Нулевые окончания, А

 

 

 

- (нулевое окончание для слов мужского рода именительного падежа единственного числа), -Ъ (дореволюционное написание нулевого окончания)

XwS = наши мужчины, мужчины нашего племени.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 179.

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание: os.

На Среднеиндоевропейском этапе не существовало категории числа, поэтому в этом первоначальном значении была выделена лишь одна мысль: мужской род – без указания на число. Этому способствовало существование другого биконсонантного корня: XS (164-й номер в Основном списке) со значением: женщины нашего племени, наши женщины. На Среднеиндоевропейском этапе это произносилось так: [as].

Отсюда возникло противопоставление: os – мужское начало и as – женское начало.

При переходе из Среднеиндоевропейского периода в Позднеиндоевропейский os стало аффиксом со значением мужской род единственного числа.

На праславянском этапе было окончание, которое употреблялось с мужским родом единственного числа именительного падежа: domOS, stolOS, sūnOS, onOS, sāmOS.

Позже: os > us, и этот процесс нуждается в совершенно особом объяснении, ибо в рамках праславянской фонетики он не мог произойти! Это явление италийского происхождения: когда праславяне слышали, как произносят это окончание италийцы (венеты), вступившие с ними в племенной союз и освоившие праславянский язык, то праславянам безударный италийский звук [o] казался похожим на [u]. На самом деле это было не чистое [u], а звук переходный между [o] и [u], скорее всего, более близкий всё-таки к [o]. Это чисто кентумное явление, а италийские языки – кентумные. В сатэмных же языках – а праславянский язык был как раз сатэмным! – с трудом различались или даже совсем не различались на слух звуки [o] и [a]. Как бы там ни было, но всякий раз, когда мы наблюдаем нетипичный для предков славян переход o > u, мы должны в первую очередь предполагать именно италийское влияние и только затем какое-то другое, но непременно кентумное.

Ещё позже, в процессе утраты бемольности, произошёл процесс u > ъ. Затем, согласно закону открытого слога, конечный согласный звук [s] перестал произноситься. И, таким образом, окончание мужского рода именительного падежа единственного числа выражалось гласным звуком [ъ]: домЪ, столЪ, сынЪ, онЪ, самЪ.

Затем сработал закон, именуемый «падением редуцированных», при котором этот звук перестал в этой позиции произноситься вовсе. Писалась буква «Ъ», но она уже не читалась. После Октябрьского переворота 1917-го года написание твёрдого знака на конце слова было упразднено полностью. И, таким образом, всякий физический след былого окончания как будто исчез, но есть все основания настаивать на существовании этого окончания, но уже в новом качестве. Теперь это НУЛЕВОЕ ОКОНЧАНИЕ – реально существующее, подразумеваемое, но не произносимое!

Современные случаи употребления нулевого окончания: дом_, стол_, сын_, он_, сам_. Во всех случаях имеется в виду мужской род, единственное число, именительный падеж. Нулевое окончание мужского рода единственного числа винительного падежа требует совершенно другого объяснения (смотрим статью).

 

- (нулевое окончание для слов мужского рода винительного падежа единственного числа), -Ъ- (дореволюционное написание нулевого окончания)

Первый вариант:

NM = взятое; то, что взято.

Звучание на Среднеиндоевропейском этапе: nem.

В дальнейшем, когда этот биконсонантный корень стал восприниматься как показатель пассивности и винительного падежа:

1) nem > nm > n или …nm > m.

2) nem > nom > om.

Оба варианта одинаково действовали в праславянском языке, а также и в других ветвях всего индоевропейского мира! В других индоевропейских диалектах были разногласия по поводу частоты употребления первого и второго вариантов – вплоть до того, что мог употребляться только один вариант из двух.

Особо – по поводу первого варианта. Он имел два подварианта: -n  и  -m. Я думаю, что в праславянском языке показателем винительного падежа было сначала окончание -m и лишь затем, при переходе в славянское состояние, в ходе процесса под названием утрата бемольности возникла ситуация m > n. Выдвигаю очень осторожное предположение, что в праславянском языке с самого начала было окончание -n.

