Тайные знаки Арийской цивилизации. ЧАСТЬ ПЯТАЯ

ЧАСТЬ ПЯТАЯ. ПУТЬ К РОССИИ

 

У России нет в мире искренних доброжелателей… Русский народ может надеяться только на Бога и на себя.

Иван Александрович Ильин

 

Новый Мировой Порядок будет строиться против России, на руинах России и за счет России.

Збигнев Бжезинский

 

Глава тридцать восьмая. Протославяне, праславяне, славяне и русские

Вся индоевропейская история – со всеми её тремя великими эпохами, с её трагическим расколом на сатэм и кентум, который разделил всех на живых и на мёртвых, с её древними цивилизациями – это всё был один сплошной путь по направлению к России.

Все индоевропейские варианты раз за разом отсеивались – некоторые как ошибка или даже как мусор; некоторые – в качестве образца того, как не надо жить; некоторые – в силу неудачно выбранной земли для проживания. Причины могли быть всякие.

И потом выяснилось, что наилучшим образом индоевропейская – она же арийская! – идея сохранилась только у славян и у древних литовцев. Когда-то это были силы равные по степени своего могущества, но затем литовцы не выдержали этой гонки и почему-то отошли в сторону.

В Славянском мире получилось то же самое: все славянские народы сошли с дистанции, и остался лишь один Русский народ, к которому примкнули многие белорусы и некоторые из малороссов…

И теперь мы пребываем в полном одиночестве.

Изредка находятся, впрочем, отдельные личности, а иногда и целые группы людей из других миров, которые сочувствуют Русскому народу. Это могут быть любые славяне, иногда немцы; в сущности, такими людьми могут быть представители почти любой национальности: французы, бразильцы, англосаксы… Про народы бывшего Советского Союза я вообще не говорю – могут быть и они…

Не сомневаюсь, однако в том, что, когда дойдёт до беды и сатанинский Западный Мир начнёт рушиться, таких людей станет больше, и многие – может даже, мерзавцы и русофобы! – побегут выживать в эту самую Россию. Ведь не в Китай же им ехать спасать свои шкуры и не в Африку…

Но пока что Россия и Русский народ одиноки, и ждать помощи неоткуда.

Моё отношение к Славянскому миру и к Славянскому варианту индоевропейского развития: это почва, на которой должно было вырасти что-то самое лучшее, и этим лучшим вариантом оказалась Россия.

Всем приношу свои извинения, потому что я человек мягкий и неконфликтный, но это так.

 

Как говорится: избави, боже меня от друзей, а от врагов я и сам избавлюсь! У славян сейчас объявилась такая группа поддержки, что это – хуже любых врагов.

Краткий пересказ того, что говорят о славянах специалисты по альтернативной истории и столь же альтернативной лингвистике, я воспроизведу с некоторыми преувеличениями и с чем-то вроде чёрного юмора:

 

– Славяне и русские были бы совсем полным дерьмом, если бы не их древняя связь с индийцами, которые когда-то обратили на этих ничтожных людишек своё внимание. Вот даже и в санскрите есть много похожих слов, вот даже и некоторые наши русские реки названы в честь индийских богов. Вот потому-то мы чего-то и стоим! Не будь Индии, мы бы, конечно, просто пропали. Индия – это же так круто! И это такая большая честь для нас, что мы на неё похожи!

– Индоевропеистика – это вспомогательная наука, находящаяся на службе у германистики. Поэтому, рассуждая о славянах и о Русском народе, нужно доказать, что их существование может быть полезно германцам. Для этого нужно говорить, что среди славян бывают иногда нордические люди, а свастика – это, мол, ещё и древний славянский символ, а не только германский, да и Гитлер был, в сущности, очень хорошим парнем, и он вовсе не желал зла славянам и России, а хотел просто освободить их от еврейских большевиков… Вот даже и знаменитый атаман Краснов – уж на что был чисто русским человеком, генералом, интеллектуалом, писателем – а и то ведь пошёл воевать за Гитлера!

– Вот нас не пускают в Европейскую цивилизацию, говорят, что мы хуже и ниже, а ведь мы – часть Европы! И это же так несправедливо! Мы тоже хотим быть европейцами, а европейцы не любят нас почему-то и за своих почему-то не принимают… Получается какое-то недоразумение, и его нужно бы исправить! Надобно так угодить им, чтобы они нас всех полюбили. Вот мы индоевропеистику для этого и приспособим: мы докажем нашим старшим братьям, что и мы чего-то стоим, и мы им ещё послужим, и мы докажем им свою верность!..

 

И это ещё далеко не самые гнусные рассуждения о славянах и русских. Существуют мнения намного более зловещие. Просто я не хочу пересказывать их. Ведь пересказывать – это значит озвучивать. А озвучивать идеи всяких сволочей – это означает работать на этих самых сволочей, помогать им.

 

Про Индию я уже говорил: не было у славян контактов с Индией никогда, и никакие реки у нас в честь индийских богов не назывались. Это всё чистая ложь и отработка одного из направлений борьбы против России.

Нельзя понимать индоевропеистику как вспомогательную науку для изучения Индии – это так же точно аморально, как и использование индоевропеистики для пропаганды превосходства германцев над всеми остальными людьми.

Неужели непонятно, что подобострастные упоминания Индии, которая оказала якобы какую-то там честь славянам или русским – это невообразимо стыдно?!

Получается, что мы только тогда чего-то стоим, если нам отводят второстепенную роль то возле Индии, то возле Великой Германии с нордическими немцами и Гитлером?

 

Про Гитлера и говорить не хочется!

Я не знаю, ошибся ли атаман Краснов, когда пошёл на службу к Гитлеру или это у него был злой умысел, но бóльших негодяев, чем нынешние последователи атамана Краснова (с которыми я сталкивался лично), я в жизни своей не видел.

А что касается того, что индоевропеистика сейчас очень и очень жёстко ставится в рамки вспомогательной науки, раболепно восхваляющей всё германское, скажу так:

– Я в услужение германцам не нанимался. Пусть ищут себе других холуёв!

 

Насчёт Европы, в которую нас не пускают… Тут уместно вспомнить, как один высокий вельможа кричал однажды Ломоносову: я тебя, мол, отстраню от академии!.. А Ломоносов ему ответил примерно так:

– Никак это невозможно отстранить меня от академии. Вот разве что я сам отстраню от себя академию – если захочу!

И правильно он сказал: тогда ведь вся академия из одного Ломоносова и состояла.

И так же точно и с отстранением России от Европы. Это только мы можем отстранить Европу от себя, а не она нас!

А вот ещё одна мысль от русского философа Ивана Александровича Ильина (1853-1954):

 

Живя в дореволюционной России, никто из нас не учитывал, до какой степени организованное общественное мнение Запада настроено против России и против Православной Церкви. Мы посещали Западную Европу, изучали её культуру, общались с представителями её науки, её религии, её политики и наивно предполагали у них то же самое дружелюбное благодушие в отношении к нам, с которым мы обращаемся к ним; а они наблюдали нас, не понимая нас и оставляя про себя свои мысли и намерения

 

Я думаю, Ильин слабо выразился, потому что не понимал тогда ещё того, что мы только сейчас начинаем понимать: они нас ненавидели ещё в те времена. НЕНАВИДЕЛИ – это точное слово.

Между прочим, Ильин – нордический человек. И отец и мать у него были такими же. Причём мать – немка! Это и есть то самое, о чём я говорил: Русскую цивилизацию могут украсить многие народы, в том числе и кентумные. Если вольются в неё. И такой эпизод в истории славян уже был, и я о нём расскажу позже…

 

А теперь – история.

 

Термины ПРОТОСЛАВЯНЕ и ПРАСЛАВЯНЕ у всех на слуху, но я сразу же предупреждаю: в моём изложении эти термины имеют именно то самое значение, которое я им присвоил, а оно отличается от общепринятого. А общепринятое мнение таково: это совершенно одно и то же.

Значение, которое я приписал этим терминам, это моё предварительное условие. ПРОТО- – это то, что было раньше, чем ПРА-, а ПРА- – то, что было позже, чем ПРОТО-.

 

Даю определение термину ПРОТОСЛАВЯНЕ. Это некая группа индоевропейцев (арийцев) Средней эпохи, которая представляла собою либо отдельное племя, либо (и это – скорее всего!) группу нескольких близкородственных племён.

Впервые ПРОТОСЛАВЯНЕ выделились из общеиндоевропейского массива к тому времени, когда арийские племена перестали жить на берегах одного только Рейна с его притоками, а продвинулись через горы в Центральной Европе к истокам Дуная и пошли далее вниз по течению этой реки.

По моему мнению, ПРОТОСЛАВЯНЕ окончательно выделились в нечто обособленное, уже к тому времени, когда арийцы продвинулись к низовьям Дуная. Здесь, в нижнем течении этой реки, ПРОТОСЛАВЯНЕ и почувствовали впервые свою особенность. Как эти люди сами себя называли – этого мы никогда не узнаем, поэтому слово ПРОТОСЛАВЯНЕ следует признать не только как рабочий термин и некую условность, но и вообще – как единственно возможное слово.

Насчёт хеттов. Достоверно известно, что ближайшими родственниками ПРОТОСЛАВЯН являются анатолийцы – то есть хетты, лувийцы, карийцы, лидийцы и другие племена, о которых я писал выше. Слово «хетты» – это теперь некая условность, короткий термин, которым называют всех анатолийцев. Так вот, эти условные хетты, по моему мнению, отделились от Индоевропейского мира в 2500-м году до нашей эры.

Раскол по сатэмно-кентумному признаку случился среди индоевропейцев уже после отделения хеттов. Когда это событие произошло, все индоевропейцы-арийцы жили только в бассейнах двух рек – Рейна и Дуная, и никто, кроме хеттов, никуда ещё не уходил, а если кто и уходил, то не слишком далеко. ПРОТОСЛАВЯНЕ оказались в сатэмной зоне.

ПРОТОСЛАВЯНЕ и СЛАВЯНЕ – это не одно и то же, и путать эти два понятия нельзя. К сожалению, многие серьёзные исследователи (Мартынов – куда уж серьёзнее!) не видят никакой разницы между этими терминами.

Столь же категорически заявляю и другое: никаких РУСОВ в те времена не было и быть не могло. Это ложный этноним (смотрим 24-ю главу).

 

Есть такое рассуждение: если уж хетты наши родственники, то до кучи можно туда же свалить и этрусков! Всё равно ведь чёрт их там разберёт, чем они там друг от друга отличаются, а так польза хоть какая-то от них будет…

Спасаю индоевропеистику и славистику и от этой напасти: от утверждения о том, что, мол, ЭТРУСКИ – это наши родственники, потому, что в их названии содержится, якобы, корень РУС. Это не так! Этруски не родственники славян и русских. Неизвестно даже, индоевропейцы они или нет. Я когда-то пытался вникнуть в тайны этрусского языка и вот какое очень осторожное предположение выдвинул:

Это всё-таки индоевропейцы, но они отделились от Индоевропейского мира очень давно – гораздо раньше хеттов. Я думаю, что это произошло ещё в те времена, когда арийцы полностью освоили Рейн и только-только собирались двинуться дальше по Дунаю. Предки этрусков отделись от остальных арийцев в Альпах и после этого, живя в горной местности, оказались в длительной изоляции от Индоевропейского мира. Там же они соприкоснулись и с какими-то неиндоевропейскими народами и испытали на себе их воздействие – расовое и языковое.

 

ПРОТОСЛАВЯНЕ затем стали, держа от себя Карпаты по правую сторону, медленно передвигаться на север и, в конце концов, оказались на территории нынешней Восточной Германии…

 

И, начиная с этого момента, мы их называем ПРАСЛАВЯНАМИ.

Тогда же и образовалось то, что я назвал Тройственным Союзом: когда ПРАСЛАВЯНЕ, прагерманцы и пралеттолитовцы создали мощный племенной союз. Затем прагерманцы ушли из этого союза в Скандинавию, и ПРАСЛАВЯНЕ остались в племенном союзе с пралеттолитовцами.

Я уже писал, что недопустимо употреблять термин БАЛТЫ, БАЛТИЙСКАЯ группа. Правильно говорить только ЛЕТТО-ЛИТОВЦЫ (то есть латыши и литовцы). Дело в том, что литовцы и латыши, хотя и индоевропейцы (да ещё и сатэмные), но это всё же разные ветви, которые просто сильно сблизились между собою. Так вот, ПРАСЛАВЯНЕ вступили в тесный контакт именно с предками литовцев, а не латышей. Контакт с предками латышей был всегда и никогда не прерывался, но всё же связи с предками литовцев у ПРАСЛАВЯН и СЛАВЯН почему-то получались более сильными.

Какая-то идея очень сильно объединяла именно ПРАСЛАВЯН и предков литовцев, но какая именно – я не знаю. Тайна. И очень необычная!

И потом предки литовцев вышли из этого племенного союза и отправились жить на Балканский полуостров, а некоторые даже зашли и в Малую Азию. По мнению Горнунга, предки литовцев провели там пятьсот лет. На Балканском полуострове остались гидронимы литовского происхождения, в современном албанском языке есть слова литовского происхождения, а в литовском – албанского… На время балканского путешествия литовцев ПРАСЛАВЯНЕ почти забыли о них, и языковые контакты сошли на нет. Потом литовцы вернутся в Прибалтику (а они все пятьсот лет помнили, откуда они, и, видимо, даже и связь поддерживали с покинутыми краями), и у литовцев начнутся контакты не с ПРАСЛАВЯНАМИ, а со СЛАВЯНАМИ, но об этом – позже.

 

Важно ещё вот что: никогда не существовало так называемого «славяно-балтского языка», от которого, якобы, произошли и славянские языки, и летто-литовские. Это не моё открытие, но оно произошло на моей памяти: когда я учился в университете, нам рассказывали, что славяно-балтское единство было, а когда я много лет спустя спросил своего бывшего преподавателя Владимира Ивановича Дегтярёва насчёт славяно-балтов, он объяснил мне, что теперь появились доказательства того, что славяно-балтского языкового единства не было и быть не могло. Это мнение является сейчас в науке, как кажется, общепризнанным.

