Н

 

1.     -Н- (суффикс)

NXw = нам на пользу, для нас; то, что причитается нам.

Среднеиндоевропейское звучание: no.

Одно из проявлений этого корня в русском языке: продуктивный суффикс -Н-, первоначальное значение которого было нам на пользу, для нас. Со временем, однако, это значение отошло на второй план или вовсе стёрлось, и теперь это суффикс, служащий для образования прилагательных. Например: лето – летНий, конь – конНый, род – родНой. Через прилагательные этот же суффикс проник и в другие части речи: родНой – породНиться – сродНи.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 109.

 

2.     НА (местоимение)

Личное местоимение 1-го лица, винительного падежа двойственного числа.

Полагаю, что среднеиндоевропейская конструкция никогда не существовала вообще. Это слово позднего происхождения, образованное по аналогии с местоимениями ВА и НЫ (смотрим статьи).

 

3.     НА (предлог), НА- (приставка)

XN = высоко.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: an, hne > xne.

Первоначальное значение этого биконсонантного корня: мужчина, отважный воин. В дальнейшем произошёл смысловой переход по такой цепочке: верховенство – преобладание – наверху – высоко.

Биконсонантный корень из Основного списка, порядковый номер 161.

 

4.     НА! (междометие)

Слово обладает статусом междометия (чистая условность!) и подтверждается большинством славянских языков, где имеет значение возьми! Странным образом, слово имеет форму множественного числа, образованную по образцу формы глаголов повелительного наклонения: НАТЕ! Фактически мы имеем дело со спрягаемым междометием!

Поразительно значение этого слова в болгарском языке: глянь! Именно это значение мне и представляется исконно славянским, о чём речь – ниже.

Имеет ли это слово соответствия в других индоевропейских ветвях – уверенно сказать очень трудно по причине чрезвычайной краткости этого слова, из-за которой возможны и даже неизбежны случайные совпадения.

Полагаю, здесь было два разных варианта, которые затем совпали по звучанию и образовали новое значение. Поясню свою мысль.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

Биконсонантный корень NX из Основного списка.

Среднеиндоевропейское звучание: nā.

Первоначальные значения: принюхайся! обрати внимание! глянь туда!

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

Биконсонантный корень NXw из Основного списка.

Среднеиндоевропейское звучание: nō.

Первоначальные значения: это – наше! давай вместе понесём это!

На праславянском этапе, как известно, гласные звуки [a]  и  [o] перестали различаться на слух. При переходе в славянское состояние эти звуки, если они были краткими, дали славянский звук [o], а если они были долгими, то в результате образовался славянский звук [a].

В обоих показанных выше вариантах могли быть только долгие звуки. Отсюда – неизбежность слияния первого и второго варианта, которые, как я убеждён, существовали в реальности и одновременно. Вслед за фонетическим слиянием произошло и смысловое (контаминация). И получилась такая цепочка смысловых переходов:

– Обрати внимание на это и возьми его вместе со мною!

– Давай вместе с тобою возьмём вот это!

– Я беру вот это, и ты бери вот это!

– Возьми вот это!

Последнее значение и есть современное.

 

5.     НАБУХАТЬ

Современное значение: во все стороны увеличиваться в объёме. Смотрим статью БУХАТЬ и убеждаемся в том, что то слово и это не имеют ничего общего: если мы в этом случае отбросим приставку НА-, то и тогда оставшаяся часть слова будет всё так же далека по смыслу от слова БУХАТЬ.

Совершенно очевидно, что в этом случае мы имеем биконсонантный корень BXw со значением набухать, но это не объясняет всего слова в целом.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NBh + BXw + WS = облака + набухающие + очень лёгкие.

Среднеиндоевропейское произношение: nebh-bo-us.

В дальнейшем закономерно получается корень НОБУХ-, в котором в ходе дальнейшего переосмысления были выделены ложная приставка НА- и ложный же корень. Уже после этого переосмысления возникает слово РАЗБУХАТЬ, где к новоявленному корню добавлена приставка – уже не ложная, а обычная.

Первоначальное значение: округлые облака в небе.

 

6.     НАВЗНИЧЬ

Очень трудный и необычный случай.

Для начала следует заметить, что такое слово не подтверждается другими славянскими языками. Общепринятыми являются слова НАВЗНАК или чаще – просто ВЗНАК. Отсюда предположение о том, что НА́ВЗНИЧЬ – чисто русское изобретение, основанное на переосмыслении более древнего слова и подгонке его под какое-то другое слово, близкое по звучанию. Возможно, имелась в виду аналогия со словом НИКНУТЬ (смотрим статью), возможно – божество ЗНИЧ (смотрим статью).

Если мы возьмём за основу выражение упасть ВЗНАК, то мы можем дать этому словосочетанию такое пояснение: специально упасть на спину в знак того, что ты потерпел поражение и просишь пощады. В таком случае более понятным становится и выражение упасть НАВЗНАК. Такое рассуждение, как мне представляется, – в духе народной этимологии, и всё же оно могло реально иметь место и пониматься говорящими именно так.

Если это рассуждение принять за основу, то за подробностями я отсылаю к статье ЗНАК.

Если его признать ошибочным (а я так и думаю), то разгадку следует искать в биконсонантном корне GhjN. С его участием я предлагаю такую конструкцию:

WGh + GhjN = беззащитности + ситуация.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: wgh-gh’en.

В дальнейшем: wgh-gh’en > wgh’en или, скорее всего – wgh’n. Приставка НА- и добавления -АК или -ИК (я избегаю здесь термина «суффикс»!) – это уже праславянские или даже раннеславянские изобретения в духе народной этимологии и подгонки под понятные для того времени слова и корни.

Современное значение: упасть НАВЗНИЧЬ – упасть на спину.

 

7.     НАВЬ (мертвец, покойник), НАВКА (славянское женское божество смерти)

NX + WJ = мёртвый (пахнущий) + на дереве.

Среднеиндоевропейское произношение: nā-wi.

Первоначальное значение: труп, захороненный, по обычаю лесных охотников, на дереве, для того, чтобы его не съели дикие звери. Видимо, такое захоронение делалось зимою, в условиях невозможности закопать труп в землю. Возможно, это было временное захоронение: дерево пригибалось к земле, к нему привязывался упакованный труп, и затем дерево отпускалось. Имелось в виду, что труп потом будет снят и захоронен по-другому – смотрим статью МОГИЛА.

Обращает на себя внимание другое обстоятельство: имелся в виду пахнущий труп! Возможно, НАВЬ – это труп неизвестного человека, неожиданно найденный охотниками в лесу: он находится на дереве, сильно пахнет и устрашает. Возможно, имелся в виду способ захоронения, не традиционный для протославян, а традиционный для какого-то другого соседнего племени.

Современного значения практически уже нет. Есть старинное слово НАВЬ со значениями труп и покойник.

НАВКА – женская разновидность нечистой силы; ожившая покойница. МАВКА – малороссийская переделка этого же слова.

Примечание. Рифмующиеся слова НАВЬ, ЯВЬ, ПРАВЬ и СЛАВЬ – это некие фантастические образы, придуманные современными переписывателями истории и фальсификаторами. Никакого научного подтверждения все эти фантазии не имеют. Этимология слова НАВЬ помещается в этой статье; три других корня можно найти в трёх других статьях этого же словаря. Любая информация, которая объединяет эти четыре корня в некий сюжет – в лучшем случае плод художественного вымысла.

 

8.     НАГЛЫЙ

В древнерусском и старославянском: НАГЛЪ – быстрый скорый; в малороссийском: НА́ГЛИЙ – внезапный, скоропостижный; в сербском: НАГАО, НАГЛА – поспешный, поспешная; в словенском: NAGEL – внезапный; в чешском и словацком: NА́HLÝ – внезапный; в польском, верхнелужицком и нижнелужицком: NAGŁY – внезапный.

В литовском языке видим заимствование из славянских языков: NOGLAS – внезапный.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XN + XXw + GwL = воин + острым + уязвляющий.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: an-ao-gwel.