Можно с уверенностью утверждать, что в италийсковенетском языке показателем винительного падежа был подвариант первого варианта -m, а также второй вариант -om. На это указывает латинский язык, в котором мы видим именно эти окончания. После полного слияния италийсковенетского языка с праславянским, стали действовать новые законы – дославянские и раннеславянские.

Первоначальное значение: взятое. Уточняющие пояснения: то, что подверглось процессу взятия. Пассивный объект, словно бы позволил, чтобы его взяли.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 106.

Позже: on > un – явление италийского происхождения, а не праславянского. Позже: un > ъn > ъ. И, таким образом, окончание винительного падежа для существительных мужского рода единственного числа полностью совпало с окончанием именительного падежа.

В современных предложениях СТОИТ ДОМ и Я ВИЖУ ДОМ мы наблюдаем два разных нулевых окончания в слове ДОМ. В первом случае это ДОМ < DOMOS, во втором случае это ДОМ < DOMOM или DOMON. Вот это последнее и есть современное значение нулевого окончания, выражающего винительный падеж у неодушевлённых существительных мужского рода, второго склонения единственного числа в русском языке.

Второй вариант:

XwM = мощь, могущество; мучение – после того, как объект был подвергнут воздействию чего-то сильного.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 175.

На Среднеиндоевропейском этапе стали вырабатываться такие две философских категории:

1) хозяин положения и активный деятель;

2) подчинённый, который выполняет волю хозяина положения.

В языке эта идея выразилась со временем в создании двух грамматических категорий: именительного падежа и винительного.  Именительный падеж означает активного деятеля и хозяина положения. Винительный падеж означает зависимое положение от воли активного деятеля. Это пассивное состояние и, если имеется в виду одушевлённый предмет, то ещё и мучительное! Смотрим статьи КТО и ЧТО, из которых видим, что при создании этих двух категорий имелся в виду поначалу чисто сексуальный подтекст. Изначальная идея винительного падежа: это претерпевание страдания после воздействия того, кто сильнее.
Для выражения этой идеи и был использован биконсонантный корень XwM, который на Среднеиндоевропейском этапе произносился как om. Показателем винительного падежа стал, по этой версии, именно этот биконсонантный корень.

Цепочка фонетических преобразований: om > on > un > ън > ъ > полное исчезновение звука.

Есть серьёзные доводы и в пользу первого варианта, и в пользу варианта второго.

С точки зрения здравого смысла, следует отдать предпочтение первому варианту; второй вариант производит впечатление совершенно невероятного, но в фонетическом отношении именно он безупречен, чего не скажешь о первом варианте.

Полагаю, что примирить оба варианта нельзя, и правилен из них – только один. Полагаю, что не может быть третьего варианта. Оставляю вопрос открытым.

 

А (союз)

XW + XT = другое + время.

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание формулы: aw-at.

В дальнейшем: awat > aat > āt > a.

Стяжение двух слогов в один объясняется частотою употребления этой конструкции. Отпадение конечного согласного объясняется законом открытого слога, который действовал при переходе в славянское состояние.

Первоначальное значение: а затем; после этого; а также; а кроме того.

Современное значение: А (в значении но).

 

А? (вопросительное слово)

XjXw = внимание! возможна опасность!

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание: eō?

Фонетическая судьба: eō? > ō? > ā? или а?

Первоначальное значение: вопрос о том, возможна ли опасность, есть ли поводы для тревоги? В данном значении слово произносилось только с вопросительною интонацией.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 195.

 

-А (окончание женского рода единственного числа, именительного падежа – у существительных, прилагательных и других частей речи)

Окончание образовалось в Среднеиндоевропейскую эпоху по аналогии с конструкцией GwXj + NX (gwe-nā), а также с теми новыми конструкциями, которые содержали в своей заключительной части биконсонантные корни WX (wa, wā) и MX (ma, mā).