 

Оставшись в одиночестве, ПРАСЛАВЯНЕ стали испытывать, как мне представляется, некие сильные опасения насчёт своей дальнейшей участи, и у них возникла потребность вступить в племенной союз с какими-то другими племенами. Тут-то они и встретили ВЕНЕТОВ – италийскоязычное племя из кентумной зоны.

Общепризнанным считается, что основное место обитание ВЕНЕТОВ – северные берега Адриатического моря. Но Европа не такой уж огромный континент, и пройти от Словении и северных районов нынешней Италии до Восточной Германии – это не такая уж большая проблема.

Считаю важным отметить, что открытие о столкновении предков славян с неким италийским племенем, сделано Виктором Владимировичем Мартыновым – великим русским лингвистом. Описывая то, как это случилось, он привёл множество примеров присутствия у современных славян италийских слов и употребил при этом такие термины:

ИТАЛИЙЦЫ и ИНФИЛЬТРАЦИЯ.

О том, что это были ВЕНЕТЫ, он не говорил, и самым первым, кто догадался, как называлось это италийское племя, был, насколько я понимаю, я. Если выяснится, что это понял кто-то и до меня, то я спорить не буду, а просто воздам должное тому, кто это понял.

 

ВЕНЕТЫ говорили на языке, похожем на латинский, и они были кентумным народом. Всякий раз, когда сталкиваются народы кентумного происхождения и сатэмного, побеждают последние по причине какого-то таинственного превосходства, о природе которого я ничего не знаю.

Так было и на сей раз.

 

Мартынов считал, что к славянам примкнули какие-то италийскоязычные племена (он не сказал какие) и оказали влияние на их язык. Он также отметил, что это было самым сильным влиянием на славян за всё время их существования на Земле.

Я передам его мысль, но с некоторыми поправками и в своей терминологии. Столкнулись не италийцы и славяне, а ВЕНЕТЫ и ПРАСЛАВЯНЕ.

И было это примерно в 1200-м году до нашей эры.

 

По поводу ВЕНЕТОВ нужно сделать два уточнения:

1) Часто говорят ВЕНЕДЫ – германский вариант произношения, и это неправильно. Только ВЕНЕТЫ!

2) Словом ВЕНЕТЫ назывались разные племена в Европе. Существовали кельтоязычные ВЕНЕТЫ, германоязычные ВЕНЕТЫ, иллирийскоязычные ВЕНЕТЫ. Те ВЕНЕТЫ, которые вступили в племенной союз с праславянами, были италийскоязычными. Именно по этой причине, я часто называю их просто италийцами. Это проще, чем каждый раз говорить «италийскоязычные венеты». Влияние этих ВЕНЕТОВ на праславянский язык я называю так же точно, как и Мартынов – италийским влиянием.

 

ПРАСЛАВЯНЕ тогда ещё ни в коем случае не были славянами. Им ещё предстояло дорасти до этого уровня.

И это было не столкновение и не инфильтрация, а дружественный племенной союз. Сошлись две силы, которые почему-то опасались за своё дальнейшее существование перед лицом других очень опасных сил. Нужно было срочно объединиться, чтобы стать сильнее. И они объединились.

Мартынов нигде не говорит прямо, что италийцев было меньше, а славян больше, но эта мысль просто понятна из его текста. Самому Мартынову это казалось до такой степени ясным, что ему даже и не пришло в голову высказаться об этом конкретнее.

Думал и я так же, когда осенью 2005-го года начинал свою работу над этимологическим словарём русского языка.

Сейчас, когда я пишу эти строки, на дворе уже год 2015-й. Работа над словарём ещё не завершена, ибо это огромный объём, а я никакой помощи ниоткуда не получаю и всё делаю сам, но вот что я выяснил за эти десять лет:

 

Где-то года через три после начала работы над словарём я вдруг с изумлением стал приходить к мысли, что италийцев было намного больше, чем я думал! В конце концов, я пришёл к выводу, что в этом племенном союзе ВЕНЕТОВ было пятьдесят процентов, а ПРАСЛАВЯН – тоже пятьдесят!

Это открытие очень сильно поразило меня. Я стал считаться с этим открытием и по-другому начал смотреть на италийский материал, который постоянно всплывал при моей работе со словарём, но…

Время шло-шло-шло, и я пришёл к ещё более невероятному открытию:

При встрече италийскоязычных ВЕНЕТОВ и ПРАСЛАВЯН первых было больше, а вторых меньше. Сначала я допускал такой расклад: первых – семьдесят процентов, вторых – тридцать. Но потом я схватился за голову от изумления и сказал сам себе:

 

– ВЕНЕТОВ было девяносто процентов, а ПРАСЛАВЯН – десять!

Такое у меня создалось впечатление…

И тут стали возникать трудные вопросы:

– От кого тогда мы происходим – от кентумных ВЕНЕТОВ или от сатэмных ПРАСЛАВЯН?

– Если мы по крови ВЕНЕТЫ, то тогда почему мы говорим в основном на языке ПРАСЛАВЯНСКОГО происхождения? Как могли малочисленные ПРАСЛАВЯНЕ навязать свой язык более многочисленному народу?

И наконец:

– Хорошо это всё или плохо? Кто из них лучше – ВЕНЕТЫ или ПРАСЛАВЯНЕ? Мы должны гордиться всем этим или стыдиться?..

Я вообще люблю пошутить и задаваться трудными вопросами. Так вот: эти вопросы были шутливыми…

Я думаю, всё получилось прекрасно: и ВЕНЕТЫ были великолепны, и ПРАСЛАВЯНЕ. Гордиться нужно и теми нашими предками, и этими.

Это было потрясающее и единственное в своём роде событие: сошлись два индоевропейских племени: кентумное и сатэмное. Где и когда ещё случалось что-нибудь подобное в Индоевропейском мире?

Да нигде и никогда!

Ну, разве что какие-нибудь небольшие контакты. Например, у тех же ПРАСЛАВЯН были соприкосновения с прагерманцами и с пракельтами. У тохарцев были контакты с иранскими племенами. Но в любом случае: такие встречи, если и были, то они никогда не приводили ни каким заметным итогам.

Дружественная встреча кентумных италийцев и сатэмных ПРАСЛАВЯН – это единственный случай, повлекший за собою столь значительные последствия.

Могущество сатэмного племени ПРАСЛАВЯН, как я думаю, было в основном военным и организационным. У них был мощный авторитет в глазах италийцев.

У сатэмных ПРАСЛАВЯН было более совершенное общественное устройство, но и кентумное племя ВЕНЕТОВ пришло в этот союз не с пустыми руками, и оно обогатило язык ПРАСЛАВЯН такими словами и понятиями, которых у тех раньше не было.

 

Самое обычное дело, когда сталкиваются два народа – и один из них, по какой-то причине, начинает вбирать в себя огромное количество слов от другого народа. Бывает так, что количество взятых слов достигает девяноста процентов. (Примеров много, и я не хочу утомлять ими читателя).

Но вот что при этом происходит: сохранённые десять процентов слов начинают составлять самое главное лексическое ядро этого языка. Это могут быть названия членов семьи, некоторые другие общеупотребительные слова, а также числительные и местоимения. Личные местоимения – это самая неприкосновенная святыня любого языка!

И что же мы видим в случае столкновения ВЕНЕТОВ и ПРАСЛАВЯН?

В славянском языке, который образовался после этого столкновения, все личные местоимения – италийские! И числительные – тоже!

Как могло случиться, что праславяне утратили все свои самые главные слова (в том числе и местоимения), а большинство остальных слов сохранили? Может, всё было наоборот – италийцы растеряли большинство своих слов, но как раз местоимения и другие важнейшие слова они сохранили?

А ещё ведь есть и падежные окончания, и глагольные, и родовые, и суффиксы всевозможные, и приставки, и предлоги, и союзы – ведь они тоже сплошь италийские!

Хотя, конечно, и не все. Показатель инфинитива -TI у славян как раз совсем не италийский, а праславянский. Этот же самый показатель мы видим в летто-литовских языках, в индийских и даже в обоих тохарских языках – притом, что они кентумные! Разумеется, есть и другие случаи, когда какие-то окончания, суффиксы, приставки, союзы и предлоги достались славянам от праславян, а не от италийцев.

На свете действует такое правило: падежные и глагольные окончания не заимствуются. Это такая же точно святыня, как и личные местоимения! Заимствоваться они, впрочем, могут, но только, если это два очень близких языка – например, русский и малороссийский; в западномалороссийских говорах, например, встречаются падежные окончания, пришедшие туда из словацкого языка…

Италийскоязычные ВЕНЕТЫ и ПРАСЛАВЯНЕ ко времени их встречи в 1200-м году до нашей эры имели языки, которые достаточно сильно различались между собою.

Словарь Юлиуса Покорного я считаю научною фальшивкою, потому что он включает в себя 2222 общеиндоевропейских слова.

Это не очень много. Это невообразимо много!

Количество общеиндоевропейских слов, по моим подсчётам, не могло превышать цифры «100», и именно так и было при встрече ВЕНЕТОВ и ПРАСЛАВЯН. Не более ста слов были понятны на слух ВЕНЕТАМ в языке ПРАСЛАВЯН и наоборот. Индоевропейское родство измеряется не общеиндоевропейскими словами, а биконсонантными корнями! Словарь Покорного с самого начала создавался как научная сенсация, и в погоне за тем, чтобы придать своим научным идеям товарный вид, Покорный пошёл неверным путём…

 

Я понимаю так: попросту говоря, это был изначально италийский язык, но он вбирал и вбирал в себя праславянские слова и элементы грамматики и через какое-то время язык этот изменился до неузнаваемости и потом стал тем, что мы называем СЛАВЯНСКИМ языком.

Перенимая праславянские слова, ВЕНЕТЫ сильно их искажали, потому что у них было совершенно другое произношение и совершенно другие фонетические законы! Некоторые праславянские слова они подвергли сильнейшей обработке. Сами праславяне могли бы так изменить произношение своих собственных слов только при условии, полного помешательства разума.

Как это могло случиться? ПРАСЛАВЯНЕ жили-жили, говорили на своём языке, говорили, а потом вдруг вошли в состояние безумия (опять инопланетяне?) и стали ломать срочно свой язык?

Объяснение может быть только такое: они испытали какое-то сильное потрясение, после которого их язык стал неузнаваемо другим. И этим потрясением было смешение языка праславян с языком италийцев. Тот из праславян, кто доживал до глубокой старости (а такое тогда было редкостью) с трудом понимал речь своих внуков, а правнуков – тем более! То же самое было и с италийцами, дожившими до глубокой старости.

Видимо, что-то очень крепко связывало праславян и италийцев, если они соглашались терпеть такие языковые муки. Видимо, это был какой-то очень прочный союз, из которого не хотелось выходить ни праславянам, ни италийцам.

 

Вот он – тот исторический пример, который мог бы сработать сегодня в отношениях между Россией и Западом!

 

В чём причина такой взаимной привязанности – я не знаю. Просто обращаю внимание на то, что это было соединение арийцев кентумных и сатэмных, которые вообще-то были не склонны к тому, чтобы дружить между собою.

Язык праславян взяли себе на вооружение италийцы, сильно изменили его, пока приспосабливали к своим представлениям о языке, и, вобрав его в свой собственный язык, создали, наконец, язык славянский.

 

 

 

 

Глава тридцать девятая. Сверхкраткое изложение славянской истории

Вот как всё было:

В условиях серьёзного вражеского окружения встретились для заключения племенного союза два племени – италийскоязычные ВЕНЕТЫ и ПРАСЛАВЯНЕ.

Первых было больше, вторых – меньше, но более инициативными и могущественными были всё-таки ПРАСЛАВЯНЕ. Они принимали под своё покровительство ВЕНЕТОВ, а не наоборот!

Оба племени имели общих опасных врагов, но и друг к другу они испытывали недоверие и боялись друг от друга измены. Это и понятно: ВЕНЕТЫ были кентумного происхождения, а ПРАСЛАВЯНЕ – сатэмного, а к тому времени между этими двумя половинами Индоевропейского мира отношения складывались, как минимум, не просто.

Поэтому для закрепления племенного союза было принято решение об обмене всеми незамужними женщинами.

Что и было проделано.

В следующем поколении родились на свет люди, которые с детских лет слышали два языка: от матери и её подруг – один язык, а от отца и от его родственников и друзей – другой. Между тем, оба языка к этому времени уже значительно различались между собою…

Началось мучительное слияние двух языков – сатэмного и кентумного. И это уже была эпоха Позднеиндоевропейская, когда отдельно взятые биконсонантные корни уже перестали осознаваться как отдельные единицы речи.

Не все желающие ВЕНЕТЫ могли, вступив в этот союз, породниться с ПРАСЛАВЯНАМИ – по причине того, что ВЕНЕТОВ было больше, а ПРАСЛАВЯН – меньше.

По моим представлениям, полное слияние этих двух языков произошло за сто лет, но я всё же даю на весь этот процесс двести лет, представляя, что этот язык ещё должен был как-то утрястись.

Кроме того, к этому союзу присоединялись со стороны всё новые и новые ВЕНЕТЫ. Входя в этот союз, они сохраняли своё подчинённое положение по отношению к ПРАСЛАВЯНАМ – чистокровным и смешанным.

И теперь – снова даты:

Год 1200 до нашей эры – соединение ПРАСЛАВЯН и ВЕНЕТОВ.

Год 1000-й до нашей эры – языки ВЕНЕТОВ и ПРАСЛАВЯН сливаются, и с этого момента возникают СЛАВЯНЕ.

Тысячный год до нашей эры является годом возникновения СЛАВЯН.

Даты, разумеется, не точные, но весьма близкие к истине.

 

Что было после этого?

После наступления условного тысячного года, когда уже существовали ранние СЛАВЯНЕ, к ним продолжали присоединяться разрозненные и маленькие группировки всё тех же италийскоязычных ВЕНЕТОВ.

Были поглощения внутрь славянского массива и со стороны литовских племён. И не одно, а несколько потоков – сказать точнее затрудняюсь. Я умышленно не говорю «летто-литовских». Именно – литовских, ибо предки латышей в этом не участвовали.

Позже могущественные СЛАВЯНЕ поглотили некоторое количество иранских племён, но на славянском языке это существенно не отразилось. Связь с иранцами не была племенным союзом с ними – это было полное подчинение славянам и полная ассимиляция с ними.

