ЗАМЕТКИ РЕПЕТИТОРА ПО ЕГЭ

Мой электронный адрес: polubotko@bk.ru
КАТЕГОРИЯ ЛИЦА В ПОВЕЛИТЕЛЬНОМ НАКЛОНЕНИИ
Как-то раз одна моя ученица заявила мне сказала мне, что глаголы в повелительном наклонении не имеет форм лица.
Я сказал: ерунда, имеют.
Она мне показала школьный учебник. А там написано: ГЛАГОЛЫ В ПОВЕЛИТЕЛЬНОМ НАКЛОНЕНИИ НЕ МЕНЯЮТСЯ ПО ЛИЦАМ.
Я сейчас покажу своим читателям, что это не так.

Подавляющее большинство глаголов этого наклонения – это 2-е лицо:
Знай – знайте!
Читай – читайте!
Иди – идите!

3-е лицо выглядит так:
Пусть (он, она) знает – пусть (они) знают!
Пусть (он, она) читает – пусть (они) читают!
Пусть (он, она) идёт – пусть (они) идут!

Есть и 1-е лицо, но только во множественном числе:
Давайте (мы) узнаем!
Давайте (мы) прочтём!
Пойдёмте!
Вспомним слова из песни: «Споёмте, друзья, ведь завтра в поход уйдём в предрассветный туман…»

И вот это всё означает, что категория лица в повелительном наклонении существует! Это просто факт, который невозможно игнорировать.
Но в учебнике написано, что не существует.
И что делать ребёнку, если такой вопрос возникнет на ЕГЭ?
Было бы это живое общение с экзаменатором, ученик сказал бы примерно так: мол, в науке существует два мнения по данному вопросу. А так – как он скажет это?
И ведь это не единственный случай. Если бы я специально занялся этим делом, я бы составил целый список.
И что делать?
Я думаю, что ученики перед сдачей ЕГЭ должны иметь этот список в личном пользовании и непосредственно перед сдачею ЕГЭ обратиться с ним к учителям (возможно, в официальной форме). И ученик должен получить ответ по каждому из пунктов: ты должен считать так-то и так-то, а такая-то точка зрения на сегодняшний день нами не признаётся.
И это всё касается всех остальных предметов, где тоже наверняка будут такие же затруднения.
После некоторых размышлений по поводу категории лица у глаголов повелительного наклонения я пришёл к выводу, что доказательство наличия лица у этих глаголов – это просто чистая логика.
В самом деле, вот что у нас получается:
Я утверждаю, что в повелительном наклонении глаголы меняются по лицам, а мне говорят: это не так, не меняются. Есть только одна-единственная форма второго лица:
(ты) читай!
и
(вы) читайте!
А я в ответ не спорю, а соглашаюсь (точнее – делаю вид, что соглашаюсь, а ещё точнее – придуриваюсь). И говорю:
– Да, конечно. Так и есть, я согласен. Но вот вопрос: в предложении «Пусть он читает» мы наблюдаем глагол – какого наклонения? Поскольку это не может быть повелительным наклонением, то нам остаётся предположить, что это глагол либо в условном (сослагательном наклонении), либо в изъявительном. На сослагательное это не похоже, потому что нет частицы БЫ (читал бы), которая там обязательна. Стало быть, это изъявительное наклонение. Но вот беда: изъявительное наклонение – это то, что происходит на самом деле, а если я высказываю пожелание «пусть он читает», то разве это означает, что он делает это на самом деле? Я только желаю, чтобы он сделал это, но сделает ли он это на самом деле – я этого не знаю. И точно так же я говорю:
– Споёмте, друзья, ведь завтра в поход уйдём в предрассветный туман!
А друзья могут ведь и так ответить мне:
– Да не хотим мы петь! Тебе надо – вот ты сам и пой, а мы не будем!
Мои друзья не собираются петь в действительности хотя я и призвал их к этому. Это означает, что мой призыв «споёмте» не есть изъявительное наклонение, а какое-то другое.
Какое? Их всего три штуки в русском языке, и если не одно, то, стало быть, два других, из которых нужно выбрать какое-то одно.
Но, может быть, тогда есть глаголы, которые вообще не имеют наклонения? Но такого не бывает: любой русский глагол принадлежит к одному из трёх наклонений, нужно только выбрать, к какому именно.
И тогда: к какому наклонению относится мой приказ: пусть он читает? Или мой призыв: споёмте, друзья?
Только к повелительному!
Иными словами: мы возвращаемся к моему первоначальному утверждению: глаголам повелительного наклонения свойственна категория лица, и они могут принадлежать к одному из трёх лиц.

