ДНЕВНИК РОДИТЕЛЯ

ВЛАДИМИР ЮРЬЕВИЧ ПОЛУБОТКО

ДНЕВНИК РОДИТЕЛЯ, или Школьная жизнь третьеклассника Николая

 2018, Ростов-на-Дону

 

6 февраля 2019, пятница

МНОГОЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ МУЛЬТИК

Мы решили, что Коля должен отойти от того шока, который он получил в школе от тупых и бессовестных учителей и оставили его дома в четверг и в пятницу. Пусть отдохнёт. Всё равно от таких педагогов больше вреда, чем пользы. Я гулял с Колей в парке, играл с ним в уголки, ну, он и уроки, конечно, делал тоже.

И вот сегодня вечером, в рамках отдыха от тяжёлой школьной жизни, Коля смотрел по ТВ мультик про смешариков, и часть этого мультика и я посмотрел.

Там было так: выпал дождь из лягушек, и зайчик-смешарик стал возмущаться:

– Безобразие! Тот, кто это устроил, он что – не соображал, что он делает? Зачем нам нужны лягушки, падающие с неба?

Учёный-смешарик просвещает неразумного зайчика-смешарика:

– Мой юный друг, что вы такое мелете? Этого никто не устраивал. Просто прошёл ураган и зацепил болото с лягушками, и вот они и упали нам но головы в виде осадков.

Но зайчика-смешарика это не убеждает, и он продолжает возмущаться:

– Безобразие! Куда этот устроитель смотрит? Нам не нужны лягушки!

– Да поймите же вы, – возмущается учёный-смешарик, – нет никакого устроителя! Всё происходит естественным путём! Ураган задел болото с лягушками!.. И вообще: чего вы хотите?

Зайчик-смешарик требует:

– Я хочу, чтобы выпал дождь с морковками!

– Но это нелепые фантазии, такого не может быть!

И тут начинается новый ураган, и на них выпадает дождь из морковок.

Зайчик-смешарик хвалит Верховного Устроителя, учёный-смешарик возражает:

– Всё произошло естественным путём: просто ураган прошёл над  морковным полем! Как вы не понимаете таких простых вещей!..

Но, чем кончился тот мультик, я так и не узнал. Вышел из той комнаты и занялся другими делами.

В понедельник или во вторник будет разбирательство со школьною администрацией. Я написал на них заявление и потребовал расследования всех их художеств. Что будет – не представляю.

 

 

24  ноября 2019

ЗЛОСТЬ И ДОБРОТА

В прошлом году, когда Коля был во втором классе, с ним произошла совершенно ужасная история.

В этот день был какой-то школьный праздник «День мамы». Я ждал Колю в вестибюле, и вот смотрю: он выходит. Несёт портрет мамы, который он нарисовал на уроке. Спрашиваю, всё ли хорошо? Отвечает: всё хорошо и с гордостью показывает мамин портрет. И вдруг: как заплачет! Стал узнавать, что случилось, и вот что выяснилось:

На праздник «День мамы» подразумевалось какое-то классное застолье для детей. Мамаши из родительского комитета достали какие-то пластмассовые стаканчики для соков, стали расставлять по столам какие-то конфетки и пирожные, и тут к Коле подходит председательница родительского комитета и говорит:

– А ты, Коля, собирайся и уходи!

А Коля и не думал уходить. Всех будут угощать, он решил, что и его тоже.

А решил он неправильно.

Дело в том, что он в этот день вышел после болезни, которая длилась целую неделю, а за это время объявляли, что нужно всем родителям сброситься на предстоящий праздник. А мы не знали. И нам не позвонили и не предупредили. А денег в фонде родительского комитета было, между прочим, предостаточно, для того, чтобы и не собирать новых денег – того бы и хватило, что было, и ещё бы осталось!

И вот Коле предлагают уйти в то время, как все остальные дети остаются.

Коля растерялся, но уходить не хочет.

И тогда злая тётка выводит Колю из класса. Он проходит мимо своей классной руководительницы, но та, на то время, что он проходил, повернулась к нему спиною, а он от растерянности ничего не сказал.

И злая тётка выперла его из класса на виду у всех детей!

И для Коли это было страшным потрясением и унижением, и он очень расстроился. Я и Юля утешили его и сказали, что мы и сами сможем устроить праздник лучше, чем в школе. Пошли, купили торт, посидели дома за столом и успокоили его.

Разумеется, я потом учинил в школе мощную разборку. Написал заявление (а я знаю, что ни там боятся заявлений), и в кабинете директора, устроил мини-педсовет, где хорошенько высказался по поводу морального облика нашей классной руководительницы, от которой это всё и шло. Противная тётка, которая выводила Колю из класса, на самом деле, всего лишь выполняла указание классной руководительницы, и на следующем празднике она, чтобы исправить свой грех, дала Коле, когда он уходил домой большой кулёк конфет и сладостей – видать, стыдно стало.

Н то было в прошлом году. А в минувшую пятницу был случай, который я нахожу забавным.

В столовой, куда Колин класс пришёл обедать, на раздаче стояли девочки старшеклассницы, и одна из них дала Коле двойную порцию борща, а в тарелку для второго положила два блюда – плов и макароны с курицей. Коля всё съел, и ему всё очень понравилось – так вкусно было. Я спросил его: а что другим детям тоже давали двойные порции? А Коля сказал, что дали только ему одному – просто потому, что он понравился этой девочке.

 

 

 

23 ноября 2019
УРОК ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ
Литературоведение — серьёзная наука. Это не только образ Базарова в романе «Отцы и дети», хотя и образ Базарова — это более, чем серьёзно. Внутри литературоведения есть такой раздел: текстология. И другие похожие разделы и раздельчики там тоже есть. И занимаются этими разделами криминалисты. Например, человек написал своею рукою завещание или какое-то другое важное письмо, а потом нечаянно умер. Но криминалисты могут докопаться, что текст был написан под диктовку, ибо данному человеку такая речь была несвойственна. Например, русофобы написали от имени Лермонтова стишок «Прощай, немытая Россия», а литературоведы доказали, что Лермонтов этого стишка не писал. И не только потому, что нет автографа, а ещё и потому, что это не его речь и не его мысли.
Вот так же точно и со стишком, который якобы написал товарищ Сталин. Не мог написать он этот стишок! Довод номер один: Сталин в прошлом был семинаристом, и он не мог не знать, как произносятся некоторые церковные слова. Например, слово ПОСЛУШНИК. Любому более-менее образованному человеку известно, что ударение в этом слове падает на первый слог, а не на второй! Но автор фальшивки этого не знал. И простые современные читатели этого сейчас не знают. Современные сталинисты — это люди не самого блестящего ума, куда им знать такое!
В стишке есть масса других обстоятельств, по которым видно, что Сталин этого не мог написать.
Вот лишь некоторые вопросы:
- Где автограф?
- Откуда кем и когда взят текст? Из каких архивов?
- Соответствует ли стишок интеллектуальному уровню Сталина?
- Соответствует ли он его духовному уровню?
- Как мог тиран, уничтожавший Православие, намекать на свою связь с Богом?
- А если он тайно верил в Бога, то почему скрывал это и устраивал гонения на Православную церковь?
- И с кем это он собирается говорить о вечности, называя его на ты? Стишок-то якобы от 1949 года. С кем он мог тогда так разговаривать? У меня есть подозрение, что он имел в виду Господа Бога… Или Сатану?
И насчёт гнусного термина ЭТА СТРАНА, вместо РОССИЯ: кто его изобрёл и когда? И почему Сталин употребляет этот термин?
Есть и другие мысли, и их много. Но всего не перечислишь…
С другой стороны: кому выгодно?
Впрочем, читайте! Вот этот поганый стишок:
 
Поговорим о вечности с тобою:
 
Конечно, я во многом виноват!
 
Но кто-то правил и моей судьбою,
 
Я ощущал тот вездесущий взгляд.
 
Он не давал ни сна мне, ни покоя,
 
Он жил во мне и правил свыше мной.
 
И я, как раб вселенского настроя,
 
Железной волей управлял страной.
 
Кем был мой тайный высший повелитель?
 
Чего хотел Он, управляя мной?
 
Я, словно раб, судья и исполнитель,
 
Был всем над этой нищею страной.
 
И было всё тогда непостижимо:
 
Откуда брались силы, воля, власть?
 
Моя душа, как колесо машины,
 
Переминала миллионов страсть.
 
И лишь потом, весною, в 45-м,
 
Он прошептал мне тихо на ушко:
 
– Ты был моим послушником, солдатом,
 
И твой покой уже недалеко!

 

 

22 ноября 2019 (просматривая запись за этот же день от 2016 года)

ПОЧТЕНИЕ К БОГАМ

Мой шестилетний сын опять удивил меня ценными суждениями. Он посмотрел большой исландский мультик (часа на два!) «Легенды викингов» и сказал, что мультяшка ему понравилась, посмотреть можно, но всё это глупость и гадость. Я спросил: почему?
Он ответил: они смеются над своими богами, а разве так можно? Вот греки в «Илиаде» и в «Одиссее» уважают своих богов, а эти — смеются!
И далее он мне пояснил вот ещё что: главный герой мультика — это мальчик, чей отец был бог Тор. То есть, для этого мальчика Тор был не только богом, но и ещё родным отцом! И получается, что он смеётся не только над богом, но ещё и над отцом!
И я тогда подумал: а ведь исландцы — лучшие из скандинавов! Остальные — хуже и намного… В общем, всем им уготована участь готов, которые погибли все до единого из-за собственного буйства. Причём: не все же погибали в боях. Некоторые просто были покорены и смешались с другими народами, перейдя на их язык. Готская кровь есть у испанцев, у итальянцев, у североафриканских арабов, берберов и негров, у малороссов, у донских казаков. Примесь есть, а самих готов уже давным-давно нет. А ведь это была когда-то одна из трёх германских ветвей. Сейчас остались только две: южногерманская и скандинавская. И между ними идёт соревнование: кто быстрее погибнет. То, что скандинавские женщины с таким усердием выходят замуж за негров, говорит о том, что они очень хотят повторить участь готов.
Вот не надо было смеяться над своими богами! Досмеялись.

 

18 ноября 2019

ДРОБИ И ЦЕЛЫЕ ЧИСЛА

Вот что значит, что дети в третьем классе ещё не учили дробей!

Вчера пошёл с Колей гулять на стадион.

И Коля стал хвастаться: мол, недавно были школьные соревнования и на них Коля пробежал аж четыре километра.

И Коля показал мне: вот этот круг составляет четыре километра, а я, мол, пробежал его и прибежал самым первым!

Я говорю: не может быть! В третьем классе не могут заставлять детей бегать по четыре километра. Но Коля стал клясться: нам тренер сказал, что мы пробежали четыре километра! Не будет же он врать!

И тут я спрашиваю пробегающего мимо спортивного дяденьку, который как раз мчался по этому кругу:

– Не подскажете, какова протяжённость этого круга?

А тот отвечает:

– 250 метров.

И тогда я сообразил:

– 250 метров – это четверть километра. Тренер сказал вам, что вы пробежали четверть километра, а тебе, что четверть, что четыре – всё равно. Это потому, что вы ещё не проходили дробей. Вот ты и подумал, что километров было и в самом деле четыре.