Далее: anaogwel > nāgwl-.

Первоначальное значение: внезапно поражать копьём.

Более позднее значение: внезапный, скоропостижный. Ещё более позднее – дерзкий.

Современное значение слова НАГЛЫЙ практически сомкнулось со словом НАХАЛЬНЫЙ (не рассматривается) по причине некоторого внешнего сходства. Ранние значения внезапности и скоропостижности полностью исчезли из языка.

 

9.     НАГОЙ, НАГОТА

В древнерусском и старославянском языках: НАГЪ; в малороссийском: НАГИЙ; в сербском: НАГ; в словенском: NAG; в чешском и в словацком: NAHÝ; в польском и в нижнелужицком; NAGI; в верхнелужицком: NAHI.

В литовском: NÚOGAS – голый; NUOGATÀ – нагота. В латышских диалектах: NUÔGS – голый.

Тот случай, когда нельзя понять, откуда и куда это слово передвинулось – из летто-литовского мира в славянский или наоборот.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NXw + XXw + GwXw = наши дети + в воде + потому что испачкались.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-oa-gwo.

Дальнейшая фонетическая судьба: nooagwo > nāgwo или: nooagwo > nōgwo, что в любом случае приводит к современному корню НАГ-.

Первоначальное значение: наши младенцы – испачкавшиеся, потому что ходили под себя и потому что их раздели для купания.

Современные значения: НАГОЙ – голый, НАГОТА – оголённость.

 

10.  НАГРАДА

Осторожно предполагаю, что это отдельный корень, никак не связанный с идеями ограды или преграды (смотрим статью ГОРОД…). Допускаю, что в этом случае изначальная конструкция биконсонантных корней была другая:

NG + RXw + XD = драгоценное + доставленное + по назначению (тому, кому нужно).

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней: neg-ro-ad.

Далее: negroad > nogrād.

На славянской стадии происходит переосмысление, после чего начальная часть слова воспринимается как приставка НА-, а оставшаяся совпадает по звучанию с корнем, обозначающим идею преграды, ограды и т.п.

Современное значение: НАГРАДА – дорогой подарок, связанный с оказанием особой чести.

 

11.  НАД (предлог), НАД- (приставка)

Современное значение в русском языке: НАД – предлог, употребляемый с творительным падежом и обозначающий идею расположения сверху рассматриваемого предмета и непременно в отрыве от него. НАД столом – расположение сверху стола и в отрыве от него; НА столе – расположение сверху стола, но без отрыва от его поверхности. В русском языке есть и приставка НАД- с таким же значением: НАДзирать, НАДсмотрщик, НАДбровный, НАДвременный.

В древнерусском и в старославянском языках: НАДЪ – в два слога. В малороссийском, белорусском, болгарском и сербском: НАД; в словенском, чешском, словацком, польском, в обоих лужицких: NAD. Некоторые различия возможны только в двусложных вариантах предлога (приставки): например, в словацком языке: NADO, а в верхнелужицком: NADE.

Среднеиндоевропейская конструкция, по материалам Н.Д. Андреева, получается для славянских языков такая (первый вариант):

XN + DhXj = высоко + установленное.

Среднеиндоевропейское звучание: an-dhe.

Первоначальное значение: то, что поставлено высоко.

Нисколько не сомневаясь в правильности андреевской конструкции, должен, однако, возразить, что из сочетания звуков andhe никак не могло образоваться славянского сочетания звуков, похожего на нынешнее nad-. Я представляю себе андреевский сценарий следующим образом: с самого начала было не an, а hn > xn, что у индоевропейцев было возможно, но очень редко. И тогда получается так: xnedhe > nod- – вполне закономерно. Чтобы возникла ситуация nod- > nad-, нужны какие-то внешние воздействия со стороны, а именно: должно существовать некое слово, имеющее другое происхождение, но при этом обладающее похожим значением и звучанием, близким к требуемому. Слияние двух (а иногда и более!) разных слов в одно-единственное – это обычное явление, называемое термином корневая контаминация. Полагаю, что именно это здесь и должно было иметь место.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NX + DhX = принюхиваюсь + к дыму (надо мною).

Среднеиндоевропейское звучание: na-dha.

Первоначальное значение: принюхиваться к потокам воздуха у нас над головою с целью определить, откуда доносится еле заметный запах стойбища, к которому нам следует выйти (или наоборот – которого нам следует опасаться).

Славянский слог na- мог, конечно, образовываться разными способами, но чаще всего он получаться из двусогласного корня NX, который на Среднеиндоевропейском этапе стал произноситься именно так: nā.

На дославянском этапе andhe и nadha стали постепенно сближаться по своим значениями, и уже в предславянскую эпоху это сближение произошло окончательно. Факт контаминации свершился!

 

12.  НАЗОЙЛИВЫЙ, ЗОЙ

Рассматривается только древний русский корень ЗОЙ с его значениями сильный крик, навязчиво громкий звук или вопль.

Без каких-либо других вариантов восстанавливаем такую среднеиндоевропейскую конструкцию:

GhjX + JW = пронзительный крик + согласно обычаю (узаконенный обычаями).

Cреднеиндоевропейское звучание: gh’a-ju.

Далее: gh’aju > -ЗОЙ- – закономерно.

Первоначальное значение: некий сильный и неприятный звук, от которого нельзя отделаться – либо потому, что он в порядке вещей (например, пронзительные птичьи крики), либо потому что он соответствует какому-то важному ритуалу (молитва, приветствие, прощание и т.п.).

 

13.  НАИ- (приставка)

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NXw + JW = наше + по праву.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: nō-jū. Долгота – в обоих слогах!

Дальнейшая фонетическая судьба: nōjū > naji > nai – строго закономерно.

Первоначальное значение: то, что досталось именно нам и вызывает наше особое одобрение.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NX + JW = защищаемое + по праву.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней: nā-jū. Долгота – в обоих слогах!

Дальнейшая фонетическая судьба: nājū > naji > nai – строго закономерно.

Первоначальное значение: то, что нам особенно дорого.

Оба варианта – фонетически безупречны и убедительны в смысловом отношении. Никакой третий вариант невозможен, но возможны несколько иные толкования этих двух вариантов.

Склоняюсь ко второму варианту.

Современное значение: приставка превосходной степени для прилагательных и наречий.

 

14.  НАЛИМ (рыба)

Смотрим статью МЕНЬ, где описано исконно славянское и русское слово. Слово НАЛИМ имеет то же самое значение, но с некоторых пор оно стало более распространённым и оттеснило слово МЕНЬ. Я не уверен в том, что слово НАЛИМ праславянского происхождения, но то, что оно индоевропейское – это несомненно. Сказать точнее – не могу.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

WN + XwL + JM = с бородою + плавает + устрашая.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней: un-ōl-īm.

Дальнейшая фонетическая судьба: un- > ъn- > n-.

Первоначальное значение: рыба устрашающего вида – рыба имеет необычный усик на подбородке.

 

15.  НАМ – дательный падеж (местоимение)

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NXw + XwBh + BhJ = несём + изобильное + которым завладели (то чего раньше не имели, а теперь имеем).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-obh-bhi.

Дальнейшая фонетическая судьба: noobhbhi > nōmi  > НАМЬ > НАМЪ > НАМ. (Замечу, что bhbh > m – представляется очень убедительным.) Затем должно быть nōmi > НАМЬ, чего мы не наблюдаем, ибо есть только древнерусская и старославянская форма НАМЪ. Полагаю, этот сбой возник под влиянием других падежных окончаний.

Вариант хорош тем, что он полностью совпадает с этимологией латинского местоимения NOBIS в значении дательного падежа. Если этот вариант правилен, то тогда местоимение НАМ полностью вписывается в мои представления о том, что практически все славянские местоимения имеют италийское, а не праславянское происхождение.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NXw + XwBh + XW = несём + изобильное + прочь (оттуда, откуда оно взято, потому, что оно теперь досталось нам).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-obh-аu.