Возможно, говоря об иранцах, в этом случае следует говорить об индо-иранцах, но я пока не проявляю твёрдой уверенности в том, что это правильно. Этот вопрос нуждается в дальнейшей проработке. Дело в том, что к этому времени индийские племена уже были в Индии, и связь с оставленными местами в Восточной Европе была полностью прервана. Но часть индийских племён могла остаться в Европе, в частности на Дону. Эта часть так никогда в Индию и не попала.

Возможно, были какие-то связи с готскими племенами, но совершенно ничтожные.

 

В любом случае: эпизод соединения ПРАСЛАВЯН и ВЕНЕТОВ является самым важным в истории становления СЛАВЯН, и никакой другой эпизод даже и отдалённо не может сравниться с ним по значению.

 

Никаких РУСОВ при этом не было и быть не могло. РУСЫ – это ложный термин.

Связей с Индией у СЛАВЯН никогда не было. Россказни о таких связях – это чистая провокация. Русофобская и антиславянская!

 

 

 

 

Глава сороковая. Славянские знаки – сплошные вопросы и все без ответов

Самое грандиозное событие лингвистического характера, какое только было в истории славянских языков, это ЗАКОН ОТКРЫТОГО СЛОГА.

Действовал этот закон в языке славян примерно тысячу лет, а потом все славяне, как по команде, в едином порыве, вдруг взяли да и отказались от него. Он выполнил какое-то своё тайное предназначение, и после этого надобность в нём отпала.

 

Для тех, кто не знает: открытым слогом называется слог, заканчивающий на гласный звук. У славян этот закон усложнён тем, что некоторые согласные перетягивают на себя некоторые предыдущие согласные. Например, слово РЕБРО может быть разделено на слоги только так: РЕ и затем БРО, деление на РЕБ и РО для славян невозможно. Слоги, заканчивающиеся на согласный звук, называются закрытыми: ДОМ. Слово КАРМАН, по славянским законам, может быть разделено на слоги только так: КАР и МАН – оба слога закрытые.

Любопытно, что знаменитая советская русистка Евдокия Михайловна Галкина-Федорук (1898-1965) привела в своём учебнике русского языка в качестве образца закона открытого слога именно слово КАРМАН. Это означает, что она просто не понимала, что это такое!

 

История славянских языков начинается в точности с того же самого времени, с какого начал работать этот самый закон. Не было закона – не было и славянского языка.

А какой язык был?

Было два дославянских языка, а не один. Первый – италийсковенетский; второй – праславянский. Ни тот, ни другой не имеет права называться исконно славянским. Славянский язык – это то, что образовалось от слияния венетского языка и языка праславянского.

А как только слияние свершилось, так тотчас же и закон открытого слога заработал.

Раннеславянский язык – это то, что содержит в себе закон открытого слога.

 

Если кто-то будет называть какой-то язык раннеславянским, но в этом языке не будет признаков закона открытого слога, то это какой-то другой язык – дославянский или позднеславянский, но ни в коем случае не раннеславянский! К сожалению, такие случаи бывают, ибо языкознание для многих – это просто возможность выбиться в люди.

 

Закон этот изменил праславянский язык так, как только может изменить местность землетрясение, достигшее двенадцатибалльной отметки по двенадцатибалльной шкале Медведева.

Но что такого необыкновенного случилось, что он вообще возник?

Да ничего особенного не случилось!

Просто италийцы, когда стали осваивать праславянский язык, почему-то ввели именно этот закон. Это именно их идея. В их языке, так же, как и у праславян, не было прежде такого закона, но у италийцев этот закон словно бы сидел в голове, как план на будущее.

И вот почему я так думаю: ведь этот же самый закон проявил себя потом в романских языках, которые все произошли от языка латинского (а латинский-то италийский!).

 

Латинское слово FACTUM (сделанное) – это два закрытых слога: FAC и TUM. В итальянском же языке, который произошёл от латыни, сделан шаг в сторону закона открытого слова: у них это же слово выглядит так: FATTO, а следующим шагом будет FATO. Во французском языке, который тоже произошёл от латинского, мы видим, что это же самое латинское слово сильно изменило свой облик и теперь пишется как FAIT. Когда-то оно так же и произносилось в старофранцузском языке: [файт], ныне же это открытый слог [фэ]. У французов получилось всё в точности, как у славян: сначала полное торжество закона открытого слога, а потом – отмена этого закона.

 

Мне представляется, что закон открытого слога принёс много неприятностей славянам, и лучше бы этого закона не было вовсе.

Но, во-первых, историю не пишут в сослагательном наклонении, и закон открытого слога всё-таки был, и это факт (FACTUM!).

А во-вторых, какой-то тайный смысл в нём всё-таки был заложен. И смысл – громадный, ибо закон открытого слога – это некий важный знак с неким значением…

Каким-то образом закон открытого слога связан с психологией и с особенностями человеческого мышления. Но как связан – я не знаю. Утверждаю только, что это некий знак, до понимания которого мы пока что не доросли…

 

Знаки у славян были и другие: например, аканье в русском и в белорусском языках.

Аканье повредило русскому языку.

Что хорошего в том, что мы произносим сейчас слова ЭТО и ЭТА одинаково? По мне, лучше бы аканья не было вовсе, и лучше бы было оканье, и мы бы все выговаривали так, как это делают в Архангельской области: МОЛОКО – с тремя чёткими гласными звуками [o], из которых два первых – безударные, а третий – ударный.

Но аканье – это древний сатэмный признак, который зародился в недрах той части Индоевропейского мира, которая когда-то проживала на берегах Нижнего Дуная. Это явление стало одним из признаков того, что Индоевропейский мир раскололся на две части: на САТЭМ и на КЕНТУМ. Сатэмным языкам вообще свойственно путать звуки [o] и [a]. Просто в разных концах Сатэмного мира особое отношение к этим двум звукам оформляется не всегда одинаково: где-то и когда-то звуки [a]  и  [o] вообще не различались на слух; где-то всё сводили к одному из двух звуков в ущерб другому звуку…

 

Славянская история начиналась без всякого намёка на аканье. Славянские языки, как может показаться, полностью забыли об этом свойстве сатэмных языков. А потом вдруг кто-то из славян вспомнил…

Тайну появления аканья у русских и белорусов я понимаю так:

1) сначала у славян целое тысячелетие свирепствовал закон открытого слога, который достался им в наследство от италийскоязычных венетов (кентумного народа);

2) затем этот закон перестал работать – то есть произошло отключение от кентумной программы;

3) и тогда только включилась сатэмная программа, и у русских с белорусами заработало аканье; у остальных же славян такая программа не включилась, и они не захотели возвращаться к сатэмным традициям (хотя насчёт одного из диалектов в словенском языке можно было бы и поспорить – там аканье возникло тоже).

Понимаю, что это звучит как мистика, но по времени всё сходится. И почему я не должен увязывать выключение одного процесса и включение другого?

Правила хорошего тона требуют, чтобы я сказал, что это случайное совпадение, а иначе меня заподозрят в каких-то маниях: мол, теория заговора, излишняя мнительность и что-то ещё…

Ну-ну!

По поводу аканья можно задавать много разных вопросов: как оно появилось и почему? хорошо это или плохо – то, что оно появилось? На все эти вопросы отвечают многочисленные научные исследования, люди защищают диссертации, но, на самом деле вопросы нужно ставить такие:

– По какой причине русские и белорусы вдруг вспомнили о своей принадлежности к Сатэмному миру? Ведь уже столько веков и тысячелетий прошло, пора бы уже было и забыть о том давнем расколе, а русские и белорусы вдруг взяли и вспомнили? Прозрели, что ли?

– И как они держали так долго в памяти эту информацию? Может быть, она была зарыта до поры до времени в земле, а они извлекли оттуда древние глиняные таблички с посланиями от протославянских предков славян, а затем прочли то, что там было написано? И что могли написать нижнедунайские арийцы, решившие когда-то отделиться от рейнских?.. А русские с белорусами прочли, стало быть, и стали выполнять то, что там написано?

Я перевожу всё на шутку и на фантазии, но вопросы есть. И ответов на эти вопросы я не знаю.

Но одно знаю точно: аканье – это тоже некий тайный знак, смысл которого нам пока постичь не дано.

 

А вот ещё один знак: творительный падеж! Все индоевропейцы-арийцы разделились на тех, кто сохранил его, и на тех, кто утратил. И вот какую картину мы наблюдаем в этой связи:

У древних греков времён Гомера творительный падеж был. А в классическом древнегреческом языке его уже нет – утратили. Пока греки были высокодуховным нордическим народом – имели творительный падеж, а как только стали склоняться к потребительству и другим прелестям высокоразвитого государства и с духовностью у них стало похуже, так творительный падеж и ушёл.

Или я что-то не то сказал?

В латинском языке – похожая история. Там был заменитель творительного падежа – отделительный падеж, но и тот был слабо выражен и часто совпадал с дательным, а когда латинский язык заменился на романские языки, так в них и вовсе не осталось ни единого падежного окончания!

Германцы имели творительный падеж (остались письменные памятники!), а потом утратили. Но современный исландский язык, в котором нет творительного, приписывает своему дательному значение падежа творительного – им очень хочется, чтобы этот падеж у них всё-таки был, но средств для его выражения в языке уже нет, и тогда они решили делать вид, что он всё-таки есть.

И вообще: все кентумные народы отказались от творительного падежа. Он им всем пришёлся не по душе!

А что у сатэмных?

В 31-й главе я ругал чехов и рассказывал о том, какая плохая падежная система у них: слово DOBÝVА́NÍ (завоевание) в форме единственного падежа утратило в чешском языке все падежные окончания, кроме… Кроме творительного падежа! Падежа, который всё-таки они сохранили в падежной парадигме этого слова, ибо для славян творительный падеж – это некая святыня и твердыня, которую без боя не отдают!

А возьмём литовцев и латышей: литовцы сохранили творительный падеж, а латыши утратили.

Между тем, литовцы и латыши очень сильно различаются между собою.

А что там у индийцев? В санскрите творительный падеж был, и в цыганском и сейчас есть…

У меня предложение: а давайте сравним судьбы тех народов, которые сохранили творительный падеж, с судьбами тех народов, которые его потеряли?

Я не буду проводить таких сравнений, а просто даю пищу для размышления моим читателям. Может быть, кто-то окажется прозорливее меня и пояснит когда-нибудь, что всё это и многое другое означает.

 

Окончание глаголов третьего лица – это даже и не знак, а некое испытание на прочность, экзамен, который должен выдержать индоевропейский народ на право называться истинно индоевропейским!..

Это я опять шучу, но как бы и не очень.

Давайте посмотрим на латинский язык и на русский: VIDET – ВИДИТ, VIDENT – ВИДЯТ. Обе формы 3-го лица оканчиваются на -T. И это и есть окончание глаголов 3-го лица, которое, как кажется, должно быть у всех индоевропейцев.

Но, по какой-то таинственной причине, никто этого окончания не уберёг, кроме двух индоевропейских народов: русских и сардинцев. Есть, впрочем, болгаро-македонские диалекты, где это окончание сохранилось в неприкосновенности, но это, строго говоря, и всё. В белорусском языке, в малороссийском и в болгарском это окончание сохранилось лишь частично, в немецком – частично, во французском – лишь очень редко, да и то лишь в вопросительных предложениях (sont ils?). Остальные европейские потомки арийцев решительно отказались от этого окончания – включая древних греков, литовцев, исландцев и всех славян, кроме названных выше.

Почему русские сохранили это окончание – понятно: именно их язык является на сегодня самым индоевропейским из всех. Такая судьба у русских. А потому они и пометили свой язык этим необыкновенным знаком.

А вот почему сардинцы – не знаю.

У них много и других тайн – по каким-то причинам именно их язык стоит ближе всех к латинскому языку и вообще выбивается на фоне всех остальных романских языков. Сардинцам свойственно горловое пение, неизвестное в Европе, но принятое у тюркских и монгольских народов. Определённые артикли у них не такие, как в остальных романских языках – и это тоже какой-то знак, хотя сам факт наличия определённых и неопределённых артиклей – это, если и знак, то зловещий. Индоевропейцы ведь все поделились ещё и по этому признаку: те, у кого есть определённые и неопределённые артикли, имеют одну судьбу, а те, у кого нет – другую.

 

А вот ещё один таинственный знак!

Вот уже три тысячи лет прошло, а весточка, которую оставили после себя италийскоязычные венеты, до сих пор будоражит умы в Славянском мире и особенно в России.

У нас в России существует мнение: если ты говоришь с италийским акцентом, то ты некультурный человек, а если с праславянским, то – культурный. Я имею в виду вопрос о том, как правильно произносить русскую букву «Г».

Лично я – некультурный… Впрочем, расскажу обо всём по порядку.

 

Тот факт, что в Славянском мире славяне говорят то [g], то [h] – это как раз произошло из-за трудностей италийского акцента.

В современном русском языке нет единства по поводу того, как нужно произносить букву «Г» – как [g], как [h] или как [γ]. В малороссийском языке говорят [h], в белорусском – [γ], и в древнерусском было так же, как у белорусов: [γ]; в современном русском литературном языке – в основном, [g], но в междометиях и в некоторых словах следует произносить [h]; в Смоленской области и в Ставропольском крае произносят [γ]. Уж на что Пушкин был великим человеком, а и тот колебался с этим произношением, а Крылов – так тот так: в первую половину жизни говорил [h], а во вторую – [g].

В верхнелужицком языке, в языках чешском и в словацком говорят [h].

В нижнелужицком и польском – [g].

Все южные славяне говорят [g], но в некоторых словенских диалектах возможно и [h].

Как такое могло получиться: славяне, странным образом, считают, что звуки [g], [h] и [γ] – это почти одно и то же? К примеру сказать, немцы так не считают: в немецком языке GEBEN – это одно, а HEBEN – совсем другое!..

Вот оно: италийское влияние из глубины веков!

Временем, с которого следует вести отсчёт славянской истории, я называю тысячный год до нашей эры. Так вот уже в этот самый год славяне не были едины по поводу того, как им говорить – [g], [h] или [γ], и у них были по этому вопросу разногласия ещё даже и более сильные, чем сейчас.

Какой из этого сделать вывод – не знаю.