Тогда Коля сказал:

– А давай я быстренько пробегу по этому кругу?

Я говорю: беги, а то может, ты и бегать не бегал, а только хвастаешься.

Но Коля с лёгкостью пробежал по кругу и даже не запыхался.

Я подумал было: а не побегать ли и мне тоже?

Но на меня нахлынули воспоминания об армии, когда мы бегали по 10 километров с автоматом, вещмешком и хорошо ещё, если не в противогазе. И мне расхотелось бегать.

 

 

 

14 ноября 2019
ХИТРОЕ ЗАДАНИЕ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ
Подумал недавно: «Если уж я занимаюсь репетиторством с чужими детьми и накачиваю их всякими ценными сведениями по русскому языку и по литературе, то почему бы и со своим собственным сыном-третьеклассником не позаниматься дополнительно? И не дать ему каких-нибудь трудных и важных знаний по русскому языку?»
Стал заниматься и, по ходу дела, дал ему трудное задание – найти подлежащее в двух следующих предложениях:
– За моим окном видна река Москва.
– За моим окном видна Москва-река.
Коля догадался, что подлежащее в первом предложении – река, а во втором – Москва.
Тогда я спросил его: а что такое в первом предложении МОСКВА и во втором РЕКА? Он ответил правильно: приложение.
Никакого приложения они в школе не учили и, я подозреваю, оно вообще не входит в школьную программу. Кого из детей ни спрошу, никто не знает даже такого слова.
Подумав, я попросил Колю обосновать свой ответ подробнее. Он сделал это правильно, но довольно бестолково.
И тогда я объяснил ему всё чётко: приложение отвечает на вопросы КАКОЙ, КАКАЯ?..
В первом предложении я заявляю, что вижу за окном реку. И на вопрос, какую именно, следует ответ – Москву (а не Кубань и не Енисей).
Во втором предложении я заявляю, что вижу у себя за окном Москву, но – непонятно какую, ведь их две! Одна Москва – это река, и это и есть главное и первоначальное значение этого слова, а вторая Москва – это город. Я заявляю, что вижу у себя за окном Москву, но – непонятно, что я имею в виду – реку или город. И на вопрос, какую именно Москву я вижу, следует ответ – реку.
И потом я заметку об этом опубликовал в Интернете и получил опровержение от одной читательницы: Москва-река –  это одно слово, потому что пишется через дефис, и не может такого быть, чтобы одна половина слова была подлежащим, а другая –  приложением!
И тогда я возразил: а Ростов-на-Дону это тоже одно слово? А Петропавловск-Камчатский?
Женщина упёрлась и ответила: одно!
Я в своей книге «Записки мятежного учителя» много писал об агрессивных женских коллективах, которые ломают попавшего туда мужчину. Он или сам там становится бабою, или в ужасе сбегает.  Женской агрессии надо давать отпор. Ведь это типичное рассуждение типичной учительницы: пишется через дефис значит, одно слово! Но доказать ничего нельзя. Если женщина упёрлась во что-то, то она скорее умрёт, чем поменяет своё мнение… Я объяснил Коле про не очень умную тётю, про дефисы и прочие дела.
Вот такое неожиданное продолжение получила тема приложения.

 

 

12 ноября 2019
ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ МАТЕМАТИКА В ТРЕТЬЕМ КЛАССЕ
Недавно стали считать с Колей, сколько миллиметров от Ростова до Москвы. Оказывается, миллиард миллиметров! Я представил себе, как я целые сутки еду в поезде из Ростова в Москву и смотрю при этом за окно. А там тянется длинная линейка с указанием сантиметров и миллиметров. И я смотрю на эти миллиметры и жду, когда же весь этот миллиард пройдёт мимо меня.
А потом мы стали считать с Колей, сколько миллиметров от Земли до Луны. Считаем так: от Ростова до Москвы – одна тысяча километров, а от Земли до Луны примерно 350 таких расстояний. То есть, если пассажирский поезд идёт от Ростова до Москвы одни сутки, то до Луны он будет идти примерно 350 суток. И это будет 350 миллиардов миллиметров.
И всё это было, конечно, одно баловство. Ненастоящая математика!
Но вот вчера стали мы с Колей решать заданную на дом задачу. И я не додумался, как решить её математически, с помощью логики, разумных доводов и здравого смысла! А просто нарисовал схему и по схеме мы с Колей всё мгновенно решили.
Перескажу эту задачу своими словами, потому что Коля ушёл в школу и учебник унёс с собою.
Итак:
Дрессированные обезьянки катались на восьми велосипедах в цирке. Одни велосипеды были 2-колёсные, а другие – 3-колёсные, а всего колёс было 21 штука. Вопрос: сколько было 2-колёсных велосипедов и сколько 3-колёсных?
На схеме, которую я нарисовал Коле, видно: вот три велосипеда с двумя колёсами, а всего колёс у них – 6 штук. А вот пять велосипедов с тремя колёсами каждый, а всего колёс у них – 15.
Стало быть, 6 + 15 = 21 колесо.
Вот так мы решили эту задачу: три двухколёсных велосипеда и пять трёхколёсных.
Сколько ни думал, а так и не догадался, как можно решить это всё каким-то другим способом. Имеется в виду, что ребёнок в третьем классе должен до этого додуматься сам. Но мой 9-летний Коля не додумался, и я в свои 69 лет – тоже.
Отсюда следует суровый вывод: нам указано на наше место в жизни. Хозяином жизни станет тот 9-летний мальчик, который эту задачу решит самостоятельно. Нам с Колей сказано: знайте своё место и не рыпайтесь!
 
 

 

 

8 ноября 2019

КРАТКИЙ КУРС ЭСТОНОВЕДЕНИЯ И ЭСТОНСКОГО ЯЗЫКА ДЛЯ ЛЮБОЗНАТЕЛЬНЫХ
Комната по-эстонски будет TUBA. Но это именительный падеж единственного числа. Но есть ведь ещё и родительный падеж единственного числа. Так вот, в родительном падеже будет форма TOA.
И слово это нужно заучивать сразу в двух этих формах: TUBA – TOA.
Чётких правил, по которым эстонцы образуют родительный падеж, у них нет. Надо просто учить две формы сразу – вот и всё.
Вот примеры таких падежных пар:
TURG – TURU,
AED – AIA,
AEG – AIA,
BUSS – BUSSI…
Ну и так далее.
Я попытался вычислить какие-то закономерности в образовании родительного падежа и решил, что русское женское имя LIDA в форме родительного падежа должно выглядеть так: LEA. Оказывается, ошибся! Здесь у них будет LIDA – LIDA.
У эстонцев падежей вообще-то много, больше, чем в русском. Но особенно сильно поразил меня винительный падеж множественного числа. Для его выражения нужно подставить аффикс SID. Казалось бы, подставляй себе на здоровье аффикс – и будет тебе форма винительного падежа во множественном числе.
Как бы не так!
Для этого падежа у них есть много исключений. Скажем так: очень много. Или лучше сказать иначе: почти всё – исключения, и лишь изредка правила. Винительный падеж множественного числа у эстонцев образуется девяносто тремя способами (или девяносто семью – не помню точно), и все эти способы нужно знать, а иначе ты не сможешь ставить нужное существительное в форме винительного падежа множественного числа.
У эстонцев два инфинитива. Это у русских один, а у них – два. Один на MA, а другой на DA. Каждый из этих двух аффиксов имеет разные варианты для разных случаев, и всего вариантов получается очень много. Но не это самое страшное. Дело в том, что эстонская наука не установила правила, по которым в одних случаях нужно употреблять один инфинитив, а в другом случае – другой. Объяснения этому явлению нет, но эстонцы точно знают, в каких случаях нужно говорить инфинитив на MA, а в каких на DA. Можно заподозрить, что они рассуждают так: мы, мол, знаем, но вам не скажем. Назло! Но они клянутся и божатся, что и в самом деле не знают, а просто нутром чувствуют, когда нужно употреблять одно, а когда другое. Но если инфинитивы перепутать, то они обижаются: вы искажаете наш язык!
Приведу некоторые эстонские слова:
KUNSTNIK – художник. Образовано от немецкого слова KUNST – искусство и русского суффикса NIK.
REEDE – пятница. Образовано от шведского слова FREDAG с таким же значением.
PIJN – пытка. Образовано от немецкого слова PEIN с таким же значением
RAAMAT – книга. Пришло из русского языка, это переделанное русское слово ГРАМОТА.
От немцев учились пыткам, а от русских узнали о книгах!
(Замечу в скобках, что во всех трёх прибалтийских языках слово КНИГА русского происхождения.)
И вот теперь эта нескладная женщина с крестьянским лицом (как там её?), которая там у них работает президентом, хочет запретить в Эстонии русские школы и ввести преподавание только на эстонском языке!
Бедные русские дети! Вляпались!
Скажу так: любой тюркский язык – это язык разумный, язык трезво мыслящих людей. А язык эстонский – это язык анархистов. Поэтому, если где-нибудь в Средней Азии запретят преподавать в школах русский язык и введут, вместо него, местный тюркский язык, то это будет, конечно, акт варварства, но варварство варварству рознь. Тюркское варварство будет намного гуманнее эстонского, хотя бы уже потому, что любой тюркский язык можно легко выучить.
 

 

Запись от 7-го ноября 2019

Моё мнение: день 7-го ноября должен быть нерабочим днём и должен называться примерно так: ДЕНЬ ПОМИНОВЕНИЯ УСОПШИХ. Или как-то иначе: ДЕНЬ СКОРБИ, например.
Я представляю так: по всей России звенят колокола, а в церквах провозглашают вечное проклятие тем, кто устроил это безумие. Разумеется, мавзолей должен быть снесён, а прах величайшего злодея должен быть сожжён и развеян по ветру над Ледовитым океаном. Или над Тихим. Кроме того, кремлёвская стена и подступы к ней должны быть очищены от праха недостойных людей, которые там покоятся.
Сносить памятники – глупо. Их надо переносить в определённые места. Приходишь в какой-нибудь парк, а там галерея таких памятников. Вот ходи и смотри.
Не сомневаюсь, что это всё когда-нибудь произойдёт.
Но есть кое-какая опасность.
Тезис о том, что ничего не изменилось и сейчас у власти стоят те же самые большевики, что и были, – преступен.
Это прямой призыв к началу новой гражданской войны. Сплошь и рядом под предлогом отдания почестей подвигу белогвардейцев, действуют откровенные предатели Родины, агенты западных спецслужб.
Не забудем, не простим – это вроде бы хорошо. Но с кем вы собираетесь сводить счёты спустя столько лет?
С тем, кого вы объявите пособником большевизма?
А вы сами кто?
И за сколько?
И ведь это всё уже было и именно у большевиков: объявили тебя кулаком – и тебе смерть, а объявили врагом народа – и опять смерть. А где гарантия, что объявили правильно, а не из корыстных побуждений? Где гарантия, что эти объявители не работники иностранных спецслужб, которым выгодно расшатывание общественных настроений в России?
Сколько ни сталкивался с почитателями белогвардейского движения, всякий раз выяснял, что эти почитатели так или иначе, но выворачивают всё наизнанку и приходят к выводу о полезности Гитлера и об ошибочности борьбы Русского народа против фашизма!
Трагическую ошибку генерала Краснова (без сомнения, достойнейшего человека в прошлом!) выставляют как жизненный подвиг, а не как ошибку. Поклонение Гитлеру, поклонение Бандере – это уже следующие этапы такой деятельности.
А ведь с чего начинают, подлецы? Мы, дескать, хотим почтить память белогвардейцев!.. И сначала лицемерно чтут память, а затем плавно переходят к Гитлеру и к Бандере.
Обличение безумной Октябрьской революции невозможно без правильной оценки Великой Отечественной войны. Если делать только одно из двух, то толку не будет. И то, и другое одновременно – только так!
Русский народ сражался в Великую Отечественную не за Сталина, а за Россию, и вдохновляли его остатки православной веры, которые тогда ещё теплились в душах большинства русских людей. В ту войну не Сталин победил, и не советская власть – победили Православие и Русский национальный дух, который сплотил вокруг себя и другие народы.