Дальнейшая фонетическая судьба: noobhаu > nōmu > НАМЪ > НАМ.

В фонетическом отношении этот вариант выглядит убедительнее. Но он вступает в очень серьёзное противоречие с первым вариантом – причём не вся конструкция, а только третий биконсонантный корень: BhJ в первом варианте и XW во втором имеют значения – близкие к противоположным! В самом деле: биконсонантный корень BhJ, если и не является показателем дательного падежа в современном смысле этого слова, то, по крайней мере, напоминает дательный падеж; что же касается биконсонантного корня XW, то он весьма напоминает родительный падеж…

В попытке защитить второй вариант я могу выдвинуть такое предположение: это тоже италийское слово, но, поскольку италийсковенетский язык и латинский – это не одно и то же, то могли быть и отличия.

Отдаю предпочтение первому варианту.

Современное значение русского слова НАМ: местоимение 1-го лица, множественного числа, дательного падежа.

 

16.  НАМА

Личное местоимение первого лица двойственного числа в форме дательного и творительного падежей. Ныне полностью вышло из употребления.

Среднеиндоевропейская конструкция, как я полагаю, здесь невозможна – её просто не было, ибо это слово относительно недавнего происхождения. Думаю, что падежная форма НАМА возникла на раннеславянской стадии, вместо каких-то двух других падежных форм – для дательного падежа и для творительного. Не сомневаюсь, что обе формы имели совершенно другой корень.

Падежная форма НАМА возникла по аналогии с местоимениями множественного числа НАМ (дательный падеж) и НАМИ (творительный падеж). Она была подогнана под них.

Пара НАМИ – НАМА возникла под влиянием пар типа ДОМИ – ДОМА (множественное число именительный падеж и двойственное число именительный падеж). Исходным было слово НАМИ, а НАМА – вторичное явление. Пара НАМЪ – НАМА возникла, как мне представляется, по аналогии с парами типа ДОМЪ – ДОМА. Если я и не прав, то в любом случае окончание -А в значении двойственного числа есть главная идея в обеих падежных формах – НАМА (дательный падеж) и НАМА (творительный).

Во всех случаях, где мы видим окончание -А в значении двойственного числа, оно происходит от биконсонантного корня WX (среднеиндоевропейское произношение: wa), одним из значений которого является идея раздвоенности.

 

17.  НАМИ – творительный падеж (местоимение)

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NXw + XM + JS = нами + захваченные женщины + оплодотворяются.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-am-is.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NXw + XwBh + JS = нами + изобильное (добыча) + подвергается воздействию.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-obh-is.

Далее: bh > m. Таким образом: nōbhis > nōmis > НАМИ.

Первоначальное значение: то, что подвергается воздействию с нашей стороны, иными словами: НАМИ.

Отдаю предпочтение второму варианту.

 

18.  НАПРАСНЫЙ, НАПРАСНО

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

PR + XwS + NXj = перед + всеми + отрицаю.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: pr-ōs-ne.

Первоначальное значение: публичное опровержение; публичное утверждение, что всё было совсем не так.

Приставка НА- – позднее добавление.

Современные значения: НАПРАСЛИНА – клевета; слова, которые не стоило говорить; НАПРАСНО – зря; то, чего не стоило делать.

 

19.  НАРУЖУ

Современное значение русского наречия НАРУ́ЖУ: на внешнюю сторону; за пределы закрытого пространства. Наречие образовано, как кажется, с помощью предлога НА и существительного РУ́ЖА, ныне сохранившегося только в диалектах или считающегося устарелым, обладающего примерно таким значением: то, что находится во внешнем пространстве. Предлог и существительное, объединившись, образовали наречие, о котором можно сказать, что в нём есть приставка и корень (что, на мой взгляд, довольно спорно). Надёжных соответствий в других славянских языках, а также в других индоевропейских – пока не найдено.

Однокоренные слова в современном русском языке: НАРУЖНЫЙ, НАРУЖНОСТЬ, ОБНАРУЖИТЬ, СНАРУЖИ.

Первый вариант основан на предположении о таком среднеиндоевропейском сочетании биконсонантных корней:

NR + XW + GwX = из замкнутого пространства + прочь + идти.

Вероятное среднеиндоевропейское звучание: ner-aw-gwa или ner-au-gwa.

Дальнейшая фонетическая судьба: neraugwa > noraugwa > norouga. Последнее звено этой цепочки – предславянское состояние слова. При переходе в славянскую эпоху происходит переосмысление этого слова, и у говорящих возникает ощущение славянской приставки НА- и корня РУГ-/РУЖ-. При этом, самым несомненным образом, делаются аналогии с какими-то другими словами (похожими по смыслу и по звучанию), но с какими именно понять уже невозможно.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней. Предметом этимологического разбора является существительное РУЖА.

В Основном списке биконсонантных корней находим биконсонантный корень RW [rew, ru] – выйти на открытое пространство. Более поздние значения: простор, открывать, разрывать (открывая). В этом же списке находим биконсонантный корень GhwXj [gwhe] – ясный, погожий день. Одно из более поздних значений: хорошая видимость, хорошо просматривать.

Можно предположить, что в Среднеиндоевропейскую эпоху из этих двух биконсонантных корней была составлена такая конструкция (первый вариант):

RW + GhwXj = выходя (из замкнутого пространства во внешний мир) + всматриваюсь (что там снаружи происходит).

Наиболее вероятное среднеиндоевропейское звучание этой конструкции должно быть таким: rew-gwhe.

Дальнейшая фонетическая судьба: rewgwhe > rowgwhe > roug’e > ruž- или РУЖ- – всё строго закономерно, с учётом всех фонетических законов.

Первоначальное значение: рассмотрение пространства после выхода из укрытия.

К сожалению, нельзя уверенно заявить, что показанная выше этимология, правильна. Дело в том, что современный гласный звук [у] в русском языке имеет одно из двух происхождений: он либо произошёл от дославянского дифтонга [ou], либо произошёл от раннеславянского носового гласного [õ]. Понять происхождение современного русского гласного [у] можно только, проведя сравнение с другими славянскими языками (с польским и старославянским – прежде всего) или с языками литовским и латышским. В данном случае провести такое сравнение невозможно. Поэтому, с учётом неясности происхождения коревого [у], имеют право на существование и другие предположения об этимологии слова НАРУЖУ.

Допускаю былое существование такой среднеиндоевропейской конструкции (второй вариант):

RXw + NGhw = выволакивать + ненужное.

Вероятное среднеиндоевропейское звучание: ro-ngwh.

Первоначальное значение: вытаскивать что-либо наружу.

И, наконец, выдвигаю версию, обладающую всеми внешними признаками правдоподобия (третий вриант):

NX + RM + GhwXj = выясняя обстановку + разумно (как учили старшие) + просматривать.

Вероятное среднеиндоевропейское звучание: na-rem-gwhe.

Дальнейшая фонетическая судьба: naremgwhe > naromgwhe > narõž-.

Первоначальное значение: осторожно выбираться из укрытия, выясняя внешнюю обстановку.

Наиболее правдоподобным нахожу лишь первый вариант, хотя и он внушает некоторые сомнения.

 

20.  НАС – винительный падеж (местоимение)

Современное значение: местоимение 1-го лица, множественного числа, винительного падежа.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NXw + XwS + XwM = мы + все + подвергнутые воздействию (принуждению).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-os-om.

Дальнейшая фонетическая судьба: noosom > nōsom > nōsom > nōson > nōsun > nōsъn > НАСЪ > НАС. Процесс o > u > ъ – чисто италийского происхождения, хотя и произошёл уже после объединения праславян и италийсковенетского племени.

 

21.  НАС – родительный падеж (местоимение)

Современное значение: местоимение 1-го лица, множественного числа, родительного падежа.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NXw + XwS + XwD = от нас + всех + происходящее.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-os-od.

