разборки – это самый настоящий информационный терроризм!

 

Именно в Среднеиндоевропейскую эпоху закладывалась основа всех современных слов во всех современных индоевропейских языках!

И мы сейчас можем сказать так: вот то, что наши среднеиндоевропейские предки подарили нам, вот тем мы сейчас и пользуемся.

Спасибо предкам!

 

Чтобы установить этимологию любого индоевропейского слова или только корня, нужно понять, как это слово или этот корень выглядели на Среднеиндоевропейском этапе.

Этимологическим исследованием должно называться только это действие!

Всё то, что называют этимологией, не увязывая это никак со Среднеиндоевропейским периодом развития, – не есть этимология вовсе, а это всего лишь туманные предположения, рассуждения, любительство или шарлатанство. Я понимаю, что бросил камень в огород многих известных лингвистов, но я сказал суровую правду. Берёшь в руки так называемые этимологические словари Фасмера, Трубачёва или кого-то другого (составленные с помощью многолетних усилий с привлечением колоссального количества знаний!) – знай, что этот словарь, на самом деле, не этимологический, а какой-то другой! Ну, допустим, словарь индоевропейских соответствий. Этимологий в таких словарях нет ни единой. Мне жаль, но это так.

 

Приведу пример настоящей этимологии – пример, сильно упрощённый и приспособленный для нужд именно этой книги. Рассмотрим происхождение русского слова БРЕВНО.

Рассуждаем следующим образом:

Чтобы узнать этимологию этого слова, мы должны понять, как оно звучало на Среднеиндоевропейском этапе – это категорическое требование.

Делаем это.

И выясняем попутно, из каких биконсонантных корней это слово было сложено.

Выяснили.

Получилось, что из трёх: BhR, WJ и NXw.

Все три оказались из Основного списка. Смотрим приложение в конце книги: в Основном списке находим описание биконсонантных корней

BhR [bhre] – тяжесть, которую несут,

WJ [wi] – дерево,

NXw [no] – для нас, нам на пользу.

Далее: произносим всё это вместе, и у нас получается такое среднеиндоевропейское звучание:

bhre-wi-no.

Теперь ставим вопрос: что всё это вместе означало?

Отвечаем на поставленный вопрос, опять же – глядя в Основной список, где всё это тщательно разъяснено:

несём + дерево (срубленное) + для нас (нам на пользу).

Ведь БРЕВНО – это не то же самое, что ствол растущего дерева. БРЕВНО – это срубленное дерево с удалёнными ветвями и предназначенное для транспортировки из леса на то место, где в этом БРЕВНЕ существует необходимость. Главные свойства БРЕВНА: это, конечно, дерево, но не то, которое растёт, а то, которое с большим трудом переносят на новое место. И ещё: этот предмет нам очень нужен, он полезен для нас.

Конструкция bhre-wi-no произносилась с ударением на каждый слог в отдельности, с паузами между слогами и с разными интонациями у каждого слога! Такая структура языка более всего напоминает современный вьетнамский язык (хотя возможны и другие сравнения). О родстве между вьетнамцами и индоевропейцами говорить, конечно, нельзя, но об одном и том же способе мышления – очень даже можно.

Вот это и была настоящая, а не любительская или шарлатанская этимология русского слова БРЕВНО!

Этимология всех остальных слов русского языка (литовского, исландского, латинского, греческого, санскрита и других индоевропейских) должна быть описана только таким способом. Все остальные описания – обман или ошибка!

 

Важно отметить, что среднеиндоевропейский язык был один-единственный, но он уже тогда начал делиться на диалекты. Например, одно из племён, которое говорило на одном из таких диалектов, я условно называю протославяне. Тогда же существовали протогерманцы, протолитовцы и многие другие «прото-».

Индоевропейский язык этой эпохи был до крайности примитивен: в нём всё ещё не было никаких категорий – ни рода, ни числа, ни падежа, ни степени сравнения; не было ни числительных, ни местоимений, ни глаголов, ни существительных; не было подлежащих и сказуемых… И не было ещё много чего другого, что потом было изобретено, когда эти люди вошли в новое состояние и, откровенно говоря (не хочу обижать вьетнамцев!), поумнели.