 

 

6 ноября 2019

КАК Я УЧИЛ СЫНА АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ

Вчера у Коли был последний день каникул, и все задания уже были выполнены, но оставался английский язык. Как и кем составлена программа по английскому языку для 3-го класса – это для меня тайна, но я уже давно перестал удивляться этим учебникам. Вероятно, в них имеется в виду следующее:

У ребёнка родители должны знать английский язык. Учебник не предусматривает никакого нового материала и никаких правил. И вообще: он ничему не учит. Только картинки и тексы. Ставка делается только на то, что ребёнку взрослые люди будут что-то повторять и повторять, а ребёнок как-нибудь запомнит это, заучит или зазубрит.

Помнится, ещё много лет назад мне одна учительница английского языка говорила: сейчас не принято объяснять, что такое открытый слог и что такое закрытый, как читается то буквосочетание или как читается другое. Ребёнок просто должен смотреть на английское слово и запоминать, как оно пишется и как произносится. А кроме того – и что оно означает. Никаких правил чтения! Просто зрительная память!

Считаю, это просто безумие, но – плетью обуха не перешибёшь. Я вижу, что учебник написан неразумными людьми и пытаюсь объяснить всё ребёнку так, как меня самого когда-то учили. Разумно!

Так вот, вчера я объяснял 9-летнему сыну, что в английском языке есть артикли – определённые и неопределённые.

Я говорил так:

Все предметы для англичан делятся на две половины – на знакомые и незнакомые.

В африканском языке суахили все существительные делятся на три категории – на большие, маленькие и средние. И для каждой категории есть свой показатель – артикль. В языке индейцев племени навахо все предметы делятся на те, которые я вижу; на те, которые я не вижу, но догадываюсь, что они существуют на самом деле, а также на те, которые я не вижу, не знаю, существуют ли они или нет, но которые всё-таки бывают на свете.

Так вот, англичане делят все предметы и явления на знакомые и незнакомые.

Они говорят: вот это тот самый предмет, о котором я уже знаю, или так: вот предмет, который я вижу впервые и о котором я ничего не знаю. В первом случае они употребляют определённый артикль: THE BOY, THE TABLE, а во втором случае – неопределённый; A BOY, A TABLE.

Коля спрашивает:

– А что они так просто не могут говорить?

Я отвечаю: вот хоть ты их убей, они иначе не скажут!

– А почему они так делают, они что – дурные?

Я отвечаю:

– Да, именно так и есть!

И дальше рассказываю:

Определённые и неопределённые артикли есть во всех западноевропейских языках: в английском, французском, немецком, итальянском, испанском, португальском, шведском, норвежском, датском, исландском и в кельтских языках.

Раньше у них не было артиклей, а потом они вдруг появились – сначала в одном языке, а потом, как по команде – во всех остальных! Русские и почти все славяне отказались брать себе артикли, а все остальные согласились. И все народы, которые согласились на артикли, все враждебны России, это всё – вражеские народы. К примеру, славянский народ болгары, которые тоже взяли себе артикли, тоже вражеский по отношению к нам.

Народы, употребляющие артикли, – это люди с другим мышлением, они думают не так, как мы по всем вопросам жизни. И нам с ними никогда не сойтись, они нас никогда не поймут и всегда будут нашими врагами.

Коля ужаснулся:

– И что же теперь делать?

Я ответил:

– Англичане – вражеская нация, но учить их язык надо. Вот и учи!

И мы с Колей проработали английские артикли во всех видах: без прилагательного, с прилагательным, в единственном числе, во множественном.

Коля был совершенно потрясён глупостью англичан. Но я его утешил: и все остальные – такие же. Я сравнивал когда-то одни и те же тексты, написанные на немецком языке и на французском. И что же я видел? Там, где у французов был определённый артикль, там у немцев мог быть артикль неопределённый! Стало быть, какой ставить артикль – это просто дело вкуса иди привычки, и это не то же самое, что здравый смысл.

Рассказал Коле, как я учил немецкий язык в первом. Когда я узнал, что там есть артикли, я чуть не плакал от жалости к немцам – мне казалось, что они просто сошли с ума.

Уже в возрасте 30 лет я спрашивал моего друга Дирка: из ГДР: вы в своём уме или нет? Как можно говорить всё время этот, этот, этот? Ведь это же ненормально!

А он спокойно согласился: да, ненормально, но мы так привыкли.

 

 

4 ноября 2019

СОН ПРО МОЮ ПЕРВУЮ УЧИТЕЛЬНИЦУ

Это был какой-то мистический и одновременно многозначительный сон. Приснился он мне в ночь с 3-го на 4-е ноября 2019-го года.

Снилась мне моя первая учительница – Александра Абрамовна Новикова.

Сразу скажу: она для меня – это шок, оставшийся на всю жизнь. Она – моя незаживающая рана. Ибо детские обиды, нанесённые несправедливо – это то, что трудно простить. Простить можно то, что было сделано случайно, или одноразово, или это была не очень сильная обида. Но постоянные издевательства, растянувшиеся на четыре года начальной школы, – это незабываемо!

Это была жестокая женщина, но относилась она к разным детям по-разному: ко мне – очень плохо, а к кому-то другому – очень даже хорошо. Я знаю, по каким признакам она так сильно делила детей на хороших и плохих, но не хочу озвучивать эти признаки. Скажу только, что это был безнравственный и бессовестный подход к своим педагогическим обязанностям. Во мне она видела своего личного врага – это совершенно точно. У меня где-то сохранилась тетрадка, где я детским старательным почерком исписал две страницы, не сделав ни единой ошибки и не допустив ни единой помарки. И ниже моего текста стоит оценка: 2! Вот просто так – двойка и ничего больше. И так она делала постоянно… Как она унижала меня и как она орала на меня, как ставила в угол на четыре часа за то, что я случайно уронил пенал – это я описывать не буду. Не все поверят, не все поймут, да и зачем?

Как ни странно, я во всех её безобразиях обвиняю своих родителей. Они пытались что-то возражать ей и как-то воздействовать на неё, но слишком робко. Раза два ходил в школу мой отец и что-то говорил ей, но, видимо, слишком вежливо. Тогда люди ещё не пришли в себя после недавней смерти Сталина и на любого, кто имел власть, смотрели с осторожностью.

Вот сейчас, когда мой младший сын Николай ходит в третий класс, я опять сталкиваюсь с тем, что было когда-то у меня в детстве: нынешняя Колина учительница – это примерно такой же ужас, как Александра Абрамовна, но я, в отличие от своих боязливых родителей, ей ничего не спускаю. Время от времени она у меня сидит в кабинете директора, в присутствии завучей, и я ей устраиваю разгон, после которого она имеет бледный вид. За все те безобразия, что натворила Колина учительница, её давным-давно нужно было бы выгнать с работы с волчьим билетом, но, поди ж ты, её оставляют. И я сам понимаю – почему: эту выгонишь, а где другую возьмёшь? Может быть, другая будет ещё хуже – я это и сам прекрасно понимаю. Поэтому терплю, но просто держу её в постоянном напряжении: мол, не хами слишком сильно и слишком часто!

Вот так же и Александра Абрамовна – выгнать её надо было, если по совести и по закону. Но не выгнали, а что было, то и было, и теперь уже ничего не вернёшь.

Уже во взрослом состоянии я часто видел её в центре города, где она жила. И у меня ноги подкашивались от ужаса при взгляде на неё. Я отходил от неё подальше и никогда не здоровался. Детские душевные травмы – самые сильные!

И потом она умерла. Умерла в жесточайшей нужде, забытая всеми и одинокая. Ни единый из её бывших учеников, даже и из тех, к кому она относилась хорошо, не приходил к ней и не помог ей ни кусочком хлеба. Ужас в том, что она ведь была инвалидом: ходила на костылях – по причине слабости ног. И эта инвалидность усиливала её страдания на старости лет.

Но иногда я думаю: да, она была очень злая по отношению ко мне; да, она придумывала всяческие издевательства, о которых можно было бы написать, если не целую книгу, то хотя бы целую главу к книге о педагогике…

Но ведь она же учила меня! И чему-то же научила!! И свои первые знания я получил именно от неё, какою бы она ни была!!!

И вот в минувшую ночь Александра Абрамовна впервые в жизни приснилась мне. И сон был пронзительный и какой-то весь аж волшебный.

Вот что было.

Ко мне во сне явилась Александра Абрамовна Новикова – без своих обычных костылей и не очень старая – лет этак сорока.

И она – почти хорошая. Суровая, строгая, но не сволочная, как обычно, не злобная и не подлая, а нормальная!

И я с нею нормально беседую…

Во сне я с трудом верю, что такое может быть, но понимаю: я теперь отношусь к ней хорошо, а не плохо!

И я говорю ей:

– Пойдёмте ко мне домой, ко мне в гости!

И тут я должен сделать маленькое отступление.

Не знаю, как у кого, но в моих снах, образ родного дома – это всегда то же самое, что и душа. Привести кого-то домой – это означает привести кого-то прямо к себе в душу. Это такая тайная символика, специально для снов.

Александра Абрамовна соглашается на моё предложение и согласна прийти ко мне домой, но перед этим она должна выполнить одно условие…

Там, где мы находимся, есть такой большой-пребольшой гардероб, где висят какие-то вещи. И там же, среди этих вещей висит и её прежняя оболочка, которую она сейчас сняла с себя. Эта оболочка включает в себя руки, ноги, туловище и голову. Всё это она должна будет надеть на себя – как скафандр – и после этого приобрести свой прежний вид, известный мне в детстве.

По сюжету моего сна, такое надевание является почему-то непременным условием её прихода ко мне в гости. Почему – не знаю, но по сюжету – так.

И она не хочет надевать это на себя…

И тут я просыпаюсь от сильного волнения.

И я так и не узнал, чем всё должно было закончиться.

Вот такой сон мне сегодня приснился. К чему бы это?