Что такое ОГЭ по литературе? Это заранее запланированная тупость. Ребёнок должен прочесть то, что велено (и в этом нет ничего плохого), но затем он должен в упрощённых формулировках высказаться об этом. Тупость и скудоумие при этом не просто приветствуются, а являются непременным условием успешного выполнения задачи.
Если ребёнок — фантазёр, яркая и одухотворённая личность — тогда как ему быть? Хорошо, если он тупой от рождения, если он прирождённый приспособленец и зубрила, а если нет?
Это всё задумано для антиотбора. Мыслящих отсеивать, а тупиц проталкивать вперёд по жизни.
Вот что я должен говорить своей ученице? Будь тупицей, девочка, и тогда выживешь!
ОСВАИВАЮ НОВЫЙ ВИД ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ПРЕПОДАВАНИЕ ПО СКАЙПУ
Мой сегодняшний урок будет посвящён общим проблемам литературоведения.
На все свои уроки я всегда ходил без планов и конспектов, я всегда держал всё в голове. При этом у меня всегда все уроки были открытыми, и я позволял присутствовать на них кому угодно — родителям, бывшим выпускниками, ученикам других классов, учителям из других школ и каким-то журналистам. Они все сидели где-то на диванах и креслах, и я и мои ученики не обращали на них внимания, ибо все мы были заняты новым материалом.
Но на сегодня я всё-таки составил маленький план. Не для себя, а для моей ученицы. Я перешлю ей его по скайпу, и пусть она потом, глядя на план, вспоминает материал.
План такой.
 Замысел произведения.
Сюжет и фабула — в чём разница.
Композиция.
Поэтика — арсенал писателя.
Язык произведения. Не все языки одинаково пригодны для художественной литературы.
Художественное пространство и художественное время.
Пафос произведения, тональность.
Партийность.
Экспозиция, продвинутая экспозиция.
Способ изложения — от 1-го лица, от 3-го лица.
Жанровые особенности. Эклектика.
Кульминация, нарастание или снижение напряжённости. Ритмическое нарастание напряжённости.
Завязка и развязка.
Финал.
 Скандализация, карнавализация, мениппея — это, если успеем.
МОЁ МНЕНИЕ О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ ЕГЭ
 Начинаю примерно понимать тайную суть этого явления. Кажущаяся справедливость самой идеи анкетирования – очень обманчива. Если у тебя есть хорошие знания, то это вовсе не означает, что ты в этой системе ответишь правильно на поставленные вопросы. Дело в том, что система ЕГЭ рассчитана на людей только какого-то одного строго определённого склада и подогнана именно под них. Если у тебя другой склад мышления, то ты можешь просто растеряться в этих запутанных вопросах, в этом нарочитом схематизме, и это означает, что ты со всеми своими талантами и знаниями потерпишь поражение. Тебя просто накажут за то, что у тебя не такой склад мышления, какой требуется в системе ЕГЭ.
И это очень жестоко!
И это дискриминация в самом чистом виде!
Представим себе современную расовую дискриминацию в Южной Африке: ты чёрный, и тебе дозволено всё; ты – белый, и ты не смеешь даже пикнуть.
В Южной Африке человека наказывают за неподобающую расовую принадлежность. А наша система ЕГЭ – чем лучше?
ЕГЭ – это то самое, что проповедовал в своё время Чубайс: пусть 30 миллионов человек умрут с голоду из-за того, что они не смогли вписаться в рыночную экономику, зато те, кто смог вписаться, выживут.
А Чубайс – это кто? Высшая Нравственная Ценность? Наше всё? Ум честь и совесть Русской нации? Почему мы должны жить по Чубайсу, а не по русским национальным и российским государственным традициям?
Если в России появится сильная, нормальная власть, отражающая интересы народа, а не определённых кланов, национальных и классовых групп, то ЕГЭ должно быть сурово осуждено и запрещено. Все его инициаторы должны будут получить реальные тюремные сроки по обвинению в развале образования и в дискриминации людей по их свойствам. ЕГЭ – это жестокость, а на жестокость нужно отвечать жестокостью.
Вот я сейчас безработный, пребываю в тяжёлом положении, и я вынужден осваивать эту мерзость. И я её освою – у меня как раз подходящий тип мышления именно для такой работы. Я – прирождённый бюрократ, я люблю составлять таблицы, классифицировать, сопоставлять – это всё моя родная стихия. Но я прекрасно понимаю, что это не для всех. Есть люди, которым этого не дано. И это хорошие, умные и талантливые люди. А их бьют по рукам и словно бы говорят им: а мы вас не пропустим в большую и настоящую жизнь, мы сгноим вас в нищете!