 

Я родился на юге России, в Новочеркасске, и в обычной жизни произношу [h]. Мои родители говорили так же. Моя первая, ныне покойная, жена говорила так же. А вторая жена родилась в Москве и произносит [g], и наш сын говорит так же, как мама…

Но в торжественной или какой-либо официальной обстановке я мгновенно перехожу на [g]. Это происходит у меня автоматически. Откуда-то я знаю, что произношение [g] – это хорошо для торжественных случаев, а [h] – это для повседневного употребления. Тут что-то подсознательное.

 

Законом построения славянского слога по принципу нарастающей звучности я, пожалуй, не буду отягощать своё и без того драматическое повествование о славянах, но об одном правиле переделки праславянских слов италийцами, пожалуй, расскажу. Тем более, что это правило является частью этого закона.

Правило это такое:

Если в начале слова глухой спирант [s] оказывается в положении перед одним из глухих смычных [p], [t], [k], а в дальнейшей части этого слова содержатся сонорные [r] или [l] (иногда [w] или [j]), то этот самый спирант отпадает. Причём сонорный может находиться не сразу после смычного, а на расстоянии от него в один гласный звук или даже в два!

Например, корень ПРЫГ- в русском глаголе ПРЫГАТЬ произносился на праславянском языке как [sprough-]; корень в слове ТРОПА изначально звучал как [strop-], а корень в глаголе ПЫРЯТЬ звучал как [spūr-]. И это были примеры из числа самых лёгких – есть и потруднее.

Почему глухой спирант [s] в таких позициях всегда исчезал?

Когда я полностью выяснил, как действует это правило, я сначала сказал себе так:

– Существует правило, и я обязан учитывать его при своих этимологических исследованиях. Нравится мне это или нет, но правило такое действует!

Но потом меня стало терзать любопытство: а почему же всё-таки оно действует? И почему, кстати, в латинском и в греческом языках глухой спирант [s] тоже не любят и в положении перед некоторыми согласными уничтожают?

 

И вскоре я понял, что это явление италийского происхождения, а не праславянского. А у италийцев с греками я находил всё больше и больше общего. Мне удалось выяснить, как италийцы и греки расселялись по Европе. На Среднем Дунае их предки жили в качестве двух близкородственных этносов. А затем они неторопливо продвинулись на Балканский полуостров и продолжали там совместное проживание. И после этого они медленно стали расходиться: греки двинулись до самого юга и упёрлись в Аттику и Пелопоннес, а италийцы решили, что им не судьба жить на Балканах и вдоль побережья Адриатического моря очень медленно двинулись на север и вошли в современную Италию…

Это я всё сам понял, и это объясняло некоторые фонетические процессы, общие и для италийцев, и для греков. Италийцы и греки не любили спирант [s] и в некоторых позициях превращали его в спирант [x], а затем и в лёгкий выдох [h], который затем и вовсе исчезал.

Записывается эта нелюбовь так: s > x > h > ноль звука!

Очень дельные мысли по поводу спиранта [s] описывал в своём фундаментальном труде  Юрий Яковлевич Бурмистрович, но всё же полного ответа как-то не получалось и не получалось…

 

И потом я понял, что было. Славяне не очень любят звук [r] и не любят, когда этот звук дважды встречается в одном корне. А в латинском языке, который имеет италийское происхождение, этот звук очень даже любят. В испанском языке, который произошёл от латинского, вообще-то говоря, нет звука [r], а есть звук [rr] или даже [rrr]. То же самое было и с италийскоязычными ВЕНЕТАМИ, переходившими на праславянский язык. Они услышали у праславян слово STROPĀ и стали произносить его, но – со своим акцентом; получалось что-то вроде STRRROPĀ. При этом сонорный звук произносился с таким усердием и с таким выбросом энергии, что на произнесение начального спиранта [s] уже не оставалось сил, и он исчезал. Но не сразу, а по такой цепочке преобразований: s > x > h > ноль звука.

 

Это было какое-то перераспределение энергии. В шутливо-серьёзной форме его можно описать примерно так:

Я собираюсь произнести слово, в котором после одного или двух согласных будет звук [r]. Мне это представляется очень трудною задачею, и я опасаюсь, что не справлюсь с нею. Поэтому я набираю в грудь побольше воздуха и, словно бы для разгону говорю сначала тихо, потом громче и сильнее, а когда доходит очередь до звука [r], то я весь выплёскиваюсь в этом произношении, и у меня получается [rrr], затем следует гласный звук (это ведь всё был один слог). После чего силы на какую-то долю секунды покидают меня, но затем я прихожу в себя и с новыми усилиями произношу новый слог. Но из-за того, что я так мощно произнёс [rrr] и у меня ушли на это все силы, у меня не осталось энергии на начальный спирант [s] – он и без того требует меньшего количества сил, нежели [r]. И этот спирант затух. Это кажется каким-то безумием или моими выдумками, но в действительности всё было именно так.

 

На самом деле всё это можно описать просто, скучно и без драматизма: str > strrr > trrr > tr… Но удивление по поводу того, что это всё-таки случилось, не исчезает.

У славян есть редкие случаи, когда ничего подобного не происходило: например, слова СТРЕМЯ или СТОЛ. Иногда фонетические законы италийцев и праславян вступали между собою в сильнейшее противоречие и побеждал, в конце концов, либо италийский подход к этому слову, либо праславянский. В своём словаре я стараюсь подчёркивать это и пишу примерно так: слово имеет явно италийское происхождение или явно праславянское.

И всё же нарушения типа СТРЕМЯ и СТОЛ не связаны с тем, что одни слова у славян имеют италийское происхождение, а другие праславянское. Здесь что-то другое, и что именно – я пока не выяснил.

Тайн так много, что меня на раскрытие всех их просто не хватает.

 

И всё же самая главная тайна: закон открытого слога! Из всех показателей, по которым мы можем заявить, что это славянский язык, а не праславянский и не какой-либо другой, самым важным является именно закон открытого слога, который начал работать после встречи венетов и праславян. Все остальные знаки меркнут по сравнению с ним одним.

Я приведу несколько примеров действия этого закона.

В литовском языке есть прилагательное GATAVAS и существительное STALAS – их можно не переводить на русский язык, они и так понятны. На праславянском языке эти же самые два слова звучали так: [gotowos]  и  [stolos].

 

Фонетический знак [w] соответствует известному английскому звуку, а звука [v] у индоевропейцев поначалу не было вообще! Это позднее изобретение.

 

Есть мнение, что предки славян не выговаривали ни звука [o], ни звука [a], а вместо них произносили нечто среднее. Я думаю, что это так и было, но – не во всех случаях. К сожалению, уточняющего правила я так до сих пор и не разработал из-за нехватки времени. Поэтому предлагаю просто считать, что праславяне говорили до встречи с венетами [gotowos]  и  [stolos], и не принимать эти нюансы близко к сердцу.

Но вот встреча состоялась! Заработал закон открытого слога, и после действий ещё нескольких законов, о которых я говорить не буду, в древнерусском языке эти два слова стали произноситься так:

ГОТОВЪ – три открытых слога

и

СТОЛЪ – два открытых слога.

Затем, спустя примерно тысячу лет безраздельного господства закона открытого слога, он всё-таки перестал работать, произошёл процесс, называемый в науке «падением редуцированных гласных», и оба слова приняли такой вид:

ГОТОВ – один открытый слог и один закрытый

и

СТОЛ – один закрытый слог.

И это были легчайшие случаи!

Со словом ДУБ получается потруднее.

Праславяне произносили его так: [dhombos], но после встречи с италийцами возникла такая проблема: здесь два закрытых слога, от которых надо избавиться – [om] и [os]. Как выполнить эту задачу?

Со слогом [os] поступили очень просто: перестали произносить конечное [s] – вот и всё.

А для слогов типа [om] или [on] придумали особую процедуру. Их превращали в носовой гласный:

om > õ  и  on > õ.

Точно так же, как и во французском языке, но только с тою разницею, что французы стали бороться за открытый слог намного позже.

В результате получилось старославянское слово ДѪБЪ, где вторая буква означает носовой звук [õ], а последняя буква – редуцированный гласный, который и сейчас ещё произносится в русском языке, но в других позициях – всегда в безударном положении и всегда очень неясно. Получалось слово в два слога, и оба были открытыми.

Потом большинство славян отказались от носовых гласных стали произносить звук [õ] как [u]. Этот процесс записывается так: õ > u.

Современные сербы произносят теперь это слово как ДУБ – в один слог, звонко выговаривая последний согласный. В русском же языке звонкие согласные на конце слова оглушаются, и поэтому мы, хотя и пишем ДУБ, но всё же произносим [дуп]…

 

Можно удариться в две крайности: вообразить, что арийцы всё это выдумывали на специальных лингвистических совещаниях. Группа арийских мудрых лингвистов зачем-то всё это изобретала, затем группа арийских преподавателей всё это внедряла в народные массы, а арийские народные массы – под чутким руководством своих арийских вождей – всё это выполняли.

Но можно ведь и так сказать: ничего не было, просто всё шло и шло своим чередом – какие-то звуки менялись на какие-то другие… Подумаешь дело большое! Всегда ведь что-нибудь происходит на свете: то планеты вращаются вокруг Солнца, то звёзды вращаются вокруг центра Галактики, а наше дело маленькое: живи себе и живи, бери от жизни побольше и не морочь себе голову пустяками!

Оба подхода неправильны. В 21-м веке ни у кого не получится жить себе и жить дальше. Ювенальная юстиция и принудительное нравственное растление – они выкосят всех белых людей в Северной Америке и в Европе, а когда на их место придут воинствующие дикари и принесут с собою работорговлю и массовый бандитизм, будет уже поздно.

Последний из оставшихся в живых белый человек скажет:

– Раньше надо было думать!

Вот я и предлагаю: думать! Пока Арийская Цивилизация всё ещё существует, ещё можно что-то понять и к чему-то прийти. Почему-то весь этот гигантский механизм истории Белого Человека возник и затем работал по каким-то невообразимо сложным законам. И теперь он должен погибнуть из-за того, что мы не разобрались в нём.

 

Впрочем, от вопросов теоретических пора бы уже перейти к вопросам практическим, имеющим прямое отношение к нашей повседневной жизни и к событиям новейшей истории.

В славянских языках содержится много всяких интересных знаков, на которые трудно или невозможно дать правильные ответы, но один из знаков – самый неприятный и неожиданный из всех. И как раз-таки дать на него правильный ответ можно, что я и сделаю.

Но уже в следующей главе.

 

 

 

 

Глава сорок первая. А было ли оно – славянское единство?

Отвечаю на вопрос сразу: не было такого единства никогда. Никогда не существовало единого славянского народа.

Его и сейчас нет.

Разве есть единая славянская архитектура, единая славянская одежда? Или, может быть, существуют какие-то виды искусства, свойственные только славянам – узоры, вышивки, музыка, танцы?

Славянское мышление, славянская религиозность, славянский дух, славянский менталитет, славянский расовый тип – ничего этого нет, а ежели кто-то и говорит, что это есть, то он – или умышленно лжёт, или искренне заблуждается.

А что есть?

Есть очень близкие друг другу славянские языки. И есть люди, которые на них говорят, но имеют разные представления о добре и зле, исповедуют разные религии, ведут разный образ жизни…

 

Славянской расы никогда не было.

Изначально была нордическая раса – общая для всех индоевропейцев; позже славяне стали получать всевозможные примеси, и какой-то древний арабский путешественник однажды с изумлением отметил, что он видел собственными глазами невероятное – черноволосых славян, когда проезжал через чешские земли! Раньше-то он считал, что все славяне должны быть непременно голубоглазыми блондинами…

 

А что же тогда было?

Единый италийскоязычный венетский народ, может быть, и существовал (не знаю, да и какая разница – существовал или не существовал?). Возможно, это было несколько близкородственных племён.

Единый праславянский народ как раз-таки был – я почти уверен в этом, но и это не столь уж важно. И я тоже вполне допускаю, что было несколько близкородственных племён.

Что ж касается единого славянского народа, то я уверенно заявляю: его никогда не было! И это совершенно достоверно известно.

Славяне позаботились о том, чтобы донести до нас информацию об этом и оставили для этого в своих языках знаки – отнюдь не тайные, а явные, хорошо известные всем славистам.

 

А если славянского языкового единства никогда и не было, то чего тогда удивляться тому, что сейчас происходит?

А происходит вот что: большинство славян дружно предали Россию и Русский народ и пошли в услужение германцам – англосаксам или немцам. Я даже не хочу по этому поводу цитировать гениального Достоевского, который предсказал, что все славяне окажутся предателями – это его предсказание и так у всех на слуху. Я просто хочу сказать: разочарований и боли было бы меньше, если бы русские знали, как именно возникли славяне.

 

Давайте ещё раз вспомним последовательность событий:

Год 1200 до нашей эры – соединение ПРАСЛАВЯН и ВЕНЕТОВ.

Год 1000-й до нашей эры – языки ВЕНЕТОВ и ПРАСЛАВЯН полностью слились, и с этого момента возникают СЛАВЯНЕ.

Но уже в этом самом тысячном году славяне существовали не менее, чем в пяти разновидностях!

Это было не менее пяти племён.

Но говорили они на очень-очень похожих языках… Настолько похожих, что даже и сейчас славяне – это единственная ветвь Индоевропейского мира, внутри которой существуют такие похожие языки. Ничего даже отдалённо подобного в Индоевропейском мире больше нет! Славяне – это уникальная группа языков в составе индоевропейского семейства.

Но, ежели они так уж едины, то почему же языковые разногласия у славян были уже с самого начала? Значит же, было что-то такое, что не позволяло им быть единым народом?

Видимо, что-то было…

Про звуки [g], [γ] и [h] я уже рассказывал. Славяне различались с самого начала по своему отношению к этим звукам, и это различие идёт ещё от дославянских времён.

И теперь я расскажу ещё об одном важном различии и буду стараться делать это доходчиво, простым языком.

 

Возьмём для изучения русское слово БОРОДА и просмотрим его аналоги в других славянских ветвях. Но для начала вспомним, откуда оно, собственно, взялось.

Когда-то у предков славян это самое слово произносилось так: bhordha. Возможно, оно было италийским, а возможно, и праславянским – я уверенности по этому поводу не проявляю никакой, впрочем, это и не имеет для нас сейчас значения.