 

 

23 ОКТЯБРЯ 2019

Ровно четыре года тому назад (23 октября 2015), когда нашему Коле было пять лет, был у нас такой эпизод:
Пошли с Колей ужинать, и я ему говорю:
– Коля, надо помыть руки перед едою.
А он и говорит мне:
– Да я их уже мыл, когда пришёл из садика и с тех пор не пачкал.
Я говорю:
– Всё равно – надо помыть!
А он не хочет.
Я не стал настаивать, и мы с ним сели за стол. Стали есть. Коля начал болтать, а я ему сделал замечание: во время еды болтать нельзя.
Он стал возражать, что как раз сейчас не ест и поэтому болтать всё-таки можно.
Я ему сказал, что он непослушный мальчик и вообще – плохой.
Он страшно удивился и говорит:
– А почему это я плохой и непослушный?
– Ну, как же! – пояснил я ему спокойно: – Я тебе велел помыть руки, ты не помыл; я тебе говорю, чтобы ты не болтал за столом, а ты болтаешь.
Коля возмутился:
– А почему это ты и мама всё время ругаете меня? Вы такого хорошего ребёнка родили, а сами же и ругаете! Сколько можно меня всё время ругать и ругать? Вы – плохие!
А я и не возражаю. Говорю спокойно:
– Да, мы плохие, а ты хороший.
И спокойно продолжаю есть. И совсем-совсем не ругаюсь, не обижаюсь, делаю вид, что всё хорошо.
А Коля всё возмущается и возмущается, и всё на что-то обижается:
– А чего ты всё время командуешь и командуешь? Самые главные на свете – это Бог и Путин. Вот только они и могут командовать.
А я спокойно возражаю:
– Ну да. Но дома-то – самый главный я, и дома я имею право командовать.
И спокойно продолжаю есть. Не ругаю его ни за что, не упрекаю, просто делаю вид, что всё хорошо.
Коля ещё кричит и кричит, а потом у него вдруг не выдерживают нервы, и он говорит:
– Ой, папочка, прости меня за то, что я так себя веду!
Встал из-за стола, подошёл ко мне и поцеловал.
Я говорю:
– Прощаю.
И спокойно продолжаю есть.
А Коля говорит:
– А можно я пойду, помою руки?
Я говорю:
– Можно.
Он пошёл и помыл себе руки, вернулся и стал есть. Ест и не болтает. А потом и говорит:
– А ты никому не расскажешь, как я себя плохо вёл за столом?
Я говорю:
– Никому.
Коля задумчиво говорит:
– А то я в школу пойду, а там учительница узнает, что я такой плохой, да и выгонит меня из школы.
Я говорю:
– Не бойся, никому не скажу. Ешь спокойно.

 

 

ИЗЛОЖЕНИЕ НА ТЕХНИЧЕСКУЮ ТЕМУ. 22 октября 2019

Вчера посмотрел американский сюжет о том, как американцы собираются строить железную дорогу из Америки в Азию.

Поскольку мой сын не видел этой передачи, я ему сегодня по пути в школу всё рассказал, и ему было ужасно интересно.

Вот что задумано:

Соединяются тоннелями Аляска и Чукотка. Тоннелей будет, согласно проекту, три.

Один – для поездов в одну сторону, другой – для поездов в другую сторону, а третий – для служебных нужд.

Посреди Берингова пролива стоят рядом два островка – тот, что побольше, принадлежит России, а тот, что поменьше – Америке. Для начала соединят тоннелями именно эти два острова, а уже потом начнутся работы от островов в сторону Америки и Азии, а от Азии и Америки в сторону островов. То есть, после этого работы будут вестись с четырёх сторон.

Но у России и США – разная ширина железнодорожной колеи!

Эта проблема будет решена так: все локомотивы и вагоны будут оснащены двумя разными колёсами. По мере надобности, нужные колёса будут опускаться и ставиться на рельсы, а ненужные подниматься.

Но в Беринговом проливе возможны сильные землетрясения, ибо там проходят какие-то очень даже тектонические разломы. Придумано так: каждый тоннель будет представлять собою большую трубу, внутри которой будет подвешена труба поменьше. И вот по этой-то трубе и будет двигаться поезд. Случись землетрясение, внутренняя труба будет всего лишь немного раскачиваться.

Но в тоннелях то и дело случаются пожары. В фильме рассказывалось о страшных пожарах в швейцарских тоннелях под Альпами, где постоянно массово гибнут люди.

Предусмотрено так: из тоннелей будут торчать наружу вентиляционные трубы, так как, в случае пожаров, люди погибают, прежде всего, от задымления, а не от огня.

Но и это не всё!

А что делать, если тоннель будет залит водою?

Придумано вот что: все вагоны будут водонепроницаемы. Как подводные лодки! Люди смогут прожить в этих вагонах до трёх суток. А пока они там будут скучать, окружённые со всех сторон водою, к ним будут пробираться водолазы и всех их спасут.

Вот такой проект.

От себя добавлю, что обычные железнодорожные рельсы разбиваются как стекляшки от удара молотком при температуре минус 50 градусов. Но, если в эти рельсы добавить один процент ниобия, то они будут разбиваться при температуре минус 70. Это я давно ещё читал.

Но ниобий – дорог; стоит столько же, сколько серебро. И, стало быть, рельсы получатся очень дорогими.

Это ведь поезду надо будет проехать ещё от Чукотки до станции Магадан, а оттуда – до Транссиба. Ну и по Аляске тоже надо будет долго ехать, пока доедешь до Канады. А это всё будет на морозе, и простые рельсы там будут неуместны…

Думаю, что ничего необычного в этом проекте нет, и его осуществят. Через 20 лет или через 50.

Время от времени в этих тоннелях будет происходить что-нибудь ужасное. Но люди отнесутся к этому так: это мол, плата за технический прогресс.

 

События 3-го октября 2019 года

Утром отвёл Колю в школу. Зашёл к директору, чтобы рассказать о том, как вчера мальчик Кирилл ударил ногою в висок Колю.

Хотел сообщить и тут же уйти. И так бы и получилось, но там была завуч – Ирина. Она стала выражать сомнение в том, что я говорю правду: Кирилл не бил Колю. Я удивился и говорю, что ударил моего сына очень сильно, и две девочки, по приказу классной руководительницы, отводили Колю к врачу. Ирина выразила в агрессивной форме сомнение в том, что это правда. И тут же вызвала в кабинет медсестру. Та говорит, что никто к ней вчера не обращался и тут же стала спрашивать меня, почему мы не хотим делать прививки. Я ответил, что этими делами занимается моя жена, я доверяю её мнению, а сейчас я пришёл по другому вопросу. Тогда медсестра стала наседать на меня всё сильнее и сильнее и сказала, что если мы не хотим делать так, как все, то нам нужно перейти на домашнее обучение. Я ответил ей что-то в резкой форме, но тут внезапно появилась школьная врачиха и подтвердила то, что Колю к ней вчера приводили. Но сказала, что ничего страшного не было. И тогда Ирина стала высмеивать меня: ничего не было, а ваш Коля врёт! Он и сам плохой! А рассказывал ли он вам, как он недавно обозвал девочку тварью?

Вызвали девочек и классную руководительницу. Та подтвердила: да, Коля обозвал девочку тварью за то, что та якобы поставила ему подножку. Коля, который всё это время был здесь, сказал, что девочка умышленно поставила ему подножку, когда он шёл в проходе между партами, и он упал, и он назвал её плохим словом. Но на него стали орать: Коля делает то-то и то-то. Коля плохой!..

Классная руководительница уже не в первый раз откровенно лжёт, вот и в этот раз стала говорить то, чего не было. И тогда я сказал ей, что она бессовестная женщина. Это слышали Коля, две девочки из его класса, директор, Ирина-завуч и два медицинских работника.

И это, конечно, ужасно.

Но не мог же я стерпеть эту наглость!

Тогда я сказал директору: я зашёл сюда лишь на минутку, чтобы только пожаловаться на классного хулигана Кирилла, я не собирался затевать никаких скандалов. Я думал так: зайду, скажу и выйду. Что вы здесь устроили? Я прошу и требую: уймите этого Кирилла, поставьте его на учёт в полиции, сделайте с ним что-нибудь.

И тут эта Ирина и говорит с ухмылочкой: вот я вашего сына и поставлю на учёт в полицию!

Я ей тотчас ответил: тогда я подам на вас в суд.

Она тут же заткнулась.

А я продолжал:

– Я не понимаю, что происходит? Этот Кирилл непрерывно вытворяет какие-то безобразия, недавно угрожал моему сыну ножом и говорил, что зарежет его, и вы выставляете всё так, словно бы он святой, а во всём виноват мой сын?!

И потом я и директор свернули этот разговор. Мы с директором пожали друг другу руки, и я ушёл совершенно потрясённый.

И потом я думал: что же это было?

Директор совершенно нормальный мужчина – спокойный, уравновешенный, здравомыслящий. Я бы с ним поговорил вполне дружески, и ничего бы этого не было. Но вмешалась эта разъярённая самка – черноволосая (раньше была рыжая), с безумными от ненависти чёрными глазами и перекошенным, намазанным каким-то макияжем, сморщенным от преждевременной старости лицом. И мы, двое мужчин, пошли на поводу у этой уродины!

Вину за скандал я делю пополам – между мною и директором. Не надо было нам, двум мужчинам, давать волю озверевшему бабью.

Какие безобразия вытворяла в два прошлых учебных года Колина классная руководительница – это страшно вспомнить. Её давно надо было бы выгнать из школы с волчьим билетом за все её художества. В прошлом году, например, она устроила жесточайшую травлю против Коли, организовала детей, и те каждый день кричали Коле, чтобы тот уходил из школы. Тогда я пригрозил ей, что она вылетит с работы за то, что она искусственно натравливает детей против моего сына, пожаловался директрисе, привёл примеры безобразий, которые устраивает эта особа, и тогда Колина классная руководительница струхнула – я так понял, что с нею круто поговорила директриса.

Кстати, та директриса была очень хорошим человеком, и у меня никогда не было сомнений в её порядочности и в её уме. Между прочим, она была ещё и очень красива – и лицом, и телосложением, и одеждой. И я вполне допускаю, что достойные женщины могут возглавлять школу и приносить пользу российскому образованию.

Но не эти же хабалки и босячки!

О том, что разнузданные бабы берут верх над мужчинами в школе – я очень подробно писал в своей книге «Записки мятежного учителя» и приводил примеры их безобразного поведения…

И что же всё-таки делать с ними?

Давать отпор так, чтобы дрожали от страха за свои поганые шкуры, но от скандалов надо всё же уклоняться. Если я ещё раз приду к директору, и там будет эта полная злобы и ненависти Ирина, я просто откажусь разговаривать с нею.

А Колю я потом спросил:

– А что правда, что эта девочка тебе поставила подножку или у неё это вышло случайно?

Коля поклялся мне, что подножку она поставила умышленно и ещё что-то приговаривала при этом. Я поверил сыну, но велел ему не говорить больше плохих слов. В крайнем случае, обозвал бы её дурой, но не более того.

 

 

ЧТЕНИЕ В ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ

Поскольку я бюрократом был с самого детства, то я вёл список всего прочитанного. Сейчас понимаю, что список был не нужен, потому что я и так всё помню, но тогда мне казалось это важным.

Читал очень много и сейчас задаюсь вопросом: что из прочитанного в школьные годы оставило самый глубокий след во мне?

Если называть писателей, то их три: Жюль Верн. Новиков-Прибой и Куприн.

Если уточнять, то это будут три романа Жюля Верна: «Дети капитана Гранта», «80 000 километров под водой» и «Таинственный остров».

У Новикова-Прибоя – «Цусима» на первом месте; кроме того: «Капитан первого ранга», «Солёная купель» и «Подводники».