Это всё англосаксонские идеи, идущие от протестантизма и иудаизма, а от англосаксов никогда ничего хорошего не шло, и мы учились всегда у немцев (когда они ещё были умными), а не у англичан.
Англосаксы, к сожалению, взяли над нами верх. ЕГЭ – это средство национального угнетения: народ с одним менталитетом восторжествовал над народом с совершенно другим менталитетом.
Глубоко убеждён: нам с англосаксами никогда не сойтись, и различия между нами непреодолимы. Необыкновенная мудрость немцев – теперь, как кажется, в прошлом, и они теперь – жалкий придаток англосаксонского мира. Так что, и немцы нам теперь не пример. Нам надо самим соображать, а не раболепно следовать враждебному Западу. И чем скорее мы это поймём, тем лучше.
ЕГЭ – ЭТО НЕ ПОВОД ПАДАТЬ ДУХОМ!
Можно говорить сколько угодно, что ЕГЭ – это злодейство, диверсия, вредительство и прочее в том же духе. Все эти обвинения будут вполне справедливы, но что толку от этого?
Ученик должен сдать ЕГЭ, если хочет продвинуться куда-то в нашем государстве.
А репетитор должен натаскать ученика так, чтобы тот сдал.
А поскольку я взялся быть репетитором по ЕГЭ, и я отнюдь не ученик, то я выскажусь о своих впечатлениях от глубокого погружения в эту стихию.
Первое впечатление от тщательного изучения заданий по ЕГЭ – ужас, отвращение и возмущение.
Но я стиснул зубы и в течение нескольких дней штудировал все задания по всем направлениям. Причём так: вставал рано утром и приступал к этому занятию. Затем отводил маленького сына в школу и, вернувшись домой, продолжал. И так – до самого вечера. С ощущение дурноты ложился спать в 12 часов ночи.
А утром опять – вставал и штудировал!
И через несколько дней я утвердился в мысли, что я вполне владею всем этим материалом и ориентируюсь в нём свободно.
Что самое страшное – это подавить в себе чувство протеста. Да, это мерзость, и её затеяли враги России, но, поскольку я обладаю нужными знаниями, я не должен ничего бояться.
Некий процент ошибок всегда возможен и даже неизбежен. И вот почему:
Во-первых, составители заданий по ЕГЭ не всегда грамотные люди. И это не я один заметил – я читал множество комментариев от возмущённых специалистов: здесь допущена ошибка такая-то, а здесь такая-то; там такой-то момент спорный и здесь – такой-то спорный. Читал я и ответы на возмущения. Этих аферистов (скорее – аферисток, такое ощущение, что это одно сплошное бабьё!) не переспоришь: ты им слово, они тебе два, и хоть ты тресни, но они будут настаивать на своём. Лично я в споры эти не встревал, хотя и кипел порою благородным негодованием.
Во-вторых, можно и самому ошибиться. Ибо при ответах на ЕГЭ требуется величайшая сосредоточенность и величайшее внимание. От многочасовых занятий бдительность может притупиться, и можно сделать самую пустяковую ошибку просто потому, что просто недоглядел и просто проморгал.
Но лично я отвечаю правильно на подавляющее большинство вопросов и правильно выполняю все задания.
Спустя несколько дней усиленного погружения в эти дебри я могу с уверенностью сказать: я владею всем этим материалом и способен натаскать любого, у кого есть воля к победе. Некоторые, я так понимаю, ожидают, что их обучат какому-то волшебству, при котором ЕГЭ просто как-то расколдуется, но это глупый подход. Труд, знания, внимательность, воля – вот и всё.
Вспоминаю, как читал когда-то в молодости мемуары какого-то японского каратэиста. Он учил примерно так: если настоящий каратэист идёт по улице, а ему кто-то плюнет в лицо, то истинный кататэист должен молча утереться и идти дальше. Ибо плевок в лицо это не повод убивать того неразумного, кто его совершил.
Вот так и ЕГЭ. Первая мысль была: расстрелял бы этих тварей из пулемёта – трассирующими разрывными пулями! Но потом поостыл и думаю так: враги и злодеи всегда были и будут на Земле. Да, ЕГЭ – это то, что нужно отменить; по поводу этого злодеяния нужно будет когда-нибудь провести расследование и наказать виновных, но сейчас не время думать об этом. Надо просто отбить этот вражеский удар и жить дальше.
 