Первоначальные звучание и значения:

gwenā – жена, женщина;

wa, wā – вагина; одно из поздних значений: нимфа.

ma, mā – мать.

oa, более позднее произношение: ā – вода, река – воде и реке приписывались женские свойства (то, от чего всё рождается).

Биконсонантные корни на стадии перехода из среднеиндоевропейского состояния в позднеиндоевропейское перестали восприниматься как самостоятельные смысловые единицы. Тогда же и произошло переосмысление: некоторое количество слов с «женским» значением оказались по разным причинам с гласным [ā] в конце. На это сходство было обращено внимание, и после этого стала развиваться грамматическая категория женского рода: другим существительным с таким же окончанием стали приписываться «женские» свойства – вне зависимости от того, имеют ли они что-либо общего с женским полом или нет. Например: wernā – ворона, ghreiwā – грива, gombhā – губа. Одновременно показатель «женственности» приписывался и тем существительным, где он был вполне уместен по смыслу: dhew – дева, девушка, стало произноситься как dhewā по аналогии с существительным gwenā.

Разумеется, этот процесс был лишь вторичным; первичными были представления индоевропейцев об одушевлённости всех без исключения предметов, за которыми подразумевалась какая-то божественная сила – мужская или женская (среднего рода тогда ещё не было, он появился позже – на базе мужского рода). В данном случае замеченное сходство окончаний было переосмыслено в грамматический показатель «женственности».

 

-А (окончание родительного падежа существительных 2-го склонения единственного числа мужского и среднего родов)

XwD = начало пути.

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание: od,  ōd.

Первоначальное значение: призыв начать путешествие, не боясь предстоящих опасностей.

Более позднее значение: двигаться от чего-либо; от чего-либо; от.

Ещё более позднее значение выработалось уже на Позднеиндоевропейской стадии: это был отделительный падеж, передававший идею движения в сторону от чего-либо, кого-либо. В позднеиндоевропейских диалектах было два падежа с похожими значениями: притяжательный и отделительный. В некоторых индоевропейских ветвях оба падежа перестали различаться по смыслу, и таким образом появился родительный падеж, сочетающий в себе свойства отделительного и притяжательного. Именно так и случилось в праславянском языке: падежное окончание ōd при переходе в славянское состояние стало произноситься как [а] – по закону открытого слога конечный согласный [d] отпал, а долгий гласный ō > a.

Отсюда и имеем современное произношение этого падежного окончания: столА, дóмА, селА, ружьЯ и т.д.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 171.

 

-АВА (суффикс, словообразующий элемент)

XwW + WX = сильно мёрзну + во время ритуала.

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание формулы: ow-wa.

В дальнейшем: owwa > ōwa > -АВА – строго закономерно.

Первоначальное значение: ощущение восторга во время торжественного ритуала: холод в груди, мороз по коже и т.п.

В дальнейшем: аффикс со значением торжественный ритуал, который мы наблюдаем во многих русских и славянских гидронимах, а также в словах русского языка, обозначающих торжественность: СЛАВА, ДЕРЖАВА, ДУБРАВА (священная роща), ДРАВА, МОРАВА, САВА, ЛТАВА.

Фактически – это был древний суффикс со значениями торжественность, торжественный ритуал.

 

АИСТ (птица)

В древнерусском языке: АГИСТЪ. Ни в каком другом славянском языке это слово не подтверждается.

По поводу чтения древнерусского слова. Дело в том, что древнерусская буква «Г» произносилась как [γ] – именно так она сейчас произносится в белорусском языке, по всей Средней Полосе России, а также во многих других регионах России. Особенно устойчиво это произношение держится в Ставропольском крае. Произношение [g] тоже было, но оно было очень редким и касалось лишь некоторых северных диалектов. В Москве такое произношение появилось относительно недавно. И, наконец, третий вариант произношения: звонкий выдох [h], принятый сейчас на юге России и в Малороссии. В древнерусском слове АГИСТЪ могло быть только такое произношение: [а́h’истъ] – в три слога. Слоги [γ’i] или [g’i] были совершенно невозможны в древнерусском языке да и у всех других славян того же времени. Слог [h’i] или [h’и] никаких фонетических противопоказаний в себе иметь не может, поэтому следует твёрдо настаивать только на таком произношении древнерусского слова АГИСТЪ, не допуская возможности никакого другого, что представляется очень важным.