У Куприна – просто отдельные рассказы: «Белый пудель», «Штабс-капитан Рыбников», «Олеся» и другие.

 

Чуть ниже стоят Плутарх, Тит Ливий, книги с морскими сюжетами – в том числе и технические или исторические.

 

А что вызвало отторжение из прочитанного в эти же годы?

«Как закалялась сталь» – отторжение.

Роман Горького «Мать» – вызвал у меня просто ненависть к этому писателю.

Паустовский мне был просто неприятен. Сейчас я переменил своё мнение о нём, но тогда отнёсся к нему плохо.

Никакого Гайдара и прочих книг в этом же духе я никогда не читал.

 

Что понравилось тогда, но теперь я жалею о том, что прочёл это?

Весь Майн-Рид – это одна сплошная халтура и мерзость. Пропагандировал садизм и расовое смешение.

«Хижина дяди Тома». Мерзость.

Дюма. Всё было интересно, но если его книг не прочесть ни одной, то ничего не потеряешь. Просто развлекаловка.

Роман Робера Мерля «Остров». Изумительно интересный и красивый роман, но для юношества – вредный.

«Олеся» Куприна – шедевр русской и мировой литературы, а сам Куприн – гений почище какого-нибудь Чехова или Бунина. Но мальчикам школьного возраста читать такое опасно. Мальчик начинает допускать возможность встречи с женщиною, у которой будут мистические способности, и может крупно вляпаться, ибо такие женщины, чаще всего бывают ведьмами, а не добрыми феями. Я после смерти первой жены постоянно натыкался именно на таких женщин. И откуда они возле меня брались – и сам не представляю. Это были опасные встречи.

Мне повезло, что я прочёл Булгакова уже после армии, но и то: он мне нанёс большой вред.

 

Все остальные хорошие вещи я прочёл уже после школы и считаю, что правильно сделал: Тургенев, Достоевский, Толстой и прочие русские гении – их надо читать всерьёз уже после двадцати лет.

 

Жалею, что в школьные годы не прочёл Гофмана и открыл его для себя только после двадцати лет.

 

 

УРОКИ АРМИИ (одна из глав будущей книги)

Мой сын Николай младше меня на шестьдесят лет. При такой разнице в возрасте как-то не очень тянет на проявления строгости и постоянно хочется делать ребёнку всяческие поблажки, а не только подталкивать его к какой-либо серьёзной деятельности.
Ну, вот, допустим, как разбудить утром любимого сына в школу? Ведь он не просыпается и не просыпается, а я уговариваю его и уговариваю, а он всё дрыхнет и дрыхнет… А всё потому, что вчера слишком поздно лёг и из-за этого не выспался. А почему слишком поздно лёг? Да потому что заигрался, а уложить его спать не так-то просто. Сначала ведь надо загнать в ванную, и только потом – в постель.
Но иногда я просто беру сына за подмышки и ставлю сонного и с закрытыми глазами на пол. Он хнычет. А я железною рукою отвожу его опять же в ванную и заставляю чистить зубы и умываться.
А потом, когда веду в школу, рассказываю про то, как я служил в армии.
 
Было так:
Привезли нас в палаточный лагерь в точку, находящуюся в тридцати километрах на восток от Уфы. А там – красивая местность: поля с высокими холмами, покрытыми лесом и – палаточный лагерь. И какой-то плакат, приветствующий солдат, прибывших в лагерь для прохождения курса молодого бойца.
«Нас» – это шестьдесят солдат русской национальности, призванных на военную службу из Смоленской области. А я как раз после школы оказался имен-но в той далёкой от моего Ростова-на-Дону местности, потому меня оттуда и взяли в армию.
В палаточном лагере уже были приехавшие на день раньше нас шестьдесят солдат азербайджанской национальности, согнанных на службу из горных районов Азербайджана. Про это я сыну не рассказываю, рано ему ещё об этом знать, но у русских с азербайджанцами были очень тяжёлые взаимоотношения, и агрессия всегда шла со стороны кавказцев.
Впрочем, продолжу.
Из всех ста двадцати солдат формируют учебную роту: три взвода по сорок человек в каждом.
В каждом взводе – четыре отделения.
В каждом отделении – десять человек. Пятеро русских и пятеро азербайджанцев.
Каждым отделением командует сержант – это такой же воин срочной службы, как и мы, новопризванные, но этот воин прошёл специальную полугодовую подготовку на сержантских курсах.
Каждым взводом командует офицер в звании лейтенанта, а возле него находится помощник – заместитель командира взвода из числа сержантов.
Должности заместителя командира роты по политической части (замполита) у нас не была, а командир роты был – офицер в звании старшего лейтенанта.
Помню фамилии и лица.
Командир роты – старший лейтенант Салимов. Татарин огромного телосложения, с русскою внешностью и с совершенно русским менталитетом.
Трое командиров взводов: лейтенант Воробьёв, лейтенант Ганеев, лейтенант Сахибгареев.
Первый – русский, двое других – татары. Ганеев был черноволосым и голубоглазым красавцем с очень европейскими чертами лица и абсолютно русским менталитетом. А лейтенант Сахибгареев… Это вообще – отдельная тема!
Сахибгареев имел нордическую внешность – светло-жёлтые волосы, голубые глаза и очень высокий рост. Менталитет – культурного русского человека, настоящего офицера.
Все четверо имели прекрасную выправку, прекрасную манеру поведения и, будучи нашими фактическими учителями, разительно отличались от тех тёток-учительниц, которых мы все наблюдали в свои школьные годы.
Особенно поражал меня лейтенант Сахибгареев. Я его запомнил таким: он выходит из офицерской палатки – в новенькой полевой офицерской форме, весь такой из себя подтянутый и безупречный. Под мышкою у него чёрный том из собрания сочинений Хемингуэя, считавшегося тогда остродефицитным писателем; Сахибгареев ложится на траву и предаётся высокоинтеллектуальному чтению. Несмотря на подчёркнуто строгое поведение, Сахибгареев всегда шутил и смеялся, никогда не отдавал грозных приказов, а командовал как-то так, что у него это получалось весело и одновременно торжественно. И именно он и был у меня командиром взвода. Из всех офицеров, что я видел за время своей службы в армии, я вспоминаю с глубочайшим благоговением только двух – Сахибгареева и Тюменцева, о котором речь пойдёт ещё впереди.
 
Итак: рота в 120 человек. 60 разъярённых азербайджанцев, спустившихся с гор, и 60 русских, жёстко подобранных по признаку деревенского происхождения. Единственным городским человеком во всей этой роте был я – рядовой Полуботко.
Горные азербайджанцы были полны решимости не соблюдать никаких законов, отбирать еду и вещи у русских, воровать и лгать. Ещё когда их везли в поезде из Баку в Уфу, они подняли мятеж – напали на сопровождавшего их майора и двух сержантов. Возглавили мятеж агрессивные гомосексуалисты, которые, обкурившись анаши, напали на офицера и сержантов и заявили, что собираются из-насиловать всех троих! Майор с сержантами, будучи побитыми, вырвались от них. Позвали на помощь, пришли на помощь вооружённые люди и усмирили бунтовщиков. Самых главных арестовали, судили и семеро из них потом получили большие сроки. Помню фамилию главного зачинщика: Али-заде. А с остальными провели потом разъяснительную беседу в духе дружбы народов. Но провели плохо – не все знали русский язык (хотя его им вроде бы преподавали в тамошних школах), и не все имели соответствующий настрой. И вот теперь они здесь: наглые, развязные, подлые. Были среди них и смирные, но мало.
 
Всех повзводно выстраивают на поляне перед палатками. И перед всеми стоит гигант старший лейтенант Салимов и молодой старшина сверхсрочной службы Зарицкий, про которого я забыл упомянуть. Его охарактеризую так: Салимов казался атлетически сложенным гигантом, только если рассматривать его отдельно. На фоне Зарицкого это был просто мальчик. Ибо Зарицкий был ро-стом ещё выше, в плечах был ещё шире, а уж про то, какую мускулатуру он имел, про то долго рассказывать.
И вот сто двадцать человек солдат стоят перед Салимовым и Зарицким. И все трепещут. И никто и пикнуть не смеет.
Салимов подаёт команды, а Зарицкий стоит, переминаясь с ноги на ногу, рядом и многозначительно и многообещающе молчит.
И каждому понятно: ослушание – смерти подобно. Ибо страшны не мускулы Салимова и Зарицкого, а мощь Громадной Империи, представителями которой являются этот старший лейтенант и этот старшина.
Вечер. Сумрак. Кругом – красивая природа и дурманящие запахи зелени.
Салимов достаёт из кармана коробку спичек. Достаёт одну спичку и чиркает ею. Командует грозным голосом:
– Отбой по полной форме!
И все разбегаются так, как будто их ветром сдувает. Каждому нужно добежать до своей палатки, раздеться и лечь в постель. А спичка горит 30 секунд!
Вот в эти 30 секунд и надо успеть.
Делалось это так: пока бежишь, снимаешь с головы пилотку, расстёгиваешь основной ремень с медною бляхой, пуговицы на гимнастёрке тоже расстёгиваешь, а гимнастёрку снимаешь через голову, после чего расстёгиваешь брючной ремень и пуговицы на штанах. К тому времени, когда ты подбегаешь к своей кровати, у тебя в одной руке пилотка, ремень и снятая уже гимнастёрка, а другою рукой ты придерживаешь расстёгнутые штаны, чтобы не упали.
Сбрасываешь сапоги и прыгаешь в постель.
Потом приходят сержанты.
Приказ:
– Поднять всем ноги!
Все, лёжа в постелях, задирают вверх ноги, а сержанты смотрят, не заскочил ли кто-нибудь в постель с неснятыми штанами. Если таковые находились, то они шли после этого на всю ночь рыть окопы. Утром им нужно будет встать со всеми в строй и заниматься стрельбою, строевою подготовкою и беготнёю в противогазах наравне со всеми остальными солдатами, которые нормально выспались.
Новая команда:
– Всем встать и заправить вещи!
Неряшливо разбросанные вещи собирались и укладывались на табуретку в точности так, как положено – по определённой системе. И упаси боже – кто-то не так заправит свои вещи! Это означало рытьё окопов на всю ночь.
Новая команда:
– Всем спать!
В большой палатке, где помещается целый взвод, выключается свет, и все расслабляются. Кто-то пытается шутить и болтать, но тут – грозный окрик:
– Отставить разговоры! Всем спать!
Тишина и темнота. И вдруг свет зажигается и – ещё один приказ:
– Сорок пять секунд сроку – подъём по полной форме!
Все вскакивают, мгновенно одеваются и выбегают на лужайку перед палатками.
А там стоят Салимов и Зарицкий. Они всё это время и не уходили никуда.
Рота выстраивается. Сержанты проходят мимо солдат и проверяют, правильно ли у них застёгнуты пуговицы на гимнастёрке и не спадают ли штаны.
Сержанты докладывают своему лейтенанту.
Лейтенант докладывает старшему лейтенанту.
Салимов командует:
– Рота, равняйсь! Рота, смирно!
Все застывают. Шок и трепет. А куда денешься – империя! Хоть Римская, хоть Советская, а с нею шутки плохи.
Салимов достаёт спички. Чиркает. Кричит:
– Отбой по полной форме!
И все разбегаются. И всё повторяется.
Десять раз повторяется.
Двадцать раз повторяется (а я всё считал, я ведь прирождённый бюрократ!).
Ждём новой команды «Сорок пять секунд сроку – подъём по полной форме!» Но она так и не звучит. После двадцати отбой-подъёмов засыпаем крепчайшим сном. Два часа сна мы потратили на тренировки, но шесть-то часов у нас ещё есть впереди. И мы засыпаем.
Утром – подъём! Делаем зарядку. И бежим с полотенцами умываться на речку Умсу.
Четыре километра – туда, четыре километра – обратно.
Бежать надо быстро и не отставать.
Если кто-то отстаёт, возвращают весь его взвод и заставляют бегать вокруг отставшего. Если кто-то бежать не может, его берут под руки и бегут вместе с ним. Если кто-то теряет сознание и падает, то его вчетвером берут за руки и за ноги и всё-таки бегут вместе с ним.
Однажды один азербайджанец отказался бежать. Упал на землю и стал орать, что никуда больше не побежит.
Вокруг него бегала вся рота, и все ему кричали:
– Вставай, гад! Мы бегаем тут по кругу из-за тебя!
А он не встаёт. Орёт.
Тогда его сильно побили, подхватили вчетвером и понесли дальше.
Ну и потом были занятия: строевая подготовка, политическая подготовка, метание учебных гранат, стрельба, рытьё окопов.
Политзанятия у нас проводил приезжавший из Уфы майор Иванченко, бывший фронтовик – в 1970-м году такие ещё были на службе.
Всё, что он говорил про родину, партию и Ленина – ничего не помню. А вот про то, как полезно хорошо окапываться перед боем – помню.
Он рассказал о том, как два бойца окопались однажды – каждый по-своему. Один плохо, потому что поленился, а другой хорошо – так, что торчала одна только голова. Первый погиб, а второй стрелял себе и стрелял в своё удо-вольствие и до победного конца. И остался жив!
 