Когда наступил тысячный год и обнаружилось, что на свете существуют славяне, у них, образно говоря, возник вопрос: а как же нам теперь произносить это слово? То, что звонких придыхательных к этому времени уже быть не могло, в этом все славяне были едины (bh > b, dh > d), и в том, что закон открытого слога все славяне должны свято чтить – в этом тоже разногласий не было; но как выполнять этот закон – вот тут-то и возникли разные мнения.

А между тем, слово BORDA, которое возникло в процессе соединения праславян и венетов, содержало в себе один закрытый слог и один открытый: BOR-DA, и теперь нужно было сделать так, чтобы открытого слога больше не было.

Мнения разделились, и их было не менее пяти. И это означало, что все славяне разделились на пять заметных подгрупп. Наверняка, были и какие-то другие подгруппы, но совсем маленькие, и они потом исчезли. Примем за основу число «ПЯТЬ».

Пять решений по поводу слова BORDA были такими:

 

1) Не надо ничего менять в этом случае, потому что звук [r] почти гласный, и, если слог заканчивается на него, то ничего страшного в этом нет, ведь слог остаётся почти открытым.

И эти славяне оставили слово без изменения: BORDA.

 

2) Мы полностью согласны с мнением первой подгруппы, но всё же считаем, что гласный звук [o] нужно удлинить, чтобы возникло более сильное ощущение, что это всё-таки открытый слог.

А долгое [o] у славян произносилось как [a] (ō > a). И тут нужно пояснить, что праславяне и ранние славяне плохо различали на слух звуки [o] и [a] (есть мнение, что не различали вовсе), и эти два звука казались им почти одним и тем же. Но на самом деле было так: если они произносили этот звук кратко, то звучало [o], а если долго, то [a]. Славяне, однако, этого не замечали и не понимали. И, таким образом, эта подгруппа славян стала произносить это слово так: BARDA.

 

3) Мы должны сделать открытый слог в слове BORDA? Да ведь это же очень просто! Нужно просто сказать, вместо OR – RO, то есть поменять местами два звука, и тогда у нас получится BRODA.

На том и порешили. Кстати, такая перестановка звуков наоборот называется термином МЕТАТЕЗА.

 

4) Мы согласны с предыдущим мнением и, конечно, нужно переделать OR на RO (совершить МЕТАТЕЗУ), но только в этом RO надо удлинить гласный, чтобы было видно, как сильно мы стараемся.

А как уже говорилось, долгий звук [o] у славян означал на самом деле звук [a]. И, таким образом, у этой подгруппы получилось RA, вместо RO, и слово стало произноситься так: BRADA.

 

5) Мы должны сделать открытый слог в слове BORDA? Да ведь это же очень просто! Делать МЕТАТЕЗУ совсем не нужно. Надобно только сказать, вместо OR – ORO. И тогда получится слово BORODA. И ничего не надо удлинять – получается два открытых слога, вместо одного закрытого.

 

И по такому признаку славяне разделились на пять подгрупп.

А поскольку, кроме слова BORDA, у славян было много других похожих слов, то различия в языке получились заметные.

Например, слово STORNA стало произноситься пятью способами:

1) STORNA,

2) STARNA,

3) STRONA,

4) STRANA,

5) STORONA.

И так же точно было со словами: WORNA, WORTA, а поскольку звуки [r] и [l] очень близки по своей природе и считаются почти что гласными, то и со словами POLSA, ZOLTO, SOLMA и т.п.

На самом деле всё было сложнее, и по этим пяти подгруппам распределились ещё и другие фонетические особенности, но распределились неравномерно и уже не так категорически. Допустим, какая-то особенность существовала у славян не в пяти вариантах, а всего лишь в двух или, реже, трёх.

Вот это, собственно, и всё. Почти всё.

Указанные подгруппы затем стали перемешиваться и ни единая не избежала этого.

 

Самый первый номер исчез с лица Земли ещё несколько веков назад. Последний народ из этой подгруппы, который оставил после себя памятники письменности – это были ПОЛАБЦЫ, но, на самом деле, было и много других племён. Они все перешли на немецкий язык и ныне не существуют.

 

ПОЛАБЦЫ унесли с собою некую тайну, которую мы уже, я так понимаю, не разгадаем никогда: их язык сильно и необъяснимо выбивался на фоне других славянских языков. Там было невероятное произношение и, совершенно точно, что изначально это были не славяне, а какой-то неизвестный нам народ (непонятно даже, индоевропейский или нет), который перешёл на славянский язык.

 

Народ со вторым номером существует и по сей день. Это КАШУБЫ в Польше. Их очень мало, и весь их современный язык состоит процентов на 90 из польских слов, но сердцевина их языка – древняя, и это потомки отдельной славянской подгруппы, а вовсе не разновидность поляков, как думают многие.

Таких народов тоже было раньше много, но некоторые из них перешли на немецкий язык, некоторые на датский или даже на голландский, а некоторые примкнули к другим славянским народам и полностью растворились в них.

Третья подгруппа – это поляки и лужичане. Хотя есть мнение, что и они относятся к разным славянским подгруппам. Не буду спорить…

Четвёртая – все южные славяне, а также чехи и словаки, которые считаются ныне славянами западными, но исторически произошли от южных.

Пятая подгруппа – это восточные славяне. Сейчас это русские, русины, малороссы и белорусы.

 

В древности (тысячу лет назад или более) восточные славяне пережили нашествие славян из третьей подгруппы. Те вторглись на север современной России (области Псковская, Новгородская, Вологодская, Архангельская, Тверская, частично Ярославская и Владимирская. После вторжения они были поглощены восточными славянами и полностью перешли на их язык, но следы их вторжения до их пор остались в диалектах этих областей. Именно с этих пор у русских возник звук [g], которого раньше у древних восточных славян не было, ибо они все произносили только звонкий выдох [h] или спирант [γ] – в нескольких вариантах.

Кроме того, восточные славяне пережили мощнейшее интеллектуальное (а также и языковое) вторжение со стороны южных славян. А точнее – со стороны балканского народа, который сам себя называл (по наивности) СЛАВЯНАМИ. Это было неправильное название, но они об этом не знали, и из-за этого нынче столько недоразумений. Их язык мы называем сейчас СТАРОСЛАВЯНСКИМ. Эти так называемые «старые славяне» (шучу!) были необыкновенным по своим умственным и нравственным качествам славянским народом. Они вполне могли возглавить когда-нибудь весь славянский мир, но – так не случилось…

 

Термин ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ язык, принятый у многих лингвистов, – это то, что я решительно осуждаю. Я этого термина не признаю и никогда не употребляю.

 

Лексическое и грамматическое вторжение этого необыкновенного языка принял на себя только Русский народ, и после этого язык этого народа стал намного богаче. Языки же малороссийский и белорусский остались в стороне от этого вторжения и испытали на себе влияние польского языка, которое я нахожу пагубным.

 

На данный момент считается, что славянских подгрупп всего три:

1) восточная,

2) южная и

3) западная.

Восточная и южная довольно близки друг другу, а западная отстоит от них немного особняком.

Как уже говорилось выше, все современные славянские языки очень похожи. Во всём Индоевропейском мире нет больше ни единой группы, в которой было бы такое же внутреннее сходство между языками.

 

Можно рассудить в таком духе: мол, подумаешь дело большое – ЗЛАТО, ЗЛОТО, ЗОЛОТО, ЗОЛТО и ЗАЛТО! Тем более, что последние два варианта практически исчезли. Все славяне говорят на очень похожих языках, и существует мнение, что славянских языков нет вообще, а есть только один славянский язык, который делится на наречия. Именно так кажется китайцам, арабам, итальянцам или немцам, когда те вникают в славянские языки.

Считается, что в Китае есть один-единственный китайский язык, а в нём просто-напросто есть какие-то диалекты. Но между этими китайскими диалектами разница такая же, как между языками русским, польским и сербским. Или даже посильнее! И ничего страшного не происходит: живут себе люди и живут, и считают, что они одна нация и что у них один язык.

И точно так же у арабов. Мы бы сказали, что существуют языки египетский, иракский, алжирский, йеменский, но арабы так не думают: у нас, мол, диалекты, а язык у нас только один – арабский!

 

А что творится в немецком языке! Я, когда однажды стал читать сказки братьев Гриммов в оригинале, ужаснулся: сказки написаны на разных диалектах, и смысл этих текстов доходил до меня с трудом или вообще не доходил.

Например, я встретил непонятное слово MAAND и понял его значение только после того, как прочёл, что королева родила ребёнка после девяти «маандов». До меня дошло, что MAAND – это то же самое, что и литературное немецкое MONAT (месяц), но ведь в шведском языке это же слово звучит как MÅNAD, что мало отличается от немецкого литературного слова, и немец бы понял значение шведского слова просто на слух. А шведский-то язык – это не диалект немецкого, а скандинавская ветвь германских языков, к которой немецкий язык не относится! Если даже шведский язык в каких-то отношениях ближе к литературному немецкому, то, стало быть, диалектные различия в немецком языковом мире – это нечто очень серьёзное!

 

И теперь смотрим, что получается:

Китайцы говорят, что они единая и сплочённая нация. Вот только тронь нас, китайцев, и мы все как один, в едином порыве станем на защиту своей нации!

Арабы считают так же. И тоже: вот только тронь!

А уж как считают немцы, так мы про это знаем по событиям двадцатого века:

EIN VOLK, EIN REICH, EIN FÜHRER!

У них даже и лужичане были объявлены Гитлером обычными немцами, которые всего лишь говорят по-славянски. И это притом, что немецкие диалекты различаются между собою сильнее, чем некоторые славянские языки.

Есть и другие примеры, перечислять не буду…

И что же у славян?

Совершенно точно, что чехи и словаки говорят на одном-единственном чехо-словацком языке, который всего лишь делится внутри себя на два наречия – на чешское и на словацкое. И ведь чехи и словаки разошлись по разным государствам, и только попробуй, скажи им, что они один народ – оскорбятся!

То же самое, с болгарами и с македонцами. Некоторое время кто-то ещё пытался говорить: мол, есть такой болгаро-македонский язык, но теперь уже как-то привычно стало считать, что существуют два разных языка: болгарский и македонский. Один и тот же славянский народ был искусственно разделён на две части, и кому-то это сошло с рук, и эксперимент удался на славу.

Что творится на территории бывшей Югославии – это страшно себе представить! Там якобы существуют следующие языки:

– сербский,

– хорватский,

– сербохорватский (сербско-хорватский),

– хорватско-сербский,

– боснийский,

– черногорский.

И всё это записывается двумя алфавитами – кириллицею и латиницею…

Но на самом деле, всё это – один-единственный сербский язык, которому придуманы другие названия на почве ненависти к сербам или к православию. На территории бывшей Югославии реально существуют три славянских языка:

– сербский,

– словенский и

– македонское наречие болгаро-македонского языка.

А всё остальное от лукавого.

Но именно лукавый и правит балом!

Пример национального единства показывают лишь лужичане, живущие на территории Восточной Германии. Они утверждают, что они один народ. Между тем, они говорят на двух языках, которые, на мой взгляд, существенно различаются между собою: на верхнелужицком и на нижнелужицком. Сами себя лужичане называют сербами, а тех сербов, которые живут на Балканском полуострове и даже не знают об их существовании, называют южными сербами. Видимо, они и тех сербов считают разновидностью самих себя, притом, что сербский язык очень сильно отличается от обоих лужицких.

 

Между прочим, слависты составили целый список слов, которые свойственны только лужичанам и сербам и никому больше во всём славянском мире. Ну, конечно, сербы – и те, и эти – один народ. Но не потому, что удалость составить такой маленький словарик, а просто потому, что и те, и другие славяне… Впрочем, это я всё идеализирую действительность.

 

Возможно, нечто похожее на лужицкий менталитет являют и словенцы. Есть мнение, что их язык подвергнут диалектному членению более, чем какой бы то ни было другой славянский язык, но пока я ничего не слышал о том, чтобы эти разновидности словенцев как-то заявляли о своей национальной самостоятельности.

Польский этнос – это очень серьёзное явление. Странным образом, всем известные высокомерие и агрессивность поляков сопровождаются необычными явлениями и в их языке.

Это сверхмягкость, которая изменила до неузнаваемости многие славянские слова. Сверхмягкость – это разрушительное явление, похожее на болезнь, от которой невозможно избавиться.

Польская сверхмягкость повлияла на языки верхнелужицкий и нижнелужицкий, на белорусский язык, а кроме того, это явление возникло под влиянием польского языка в литовских и в словацких диалектах.

Польская сверхмягкость, как, впрочем, и вся польская фонетика – это тоже один из очень важных знаков, тайное значение которого ещё предстоит выяснить.

 

По всем признакам, польская сверхмягкость имеет италийское происхождение. Переход t’ > ts – это не чисто польская выдумка, это же самое явление мы наблюдаем и в позднелатинском языке. Например, в классическом латинском языке слово NATIO произносилось как [nа́t’jo]. А ещё раньше – так даже и с носовым гласным: [nа́t’jõ]. И таких примеров в латыни очень много!

Между прочим, в польском языке сохранились носовые гласные, от которых отказались все славяне. В языке латинском носовые гласные были в древности, но потом исчезли,

Сходство фонетических процессов польского языка и латинского не может быть случайным и является, на мой взгляд, подтверждением того, что к ранним славянам продолжали присоединяться италийские племена – весьма немногочисленные, но повлиявшие на славянскую историю.

 

Фанатизм, с которым поляки издавна ненавидят Русский народ, объясняется, конечно, же не лингвистическими явлениями их языка, а их многочисленными попытками занять главенствующую роль в славянском мире. Все эти попытки потерпели крах, и самым главным славянским народом остаётся Русский народ – приятно это кому-то сознавать или нет…

И всё же. Вполне возможно, что я чего-то не понимаю и до чего-то не дорос, и феномен польской маниакальной русофобии имеет какое-то совершенно особое объяснение. Но, когда начинаешь углубляться в историю польской ненависти к Русскому народу, сталкиваешься с такими вещами, что просто оторопь берёт: тут и сатанизм, тут и какая-то мистика, тут и что-то шизофреническое… Объяснить польскую ненависть ко всему русскому в каких-то обыденных терминах – очень трудно, и можно скатиться до фантазирования и до создания страшилок с участием нечистой силы. Мне понятна мистическая составляющая в мышлении еврейского народа – она родом из Египта, который нам ещё не раскрыл всех своих зловещих тайн. Но откуда у поляков взялись такие же качества?