Тот факт, что слово не имеет соответствий во всём славянском мире, можно истолковать двумя взаимоисключающими способами:

1) Это исконно славянское слово, утраченное всеми славянами и сохранившееся только в русском языке. Такие случаи бывают, и это объяснение вполне правдоподобно.

2) Это слово не славянского происхождения, а какого-то другого, и оно пришло в русский язык со стороны.

Отдаю предпочтение именно второму пункту, а не первому, но не настаиваю на нём. Слово, как мы увидим ниже, – чисто индоевропейское, и оно не содержит в себе ничего такого, чего не могло быть у предков славян – праславян или италийцев.

Среднеиндоевропейская формула этого слова очень проста и понятна:

XXw + XwJ + ST = птица + на одной (ноге) + стоящая.

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание: ao-oi-st.

В дальнейшем: aooist > aist- > ahist- > …

Всё очень сильно напоминает италийские фонетические законы, но если допустить, что это слово попало в древнерусский язык из некоего италийского языка, то это повлечёт за собою многие трудные выводы. Например, такой: не все италийцы вошли в союз с праславянами, а часть их долгое время оставалась где-то в стороне, хотя и имела отношение к славянам, видимо, живя с ними рядом. Такая мысль приходит в голову при изучении некоторых слов русского языка, имеющих явно индоевропейское происхождение, но непонятно, какое же именно (ЛАБАЗ, смотрим статью).

Первоначальное значение: птица, имеющая обыкновение стоять на одной ноге. Напоминаю, что биконсонантный корень XXw произносился на Среднеиндоевропейском этапе как два гласных: [ao] и одно из его значений было таким: птица с острым и длинным клювом; более позднее значение: любая птица.

Современное значение: АИСТ (ciconia) – известная болотная птица.

 

 

АЛКАТЬ, АЛЧНЫЙ, ЛАКАТЬ, ЛАКОМЫЙ

XL + LKw = чужим (посторонним человеком) + наш запас (захватывается).

Теоретически правильное среднеиндоевропейское звучание: al-lkw.

Близкий по смыслу вариант:

XXj + XL + LKw = энергично + чужим + наш запас (захватывается).

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание формулы: ae-al-lkw.

Далее: aeallkw > ālkw.

Первоначальное значение по обоим вариантам: (страстное) стремление завладеть чужими припасами.

Современные значения: АЛКАТЬ, ВОЗАЛКАТЬ – страстно захотеть чего-либо (воды, еды, чего-то другого); ЛАКАТЬ – первоначально имелось в виду жадное выпивание воды кошками или собаками, сейчас оттенок жадности у этого слова исчез, но оттенок насмешливости, пожалуй, ощутим и поныне; ЛАКОМЫЙ – страдательное причастие со значением желаемый.

 

АМ-АМ! (детское междометие)

XM + XM = страстное желание + страстное желание.

Теоретически правильное среднеиндоевропейское звучание: am-am.

Современное значение: детское шутливое междометие, изображающее желание самому принять пищу либо предложение о приёме пищи другому.

 

 

АНТЫ (этноним)

Раннеславянские племена. Утверждать с уверенностью, что это прямые и единственные предки восточных славян – невозможно, поэтому правильным будет лишь такое умеренное определение: АНТЫ – это раннеславянские племена, участвовавшие в формировании будущего восточнославянского мира.

Племена были замечены византийскими историками с 4-го по 7-й век нашей эры, что не должно пониматься так: до этого времени их не было вовсе. Конечно же, они были, и с этим же самым названием, но до этого времени они не вошли в силу, и название могло принадлежать одному-единственному маленькому и незаметному племени. Византийские же историки имели в виду не одно племя, а могущественное объединение нескольких или даже многих родственных племён, славянского происхождения.