  УЖАСЫ ЕГЭ. СКОРО НАШИХ ДЕТЕЙ ЗАСТАВЯТ ГОВОРИТЬ «МАМАОЧК», вместо «МАМОЧКА»

Изучаю старые задания по ЕГЭ. Какими глупостями школьная программа забивает головы детям! Путаница с суффиксами, окончаниями и частицами — это просто злой умысел!
Возьмём слова ЛИТЬ и ЛИТЬСЯ и разберём их двумя способами: по-старому и по-новому.
По-старому для глагола ЛИТЬ: ЛИ — корень, ТЬ — окончание. Если ЛИТЬСЯ, то так: ЛИ — корень, ТЬ — окончание, СЯ — частица.
По-новому для глагола ЛИТЬСЯ: ЛИ — корень, ТЬ — окончание, СЯ — суффикс.
Теперь берём слово МАМА и разбираем его: МАМ — корень, А — окончание. А если ребёнок захочет сказать о маме ласково, то он должен вставить суффикс ОЧК между корнем и окончанием, и тогда получится МАМОЧКА.
Но в глаголе ЛИТЬСЯ ребёнок должен ставить суффикс после окончания! Если это такое новое правило — СТАВИТЬ СУФФИКС ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ, то тогда он должен говорить, не МАМОЧКА, а МАМАОЧК!
Дети так не говорят, а учебники пудрят им мозги. Проще простого: вернуться к старому, и все проблемы на этом закончатся. Почему же не возвращаются? Потому что полетят ко всем чертям чьи-то научные авторитеты, диссертации, учёные степени и прочие шкурные дела.
Кто-то печётся о своей шкуре, а дети почему должны страдать?

ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ ПРЕПОДАВАНИЯ ПО ЕГЭ (под девизом: «Первый блин выходит комом»)

Поскольку я сейчас срочно освоил квалификацию натаскивателя по ЕГЭ и ОГЭ, то заодно решил попробовать свои силы и области преподавания полузапрещённой науки под названием ИНДОЕВРОПЕИСТИКА.

Уже позанимался по скайпу с двумя человеками, и оба разочаровались во мне.

А я в них!

Первый воспринимал индоевропеистику как науку, состоящую на службе у учения Клёсова. И во мне он искал того же самого: я должен был подтверждать Клёсова и как бы состоять у него на службе. Я очень удивился такой постановке вопроса, и отказался от дальнейших контактов. Я не нанимался пропагандистом учения Клёсова и никакого отношения к нему не имею.

Расстался и со вторым. Я думал, человеку интересны грамматика праславян и более ранних протославян. Или, допустим, фонетика. Или – духовный мир… Ничего подобного! Человеку нужны какие-то коды и шифры от индоевропеистики. А что за коды и шифры – не говорит, но почему-то уверен, что я всё и так сам понимаю. А я не понимаю. И вообще: мистику я обожаю только в произведениях Гофмана, а переносить сказки, пусть и гениальные, в наш реальный мир – это глупо.

Нет, ну, ежели кому и впрямь интересна индоевропеистика или славистика, то я готов. Но только так, чтобы без глупостей.