 

ПОЗДНЕИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ эпоха. Появились первые языки, а в этих языках уже возникли склонения и спряжения, подлежащие и сказуемые и прочие полезные вещи. Индоевропейцы научились считать десятками, у них появились сначала только первое и второе лицо (я и мой собеседник), а затем и третье (тот, кто не участвует с нами в разговоре), и количество слов в каждом таком языке уже стало измеряться многими тысячами и даже десятками тысяч. К этому периоду следует отнести все современные индоевропейские языки, а также почти все известные нам древние языки (древнегреческий, латынь, старославянский). Язык хеттский (и другие близкородственные письменные языки) – это нечто переходное между Средним периодом и Поздним. Санскрит – позднеиндоевропейский язык, но с остатками среднеиндоевропейских явлений.

 

Неприятность заключается в том, что все современные лингвисты, говорящие что бы то ни было об индоевропейских языках или индоевропейцах, имеют в виду только и только Позднеиндоевропейский этап и ничего более! О двух предыдущих этапах они просто не имеют ни малейшего представления.

Не слыхали!

Это и понятно: разбивку на три эпохи впервые описал и аргументировал Андреев, а его имя, благодаря усилиям современной лингвомафии, запрещено. О нём не упоминается ни в каких современных работах, он не мелькает ни в каких списках использованной литературы, и уж тем более его учение ни в каком виде не преподаётся сейчас ни в каких вузах.

Ещё раз повторяю для тех, кто, может быть, не слишком внимательно прочёл мою предыдущую мысль или не принял её слишком близко к сердцу: когда мы сейчас читаем любую работу, где рассказывается что бы то ни было об индоевропейцах, мы всегда сталкиваемся с тем, что автор имеет в виду только Позднеиндоевропейскую эпоху!

Это очень печально и это поразительно, но вся современная индоевропеистика работает исключительно в этих рамках. Это означает, что современная индоевропеистика остановилась в развитии; она тяжело больна невежеством и шарлатанством!

Ещё в 19-м веке, после открытий Фердинанда де Соссюра, можно было понять, что существует некая периодизация. По-настоящему не поняли, потому что не восприняли слишком уж всерьёз открытий великого швейцарца, но и под конец века 20-го, когда о своих открытиях заявил Николай Андреев, ничто не изменилось: всем так и кажется, что индоевропейцы – это несколько тысячелетий, которые тянутся от того момента, когда эти индоевропейцы откуда-то вдруг возникли (из воздуха, должно быть), и до наших дней.

Они, эти самые индоевропейцы, возникли пять тысячелетий тому назад, десять, пятнадцать – цифры называются всякие! – но непременно возникли: раз – и появились! И споры ведутся только о том, где это случилось: иудейские религиозные фанатики настаивают на том, что это явление из воздуха произошло в библейских местах, русские ура-патриоты и православные святоши рвут на груди рубаху и орут, что это случилось на Среднерусской равнине; называются и другие места – кто во что горазд.

А когда я говорю, что местом возникновения индоевропейцев следует считать низовья реки Рейн, то тут раздаются вопли двух сортов: германофилы всячески одобряют эту мою идею, а русские патриоты наоборот проклинают меня: дескать, я продался немцам, и я против России.

Какое постыдное рассуждение!

 

На самом деле, нет такой местности в Евразии, где бы не ступала нога индоевропейца. В разные века или тысячелетия местом проживания индоевропейцев могли быть разные территории, а поскольку индоевропейцы не могли возникнуть внезапно и из воздуха, то любая местность, какую бы мы ни назвали, будет лишь чем-то новым по сравнению с чем-то старым и предыдущим. Поэтому заявления о времени и месте возникновения индоевропейцев – это всегда некая условность.

О времени возникновения индоевропейцев на нашей планете я бы выразился так: оно в точности совпадает со временем возникновения жизни на Земле.