И вот это всё – с нужными пропусками, разумеется, – я и рассказываю своему маленькому сыну Николаю, когда он начинает вредничать при вставании по утрам или при отходе ко сну.
Я сейчас думаю, что такая чрезмерная строгость была не нужна. Лучше было бы, если бы такая строгость была в школе, тогда бы и в армии не пришлось устраивать все эти безумные дрессировки с отбой-подъёмом и прочим… Но я этого уточнения не делаю. Пусть сын думает, что так и надо.
И ещё про национальные конфликты пока не рассказываю. Рановато ему об этом знать сейчас. Подрастёт расскажу.
И кстати, насчёт азербайджанцев. Я ведь с ними потом служил два года. Сволочей было много, но были и нормальные парни, с которыми я вполне ладил. Про них я понял одно: если их не возбуждают вожаки, то это вполне законопослушные ребята. Даже и вполне порядочные среди них были!
В моей восьмой роте, где я потом служил, было двое азербайджанцев из числа тех самых: рядовые Ари́ф Таги́ев и Ма́лик Кази́мов. Оба постоянно попадали на гауптвахту за плохое поведение (гигант Ариф был грубияном, а коротышка Малик – ротным шутом), но у меня с ними были нормальные отношения.
Вспоминаю рядового Магомедова. Он был аварцем из Дагестана. Когда меня однажды за плохое поведение отправили рабочим по кухне (а это считалось страшнее гауптвахты), то он пришёл ко мне и встал рядом со мною и стал мыть посуду, для того, чтобы облегчить мне мою участь. А ведь я его не только ни о чём не просил, но и боле того – не очень-то с ним и дружил, а просто поддерживал нормальные отношения. Он сам пришёл! Так что, Кавказ – это не так-то просто.

 

 

О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ У ГОМЕРА

У него две книги – «Илиада» и «Одиссея» – и два ответа на вопрос: в чём смысл жизни?

В первой книге на этот вопрос отвечает Ахиллес, во второй: Одиссей.

Я всё многократно перечитывал и всё знаю наперёд, но пока буду говорить только о первой книге. Сегодня я прочёл 8-ю и 9-ю песни «Илиады». 8-я меня в этот раз не очень впечатлила, а вот 9-я – это да! Завтра буду ещё раз перечитывать её, чтобы сильнее проникнуться её великими идеями.

В 9-й песни много всяких событий, но главное вот что: Ахиллес рассуждает о том, как ему жить, точно зная из Высших Инстанций, что у него – только два выбора.

Первый выбор. Отказаться от дальнейшего участия в войне и вернуться домой. Ахиллес рассуждает так: мне троянцы ничего плохого не сделали, а Елену они украли не у меня. Вот у кого украли, тот пусть и разбирается, я вернусь домой со своим воинством и буду жить долго и счастливо. Но, правда, славы мне не будет за это никакой.

Второй выбор. Ахиллес прекрасно понимает, что Троя – это средоточие мирового зла. И это зло нужно победить. Но ему точно известно от своей матери богини Фетиды, что он в войне с троянцами должен погибнуть. Но после этого его ждёт слава одного из величайших греческих героев.

В 9-й песни Ахиллес решает, что лучше жить долго и счастливо и не быть при этом героем, чем погибнуть в молодости и после этого стать одним из величайших…

Но я-то знаю наперёд, что будет дальше. Он всё-таки ввяжется в войну. В самом тексте «Илиады» не рассказывается о том, как он будет убит, но мы-то знаем из других источников, что он потом погибнет при штурме Трои. Гомер-то сочинил на самом деле не две поэмы, а несколько. До нас дошли только две, а остальные мы знаем лишь в кратких пересказах, оставшихся от греков. Вот в этих пересказах и говорится о его смерти.

Но в самой «Илиаде» есть другая сцена (я до неё ещё не добрался): битва Ахиллеса с Гектором. Это самая потрясающая и многозначительная сцена во всей европейской литературе. А поскольку европейская литература и мировая – это практически одно и то же, то и во всей мировой.

Это некая кульминация всей Европейской цивилизации. Её высшая точка.

В описываемые Гомером времена греки выглядели не так, как сейчас, а принадлежали к нордической расе – все сплошь были блондинами, так же как и их боги, за исключением одного Посейдона, который был брюнетом.

Так вот, поведение у Ахиллеса – нордическое, и оно не всем людям сейчас понятно. Христианство ещё не пришло на европейскую землю, а нордические язычники того времени жили и мыслили по-своему, И они не умели или не любили прощать. И всегда мстили и в своей мести могли остановиться только в том случае, если встречали противодействие. Если нет, то мстили до конца.

Приведу простой пример: война с Наполеоном. Русские войска берут Париж и, с точки зрения нордического менталитета, этот город нужно было стереть с лица земли за то, что французы натворили у нас в Москве. Лично мне это их поведение непонятно, и я осуждаю Александра Первого за то, что он так повёл себя. Тюфяк! Французы не простили нам нашей мягкотелости и в скором времени снюхались с англичанами и устроили нам ужасную и позорную для нас Крымскую войну.

Второй пример: взятие Берлина. То же самое: можно было стереть Берлин с лица земли. Но – не стёрли. У меня есть фотография, где мой отец в городе Берлине стоит в компании шестерых своих фронтовых друзей, и все они на снимке такие уравновешенные, чистенькие и спокойные, аж любо-дорого глядеть, а на дворе, между прочим, всего лишь конец мая 1945-го! Это означает, что нордический менталитет в России не прижился, и это при том, что древние славяне были нордическим народом.

«Война и мир» – великая эпопея, но, конечно, Толстой не сумел выполнить первоначальной задачи: заткнуть за пояс Гомера. А он поначалу ведь заявлял: превзойду, мол, «Илиаду». Ага, держи карман шире – не превзошёл! Но один по-настоящему потрясающий персонаж там есть: это второстепенный Долохов. Он самый невероятный из всех, и, между, прочим, Толстой описал его с нордическими чертами.

Повесть «Казаки» – это был тот самый материал, из которого и можно было сделать настоящую эпопею, далеко превосходящую «Войну и мир», но Лев Толстой сам не понял до конца, какой невероятный материал оказался у него в руках. Зануда!

«Цусима» – великая русская эпопея, но там автор оказался слишком простодушным для такого материала. Там нет великих героев.

Единственным примером – но, увы, печальным! – является роман «Как закалялась сталь» Островского. Там есть герой – Павел Корчагин. Но всякий человек, сражавшийся за торжество советской власти, это преступник, поэтому Павел Корчагин – это героическая личность, вне всякого сомнения, но – злодейская. Образно говоря, это Гектор, на которого в русском народе не нашлось своего Ахиллеса.

Жуковский о Гомере писал так:

 

Веки идут, и веки уходят; а пенье Гомера

Всё раздаётся, и свеж, вечен Гомеров венец.

Долго думав, природа вдруг создала и, создавши,

Молвила так: одного будет Гомера земле!

 

 

 

10 мая 2019

КОРОТКО И ДОХОДЧИВО – ДЛЯ ПРОСТОДУШНЫХ И НЕОПЫТНЫХ
Недавно прочёл у себя в ленте такую мысль: движение БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК оскорбляет чувства верующих православных людей, ибо это безобразие позаимствовано у индейцев Боливии и Мексики с их культом мёртвых, а равным образом и у кельтов, печально знаменитых своим хэллоуином. Естественно, тут же забанил.
Но постоянно читаю одну и ту же мысль в разных видах и у разных людей. И тут уже – всех не забанишь, ибо мысль живёт и здравствует. Попытаюсь пересказать её своими словами:
– Какая же это победа, ежели немцы теперь живут хорошо, а мы живём плохо?
– И стоило ли вообще сражаться за такой исход? Наши ветераны бедствуют, а кто-то где-то живёт хорошо!
– И не легче ли отменить празднование Дня Победы (потому что это ПОБЕДОБЕСИЕ) и заменить его на ДЕНЬ СКОРБИ, на ДЕНЬ ТИШИНЫ или на что-то другое в этом роде.
Поясню, что имеется в виду на самом деле.
На одну чашу весов кладём ПРАВОСЛАВИЕ с его приоритетом всего духовного над всем материальным, а на другую чашу весов кладём ПРОТЕСТАНТИЗМ и ИУДАИЗМ с их прославлением всего материального, которое превосходит всё духовное.
Вот это и всё. Или – или. А всякая словесная эквилибристика – это для наивных. Ты либо православный, либо ты из тех, других.
Те, у кого материальное на первом месте, имеют такие моральные установки:
– Если ты богат, то это означает, что тебя любит Бог и ты хорош.
– Если ты беден, то это означает, что тебя не любит Бог и ты плох.
– Падающего толкни. Его же не любит Бог, стало быть, надо помочь Богу не любить этого человека ещё сильнее.
– Если ты сделал подарок или осчастливил чем-то другим того, кого любит Бог, то ты не заслуживаешь за это благодарности, ибо ты всего лишь выполнил волю Божью, а ты и так обязан был сделать это. Ну, например, ты положил свою жизнь за того, кого любит Бог. Ну, и правильно! Лежишь себе в могиле, вот и лежи там – ты ведь обязан был сделать это, и о чём тогда жалеть?
– Если же ты огорчил чем-то того, кого любит Бог, то ты вдвойне преступник: во-первых огорчил любимца Бога и хорошего человека, а во-вторых оскорбил самого Бога. Бог любит того человека, а не тебя, а ты противишься его воле. Значит, ты – против Бога!
– Это же касается и всей России. Россия защитила весь мир от фашизма, а положила миллионы жизней на это дело – ну вот и отлично! Ей не может быть за это никакой благодарности, потому что Бог любит нас, а не её. А поскольку Бог любит именно нас, а её не любит, то, стало быть, Русский народ всего лишь выполнил волю Божью, спасая любимцев Бога от беды. Русский народ просто выполнил свой долг, и поэтому наш удел: жрать-пить и наслаждаться развратом (особенно напирая на гомосексуализм), а его участь – служить нам…
Вообще-то, это всё рассуждения от сатаны, а не от Бога, особенно по поводу разврата.
И чем это отличается от немецкого фашизма?
Пусть подумают об этом те, кто выступает против Дня Победы и против Бессмертного полка и приводят при этом всякие поводы.
 