 

Проблема литературного произношения буквы «Г»

Проблема литературного произношения русской буквы «Г» издавна волновала российскую общественность. Существует мнение, что произносить её на украинский манер (обозначим «гэ украинское» знаком [h]) – это неприлично, а произносить её на манер московский («гэ московское», оно же [g]) – это то самое, что подобает всякому истинно русскому, истинно культурному человеку.
Читатель уже понял по моим интонациям, что я сейчас буду утверждать обратное.
Не буду.
Но вот что скажу.
Древнерусские племена звука [g] не знали вовсе. Было только «гэ украинское» и ничего больше!
Оно могло иметь разные оттенки произношения, но в принципе это был примерно этот самый звук. Насчёт оттенков произношения: у современных украинцев и донских казаков звук условно изображаемый нами как [h], произносится как звонкий гортанный, очень напряжённый выдох; в других регионах восточнославянского мира он может произноситься слабее – с меньшим напряжением. У белорусов – это совсем не выдох. Это звонкий спирант (фрикативный или щелевой звук – так ещё можно назвать), являющийся звонкою парой по отношению к глухому спиранту [х]. (Замечу: так называемое «украинское гэ» не имеет глухой пары!). «Гэ белорусское» широко распространено и в России: например, я его отчётливо слышал в Смоленской области и Ставропольском крае; то там, то здесь оно мелькает по нашей средней полосе, даже и на севере России встречается.
С точки зрения строгой фонетики, «гэ украинское» и «гэ белорусское» – это разные звуки. Более того, оба эти звука встречаются в восточнославянских диалектах ещё и в разных вариантах. Так вот: по условиям этой статьи, разница между этими двумя звуками признаётся несущественною и в дальнейшем будет говориться только об одном звонком звуке [h], который противопоставлен в русском национальном сознании звуку [g]. Это такая условность только для этой статьи.

Итак: [g] и [h].
Первое считается приличным и литературным, второе – неприличным, украинским, белорусским, деревенским и НЕ литературным. При этом второй звук (неприличный!) является исконно русским, а первый – пришлым!
Откуда же пришёл первый звук, и почему мы ему отдаём предпочтение перед звуком исконно русским?
Пришёл к нам смычный звонкий задненёбный согласный звук [g] двумя совершенно разными путями.
Первый путь – это то самое западнославянское нашествие, которое нагрянуло на территории северо-западных русских земель со стороны тех земель, на которых проживали предки современных поляков и другие западнославянские племена, родственные им. Эти западные славяне, попав в русскую языковую стихию, полностью растворились в ней, но оставили некоторые едва уловимые лингвистические следы: в частности согласный звук [g], не свойственный ранее восточным славянам. Поначалу этот звук существовал только на небольших территориях, расположенных на севере и северо-западе русских земель. Жители древней Москвы и соседних с нею земель этого звука не знали! То есть этот звук не является исконно московским. Новгородским или псковским – это да. Но не московским. Бóльшая часть древнерусского этноса этого звука не знала вовсе. Позже этот звук стал продвигаться с севера на юг, и в какое-то время он оказался в Москве. Поскольку за основу литературного русского языка был принят московский диалект, то и произношение русской буквы «гэ» было принято московское, а не какое-либо другое.
Ещё в 18-м веке были очень серьёзные разногласия в русском обществе по поводу выбора между [g] и [h]. Например, великий русский баснописец Иван Андреевич Крылов первую половину своей жизни произносил [h], а во вторую половину перешёл на [g]. Похожим образом обстояло дело и у Пушкина – в начале своей жизни он также сильно колебался между этими двумя произношениями.
В настоящее время принято считать литературным звук [g] и нелитературным и чуть ли не аморальным звук [h]. Затрудняюсь назвать точную цифру, но такое впечатление, то в лучшем случае лишь половина русских произносит [g]. Лично я уверен, что это даже и того меньше – процентов сорок, просто я не могу это надёжно доказать.
Звук [g] не приживается во всём русском народе. Подсознательно миллионы русских людей ему противятся, не без основания считая его чужеродным элементом.
Но я говорил о двух источниках происхождения звука [g] в русском языке, а назвал пока только один. Где же второй?
Вторым источником его является старославянский язык, в котором этот звук не имел никаких вариантов. Колебания между [g] и [h] свойственны не только ведь русским людям, но и западным славянам тоже. Так вот: южным славянам такие колебания неизвестны. А старославянский – южного происхождения.
Поскольку всё старославянское в русском национальном самосознании считается священным, то и произношение русской буквы «Г» на старославянский манер признаётся как нечто возвышенное, нечто высокодуховное. Отсюда и снисходительное (или даже презрительное!) отношение носителей звука [g] к тем, кто произносит звук [h].