Дальнейшая фонетическая судьба: noosod > nōsod > nōsud > nōsъd > НАСЪ > НАС. Процесс o > u > ъ – чисто италийского происхождения, хотя и произошёл уже после объединения праславян и италийсковенетского племени.

Первоначальное значение: притяжательное, позже – отделительное.

 

22.  НАС – предложный падеж (местоимение)

Современное значение: местоимение 1-го лица, множественного числа, предложного падежа. Этот же самый падеж в древнерусском языке принято называть местным.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NXw + XwS + SW = у нас (возле нас) + всех + расположенное.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-os-su.

Дальнейшая фонетическая судьба: noossu > nōsu > nōsъ > НАСЪ > НАС. Процесс o > u > ъ – чисто италийского происхождения, хотя и произошёл уже после объединения праславян и италийсковенетского племени.

 

23.  НАСТ

Современное русское значение слова НАСТ: плотная корка снега на поверхности снежного покрова; смёрзшийся снег после оттепели. Во всём Славянском мире слово имеет соответствие лишь в одном малороссийском языке: НАСТ. Фасмер указывает также на два древнерусских слова: ОБНАСТЫВАТИ – покрывать и РОЗНАСТИТИ – раскрыть.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NXj + XS + ST = не вижу + растекающегося + (потому что) застыло.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание:  ne-as-st.

Дальнейшая фонетическая судьба: neasst > nāst > НАСТ – закономерно.

Первоначальное значение: мнение наблюдателя о том, что снег, который ещё недавно был мокрым, теперь замёрз и затвердел.

 

24.  НАСУПИТЬ(СЯ)

Случай не просто трудный, а многоступенчатый в своей трудности!

В русском языке данное слово употребляется только с приставкою НА- и никак иначе. Есть и другие ограничения: можно НАСУПИТЬ (то есть нахмурить) только брови и ничего больше; можно просто НАСУПИТЬСЯ, то есть изобразить лицом нахмуренность или недовольство, но это очень малоупотребительный глагол. В других славянских языках этот же самый корень употребляется с другими приставками, возможно употребление этого корня без приставки.

Выделяю корень и рассматриваю только его по двум вариантам, которые дают в итоге практически одно и то же значение: нечто сильное или могущественное по какой-то важной причине (смотрим в Дополнительном списке биконсонантный корень MP).

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

SW + MP = родившись + получил силу.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: su-mp.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

PS + MP = расходующий (берущий из большого запаса, который несомненно имеется) + силу.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: pse-mp.

По обоим вариантам получается один и тот же раннеславянский корень: sõp-. И такой корень был в действительности и означал он у славян понятия коршун, гриф, что хорошо видно на примерах языков старославянского, польского и сербского. Можно предположить, что на праславянском этапе эти птицы назывались либо словом SUMPOS, либо словом PSOMPOS – в зависимости от показанных выше вариантов (первого или второго).

Я не думаю, что глаголу НАСУПИТЬСЯ можно дать такое объяснение: вести себя подобно коршуну или грифу. Я полагаю, что всё было наоборот: коршун или гриф считались птицами, которые изображают собою некую грозную силу, НАСУПЛЕННОСТЬ, если так можно выразиться. Поэтому древнее значение глагола НАСУПИТЬСЯ я бы описал в современных словах так: вести себя грозно, пугающе, устрашающе.

 

25.  НАЮ (местоимение)

Личное местоимение 1-го лица двойственного числа в форме родительного и местного падежей.

Первый вариант. Образовано по аналогии с местоимением ВАЮ (смотрим статью) и с опорою на местоимения НАСЪ, НАМЪ и НАМИ.

С большими сомнениями допускаю и такую этимологию (второй вариант):

NXw + WX + JW = для нас + двоих + по закону.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-wa-jew.

В дальнейшем: nowajew > … > nawaju и далее – всё-таки по аналогии с местоимением ВАЮ.

 

26.  НЕ

NXj = я не вижу, а раз так, то этого не существует.

Среднеиндоевропейское звучание: nē.

Позже долгота в этом конкретном случае – исчезла.

Первоначальное значение: отрицание факта того, что это существует; НЕ, НЕТ.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 110.

 

27.  НЕБО, НЁБО

NBh = пасмурная погода.

Среднеиндоевропейское звучание: nebh.

Первоначальное значение: небо, затянутое тучами.

Более поздние значения: НЕБО (любое – с тучами или без туч); НЁБО (то, что напоминает небо).

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 105.

 

28.  НЕБЕСА

Два варианта конструкций биконсонантных корней с противоположными значениями.

Первый вариант (по материалам Андреева).

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NBh + XS = в небе + с дождём.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: nebh-as.

Первоначальное значение: дождевое небо.

Второй вариант (моя версия):

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NBh + BhS = небо + в солнечный летний день.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: nebh-bhes.

Отдаю предпочтение второму варианту.

Позднее значение: слова НЕБЕСА – множественное число от слова НЕБО и не более того.

 

29.  НЕВЕСТА, НЕВЕСТКА (родство, семья)

В древнерусском и старославянском языках: НЕВѢСТА. В малороссийском: НЕВÍСТА; в белорусском: НЯВЕСТА; в болгарском: НЕВЯСТА; в сербском: НЕВJЕСТА; в словенском: NEVESTA; в чешском: NEVĚSTA; в словацком: NEVESTA; в польском: NIEWIASTA; в верхнелужицком: ŃEWĚSTA.

Современное значение слова НЕВÉСТА в русском языке таково: женщина, которая собирается вступить в брак, но ещё не вступила. Слово НЕВÉСТКА – это та же самая невеста, но уже с суффиксом грубости (сравним: дева – девка, Таня – Танька), и значение этого слова таково: это женщина, которая уже вступила в брак и потому отношение к ней – более грубое, чем к НЕВЕСТЕ. То есть, слово НЕВЕСТКА изначально не было уважительным и добрым! Это было злое слово. Вспомним, что в русском языке есть слово СНОХА, которое допускает ласкательную форму: СНОШЕНЬКА, а для слова НЕВЕСТКА такая форма невозможна.

Версия о том, что слово НЕВЕСТА – это та, о которой не ведают, не заслуживает ни малейшего уважения. Версия возникла задолго до открытий Н.Д. Андреева, и потому выглядит теперь как один из худших образцов народной этимологии!

 

30.  НЕВОД

В древнерусском и старославянском языках: НЕВОДЪ; в малороссийском: НЕВОД; в чешском: NEVOD; в польском: NIEWÓD; в верхнелужицком: NAWOD; в нижнелужицком: ŃAWOD.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

NXj + WDh = не + выпускает из себя.

Среднеиндоевропейское звучание: ne-wedh.

Первоначальное значение: НЕВОД – известная рыбачья сеть.

 

31.  НЕГА, НЕЖНЫЙ; НЕЖИТЬ (глагол)

На древнерусском и старославянском языках: НѢГА.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

NG + XwX = божественное + разлитое (как вода).

Среднеиндоевропейское произношение: neg-oa.

В дальнейшем должно было бы получиться НЕГА, а не НѢГА. Тем не менее, произошла аналогия со словом СНѢГЪ, что и объясняет древнерусский и старославянский облик этого слова.

Первоначальное значение: НЕГА, НЕЖНОСТЬ – сладкое дремотное состояние. А также – глагол НЕЖИТЬ в значении холить и лелеять.

 

32.  НЕДОТЁПА

Современное значение: неуклюжий, неловкий человек.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

Слово объясняется так: обычная приставка НЕДО-, обозначающая неполноту действия (смотрим статьи: НЕ и ДО) плюс биконсонантный корень TP из Дополнительного списка со значением топать.

Первоначальное значение получается примерно таким: маленький ребёнок, который только учится ходить и который не сумел дотопать до того места, которое было желательно наблюдающим за ним взрослым. Все остальные значения этого слова (например: неуклюжий взрослый человек) суть более поздние.