 

3 мая 2019

СКАЗОЧКА НА НОЧЬ О ВЕЛИКОМ И МАЛОМ
Однажды малые народы, пользуясь тем, что народы великие отлучились из дому на прогулку, затеяли игру под названием: А МЫ ТОЖЕ ВЕЛИКИЕ!
Играли-играли и доигрались до того, что  стали говорить,  будто от них произошли и Ахиллес с Одиссеем, и Иисус Христос, и Будда, и спартанцы, и шумеры, и инопалнетяне. И даже так: вся Мировая цивилизация зародилась у них, и всё Человечество произошло именно от них! А самый великий народ – на самом деле и не великий вовсе, а самый ничтожный!
И с этими словами как стали наперебой клеймить его позором: мы великие, мы! А вовсе не он!
И на почве своего величия стали вытворять всякие безобразия: то людей подожгут в Доме Профсоюзов за то, что те не такие великие, то собор Парижской Богоматери опять же подожгут, то затеют ИГИЛ, то начнут в массовом порядке напяливать на себя деревенскую одежду с какими-то узорами, то историю перепишут заново. Да ещё и смеются над своим злодеяниями. А что? Мы же великие, нам всё можно!
Но тут великие народы вернулись домой с прогулки и ужаснулись увиденному. Кого в угол поставили, кого нашлёпали, а кого и ремнём хорошенько проучили. А потом взмолились: Господи, да что же это такое творится с малыми народами? Почему они так обезумели? То у них вышиванки с Бандерой, то у них Беслан, то у них ИГИЛ, то у них Нурсултанат, то у них красные кхмеры, то у них сомалийские пираты…
Тут Добрый Боженька услышал их молитвы и спустился с небес. Погладил по головке плачущие малые народы и сказал им:
– Неразумные вы дети! Запомните раз и навсегда, что вам никогда не вылезти из ваших песочниц, где вы обречены играть вечно. Хотите встать взрослыми? Присоединяйтесь к великими народам! А нет – ну так играйте и дальше со своими национальными игрушками и слушайте старших, а пуще всего тот единственный народ, который я назначил самым главным на Земле – Русский. И будет вам счастье. А пока – на колени и замаливайте свои грехи перед ним.

 

19 марта 2019

УСКОРЕНИЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЕЧНЫМ
Всё рушится, причём с нарастанием. Всё быстрее и быстрее разваливаются империи, идеологии, нравственные устои, национальные образования…
И до каких пор?
Поскольку всё происходит с явным ускорением, то легко предположить, что всеобщий развал станет непрерывным, и тогда всё должно погибнуть. И это будет очень скоро – ещё в этом веке. Или даже к середине этого века.
И что затем?
Мы уже видели, что после развала Римской империи, захватившие её готские племена ничего хорошего не создали на её руинах и сами же потом погибли.
Романо-германские игры в цивилизацию тоже ни до чего хорошего не довели. Романским и германским народам Греко-Римская цивилизация оказалась не по зубам. Получили игрушку и, как капризные и не вполне нормальные дети, поломали и выбросили… Хорошо ещё, что всё это время были славяне, из которых выделился лишь один-единственный жизнеспособный народ – Русский.
А если и он погибнет – тогда что?
Оставшиеся племена, как бы многочисленны они ни были, не смогут продолжить разумную жизнь на Земле, и тогда всё погибнет. Даже и без атомной войны. Запад отомрёт в первую очередь – это понятно. Но ведь и Россия может погибнуть. А если не будет России, то дальнейшее развитие человечества невозможно.
Я думаю, что гибели всё-таки не будет.
Что-то должно будет твёрдо установиться.
Всё самое главное, что есть – это то, что в головах у людей. И вот там-то и должно будет произойти важное переключение.
От чего-то придётся отказаться и до чего-то додуматься.
Ничего нового люди не придумают. Просто вспомнят кое-что старое.
 
 

 

14 марта 2019.

УГАСАНИЕ РАЗУМА НА СТАРОСТИ ЛЕТ. Размышления о том, как это бывает – с кем и почему

Маразм – это страшная штука, и не надо смеяться или, многозначительно закатывая глаза, лицемерно сочувствовать. Со всяким может случиться!

Я помню, как 12 лет назад один мой интернетовский френд почему-то вдруг воспылал ко мне ненавистью (я ему для этого не подавал никаких поводов) и написал примерно следующее: этот маразматик Полуботко бесится на старости лет от того, что стал импотентом! Откуда у него взялись сведения о моей импотенции – даже и не представляю. Я ему ничего такого не сообщал о себе. И вообще: я в те годы как раз был в расцвете сил – женился после смерти первой жены, произвёл на свет ещё одного сына, готовил к изданию свои книги…

Ведь это у него как раз и был маразм.

Помню, как я впервые содрогнулся от ужаса при наблюдении этого явления. Мне было лет 45-46, и одному моему знакомому – примерно столько же. Он был кандидатом наук и вообще считался умным человеком. Но однажды он высказал примерно такую мысль:

– Глобальное потепление – это очень серьёзно. Если раньше я думал, что, в случае таяния льдов, будут затоплены большие участки суши только в Северном полушарии, то теперь мне совершенно очевидно, что пострадает и Южное полушарие тоже.

Разумеется, я промолчал и не стал напоминать ему про сообщающиеся сосуды и про то, что уровень воды в Мировом океане везде одинаков. Технарь и кандидат наук должен это и так знать… И даже в возрасте 99 лет сказать такое было бы стыдно. Мне тогда просто стало страшно: парень не курил и не пил, всегда отличался здравомыслием и вот – накрыло!

Маразм может прийти в любом возрасте. Во время своей педагогической деятельности я наблюдал проявления маразма у старшеклассников: юные старички или старушки из числа хороших и прилежных учеников иногда такое выдавали, что мне делалось грустно и я начинал сомневаться во всемогуществе педагогики и разумных убеждений.

И что делать?

Укреплять память, укреплять соображение. А что ещё? Кто-то усиленно играет в шахматы, кто-то усиленно учит стихи, а кто-то просто пребывает в умственном напряжении по поводу трудной работы – у каждого свои рецепты, но бояться наступления маразма должен каждый.

В молодые годы я очень любил читать словари разных языков. Просто ложился на диван и часами читал и читал словари, и мне это было интересно. Я читал словари всех славянских языков, всех германских, почти всех романских; читал словари литовского языка, латышского, эстонского, финского, албанского, карачаево-балкарского… Я не старался запоминать слова, но многие из них мне сами запоминались. И точно так же я читал грамматические справочники и учебники по этим языкам. И мне это было страшно интересно.

А ещё я любил листать атлас мира или атлас Советского Союза и буквально прочёсывать все континенты и отдельные области. Тренировалась зрительная память, запоминались названия городов и рек.

И мне всё это было очень интересно.

А сейчас я отошёл от этого. Иностранные языки наводят тоску (особенно западноевропейские), и география осталась в прошлом.

Но зато у меня есть два этимологических словаря, которыми я сейчас занимаюсь – русский и латинский. Я держу их в голове и постоянно прокручиваю какую-то информацию. Я редактирую статьи в своих словарях даже и тогда, когда не сижу перед компьютером. Просто вспоминаю какую-то информацию и в уме перебираю её…

Но иногда что-то вылетает из головы, и это – старческое. То, что я перестал любить иностранные языки и стал подзабывать их – это оно же самое. Старость не радость. И всё же я считаю, что я пока ещё на взлёте и не достиг пика своих умственных возможностей.

Отслеживаю некоторых своих знакомых, с которыми когда-то был дружен. Например, Разорившийся Меценат – это был когда-то человек, повергавший меня в изумление своими мыслительными способностями, у него были не просто колоссальные умственные способности, а свойства – человека не от мира сего! И я вспоминаю его суждения и наблюдения, и горжусь тем, что был рядом с таким необыкновенным человеком. Хотя и глупости всегда были при нём в избытке, но я их мысленно отметал. А сейчас это просто угасший гений и пустышка. Поглупевший, обозлённый…

Лже-Атаман. Я не сразу понял, что с ним происходит: моральное растление на почве стремительного обогащения. А ведь я поначалу восхищался им!

Гениальный Железнодорожник – потрясающая судьба. Почему в возрасте 40 с чем-то лет на него обрушился маразм – это для меня тайна. Но он просто угас у меня на глазах от непрерывной череды собственной глупости. И потом он внезапно умер.

Гениальный Лингвист. Я до сих пор горжусь тем, что был знаком с таким невероятным человеком. Но он впал в забытьё, стал вести замкнутый образ жизни и опять же – умер!

Маразм косит людей без всякой пощады. Он приходит к человеку и заявляет:

– Ну, здравствуй, я твой Маразм, и я пришёл за тобою!

И человек ничего не может поделать: примиряется, сдаётся, а потом или сразу умирает, или постепенно.

Недавний случай потряс меня до глубины души.

12-го марта сего 2019-го года я отметил свой день рождения. Мне стукнуло 69. Не праздновал, а просто мысленно отметил. Жена подарила мне новый телефон, а старый, которым я пользовался до этого 12 лет, я отложил в сторону. А я как раз в эти дни работал над воспоминаниями о своём командире роты – с ним эта самая неприятность и случилась когда-то: спился и умер. Совершенно изумительный был человек! Оставил след в моей жизни! И у меня на глаза наворачиваются слёзы, когда я представляю, что 26 лет тому назад он умер, хотя мог бы ещё жить и жить. Воспоминания называются «Беседы со старшим лейтенантом Тюменцевым».

И вот, стало быть, 14-го марта я решил позвонить по новому телефону своему армейскому другу, который так же поразил когда-то моё воображение своими умственными и моральными качествами. Я хотел уточнить у него кое-какие подробности из жизни нашего с ним командира роты. Но, перед тем, как рассказать о том, что случилось, я должен кое-что вспомнить, сделать отступление.