Под конец этой статьи я скидываю с себя маску серьёзности и опять становлюсь несерьёзным. Потому что речь пойдёт о моей персоне. Как я-то сам произношу русскую букву «Г» и какому звуку из двух отдаю предпочтение?
Отвечу так: все мои личные симпатии на стороне звука [h]. В быту я произношу только этот звук и считаю для себя невозможным произнести «московское гэ». Это не безграмотность, это не прихоть, это мой нравственный выбор – тут уж я не шучу. Я вырос на юге России, и Дон для меня – лучшая её часть, самая правильная, самая красивая, самая возвышенная и т.д. Но и звуку «гэ московскому» я отдаю дань уважения. Если я читаю лекцию, захожу в чей-то кабинет или общаюсь с людьми чисто официально, то я всегда говорю [g]. С друзьями, в семье, с соседями, с простыми людьми я произношу дорогое моему сердцу [h].

 

ПРИСТАВКА  ПА- СУЩЕСТВУЕТ,  ХОТЯ ШКОЛЬНИКАМ ВНУШАЮТ, ЧТО ЕЁ НЕТ

Глядя на одного высокомерного приспособленца, который смотрит на меня свысока, но гнёт спину перед вышестоящим начальством, подумал: «Какая же ты паскуда!»

И тут же поймал себя на мысли: а ведь в слове ПАСКУДА содержится приставка ПА-, значение которой можно описать так: нечто избыточное или чрезмерное. Стало быть, ПАСКУДНЫЙ – это чрезмерно СКУДНЫЙ. Но СКУДНЫЙ – это бедный. А беднягу можно и пожалеть. Я – бедный, он – бедный… Но это всё мелочи.

Главное вот что: приставка ПА- всегда ударная: ПА́СЫНОК, ПА́ТРУБОК, ПА́ВОДОК, ПА́ТОКА, ПА́ЛУБА, ПА́РУБОК, ПА́ЧЕСЫ, ПА́ДЧЕРИЦА, ПА́ПЕРТЬ.

И вдруг: ПАСКУ́ДНЫЙ!

Почему так?

Думаю, всё очень просто: изначально было ПА́СКУДНЫЙ или ПА́СКУДНОСТЬ, а потом, когда значение этой приставки стало забываться, изменилось и ударение под влиянием распространённой приставки ПО-.

 

ЖЕСТОКИЙ ТЕСТ

Берём слова старославянские и древнерусские и выписываем их в две колонки. Для облегчения выделаем большими буквами неполногласие и полногласие. Получается так:

 

бРАда – бОРОда

стРАна – стОРОна

гРАд – гОРОд

пРАх – пОРОх

гРАх – гОРОх

кРАткий – кОРОткий…

 

Список можно продолжить, но, думаю, и этого хватит.

И затем добавляем в левый столбик неизвестное в русском языке старославянское слово КРАВА и просим написать его в правом столбике на современном русском языке.

Все испытуемые делятся на две части:

– одни напишут КОРОВА,

– другие напишут КРОВАТЬ, или иногда КРОВЬ.

Особо тяжёлый случай:

– Да откуда ж я знаю? Мы же не проходили старославянского языка!

Почему я считаю тест жестоким?

Нельзя сообщать детям его результат. И даже родителям детей. А результат такой: если ты провалил его, то это – врождённая тупость, отсутствие творческих способностей. А кому такое приятно будет услышать? Все кругом уверены, что они гении, и их дети – тоже.

Но через этот тест я пропустил за многие годы многих детей. И я-то уж пронаблюдал, кто выдерживает это испытание с лёгкостью, а кто проваливает.

Есть тесты на врождённую гениальность. Я предупреждаю заранее, что лишь очень немногие способны решить его. Чтобы люди не расстраивались, когда провалят его.