Биконсонантный корень TP, как и любой другой подобный корень, мог существовать в двух вариантах: ТЕП- и ТОП-. Вариант ТЁП- – это чисто русская разновидность варианта ТЕП-.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней (на правах неуверенного предположения).

NDh + XjXw + TP = заблудившись + крича (взывая о помощи) + топчемся (беспомощно).

Среднеиндоевропейское произношение: nedh-eo-tep.

Первоначальное значение: тот, кто заблудился в лесу и не знает, что дальше делать. Вторичные значения: нерешительный человек, неуклюжий человек.

 

33.  НЕДРА, ВНЕДРЯТЬ

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NT + DhR = к спрятанному + дорога.

Среднеиндоевропейское произношение: net-dher.

Первоначальное значение: путь вниз; НЕДРА. Возможно, имелось в виду проникновение (ВНЕДРЕНИЕ) в пещеру.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NXj + DhR = не + дорога.

Среднеиндоевропейское произношение: ne-dher.

Первоначальное значение: пространство, куда не ведёт дорога. Немного иначе: пространство, куда не следует попадать.

Предпочтение отдаю второму варианту, а в правильность первого не верю и привожу его лишь из формальных соображений.

 

34.  НЕДУГ

На старославянском языке: НЕДѪГЪ.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

NXj + DhN + GhXj = не + здоровьем + захваченный.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ne-dhen-ghe.

Далее: nedhenghe > nedhongh-.

Первоначальное значение: состояние, при котором человек захвачен нездоровьем; НЕДУГ.

 

35.  НЕЖИТЬ (существительное)

Современные значения: 1) злые существа – ведьмы, лешие, русалки, домовые; 2) место, где невозможна жизнь.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NXj + GwJ + TJ = невозможно + жить + нужно помнить.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ne-gwi-ti.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NGw + JT + TJ = несовместимым с жизнью + стало + нужно помнить.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: negw-it-ti.

Оба варианта очень близки по смыслу и безупречны в фонетическом отношении. Отдаю предпочтение второму, но без особой уверенности.

 

36.  НЕМОЙ, НЕМЕЦ (этноним)

Современное значение русского прилагательного НЕМОЙ: не имеющий способности говорить.

В древнерусском языке и в старославянском: НѢМЪ, но при различном произношении буквы «Ѣ»! В древнерусском языке это был восходящий дифтонг [ie], а в старославянском языке – монофтонг [æ]. Отсюда проистекает и разница в произношении этого корня у славян. В малороссийском языке: НIМИЙ (ie > i), а в современном болгарском: НЯМ (æ > ’a); в сербском: НИJЕМ (ie > ije), НЕМ (ie > e); в чешском: NĚMÝ; в словацком: NEMÝ; в польском: NIEMY; в обоих лужицких: NĚMY.

В латышском: MĒMS – немой. Вопреки утверждению Фасмера о том, что у славян в этом корне имела место диссимиляция, считаю, что всё было наоборот: в латышском языке произошла дисконтактная регрессивная ассимиляция n > m. Остальные примеры Фасмера, отдалённо напоминающие латышский, считаю сомнительными и не привожу их вовсе.

Среднеиндоевропейская конструкция для всех приведённых выше славянских слов, а также и для латышского слова могла быть только такою:

NXj + XjXw + JM = не + говорящий + несчастный.

Среднеиндоевропейское звучание: ne-eo-im.

В дальнейшем: neeoim > nēm – для славянских языков; nēm > mēm – для латышского языка.

Первоначальное значение: тот, кто, на свою беду, не способен говорить.

Современное значение русского слова НÉМЕЦ: человек немецкой национальности. Разбирается по составу слово так: корень НЕМ-, суффикс -ЕЦ (смотрим статью -ИК, -ЕЦ…) плюс нулевое окончание (смотрим самую первую статью в словаре).

В древнерусском языке: НѢМЬЦЬ – человек, говорящий невнятно; любой иностранец.

В болгарском языке: НÉМЕЦ – человек немецкой национальности, НЕМÉЦ – немой человек; в сербском языке полное совпадение обоих значений: НИJЕМАЦ – немец, немой; в словенском языке: NEMEC – немой человек; в чешском: NĚMEC – немец; в словацком: NEMEC – немец; в польском: NIEMIEC – немец; в верхнелужицком: NĚMC – немец; в нижнелужицком: NIMC – немец.

В разделе этнонимов смотрим статью НЕМЕТЫ (германское племя), где я высказываю сомнение в том, что слова НЕМЕЦ и НЕМЕТ являются родственными.

 

37.  НЕРЕСТ

Славяне имют сильные разногласия по поводу этого слова. В древнерусском языке: НЕРЕСТЪ;  в малороссийском: НЕРЕСТ; в белорусском: НЕРАСТ; в сербском: МРЕСТ, МРИJЕСТ; в словенском: DRST, DREST; в польском: MRZOST.

В литовском языке: NERŠTAS. И именно эта форма подтверждает древнерусское слово в качестве формы, максимально приближённой к первоначальной славянской.

Этимологию строю, исходя из древнерусского и литовского слов, считая все остальные формы отклонением.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NXj + RKj + TXw = не + заботясь + во враждебном пространстве (оставляют).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ne-rk’-to.

Первоначальное значение: икра, которую мечут рыбы.

 

38.  НЕСТИ, НОСИТЬ

Принято считать, что глаголы НЕСТИ́ (совершенный вид) и НОСИ́ТЬ (несовершенный вид) – это один и тот же корень, внутри которого якобы произошло чередование гласных. Строго говоря, это не так, и это разные корни, но принять эту идею всё-таки нужно, сделав такую оговорку: изначально это было два корня, но они ещё в древности так сильно наложились друг на друга, что теперь невозможно говорить о том, какой из них произошёл от одного древнего корня, а какой от другого. Каждый из двух современных корней произошёл примерно в одинаковой степени и от одного древнего корня, и от другого. По причинам методического характера, однако, нужно делать упор именно на глаголе НЕСТИ и исходить в первую очередь из него.

Основное современное значение русского глагола несовершенного вида НЕСТИ́: переместить некую тяжесть на своём теле (например, на руках, на спине). Есть и другие значения, но вторичные. Не рассматриваются.

Глагол является общеславянским и существует в одном и том же значении во всех без исключения славянских языках, чего не скажешь о глаголе НОСИТЬ или о существительном НОША (то, что носят).

В древнерусском и в старославянском языках: НЕСТИ.

В белорусском: НЕСЦÍ; в малороссийском: НЕСТИ́; в болгарском: НЕСА́; в сербском: НЕСТИ; в словенском: NESTI; в словацком: NEST; в польском: NIEŚĆ.

В латышском языке: NEST.

Самый важный пример обнаруживаем, однако, только в литовском языке: NEŠTI. Есть и другие индоевропейские примеры, но после этого литовского слова они уже не имеют значения.

Первый вариант этимологии. Существует правило: k’ > s – у славян и у латышей; k’ > š – у литовцев. Стало быть, в рассматриваемом слове мы вправе предположить такое древнее звучание этого глагольного корня: nek’.

В Дополнительном списке биконсонантных корней находим корень NKj, который в Среднеиндоевропейскую эпоху произносился как [nek’] или как [nk’] и имел такие значения: спасать, заботиться.

Применительно к этимологии рассматриваемого русского глагола, вполне допустимо такое рассуждение: для того, чтобы кого-то или что-то спасти, его нужно ПЕРЕНЕСТИ куда-то на новое место. Рассуждение может показаться надуманным, но процесс любой контаминации как раз и подразумевает такое искусственное сближение изначально разных понятий.

Второй вариант этимологии. Между тем, в Среднеиндоевропейскую эпоху возникла и совсем другая конструкция биконсонантных корней:

XwN + KjJ = носить + в логово.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: on-k’i.

Первоначальное значение: уносить что-то к себе в жилище.