Два с половиною года назад я узнал номер телефона моего армейского друга и позвонил ему. Он тогда хорошо поговорил со мною, многое рассказал о себе, многое вспоминал о прошлом. Когда-то он был блистательным спортсменом, а я, по сравнению с ним, был слабаком, но сейчас всё поменялось до неузнаваемости: он стал инвалидом, и рядом с ним я бы сейчас как раз и показался блистательным спортсменом…

Я тогда был рад той беседе, хотя меня и очень огорчили беды, случившиеся с моим армейским другом. Немного удивило то, что он не порадовался моим жизненным успехам: я женился после смерти жены на женщине, которая намного моложе меня, и она родила мне сына, и я сейчас – молодой папаша!.. Мог бы и поздравить меня, но почему-то не догадался, хотя не забыл насмешливо проехаться и по моим некоторым моим невзгодам, касающимся некоторых моих родственников… Впрочем, я спокойно стерпел это.

Но под конец беседы друг молодости огорошил меня таким нравоучением:

Он, оказывается, на сегодняшний день стал необыкновенно богат. Очень и очень! И, по этому случаю, он теперь общается только с людьми своего круга, и не допускает в этот круг людей низших. Отпустив несколько подколок по поводу моей бедности, мой армейский друг открытым текстом дал мне понять, что я не должен больше претендовать на честь считаться его знакомым и звонить ему впредь по телефону.

Я был совершенно поражён…

Ну и вот, спустя два с половиною года, 14-го марта 2019-года, я снова позвонил своему бывшему армейскому другу. Я решил для себя так: спрошу быстренько о командире роты то, что мне хотелось бы уточнить и тут же попрощаюсь.

Но – не вышло!

Бывший армейский друг поставил меня на место – да так, что мне тошно стало. Ну, то есть: блевать захотелось от омерзения.

О командире роты он почти ничего не помнил, но зато я выяснил, что за истекшие два с половиною года, мой бывший армейский друг усиленно отслеживал меня в Интернете, вместо того, чтобы просто позвонить и спросить, как у меня дела.

И в этом самом Интернете он наткнулся на мой сайт «Работы по языкознанию и педагогике», а там нащупал мою книгу «Записки мятежного учителя». В этой книге я поднимаю множество вопросов о положении дел в современном российском образовании и вспоминаю, как учились мои родители, как учился мой дед, памяти которого я посвятил эту книгу. Много говорится и об устройстве семьи и о том, как должны складываться родственные отношения…

И мой армейский друг читал это всё, читал и в 12-й главе книги внезапно нашёл упоминания про себя самого. Собственно, только он один и мог догадаться о том, что это про него, потому что там упоминалось только его настоящее имя, а фамилия не была указана, адрес и всё остальное отсутствовало. И главное: там всё было сказано о нём только хорошее – о нём, о его семье, о его родственниках. Описывалась такая сцена: я, мой армейский друг и его двоюродный брат – мы ещё очень молоды, и мы сидим в доме где-то в горах Северного Кавказа, выпиваем и закусываем… Ну и там речь шла о тамошних семейных традициях и о прочем таком, что соответствовало замыслу моей книги «Записки мятежного учителя»…

И вот 14-го марта 2019-го мой бывший армейский друг кричит мне в трубку, что я изобразил его алкашом.

Я пытаюсь возразить: да нет же, там у меня про тебя всё только хорошее.

Но бывший армейский друг всё кричит и кричит и уже в ярости и с ненавистью:

– Ты из меня дурачка-то не делай! Исправь то, что ты там написал! Если бы я был алкашом, то разве бы я смог достичь того, что у меня сейчас есть?

То есть: я теперь такая огромная величина, а ты меня изобразил каким-то непутёвым!!!

Я пообещал всё исправить и положил трубку.

И подумал: «А ведь это был враг – завистливый, злобный, невежественный, самовлюблённый до истерики. Я в книге столько вопросов поднял, но он всё отмёл и заметил в ней только то, что я изобразил его без должной почтительности. Шутка ли – человек такого масштаба, а про него говорится, что он пил водку с каким-то голодранцем и ничтожеством!»

Я тут же вошёл в этот текст и изменил в нём настоящее имя на выдуманное. Немного подправил и текст, написав так: мы немного выпили и хорошо закусили. Ну и всё. Если и тогда невозможно было понять, что речь шла о каком-то конкретном человеке, то после этих исправлений всё стало и вовсе непонятно.

Но осадок остался. Во всей моей книге он увидел только себя самого и, видимо, решил, что книга писалась ради него одного.

Ведь это даже и не мания величия. Это и есть старческий маразм в чистом виде.

 

 

20 февраля 2019

СКАЗКИ ГОФМАНА И ВОСПИТАНИЕ СЫНА

Коля пристаёт ко мне, чтобы я почитал ему сказки Гофмана. Да я-то готов, но ведь это ответственность-то какая!
Решил так: на ближайшие выходные почитаю ему сказку Гофмана «Чужое дитя». Кстати, я её ещё ни разу в жизни не читал на русском языке. При советской власти она была запрещена, и я её читал только по-немецки, да так она у меня в голове и отпечаталась – на немецком языке. Ну а теперь, когда все тексты Гофмана есть на русском, почитаю на русском сам и сына просвещу.
Но вот какое трудное решение мне придётся принять, когда я прочту сыну эту сказку: после неё он уже не сможет читать сказку про Малыша и Карлсона. Он и мультика смотреть не сможет! Ибо мне придётся объяснить своему 9-летнему сыну, что мерзкий демонический персонаж в сказке «Чужое дитя» был переосмыслен шведскою писательницею Астрид Линдгрен в весёленького смешного человечка с пропеллером на спине.
Меня сын спросит: а зачем эта шведская тётя сделала это?
И что я ему должен буду ответить?
Мне придётся объяснить Коле, что Карлсон имеет демоническое происхождение, а детская писательница переделавшая злобного демона на забавного человечка, имела некий злобный умысел. А уж тогда придётся коснуться и других её сказок, а они все есть в Колином книжном шкафу, и сможет ли он читать их после этого?
Рано или поздно мне придётся объяснить Коле, что Пушкин взял сюжет своей повести «Капитанская дочка» из сказочной пьесы Гофмана «принцесса Бландина». Оба произведения получились совершенно разными и на разные темы, но всё же смешная и одновременно грустная сказка Гофмана – это нечто эпическое и планетарное по сравнению с повестью Пушкина.
Объясню ему потом, что «Преступление и наказание» – это вещь, написанная Достоевским под впечатлением от романа Гофмана «Эликсир дьявола. Оба произведения – шедевры, но Достоевский – ученик Гофмана, а Гофман – учитель Достоевского!
А князь Мышкин в романе того же Достоевского «Идиот» очень похож на студента Ансельма в сказке Гофмана «Золотой горшок». И тоже: шедевры оба произведения.
Коля очень любит сказки Бажова, но одна сцена в «Каменном цветке» очень уж сильно напоминает сцену из новеллы Гофмана «Фалунские рудники». Но эту новеллу Коле читать ещё очень рано – слишком уж тяжёлая.
Про Карла Маркса мой Коля ещё не слыхивал, и, если я начну ему объяснять, что великий Карл Маркс сочинивший в своё время сказочную пьесу для детей «Мастер Кээс», сделал это в подражание Гофману (чего и не думал скрывать), а советская власть не включила эту сказку в собрание сочинений Кара Маркса по причине ненависти к Гофману, то это будет для ребёнка слишком уж трудно понять. Попозже.
Про «Мастера и Маргариту» я уже просто-напросто написал отдельную главу в своей книге «Женщины, которых мы выбираем». Книга эта адресуется Коле – когда повзрослеет, пусть прочтёт. Так вот там я рассказываю, почему я перестал уважать Булгакова: я совершенно спокойно отношусь ко всем его гофмановским мотивам в его романе, но одного момента ему простить никак нельзя. Не имел права русский писатель делать таких вещей!
Повесть «Отец Сергий», к сожалению, показывает убожество Льва Толстого, который попытался перенести на русскую почву «Эликсир дьявола» Гофмана, и создал, на самом деле, какую-то жалкую и вымученную карикатуру на литературное произведение.
Конечно, было бы проще не рассказывать Коле про Гофмана вообще никогда. Но вот в Германии Гофман забыт, и что хорошего из этого получается? Я думаю, что Немецкая нация просто бы проснулась к новой жизни, если бы была экранизирована и показана без искажений сказка Гофмана «Принцесса Бландина» о том, как хорошо организованные негры попытались захватить государство, населённое глупенькими белыми людьми, у которых в головах – чёрт знает что, но только не серьёзные мысли.
Разумеется, Коля уже никогда не сможет читать сказку Юрия Олеши «Три толстяка» после того, как прочтёт «Песочного человека» Гофмана. У Гофмана – глубокий смысл, а у Юрия Олеши – какая-то каша из каких-то фантазий.
После сказки «Чужое дитя» я прочту Коле сказку Гофмана «Королевская невеста» – через неделю после «Чужого дитяти». И тоже: сказка Гофмана перечеркнёт для Коли возможность прочесть сказку Джанни Родари «Приключения Чиполлино». Но, может, это и к лучшему?

 

19 декабря 2018

Коля принёс нам из школы бумажку с таким текстом:
Уведомление родителей (законных представителей) об ответственности за жизнь и здоровье детей.
Далее пишется, что школа предупреждает об ответственности в период новогодних праздников и зимних каникул за… Права и обязанности родителей… Делается указание на семейный кодекс РФ (глава 12) и областной закон № 346-3С…
И мы должны расписаться в том, что ознакомлены с этим предупреждением.
Мы с Юлей не нашли ничего лучшего, как сослаться на статью 23 Конституции РФ, где гарантируется неприкосновенность семьи и частной жизни. Но меня вот что волнует: НАИПОДЛЕЙШАЯ ПОСТАНОВКА ВОПРОСА.
Дело вывернуто таким образом, будто ребёнок не принадлежит нам — он всё время принадлежал школе, но на время каникул нам разрешили взять его к себе. Но, поскольку ребёнок не наш, а школьный, то нас предупреждают об ответственности за неправильное обращение с ним…

 

 

17 марта 2017

Вчера писал со своим сыном трудные слова. Со словом ВОЗЬМЁШЬ у него возникло недоумение: он понял, зачем пишется первый мягкий знак, но не понял, зачем второй. Коля мне и говорит:
— А можно я не буду писать второй мягкий знак?
Я ему отвечаю:
— Нельзя. Надо писать оба мягких знака — нужный и ненужный.
— А зачем писать ненужный?
Я объясняю:
— Для красоты.
Коля спрашивает:
— Да что тут красивого?
Я опять объясняю:
— Наше правописание — это святыня. Вот как ты на икону смотришь и не спрашиваешь, почему здесь этот бог, а не другой, вот так и здесь…
Позже я ему объясню одно хитрое правило, которого нет ни в одном учебнике: в глаголах всегда пишется мягкий знак после шипящих в конце слова. Таких случаев всего три, и мы их ещё выучим, но не сейчас.
Я представил, что бы я делал, если бы мы с ним оказались французами (ужасная участь!). Мы бы писали с ним имя JACQUES, и сын бы спросил меня: папа, а можно я напишу только первые три буквы, а следующие четыре буквы писать не буду — они же всё равно не читаются? Я бы ему ответил: нельзя, потому что французское правописание — это святыня! Даже, если из семи букв четыре лишние, то и тогда писать нужно все. А как бы я ему объяснял, почему слово WAZO нужно писать как OISEAU? Вот где настоящее безумие! Наши трудности орфографии — пустяк по сравнению с тем, что у англичан или французов. Какое счастье, что мы не они!