Злые евреи – от них, что ли?

Злые католики?

Злые кельты?

Злые италийцы, которых в своё время праславяне не до конца подчинили своей воле?

Однажды я читал и такое объяснение от одного знаменитого русского лингвиста (специально не хочу называть его имя, чтобы не позорить, ибо я его очень уважаю): поляки получили какое-то влияние от финнов. То есть: злые финны!

Для меня это тайна, которую я не в силах раскрыть. В таких случаях я предпочитаю рассуждать так: я не знаю происхождения данного явления, но я знаю его несомненные результаты, и с меня этого достаточно.

С польским менталитетом – что-то очень не чисто. То, что я не могу объяснить природу этого явления, ничего не отменяет: явление есть.

Поляки проявили себя кровожадными людоедами при столкновениях с малороссийским этносом, являющимся частью Русского народа.

Про польскую интервенцию и Лжедмитрия молчу – это все знают.

Русофоб Юзеф Пилсудский (1867 — 1935) – молчу.

Отчётливый польский след мы наблюдаем в западных регионах Малороссии. Фашистский переворот в современной так называемой Украине происходил при самом активном содействии поляков.

Кто такой Збигнев Бжезинский? Это польский шляхтич, дорвавшийся до власти в Америке и желающий англосаксонскими руками свести счёты с Русским народом.

А кто такой Хрущёв со своим польским происхождением?

Это идеальный русофоб, некий биоробот по уничтожению Русской нации. Это тот же самый Бжезинский, но только более успешный!

Впрочем, я пишу книгу не об исторической вине поляков перед Русским народом. Моя книга – об индоевропеистике. Оставляю эту тему историкам, и пусть они работают с нею.

 

И теперь нам осталось рассмотреть только восточных славян.

Самая индоевропейская часть современного Индоевропейского мира – это славяне и летто-литовцы (а это сейчас четыре народа: литовцы, жемайты, латыши и латгалы).

Самым славянским языком из всех ныне существующих – является русский, а самым летто-литовским – литовский.

И, таким образом, на верхнюю ступеньку пьедестала почёта претендуют только русские и литовцы, а все остальные стоят ниже.

И остаётся только решить, кому предоставить эту ступеньку – тем или этим? Или, может, поставить оба народа вместе – пусть взойдут на одну общую для них ступеньку!

Литовцы не могут на неё взойти по одной простой причине: их слишком мало, и они ничего не решают. А Русский народ образовал великую державу, которая выходит на три океана из четырёх; державу, которая создала великую культуру, которая служит надеждою и опорою для многих других народов, оказавшихся с Русским народом в племенном союзе. Те же литовцы прекрасно могли бы вписаться в эту державу, и я думаю, это ещё случится…

Но пока речь пойдёт о Русском народе и о восточных славянах.

Это – в следующей главе.

 

 

Глава сорок вторая. Малороссийское наречие русского языка и украинский язык

Быть или не быть – вот в чём вопрос. Быть или не быть России, Индоевропейскому миру, Арийской идее, да и всему человечеству?

Создание искусственного украинского языка отвечает на этот вопрос так: не быть!

 

Я не буду сейчас рассуждать на политические темы – об атомном оружии, о нефтедолларах, о Евросоюзе, о НАТО. Я постараюсь рассуждать в терминах лингвиста и индоевропеиста, хотя мне иногда и придётся сбиваться на политику.

Я уже говорил, что весь современный Индоевропейский мир делится на две части: на германцев и на русских со всеми остальными. Фактически германцы стали альтернативными индоевропейцами. Заявления Гитлера о том, что немцы – раса господ, а славяне прирождённые рабы, – это как раз оно самое и есть. Точно так же думают и англосаксы о себе и о Русском народе, точно так же думал и шведский король Карл Двенадцатый, потешавшийся в 1706-м году зверски изощрёнными массовыми казнями русских пленных во Фрауштадте. Точно так же думают современные англосаксы, современные датчане, современные норвежцы. Германцы беспредельно презирают всё человечество, ведут себя нагло и агрессивно. А русских ненавидят потому, что это единственная сила на Земле, которая превосходит их нравственно, умственно и способна остановить силою оружия их экспансию!

Самое главное зло на нашей планете – это германцы.

Неприлично звучит?

Не толерантно?

Да какая к чёрту толерантность! Тут уже не до толерантности!

Готы – это был один непрерывный ужас.

Швеция – страна с многовековыми разбойничьими традициями, а в наше время ещё и притон извращенцев с огромным процентом психически больных людей.

Немцы развязали две мировых войны, после которых все остальные их многочисленные грехи уже не имеют значения.

Англосаксы заслужили репутацию самого кровавого и самого лживого народа за всю историю человечества!

И это всё – германские народы. Нужно точно называть вещи своими именами: это германцы!..

А единственный противовес германской экспансии – это Русский народ.

 

Альтернативные индоевропейцы, они же германцы, понимают, что с Россией вступать в военный конфликт – это опасно. Поэтому они надумали однажды нанести удар вражеской стране именно с помощью лингвистики.

В 19-м веке Австро-Венгрия и Пруссия не решились вступить в ту самую войну против России, которая теперь официально называется Крымская. А соблазн был и очень сильный! Тогда вся Европа в полном составе была против России, но официально воевали только Англия, Франция и маленькая Сардиния, которой Россия ничего плохого никогда не делала.

Остальные выжидали и готовы были вот-вот наброситься на Россию, чтобы растерзать её в клочья, подобно стае голодных диких псов. Тогдашняя ситуация получилась очень похожа на нынешнюю, но с тою лишь разницею, что сейчас Европа агонизирует перед неизбежною смертью, а тогда она была полна сил.

Австро-Венгрия, которая контролировала тогда почти всех западных и южных славян, мечтала отобрать у России часть её юго-западных земель, на которых жили восточнославянские народности, говорящие на наречиях русского языка. Задача состояла в том, чтобы внушить этим людям простую мысль: они не принадлежат к русской нации, а их крестьянские наречия являются отдельными языками, которые нельзя считать русским языком.

Для этого и была задумана, а затем и осуществлена чисто террористическая идея формирования так называемого «украинского» языка и так называемой «украинской» нации.

 

К идее торпедирования Русской нации особенно тщательно приложились альтернативные славяне (поляки) в союзе с альтернативными индоевропейцами (германцами). Возможно, есть какая-то связь между русофобией германцев и русофобией поляков – не берусь судить.

Украинский язык создавался немцами в страшной спешке на базе малороссийских наречий, но формально всё делалось не ими самими, а руками полуграмотных и озлобленных малороссийских крестьян, кое-как обучившихся грамоте и выбившихся в люди.

 

Задача номер один, которую преследовали эти предатели Русского народа, заключалась в том, чтобы насытить искусственно создаваемый язык как можно большим числом слов и грамматических явлений, не совпадающих с соответствующим материалом в русском языке.

Путей для достижения этой преступной цели было выбрано три:

 

1) При выборе слова или грамматического явления, которым затем следовало торжественно присвоить статус «научно обоснованных» и «исконно украинских», нужно было найти такой диалектный малороссийский материал, который бы не совпадал с русским материалом по звучанию.

2) Если это не удавалось, то материал нужно было взять из польского языка.

3) Если и это не удавалось или не считалось целесообразным, то материал можно было получить из любого другого языка – из немецкого, из тюркских… Откуда угодно, лишь бы не из русского! Например, если русский скажет ШАХТЁР, то украинец должен сказать ШАХТАР – только бы не по-русски!

 

Повторяю: это была цель номер один. Нужно было добиться максимального несходства украинского псевдоязыка с языком Русского народа.

А целью номер два было внедрение этого псевдоязыка в сознание обманутых малороссийских крестьян.

И затем началось осуществление этого проекта, который с некоторыми малороссийскими субэтносами Русского народа получался хорошо, с некоторыми не очень, а с некоторыми и вовсе не получался.

Огромное количество славян в Австро-Венгрии и на малороссийских землях называли себя русинами. Именно так называл себя известный австрийский писатель славянского происхождения Иван Франко, именем которого сейчас назван город Ивано-Франковск – логово западноукраинских фанатиков и террористов. Иван Франко считал себя русским человеком и боролся не за то, чтобы зверски истреблять Русский народ или высмеивать его, а как раз-таки наоборот – за то, чтобы часть славян Австро-Венгрии почувствовала свою принадлежность к Русскому миру со всеми вытекающими последствиями.

Когда Ивана Франка (а это слово склоняется по всем падежам!) называли украинцем, он возмущался и спрашивал: «Разве я у вас что-нибудь украл?» Слово «украинец» уже тогда считалось не очень приличным, и им назывались униаты – предатели малороссийского народа, переметнувшиеся когда-то в католичество.

Ну, и потом случилось то, что случилось: большевикам украинская идея очень понравилась. Большевики были русофобами, а с помощью украинской идеи они могли хоть как-то навредить ненавистному Русскому народу.

Поэтому украинский псевдоязык при большевиках всячески поощрялся и осознанно насыщался словами польского происхождения, для чего был учреждён специальный научно-исследовательский институт!

Уже советский, а не австро-венгерский!

На этой тарабарщине в советской Украине преподавали, писали книги, выступали с трибун…

А в годы Второй Мировой войны на историческую сцену вылезли бандеровцы – порождение униатской церкви и гуцульского национального самосознания…

Впрочем, говорить что-то о зверствах бандеровцев и обличать их – не хочу. Обличать палачей и предателей – не моя задача.

А моя задача вот какая: выяснить, откуда у части славян, говорящих на малороссийских диалектах, взялись такие патологические наклонности: звериная жесткость, лживость, продажность…

 

Национальными героями Русского народа считаются люди, совершившие какие-то необыкновенные подвиги военного характера, духовного, научного – Александр Невский, Дмитрий Донской, Сергий Радонежский, Ломоносов, Суворов…

А кто ходит в героях у украинских националистов?

Даниил Галицкий – предатель номер один!

Мазепа – предатель!

Бандера – предатель!

У Русского народа Минин и Пожарский считаются такими героями, что памятник им поставили аж даже на Красной площади в Москве!

А у украинских националистов героем считается гетман Сагайдачный, который воевал против Минина и Пожарского, и в честь этого Сагайдачного они теперь называют большой военный корабль!

Про гетмана Павла Леонтьевича Полуботка говорят только и только так: да это тот самый человек, который оставил в Лондонском банке огромное наследство! Если Украина получит его, то тогда будем жить богато и ничего не делать!

И никто и никогда не говорит о Полуботке так: это один из нескольких малороссийских вождей, который при нападении шведов на Россию остался верен России! Почти все переметнулись тогда на сторону Карла Двенадцатого, и лишь несколько человек остались служить Петру Первому. И среди них был Павел Леонтьевич!..

Почему же этого факта его биографии никогда не упоминают? Да потому что для многих малороссов в почёте только деньги и предательство!

Это что – качества Русского народа? Или это исконно славянские качества? Или это качества индоевропейские-арийские?

Я отвечу на эти свои вопросы так: это свойства не русские, не славянские, не арийские и не нордические.

 

Феномену украинского предательства я даю такое определение: это некий генетический мятеж.

Кровь взыгрывает не просто так, а по причине той программы, которая в ней заложена. И это не индоевропейская программа…

Процитирую свой же собственный отрывок из 38-й главы:

 

ПРОТОСЛАВЯНЕ затем стали, держа от себя Карпаты по правую сторону, медленно передвигаться на север и, в конце концов, оказались на территории нынешней Восточной Германии…

 

Читатель, который не пропустил этой главы, вспомнил мои слова!

А теперь давайте зададимся вопросом, а что было по ту сторону Карпат, мимо которых проходили протославяне, двигаясь с берегов Нижнего Дуная в Восточную Германию?

Там, далеко за Карпатами, плескалось огромное море индо-иранцев, которые к тому времени ещё не ушли в Азию, но сами Карпаты были заселены неким народом неиндоевропейского происхождения, имевшим динарский расовый облик.

Динарцы – это черноглазые, черноволосые люди, очень высокого роса, с треугольными лицами и выступающими вперёд носами. Гюнтер очень хвалил динарцев за их талантливость, приводил примеры великих европейских деятелей искусства, принадлежавших к этой расе. Да ведь и я сам очень хвалю Гофмана – величайшего среди всех немецких писателей! А ведь Гофман отнюдь не нордический красавец, он типичный динарец – длинноногий, с тёмными волосами, с выставленным вперёд носом и с грубыми чертами лица. Всё строго по Гюнтеру.

Известно, что динарцы пришли в Европу ещё в глубокой в древности, а их родина – север Аравийского полуострова или Месопотамия. Я думаю, что они возникли вследствие столкновения одного из древних вариантов нордической расы с какою-то разновидностью расы переднеазиатской.

Разумеется, карпатские динарцы изначально не могли говорить на индоевропейских языках, но каким был их язык изначально – этого мы никогда не узнаем, да сейчас и речь – не об этом. Речь о том, что все неиндоевропейские народы Европы, кроме басков, неизменно переходили на индоевропейские языки под давлением той несокрушимой силы, которую являли пришедшие к ним арийцы. То же самое случилось и в Карпатах: неизвестный неиндоевропейский народ перешёл когда-то на славянский язык, и ныне миллионы и миллионы малороссов, гуцулов, русинов и других славянских народностей либо принадлежат к динарской расе, либо имеют её примесь.

Можно ли считать, что исконным свойством всех динарцев являются кровожадность и мстительность?

Даже и не знаю… Как-то не хочется верить в это…

Но вот пища для размышлений.

Мрачными или просто таинственными гениями с чертами, выходящими за пределы человеческих возможностей, были итальянец Паганини, серб Тесла, немец Эрнст Теодор Амадей Гофман, англосакс Эдгар По…

И это всё – динарцы!

Наш малоросс Николай Васильевич Гоголь имел заметные динарские признаки и тоже был гениальным и временами мрачным фантазёром. Вспомним то, что писал Гоголь: колдуны, черти, русалки!..

А теперь вспомним русские народные сказки, где самыми страшными персонажами являются Баба-Яга (костяная нога!) и Кощей Бессмертный. Вспомним и сравним с малороссийскими сказками. Ничего общего!

Гоголь свои сюжеты брал не из своей головы, а из малороссийских преданий. Один Вий чего стоит! Кстати, персонаж славянской мифологии по имени ВИЙ у меня описан в этимологическом словаре.