Как мог получиться из onki славянский корень nes (или литовский neš) – это большой вопрос. Но ведь есть не только глагольный корень НЕС-, но и глагольный корень НОС-, и об обоих корнях сейчас принято думать, что это одно и то же. И здесь-то и выясняется: процесс onk’i > nosi- это вполне вероятно. И именно этим процессом и можно объяснить второй глагол в паре НЕСТИ-НОСИТЬ. Первый же глагол этой пары образовался, по моему мнению, от биконсонантного корня NKj, который имел указанные выше значения. Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней могла состоять из двух или трёх единиц (и не более!), но в редких случаях она могла состоять и из одной единицы, что мы и наблюдаем в данном случае: уже в Позднеиндоевропейскую эпоху произошла контаминация (наложение с последующим взаимным проникновением) двух среднеиндоевропейских конструкций, о которых упоминалось выше. Поэтому русская пара глаголов НЕСТИ-НОСИТЬ происходит примерно в одинаковой степени и от биконсонантного корня NKj, и от конструкции XwN + KjJ.

 

39.  -НЕС-/-НОС- (корень со значением «выдерживать»)

Смотрим статью НЕСТИ, НОСИТЬ. Там уже рассматривалось участие биконсонантного корня NKj из Дополнительного списка в формировании этих двух глаголов. Значение корня NKj: обдумывать варианты спасения; спасать, заботиться.

Среднеиндоевропейское звучание: nek’.

Позже, при переходе в сатэмное состояние (сатэмизация): k’ > s.

В русском языке данный корень присутствует в словах СНОСНЫЙ, СНОСНО, ПЕРЕНОСИТЬ или ПЕРЕНЕСТИ (невзгоды, но не тяжести!), НЕВЫНОСИМЫЙ.

В национальном сознании Русского народа корень полностью отождествляется с глаголами НЕСТИ и НОСИТЬ (смотрим статью), по этой причине в нём и присутствует то, что принято считать чередованием гласных в нутри корня: НЕС-/НОС-. О происхождении этого мнимого чередования смотрим всё ту же статью НЕСТИ, НОСИТЬ.

 

40.  НЕТ (отказ)

На древнерусском языке: НѢТЪ – произносилось в два слога.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NXj + XwJ + TW = нет + страстно + твёрдо.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: ne-oj-tew, ne-oj-tu.

Далее: neojtw > nojtu.

Первоначальное значение: решительное нет, решительный отказ, решительное возражение.

Современные значения: НЕТ (отрицание, антоним к ДА), НЕТУ, НЕТ (не имеется).

 

41.  НЕТОПЫРЬ, НОТОПЫРЬ

Современное значение русских слов: НЕТОПЫРЬ, НОТОПЫРЬ – вид летучих мышей.

В древнерусском языке зафиксирована форма НОПОТЫРЬ (четыре слога).

В малороссийском: НЕТОПИ́Р; в болгарском: НЕТОПИ́Р; в словенском: NETOPIR; в чешском NETOPÝR; в словацком: NETOPIER; в польском: NIETOPERZ; в верхнелужицком: NJETOPYR; в нижнелужицком: ŃETOPYŔ.

Нужно выделить древний корень НОТОП- и древний словообразующий элемент -ЫРЬ (смотрим статью) с его значением то, чего следует остерегаться. Корень НЕТОП- представляется более поздним переосмыслением в духе народных этимологий: ложная приставка НЕ- и ложный корень ТОП-.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NT + XwP = недоступным + делающий.

Среднеиндоевропейское произношение: net-op.

В дальнейшем: netop > notop – закономерный процесс. Вполне можно было бы допустить и то, что изначальное звучание netop просто сохранилось до наших дней (такое возможно), но всё же предположение о том, что netop > notop заслуживает большего доверия.

После этого, уже на предславянском этапе, к корню НОТОП- присоединяется словообразующий элемент -ЫРЬ, в результате чего получается примерно такое значение: некое прячущееся (таинственное!) животное, которого следует бояться.

 

42.  НЕТУ, НЕТ (не имеется)

На древнерусском языке: НѢТѸ, НѢТЪ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NT + XW = спрятанное + прочь.

Среднеиндоевропейское звучание: net-aw.

В дальнейшем произошло сближение значений слов НЕТ (отказ) – смотрим статью – и НЕТУ в значении не имеется.

Современное значение: НЕТУ – не имеется; НЕТ (в этом же значении) – якобы сокращённая форма от слова НЕТУ, а на самом деле – следствие сближения двух значений, оформленных фонетически очень похоже.

 

43.  НЕХАЙ

У русских это слово встречается только в диалектах и отсутствует в литературном языке, но у всех остальных славян слово в том или ином виде существует. У славян нет полного единства по поводу того, что оно означает. В малороссийском языке оно встречается в двух видах: НЕХАЙпусть, пускай и ХАЙ – с тем же самым значением! То есть изъятие приставки с отрицательным значением не повлияло на смысл оставшегося корня! Думаю, однако, что это следует понимать, как простое сокращение слова, а не как перемена знака с минуса на плюс.

Лучше всего можно понять значение изучаемого слова на примере болгарского языка:

НЕХАЯ – живу беспечно, беззаботно. Отсюда можно образовать такой призыв: пусть он живёт беспечно! То есть: не нужно его трогать, пусть он живёт независимо!

ХАЯ – проявляю заботу. Иными словами: живу в делах и заботах, а ещё лучше сказать так: живу в напряжении, несвободно.

Хорош пример также и в чешском языке: NECHATI – оставлять в покое.

Отсюда вывод: здесь имеет место обычная приставка НЕ-, которая не должна рассматриваться при установлении этимологии. Среднеиндоевропейскую конструкцию этого слова без приставки я представляю себе так:

KX + XwX + JW = удачи (желаю) + роду + вашему.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: kx-oa-jū.

Дальнейшая фонетическая судьба: kxoajū > xājū > xāī > ХАИ – закономерно.

Первоначальное значение: торжественное пожелание добра и счастья. Скорее всего, это был древний речевой штамп.

 

44.  НИ (усилительная частица)

Современное значение: частица НИ в усилительном значении не только не является отрицанием, но даже и наоборот – усиливает утверждение. Например: Куда бы я НИ ходил, я везде видел одну и ту же картину. Здесь не отрицается то, что я куда-то ходил, а даже наоборот говорится о том, что я не просто ходил, а много ходил, усиленно ходил, избыточно ходил.

В современном русском языке усилительная частица НИ постоянно перекликается с отрицательными частицами НИ и НЕ. Многие русские люди вообще не понимают, в чём между ними разница. Это не просто безграмотность, это попытка переосмыслить усилительную частицу НИ и приписать ей какие-то свойства, присущие идее отрицания. Убеждён в том, что таких свойств у этой частицы нет не только сейчас, но даже и не было никогда раньше – в том числе и на Среднеиндоевропейском этапе.

В основу этимологии следует положить биконсонантный корень NJ, который в Среднеиндоевропейскую эпоху произносился так: ni или, скорее всего, – с долгим гласным. Раннеиндоевропейское значение биконсонантного корня NJ было только одно: вождь. В дальнейшем, однако, стали вырабатываться новые значения:

– могущественный (как вождь),

– нечто сильное, усиленное, значительное.

И на этом можно считать этимологию русской усилительной частицы НИ полностью описанною. В моём словаре представлены случаи, когда современный русский корень происходит не от конструкции двух или трёх биконсонантных корней, а от одного-единственного двусогласного корня. Это очень редкое явление, но оно имело место. Возможно, и в данном случае это самое и было. Тем не менее, я на этом не настаиваю и выдвигаю предположение о двух следующих конструкциях.

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NJ + XwJ = сильное + страстное.

Среднеиндоевропейское звучание: ni-oi.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NJ + JW = сильное + утверждаемое (что это именно так и не иначе).

Среднеиндоевропейское звучание: ni-jū.

Дальнейшая фонетическая судьба: nijū > nijī > НИ – строго закономерно.

Склоняюсь ко второму варианту.