Русский исторический термин АНТЫ в этимологическом смысле нужно понимать так: это исконно индоевропейское слово, о котором совершенно невозможно сказать с уверенностью, из какой именно ветви это слово происходит – из праславянской, из италийской, из иранской (индо-иранской), греческой, из кельтской или какой-либо другой. Материала для таких уточнений это слово в себе категорически не содержит, поэтому всякие рассуждения на эту тему следует считать праздными и даже недостойными – по причине их бесполезности и ложного глубокомыслия. Лично мне представляется, что это слово имеет исконно славянское происхождение, под каковым я подразумеваю либо праславянское, либо италийское, но это всего лишь моё предположение.

Среднеиндоевропейская конструкция, от которой произошло это слово, представляется по первому варианту такою:

XN + TXj = воины + многие.

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание формулы: an-te.

По второму варианту:

XwX + NT = у реки + погребения.

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание формулы: oa-nt.

Первоначальное значение: те, которые делают погребения возле реки.

Оба варианта имеют свои плюсы и минусы, и отдать какое-то предпочтение одному из них – я не могу. Скажу более того: возможны и другие варианты, но я отклоняю их, потому что считаю надуманными.

Обращаю внимание на то, что любой вариант, каким бы он ни был, это конструкция биконсонантных (двусогласных) корней, возникшая на Среднеиндоевропейском этапе индоевропейской истории, когда никаких славян не было даже и в помине. Не было даже и праславян или италийских племён, от союза которых в более поздние времена образовались славяне. Все индоевропейцы в те времена говорили на одном языке, который дробился всего лишь на диалекты. Носителей одного из этих диалектов мы можем условно назвать ПРОТОСЛАВЯНАМИ (не путать с понятием ПРАСЛАВЯНЕ, что совершенно не одно и то же!). Жили протославяне на Балканском полуострове, но, поскольку о слове АНТЫ нельзя с уверенностью сказать, к какой индоевропейской ветви оно относится, то даже и это уточнение по поводу протославян не имеет особого смысла. Главное, что следует уяснить: к тому моменту, о котором писали византийские историки, первоначальное значение слова АНТЫ было забыто вот уж много тысячелетий и было просто словом, состоящим из нескольких гласных и согласных звуков, и не более того. Я категорически против того, чтобы приписывать этому этнониму или любому другому, описанному в данном словаре, какой-либо мистический или мнимо реалистический смысл!

 

 

-АТАЙ (суффикс)

Если даже и допустить, что этот суффикс пришёл в древнерусский язык из старославянского языка, то и тогда он, по условиям, принятым в данном словаре, рассматривается на правах русского явления. Старославянизмы не являются заимствованием! Кроме того, у меня есть все основания думать, что этот суффикс сначала был у восточных славян, но затем исчез и возродился только с появлением слов южнославянского происхождения.

Количество слов с этим суффиксом в современном русском языке очень невелико: глашАТАЙ, завсегдАТАЙ, (орАТАЙ?), соглядАТАЙ, ходАТАЙ. Русское слово вожАТЫЙ явно относится сюда же и является восточнославянскою переделкою древнего общеславянского суффикса.

Значение суффикса я определяю так: тот, кто делает нечто общественно важное (на законном основании, согласно обычаю). Среднеиндоевропейская формула подтверждает эту мою мысль:

XT + XjXw + JW = на срок (пока выполняется это действие) + говорю + согласно обычаям (по закону, согласно нашему уговору).

Теоретически точное среднеиндоевропейское звучание формулы: at-eo-ju.

В дальнейшем: ateoju > ātōju > АТАЙ – строго закономерно, без малейшей погрешности!

Первоначальное значение: ситуация, когда некий человек на время выполнения своих общественных обязанностей что-то сообщает другим людям. Это не наставление, не поучение и не проповедь (эти понятия выражались другими способами: RM, BhX, BX, JK) – это уведомление или деловые переговоры.