Различия во взглядах на жизнь у русских и малороссов – есть. Это видение жизни динарское и видение жизни нордическое.

Кроме того, среди современных малороссов мы очень часто можем видеть черноволосых людей с круглыми или просто очень широкими лицами (динарцы никогда не бывают широколицыми!), зачастую эти люди имеют смуглый оттенок кожи, узковатые глаза, курносые носы. Это потомки многочисленных кочевников неиндоевропейского происхождения, которые проходили по Малороссийской земле. Это были и гунны, и хазары, и половцы…

У людей, говорящих на малороссийских диалектах, существует различное отношение к исконно славянскому гласному [ы]. Некоторые малороссы не выговаривают его совсем, и у них получается чистое [и]; некоторые произносят его совершенно по-славянски, но есть и такое совершенно удивительное произношение: это нечто среднее между славянским [ы] и гласным [э]. Или даже так: это нечто более близкое к [э], нежели к [ы]. Но ведь это чисто тюркский звук! Например, в современном карачаево-балкарском языке, который напрямую происходит от древнего половецкого языка, есть именно этот самый звук – нечто более похожее на [э], чем на [ы]. На самом деле в малороссийских диалектах есть и другие особенности произношения, которые совершенно не свойственны никакому другому славянскому народу или субэтносу.

Это и есть влияние кочевников. И это тоже что-то объясняет: если динарцев есть, за что похвалить, то степные кочевники Причерноморья и Юга России никогда не отличались, ни умом, ни добродушием, ни совестью…

И, наконец, готы, жившие когда-то в степях Новороссии. Я уже про них рассказывал в 31-й главе – это была самая буйная часть Германского мира, которая, на почве собственной безграничной жестокости, погибла в полном составе! Но они погибли как этнос, кровь же их в каком-то проценте присутствует в жилах нынешних малороссов.

Гитлер считал, что от них и происходят нынешние донские казаки: дескать, это готы, перешедшие на славянский язык. Не считаю, что он прав, но просто допускаю, что готская кровь может в каком-то проценте присутствовать у обоих субэтносов Русского народа – у донских казаков и у малороссов.

Ещё были скифы и другие иранские племена – в отличие от готов, вполне респектабельная часть Индоевропейского мира. Как раз-таки родством с ними гордиться можно!

И вот на всё это наложились сверху восточные славяне, которые подчинили себе эти разрозненные племена и смешались с ними. Необычное произношение, которое не имеет аналогов во всём славянском мире и которое мы замечаем в малороссийских диалектах, это не что иное, как акцент всех этих кочевников, карпатских горцев и гóтов, которые вынуждены были переходить на славянскую речь.

Может быть, это моя фантазия (спорить не буду!), но у меня такое ощущение, что необыкновенная агрессивность карпатских динарцев – это их запоздалая месть за то, что им когда-то пришлось подчиниться славянам и перейти на их язык.

 

Что касается суржика – уродливого украинско-русского говора, – то это уже месть в чистом виде, и тут сомнений не может быть никаких! Некоторые носители суржика умудряются десятками лет жить России, в больших городах и в многоквартирных домах, да так и не научиться русскому языку.

Говорение на суржике в русской языковой среде подразумевает, что слушатель этого говорения обязан понимать эту тарабарщину и терпеть её наглое и оскорбительное звучание. Порою суржику придаётся форма добродушия (хи-хи, ха-ха), но я замечал: очень часто носители суржика – это люди в лучшем случае скандальные, а в худшем – по-настоящему злобные.

 

Про оселедец – древний индоевропейский символ героизма – я уже писал. Во всём Индоевропейском мире только малороссийские славяне сумели его сберечь. Но когда этот оселедец – чёрного цвета, то это выглядит дико. Индоевропейцы не были черноволосыми. Они принадлежали к нордической расе. А когда этот оселедец сопровождается разбойничьими действиями современных бандеровцев, да ещё и называется тюркским словом АЙДАР, то это и вовсе отвратительно.

 

И теперь я расскажу о так называемом украинском языке, с помощью которого альтернативные индоевропейцы в содружестве с альтернативными славянами задумали когда-то торпедировать Русскую нацию, в состав которой безоговорочно входит и её малороссийский вариант.

И сделать после этого альтернативную Россию!

Ибо Украина – это альтернативная Россия, а не просто Украина. Украинцы – из числа наиболее безумных – заявляют: именно мы и есть настоящие русские; наш язык, обогащённый польскими словами, которые записаны русскими буквами, это и есть истинный русский язык, а вы, москали и кацапы, – презренные монголоиды по сравнению с нами!

 

Первое, что я должен заявить: малороссийский язык – не язык вовсе, а наречия (множественное число!). Это несколько деревенских наречий ИМПЕРСКОГО русского языка. Но, коль скоро говорят «язык», то пусть будет язык – зачем спорить о пустяках?

Второе: малороссийский язык – имеет историческую ценность, ибо этот язык стоит, по некоторым признакам (не по всем!), ближе к древнерусскому, чем современный русский язык.

Но вот беда: к работе с этою ценностью были допущены злобные олухи и недоучки. Они с самого начала выдвинули хитрый тезис о том, что украинский язык не является таким же строго нормированным, как русский.

У русских – язык ИМПЕРСКИЙ, СТРОГИЙ и ВЕЛИЧЕСТВЕННЫЙ. Из всех современных славянских языков только он один обладает такими свойствами. Он как латинский язык в Римской империи, где существовали языки умбрский, оскский, сабельский и несколько десятков других языков, похожих на латинский, но не являющихся государственными. В Римской империи было такое жизненное правило: либо ты говоришь по-латински, либо ты никто!

В России – то же самое. Для Гоголя, например, не было вопроса, принимать русский язык или не принимать. Он принял его и стал великим русским писателем. А не принял бы, то и не стал бы!

В русском ИМПЕРСКОМ языке всё по-имперски очень жёстко и сурово. Правила действуют в приказном порядке: ЖИ и ШИ пиши с буквою И, а если ты так не пишешь, то ты будешь заклеймён позором и отвержен, а твой текст не будет принят к напечатанию… У нас всё разработано, и на всё введены строгие и неумолимые правила – некоторые со времён Ломоносова, а некоторые – гораздо раньше, ещё в старославянском языке, оказавшем огромное и плодотворное влияние на формирование современного русского языка.

Украинский язык в нынешнем виде – МЕСТЕЧКОВЫЙ и ДЕРЕВЕНСКИЙ, а отнюдь не ИМПЕРСКИЙ! В украинском языке – правила нечёткие, и считается, что, поскольку это язык народный, то эти правила идут откуда-то из глубин народного сознания, а что там, в этих глубинах – никто точно не знает.

Приведу примеры.

В украинском языке есть слово ГОТIВКА (деньги наличностью, ГОТОВЫЕ деньги), но почему-то в украинском языке нужно сказать ПЕРЕПIДГОТОВКА, а не ПЕРЕПIДГОТIВКА. Почему? Разумно объяснить невозможно.

Был такой выдающийся русский учёный и горный инженер Пётр Николаевич Гóрлов (1839-1915), уроженец Иркутска. В честь него были названы два горных перевала и один хребет на Тянь-Шане. А ещё в честь него был назван город в Донбассе: ГОРЛОВКА.

Но ГОРЛОВКА – это по-русски. А по-украински: ГОРЛIВКА (HORLIVKA – для западных хозяев).

А почему, спрашивается? Что, свободолюбивым украинцам трудно было бы произнести слово ГОРЛОВКА? Они надорвутся от усилия?

Мне ответят, что в украинском языке действует, мол, такое правило: там, где в русском языке О встречается в закрытом слоге, там в украинском должно быть I. Если слог открывается, то О возникает снова. Например: СIК – СОКИ, ДIМ – ДОМУ, АНТIН – АНТОНА и т.д.

В слове ГОРЛОВКА второе О оказалось в закрытом слоге, вот мы и говорим: ГОРЛIВКА.

А почему первый слог не учитывается? Если действует такое правило, то тогда должно получиться слово ГIРЛIВКА, и почему же нет такого слова?

Мне скажут: перед некоторыми сонорными это правило не действует. Да к тому же, в украинском языке есть слово ГОРЛО, но нет слова ГIРЛО, хотя, почему так получилось – объяснить невозможно. И почему в словах ВIКОНЦЕ (оконце) и ДОРIЖЕНЬКА (дороженька) – в открытом, а вовсе не в закрытом слоге возникает «I», вместо прежнего «О», – объяснить тоже трудно.

А я опять возражу, имея в виду ГОРЛОВКУ: а тогда почему в украинском языке слово ГОРА в форме множественного числа родительного падежа звучит как ГIР? Мы скажем: много высоких ГОР, а украинцы скажут: ГIР. И почему тогда нельзя сказать ГIРЛIВКА? Или ГIРЛОВКА?

А потому что в языке нет строгих правил. Всё, что мне будут бормотать в ответ по поводу ГОРЛОВКИ (я даже знаю наперёд – что именно), всё враньё. Надо просто сказать по-русски ГОРЛОВКА и не валять дурака!

Вот другой кошмарный пример: украинское слово ПОЛКОВНИК. Почему не ПIЛКIВНИК или не ПIВКIВНИК? Говорят же КIВБАСА, вместо КОЛБАСА. Ведь, по всем правилам, должно быть ПIВКIВНИК [п’ивк’и́внык]!

А потому что это будет явным идиотизмом.

Сказать КIВБАСА – ещё можно. И ИВАНIВ, ПЕТРIВ, ПАВЛIВ – можно! И АНТIН – можно, и ГОРЛIВ – можно. Кто он такой, этот ГОРЛОВ, чтобы с ним считаться? А вот сказать АНТIН ЧЕХIВ – как-то уже неловко. Вот ведь и ПОЛКОВНИК – тоже! Всё-таки высокое звание!

Вывернулись так: мол, ПОЛКОВНИК – это слово взято из русского языка, и произноситься оно должно, по этой причине, почти по-русски. Но опять же: если возможно слово ПОЛКОВНИК, то почему невозможна ГОРЛОВКА?

Между прочим, рада у украинцев почему-то ВЕРХОВНА, а отнюдь не ВЕРХIВНА. Это почему же? Если русскому суффиксу -ОВ в украинском языке регулярно соответствует суффикс -IВ, то пусть тогда и рада будет ВЕРХIВНА!

И ещё к вопросу, почему эта самая рада ВЕРХОВНА, а не ВЕРХIВНА. Не потому ли, что, когда дело доходит до таких важных вещей, как ПОЛКОВНИК или ВЕРХОВНАЯ власть, хочется говорить нормальным русским языком?

А впрочем, никто ничего не знает, и никто ни за что не отвечает!

С каким моральным обликом люди на Украине занимаются политикою, с таким же точно обликом люди занимаются и украинским языком – связь прямая! Я не сомневаюсь в том, что на Украине есть умные филологи, которые могли бы довести до ума малороссийский язык, но им не дают воли, и они там все пребывают в подполье, а языковую политику определяют неучи и русофобы.

Но составители украинской грамматики – это не просто неучи и русофобы. Это ещё рабы и холопы. Ненавидя всё русское, они слепо преклоняются перед всем польским и вводят правила польского языка в украинский язык там, где они невозможны и там, где они должны быть унизительны для украинского национального самосознания.

 

И теперь – об украинских фамилиях, оканчивающихся на -КО.

Для простоты возьму свою собственную фамилию и просклоняю её на малороссийском языке в мужском роде:

 

Им. п.  ПОЛУБОТКО.

Род. п. ПОЛУБОТКА.

Дат. п. ПОЛУБОТКУ.

Вин. п. ПОЛУБОТКА.

Тв. п.   ПОЛУБОТКОМ.

Пр. п.   О ПОЛУБОТКI.

 

В литературном русском языке фамилии такого типа также склоняются, и в русской классической литературе мы не обнаружим ни единого примера, чтобы великие русские писатели не склоняли малороссийских фамилий. Но склоняли они эти фамилии, как правило, по первому склонению: нет Полуботки, вижу Полуботку (у Пушкина: Родзянке!). Хотя были случаи (например, у Чехова), когда такие фамилии склонялись русскими писателями так же, как в малороссийском языке, то есть – по второму склонению.

Итак, современные украинцы склоняют фамилию типа Полуботко, если речь идёт о мужчинах. Уточню свою мысль: не просто склоняют, а считают такие слова склоняемыми!

А если о женщинах?

И тут вступает в силу правило украинского языка: если речь идёт о женщинах, то такие фамилии не склоняются вовсе.

 

Представим себе такое правило русского языка: фамилии типа ИВАНОВ, ПЕТРОВ, СИДОРОВ, КОЗЛОВ – склоняются, а фамилии типа ИВАНОВА, ПЕТРОВА, СИДОРОВА, КОЗЛОВА – не склоняются. Такое только в сумасшедшем доме можно было бы придумать в палате для буйно помешанных лингвистов.

Так почему же у нас это бы воспринималось как безумие, а в украинском языке это должно считаться нормальным?

Только выбившийся в люди холоп, который вчера был лакеем, а сегодня стал, по чьей-то разнарядке, академиком, мог додуматься до такого идиотизма, ибо во всех славянских языках, кроме болгаро-македонского, исконно славянские слова всегда склоняются! Это святое правило, и оно проистекает из простого здравого смысла: исконно малороссийское слово не может быть в малороссийском языке несклоняемым! Выдумать правило о несклоняемости малороссийских украинских фамилий на -КО в женском роде мог только тот, кто кошмарно далёк от малороссийского языка и вообще – от всего славянского.

Я плохо знаю официальный украинский язык и не представляю, каким образом было бы хорошо склонять фамилию ПОЛУБОТКО, имея в виду женщину. Но я знаю, как поступили бы в этом случае чехи и словаки. Для мужчин эта фамилия у них бы звучала (с ударением на первый слог) так: POLUBOTKO, и она бы склонялась так же, как у нас во втором склонении.

А для женщин: POLUBOTKOVА́.

Это правило чешского и словацкого языков. Моя фамилия склонялась бы у них в женском роде по первому склонению с добавлением специального суффикса, и на этом все вопросы о склоняемости фамилий такого типа автоматически отпадают.

А ведь я ругал чехов за плохое отношение к собственным падежам.

А что в малороссийском языке?