 

45.  НИ (отрицательная частица); НИ- (отрицательная приставка)

Первоначальное значение такой частицы хорошо заметно и поныне: ни один, никакой.

NXj + XwJ = не + один.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ne-oj.

Дальнейшая фонетическая судьба: neoj > nēj, nēi > nī.

Первоначальное значение: я не вижу даже и одного; я не допускаю мысли, что есть даже и один.

Современные примеры: НИ шагу назад – нельзя сделать даже и одного шагу назад; НИ слова больше! – нельзя говорить об этом даже и одного слова.

Все остальные случаи употребления отрицательной частицы НИ или отрицательной приставки НИ- суть производные. Например: НИ я, НИ ты; НИкакой, НИкто. Во всех этих случаях ощущается сильное влияние отрицательной частицы НЕ, которая в современном русском языке произносится точно так же. Практически происходит слияние частиц НЕ и НИ.

 

46.  НИВА

Общеславянское слово. В малороссийском языке: НИВА [ны́ва]; в чешском языке: NÍVA – с долгим гласным в корне (в отличие от словацкого!). В верхнелужицком языке: NIWA – луг, долина. Во всех остальных славянских языках – смысл и звучание слова не различаются.

Упрощённый вариант: среднеиндоевропейской ибиконсонантных корней:

NJ + WX = вождём + отделённое.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ni-wa.

Фонетически не вполне безупречно: мы были бы вправе ожидать в русском языке формы НИВА́ – с ударением на последний слог, чего мы не наблюдаем.

Есть и смысловые сомнения: вождь, по этой версии, ведёт себя как феодал – по своей воле выдаёт землю или не выдаёт. Среднеиндоевропейский период же подразумевает только родовой строй в чистом виде.

Первоначальное значение: участок пахотной земли, выделенный земледельцу по воле вождя.

Более сложный вариант, который, скорее всего, и является единственно правильным:

NJ + JW + WX = вождём + по закону + отделённое.

Среднеиндоевропейское звучание: ni-iw-wa.

Доводы в пользу выбора второго варианта: ударение в современном русском слове не противоречит конструкции. В смысловом отношении: вождь поступает по закону, а не по собственной воле, что тоже важно, ибо это ещё не феодал.

Второй вариант нахожу более предпочтительным.

Современное значение: НИВА – пахотная земля.

 

47.  НИЗ

Современное значение русского существительного НИЗ – часть предмета, ближайшая к земле.

Общеславянский корень НИЗ- имеется во всех без исключения славянских языках.

Конструкция биконсонантных корней для Среднеиндоевропейского периода:

XjN + JGj = внизу + достать.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: en-ig’.

Дальнейшая фонетическая судьба: enīg’ > nīg’ > niz.

Первоначальное значение: поднять то, что упало или просто лежит внизу.

 

48.  НИКНУТЬ, -НИК- (корень глагола), ПОНИК, СНИК, НИЦ

NJ + JK = вождя + умолять (коленопреклонённо).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ni-ik.

Далее: niik > nīk.

При переходе в славянское состояние: НИК-  или  НИЦ-.

Первоначальное значение: припав к земле, умолять о чём-то вождя.

Дальнейшее значение: идея сжатия.

Современные случаи употребления корня: ПРИНИК – прижался книзу; ПОНИК – сжимаясь, опустился; ПРОНИК – сжавшись, протиснулся; СНИК – сжался, уменьшился (во всех смыслах); ВНИК – сжался, чтобы оказаться внутри; ВОЗНИК – разжался и стал большим. НИЦ – опускание, снижение.

 

49.  -НИК- (суффикс)

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NXw + XwJ + KwX = нам на пользу + один + который.

Среднеиндоевропейское звучание: no-oi-kwa.

Первоначальное значение: тот (один), который работает для нас.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NJ + KwX = действует + тот, который.

Среднеиндоевропейское звучание: ni-kwa.

Современное значение: продуктивный широко распространённый суффикс со значением деятеля: весть – вестНИК, крест – крестНИК, работа – работНИК, полк – полковНИК.

Второе значение этого суффикса: некое действие или его результат: праздНИК, источНИК, дневНИК. В этом случае возможны другие версии по поводу происхождения этого суффикса: праздНый – праздНИК, дневНой – дневНИК. В этом случае есть соблазн прийти к ошибочному мнению, что здесь имело место сложение суффиксов: Н + ИК.

 

50.  -НИМ-  (ПРИНИМАТЬ, ВЫНИМАТЬ, ЗАНИМАТЬ…)

NM = заниматься собирательством в интересах всего коллектива (чтобы затем поделить всё поровну).

Среднеиндоевропейское звучание: nem.

В праславянскую эпоху корень принял такой облик: nim.

Далее: согласно закону открытого слога, в тех случаях, когда после этого корня следовал гласный звук, корень сохранялся именно в таком виде; если же за ним следовал согласный, то происходил процесс nim > nẽ.

У восточных славян носовые гласные прекратили своё существование, и древнеславянское nẽ- заменилось на современное русское НЯ-. Именно поэтому мы и видим такие современные чередования: принимать – принять, обнимать – обнять, снимать – снять и т.п.

Более поздние (славянские и общеиндоевропейские) значения: брать, забирать, получать, доставать, принимать.

В современном русском языке корень никогда не встречается без приставок. Отсюда и слова: ПРИНИМАТЬ, ЗАНИМАТЬ, ВЫНИМАТЬ и т.п.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 106.

 

51.  НИТЬ, НИТКА

Современное значение русского слова НИТЬ: известный предмет для шитья, имеющий волосовидную форму.

В малороссийском языке: НИТЬ; в белорусском: НIЦЬ; в болгарском: НИ́ТА; в сербском: НИТ; в словенском: NIT; в чешском и в словацком: NIT; в польском и в верхнелужицком: NIĆ; в нижненелужицком: NIŚ; в полабском: NAIT.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NJ + TJ = ведёт + помня (правильный путь).

Среднеиндоевропейское звучание: ni-ti.

Первоначальное значение: то, что позволяет не потерять правильный путь; НИТКА, НИТЬ.

 

52.  НО (союз)

NXj + NXw = не + нам на пользу.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ne-no.

Дальнейшая фонетическая судьба: neno > nno > no.

Первоначальное значение: возражение о том, что всё складывается не в нашу пользу, а может получиться хуже, чем мы ожидаем. Ныне это известный союз примерно с тем же самым смыслом.

 

53.  НОВИК, НОВИЧОК

NW + JK = новый + уговоривший (упросивший).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: new-ik.

Первоначальное значение: тот, кто добился того, чтобы его приняли в племя; НОВИЧОК.

 

54.  НОВЫЙ

NW = новый.

Примерное среднеиндоевропейское звучание: new, nu.

Первоначальное значение: нечто НОВОЕ.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 107.

 

55.  НОГА

Общеславянское слово. Оно существует во всех славянских языках, но с разными оттенками произношения. В некоторых языках слово считается устарелым.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

XwN + GwX = лапа (конечность) + хождение.

Среднеиндоевропейское произношение: on-gwa.

Праславянское звучание (до утраты бемольности): nogwā.

Первоначальное значение: НОГА – в грубоватом или шутливом контексте.

 

56.  НОГОТЬ

Древнерусская и старославянская форма: НОГЪТЬ.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NGh + WT + TJ = отрастая + всё время + помнят (об этом своём свойстве и никогда не прекращают расти).

Среднеиндоевропейское звучание: negh-ut-ti.

Дальнейшая фонетическая судьба: neghutti > noghuti > НОГЪТЬ – строго закономерно.

Первоначальное значение – то же, что и теперь: НОГОТЬ.

Для сравнения смотрим статью ЯЩЕР, ЯЩЕРИЦА, где говорится о свойстве ящерицы помнить о потерянном хвосте при отращивании нового.

 

57.  НОЖ, ЗАНОЗА, ПРОНЗИТЬ, ВОНЗИТЬ, ПРОНИЗЫВАТЬ…

Необычная стуация: два варианта, которые, вне всякого сомнения, существовали одновременно!