Не знаю. Наверняка, в малороссийском языке уже есть какие-то верные и готовые решения, и их нужно просто увидеть.

Малороссийский язык через какое-то время отомрёт, и он уже на пути к этому. Большинство так называемых украинцев уже сейчас думает и говорит по-русски, а по-украински все говорят с усилием и с ужасными ошибками.

Это естественный процесс, и бояться его не нужно. Гоголь не боялся же писать по-русски; Брежнев, у которого в паспорте было записано, что он украинец, не боялся говорить по-русски (даже и когда запрещал индоевропеистику, делал это на русском языке!); Зощенко или Аверченко были блистательными русскими писателями, а вовсе не украинскими и не боялись этого… Так почему же другие должны бояться?

Но комиссия по малороссийскому языку должна быть всё же создана. Если найдутся желающие говорить на этом языке, то пусть говорят. А если кто-то захочет, чтобы его дети учили этот язык в школе, то пусть учат. Но польское и другое русофобское влияние в этом языке должно быть выметено поганою метлою.

Для этого понадобятся авторитетные решения в академических кругах. Впрочем, это я уже предаюсь фантазиям…

 

 

 

 

Глава сорок третья. Арийская цивилизация и Русский мир

Современный белый человек в западном варианте – это потребитель, жаждущий хорошего обслуживания и удовольствий. Существо, паразитирующее на техническом прогрессе и достижениях науки и культуры.

Не следует думать, что таким он стал уже в наше время – потребительское отношение к жизни было заложено у западных европейцев ещё очень давно. Давайте вспомним знаменитый студенческий гимн «Gaudeamus igitur». Этот ублюдочный текст был сочинён в одичавшей Европе ещё в 13-м или в 14-м веке, и он представляет собою песенное наставление для тогдашнего студенчества.

И к чему же это наставление призывает: к новым великим открытиям, к творчеству, к полёту фантазии, к высокому служению Человечеству?

Нет, там на разные лады высказывается такая мысль: надо брать от жизни всё, что удастся отхватить у неё, потому что наше существование на Земле скоротечно и можно чего-то и не успеть захапать…

У меня возникает вопрос к авторам этой пакостной песенки: а почему тогда речь в ней идёт о студентах? Ну и обращались бы к прожигателям жизни и пьяницам – было бы честнее и понятнее. Какая вообще существует связь между усиленным потреблением материальных благ и студенчеством?

А вот какая: студент, по мысли авторов этой песенки, это тот, кто хочет выбиться в люди с помощью науки. То есть наука – это видимость и прикрытие, а неуёмная жажда потребления – это и есть то главное, что воспевается в песне.

– Арийская цивилизация? – скажет современный западный человек. – А что мне от того, была она или не была, если я хочу жить здесь и сейчас! И где доказательства, что она вообще была?

Доказательства же представляются этому потребителю материальных и духовных благ только в таком виде: где-то отыскиваются некие тексты (выбитые на стенах подземелий иероглифы древних арийцев, глиняные таблички, старинные книги…), а в этих текстах и будет нужная мудрость. Почитал, узнал, и стал жить заново.

Главное самому ни о чём не думать, а то ведь можно и утомиться от умственного перенапряжения!

 

Арийская Цивилизация никуда не исчезала, а раскопки, хотя и полезное занятие, но дело не только в них.

Арийская Цивилизация тянется из глубокой древности, но и существует прямо сейчас. Это такой вариант Человечества. Если эту цивилизацию прервать, то она перестанет существовать, а если продолжать, то и будет продолжаться дальше.

Советы по поводу толерантности исходят от других цивилизаций, и их смысл – допустить паразитирование других народов на теле Арийской Цивилизации.

Если белый человек начнёт сейчас запускать на свои земли голодных негров из Африки, то ничего хорошего из этого не выйдет. На новых землях негры расплодятся снова и снова начнут голодать. И что дальше?

Может быть, лучше с самого начала не пускать их к себе и сказать им:

– Живите своим умом! Мы жили, вот и вы живите!

И пусть живут себе и живут, как сумеют.

И вообще: я имею в виду не только негров, а и всех остальных. Мы создавали цивилизацию, создавайте и вы!

 

Я помню, как-то раз беседовал с одним отставным подполковником – Александром Сергеевичем.

Умный человек был, положительный. Не курил и не пил. Когда-то ракеты в Космос запускал с космодрома Байконур. И вот он мне и говорит:

– И до чего ж всё-таки хорошие люди – эти японцы. Ведь великая ж нация! Великая!

Я всегда о японцах думал очень плохо, но сдержался и спрашиваю:

– Ну, великие, и дальше-то что?

– Как что? Вот мы держим у себя Курильские острова – а это хорошо, разве? Да отдать бы им эти острова, и пусть бы себе люди жили на них и жили! Ведь умные ж люди, трудолюбивые, культурные! Не то, что мы – разгильдяи и тунеядцы!

И это говорил бывший полковник советской армии! Его, правда, понизили за месяц до выхода на пенсию из-за двух самоубийств, которые у него в полку произошли столь некстати, но сам факт того, что человек был на таком высоком посту, говорит о многом.

Ну, и тут меня понесло! Если, говорю, японцы такие умные и замечательные, а мы такие дураки по сравнению с ними, то почему же они теснятся на маленькой территории, а русские занимают самую большую государственную территорию на Земле?

Что мешало японцам осваивать Сибирь?

У них претензии к русским из-за того, что те захватили слишком много земли? Пусть к своим бесславным предкам обращают свои претензии и пусть спрашивают их, почему те сидели без дела, пока русский Ермак покорял Сибирь, пока русские мужики осваивали Енисей и Забайкалье, а русские же первопроходцы осваивали Курильские острова и Берингов пролив!

Кроме того: японцы – наши враги. А отдать Курилы означает лишиться выхода в Тихий океан. Зачем? Я говорил страстно, но не очень долго. И убедил Александра Сергеевича. Он ведь не был ни дураком, ни сволочью. Просто некоторым воякам нужно почаще отдавать приказы, и они будут их выполнять, а моё убеждение он воспринял как приказ: думай так! И он выполнил этот приказ – стал думать правильно!

 

Поголовная гомосексуализация белого населения, жестокие преследования за любые возражения против неё – это тоже не индоевропейская идея. В древних мексиканских цивилизациях гомосексуализм (вместе с садизмом, мазохизмом и наркоманией) был непременною частью жизни.

Современные индоевропейцы должны бороться с гомосексуализмом и педофилией как с терроризмом, а не потворствовать этим безобразиям…

Я понимаю, что это всё мои фантазии – бороться с извращенцами никто не будет, а голодных негров будут всё так же запускать к себе и давать им размножаться дальше. Здравомыслие в этом случае не сработает.

А не сработает, потому что имеет место конкурс на лучшего воплотителя в жизнь древней арийской идеи, и претенденты на это место отсеиваются один за другим. То, что германцы думают, что именно они и есть победители этого конкурса, – это их самообман, и им недолго осталось пребывать в нём: у них уже включился механизм самоликвидации, и тот факт, что они ничего не могут с этим поделать, говорит лишь о том, что они не свободны в своих поступках. Роботизированный Запад неотвратимо сходит со сцены. Эксперимент провален, и все достижения предков улетучиваются в небытие.

Я уже рассказывал про ошибки прошлого:

– отказ от поклонения рекам;

– отказ от ксенофобии, на которой всё держалось;

– таинственная рейнская трагедия …

Судя по всему, индоевропейцы с условным названием «кентумные», обречены… Хотя возможны и исключения: италийскоязычные венеты выжили ведь благодаря союзу с праславянами… Я думаю, что и сейчас не всё потеряно у потомков тех, кто когда-то совершил «кентумную» ошибку.

Впрочем, никого не надо жалеть – пусть уходят те, кто хочет. Желающие остаться в живых непременно найдутся. Вот пусть и остаются…

 

Нынешний Запад – это то, что невозможно уважать. Жрать и пить, предаваться разврату и каким-то наркотическим фантазиям – долго ли можно в таком состоянии прожить? Может быть, они собираются так жить и дальше – из века в век, из тысячелетия в тысячелетие? Они будут

– из поколения в поколение отбирать детей у родителей и отбирать,

– из поколения в поколение передавать их на воспитание педофилам и передавать,

– запускать к себе всё новых негров из Африки и запускать,

– они будут останавливать своё производство и останавливать…

И как долго это всё продлится? Сколько тысячелетий?

У гомосексуалистов, наркоманов и педофилов не будет потомства, а если и будет, то нежизнеспособное. А если самим ничего не производить, а перекладывать всё на рабов, то это будет деградация.

Запад – это тупик и конец Высшего Эксперимента.

И остаётся только Русский мир.

 

О Русском Мире я слышу иногда такие примерно рассуждения:

– Осточертел уже этот ваш Русский Мир!

– Как вы уже достали нас этим своим Русским Миром!

– Сколько уже можно твердить одно и то же – Русский Мир да Русский Мир!

Странные какие-то мысли! Люди говорят так, как будто на свете есть ещё какой-то другой мир, кроме Русского. Я не представляю, что они имеют в виду, ибо в жизни есть только два пути – путь добра и путь зла, и каждый выбирает один из них.

Россия – это путь добра; альтернативные индоевропейцы, альтернативные славяне – это безоговорочное зло.

Может быть, Индия? Но это некая параллельная реальность, и нам никогда не понять, что это такое. Рождайся индусом – вот и живи по индийскому варианту. А если ты белый – тебе никогда не понять его.

Заглядывать за пределы Индоевропейского Мира я вообще не осмеливаюсь. У меня не хватает фантазии представить, что и там тоже возможна жизнь для белого человека…

У меня плохо с воображением!

По поводу Русского мира: я не собираюсь доказывать, что он хорош и правилен – для меня это вполне очевидно, а для кого не очевидно, тот и не поймёт, и мне тот и не интересен.

Русский мир привлекателен. Он лучше Западного мира.

 

 

 

 

 

Глава сорок четвёртая и последняя в этой книге. Немного философии

Не интересуюсь никакими философскими учениями, потому что сам имею собственные мнения обо всём. Понятное дело, что я весь пронизан чьими-то идеями – одни только Чарльз Дарвин и Николай Дмитриевич Андреев чего стоят! – но вот так, чтобы держать перед своим мысленным взором одно и несколько философских учений и поклоняться им – нет у меня такого. У меня – свои идеи, и вот некоторые из них – наиболее важные, касающиеся тем, затронутых в этой книге:

– Если что-то существует, то, несомненно, было такое время, когда этого не было.

– Если чего-то не было, а потом оно появилось, то этому появлению должен сопутствовать какой-то процесс: ну, например, эволюция, или это возникло из воздуха мгновенно.

– Если это есть, но оно не появлялось никогда, то оно, стало быть, существует вечно. Я признаю такие вещи: это Разум и Материя. Ну, и Вселенная тоже – она ведь вся состоит из Разума и из Материи. Разум – вообще-то и есть Материя. Просто это одна из её форм.

– Вселенная существует вечно – это её свойство такое. Она никогда не возникала и никогда не исчезнет (эпизод с Великим Взрывом произошёл лишь на одном небольшом участке Бесконечной и Вечной Вселенной). Это же касается и Материи: она просто переливается из одной формы в другую.

– Насчёт Бога: он есть, и это безумие утверждать, что его нет. (Совершенно запредельным безумием является утверждение о том, что Дарвин пребывает в каком-то противоречии с Богом!). Бога я называю Верховным Разумом, Высшими Силами… Думаю, название ничего не значит.

– Высшие Силы иногда подталкивает события, а не делают за нас всё подряд, и они не могут обидеться на то, что в них кто-то не верит – на то они и Высшие.

 

С Арийскою Цивилизацией было именно так: она либо появилась из воздуха мгновенно, либо медленно произрастала от одноклеточного организма в Первичном Океане к более сложным организмам – например, к первым млекопитающим, которые были похожи на маленьких мышек. Когда на Земле случился кошмар Пермского периода и почти всё живое погибло из-за извержений сибирских вулканов, эти маленькие существа уже были. И они как раз выжили! От них произошли обезьяны, от обезьян – люди. Одна из форм существования человечества – это Белый Человек… Ну, и так далее – всё остальное я уже описал в этой своей книге.

Возможна ещё и такая версия: Арийская Цивилизация не возникала мгновенно, но она же и не произрастала от меньшего к большему. Она просто существует вечно – это у неё такое свойство! Но тогда она вся состоит из богов! Я не верю в это…

Иными словами, есть только три варианта появления Арийской Цивилизации:

 

1) внезапное появление из воздуха в готовом виде;

2) появление в самом ничтожном виде и затем длительная эволюция – от простого к сложному;

3) вечное существование.

 

Никого четвёртого варианта быть не может!

Попытка создать четвёртый вариант с помощью предположения о том, что арийцы (или любые другие люди!) прилетели на Землю с других планет – это только и только для сумасшедшего дома. Ведь даже, если и прилетели с другой планеты, то там-то откуда взялись?

Из воздуха?

Развились в ходе эволюции?

Существовали вечно?..

Или они и на эту планету тоже прилетели с другой планеты? А на ту другую – с ещё одной планеты, и так до бесконечности: перелетали с планеты на планету, с планеты на планету – и всё только для того, чтобы доказать, что человек не произошёл от обезьяны!

А по мне: пусть себе летают в чьём-то воображении – какая разница! Если бы мне кто-то такое сказал, я бы ответил: да-да, разумеется!.. И отошёл бы в сторону.

Хотя, конечно, против полётов в Космосе я ничего не имею: человечество должно осваивать такие полёты и в будущем всенепременно выйти на межзвёздные и межгалактические перемещения. Это прекрасная цель, и к ней нужно стремиться.

 

И теперь – самый главный вопрос из всех:

– Выживет ли Арийская Цивилизация?

Отвечаю:

– Если бы я не верил в то, что она выживет (разумеется, в лучшем своём варианте!), то я не стал бы писать эту книгу! Худшие разновидности Арийской цивилизации отомрут, но ведь это же и есть эволюция! А лучшие – будут жить! И ещё и к Звёздам устремятся и продолжатся затем где-то во Вселенной.

 

И на этом я завершаю своё повествование о тайных знаках Арийской цивилизации.

Сделал всё, что мог.

 

tz_3

 

Полуботко Владимир Юрьевич,

Ростов-на-Дону.