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

SN + WGhj = режущий + истязая.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: sn-ugh’.

Далее: snugh’ > … > nuz…

Отсюда два русских современных корня – в словах НОЖ и ЗАНОЗА.

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

SN + JW + WGhj = режем + по закону + чтобы истязать.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: sn-ju-ugh’.

Дальнейшая фонетическая судьба: snjuugh’ > snjūgh’ > njīz > nīz…

Отсюда русский современный корень в словах ПРОНИЗЫВАТЬ, ПРОНЗИТЬ.

Оба варианта очень похожи по смыслу – орудие палача, а различие между ними – древнего диалектного происхождения.

 

58.  НОРА

Современное значение русского существительного НОРА́: жилище животного, выкопанное в земле.

В белорусском языке: НАРА́; в малороссийском: НОРА́; в чешском: NORA; в польском: NORA, NURA. В некоторых славянских языках ощущается сближение с общеславянским глаголом НЫРЯТЬ (смотрим статью в словаре), например: в словацком: NORITSA – погружаться, нырять; в словенском: PONORA – пропасть.

В основе этимологии лежит биконсонантный корень NR из Дополнительного списка биконсонантных корней. В Среднеиндоевропейскую эпоху корень произносился [ner] и имел такие значения: нора, пещера, землянка. Случаи, когда то или иное славянское слово объясняется одним-единственным биконсонантным корнем – встречаются, хотя и очень редко. Возможно, и здесь – то же самое. Допускаю всё же, что это не так, что русскому существительному НОРА предшествовала такая среднеиндоевропейская конструкция из двух биконсонантных корней:

NR + XwX = нора + вода.

Предполагаемое звучание: ner-oa.

Далее: neroa > norā – в строгом соответствии со всеми фонетическими законами.

Первоначальное значение: имелось в виду заливание водою норы с целью выманить оттуда, живущее в ней животное.

 

59.  НОС (часть тела)

Современное значение русского существительного НОС – часть лица (у человека) или морды (у животных), участвующая в дыхании и в обонянии. Слово имеет вторичные значения, которые не рассматриваются.

Почти на всех славянских языках слово звучит одинаково. Исключением являются лишь малороссийское слово НIС, а также полабское слово NÖS, NÜS; сюда же можно добавить и верхнелужицкое слово NÓS. Но даже и в этих случаях отклонение в произношении касается лишь именительного и винительного падежей единственного числа, а в остальных падежах звучит всё тот же самый корень.

В латинском языке: NASUS; в литовском: NOSIS. Есть множество других примеров в других индоевропейских языках, но слово нельзя считать общеиндоевропейским.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

NX + SX = принюхиваться + выслеживая.

Приблизительное звучание: na-sa. Возможные уточнения: năsă или nāsā. Первое – маловероятно, второе – скорее всего!

В дальнейшем, ещё на дославянском этапе, слово переосмысливается как однокоренное по отношению к глаголу НОСИТЬ – смотрим статью НЕСТИ, НОСИТЬ, а также к двум другим случаям: смотрим статьи -НЕС-/-НОС- (корень со значением «выдерживать») и -НОС- (корень); ПОНОСИТЬ (ругать). Таким образом, в четырёх разных случаях получился один и тот же корень НОС-. Эта подгонка под один фонетический образец четырёх разных слов была сделана ради того, чтобы не произошло омонимического столкновения с местоимением НАС, которое поначалу имело три разных варианта – один для винительного падежа, второй – для родительного, третий – для предложного (местного); по всем трём случаям смотрим три отдельных статьи в словаре.

Первоначальное значение: то, чем принюхиваются.

 

60.  -НОС- (корень); ПОНОСИТЬ (ругать)

В Дополнительном списке биконсонантных корней находим корень NS – устрашать врага без физического воздействия; запугивать.

Среднеиндоевропейское звучание: nes. Очень часто встречается также и такое произношение: ns. Но к рассматриваемому случаю этот вариант произношения не имеет отношения.

Современные проявления корня: слова ПОНОСИТЬ, ПОНОШЕНИЕ. В этих случаях корень -НОС- нельзя увязать ни по смыслу, ни фонетически с корнем НЕС-/НОС- – смотрим статью НЕСТИ, НОСИТЬ, а также и с корнем -НЕС-/-НОС- со значением выдерживать (смотрим статью); невозможно так же сопоставление со словом НОС (часть тела) – смотрим статью.

Другие проявления этого же корня в русском языке смотрим в статьях: ГРУЗДЬ; ГРУСТЬ; ГУСЬ; КУС, КУСОК…; ПЛЯСАТЬ, ПЛЯСКА; ТРЯС-/ТРУС-; ЧАСТЬ… Есть и другие примеры. Данный случай является единственным, где биконсонантный корень NS проявляется в современном русском языке так хорошо.

 

61.  НОЧЬ

Общеиндоевропейское слово. Отмечено во всех без исключения ветвях индоевропейского мира.

У всех славян – это одно и то же слово, но оформленное по подобающим фонетическим законам. Древнерусский и восточнославянский вариант: НОЧЬ; старославянский и южнославянский вариант: НОЩЬ; в языках польском, чешском, словацком и нижнелужицком: NOC (при форме NÓC в верхнелужицком языке) – западнославянский вариант; в полабском языке: NÜC – форма, близкая к западнославянской; в словенском языке: NOČ – совпадение с восточнославянским вариантом.

В литовском языке: NAKTIS; в жемайтском: NAKTĖS; в латышском: NAKTS. В латинском языке – практически то же самое, что и у летто-литовцев: корень NOCT- (NOX, NOCTIS). Шведская форма NATT похожа на итальянскую NOTTE; испанская форма NOCHE похожа на русскую, словенскую и белорусскую… Перечислять все примеры – нет смысла.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

XwN + KwT = когда темнеет + патруль.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: on-kwet.

Затем: onkwet > nokwet > nokt-.

Слово имеет, видимо, италийское происхождение и проникло к праславянам через язык венетов, но я не настаиваю на этом предположении и вполне допускаю праславянское происхождение.

Первоначальное значение: ночь – это время, когда нужно выставлять охрану вокруг селения.

Современное значение: НОЧЬ – тёмное время суток.

 

62.  НРАВ, НРАВИТЬСЯ, НОРОВ

Современное значение существительного НРАВ: совокупность психических свойств. Современное значение существительного НÓРОВ: характер, совокупность психических свойств, упрямство. Первое слово имеет старославянское происхождение (то есть: южнославянское), второе – древнерусское (то есть: восточнославянское). Оба слова следует считать разными формами одного и того же слова с одним и тем же значением; дославянскя форма: norwos.

В остальном современном Славянском мире слово NRAV засвидетельствовано лишь в словенском языке и в древнечешском.

Однокоренные слова русского языка: ПРИНОРОВИТЬСЯ, СНОРОВКА, НРАВИТЬСЯ, НРАВСТВЕННОСТЬ, СВОЕНРАВНЫЙ.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

NR + WXw = образ жизни + рассматриваемый (со стороны).

Предполагаемое звучание: ner-wo.

Первоначальное значение: характер человека; впечатление от поведения человека.

 

63.  НУ (междометие)

Современное значение: побуждение к действию (например, при обращении к лошади). Отсюда – новое значение: нетерпеливость или досада по поводу действия, которое должно быть совершено, но почему-то никак не начнётся. Есть и другие значения или оттенки значений, но они все происходят от этой первоначальной мысли: от пожелания того, чтобы совершилось действие.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

NXw + WXj = мы все вместе взявшись + везём (идём, несём, двигаемся).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: no-we.

Дальнейшая фонетическая судьба: nowe > now > nu. Переход nowe > now – нетипичен и незакономерен, но его можно объяснить желанием сократить с двух слогов до одного, поскольку это – часто употребляемое слово.

 

64.  НУДНЫЙ, НУДИТЬ, ПРИНУДИТЬ, ПРИНУЖДАТЬ, НУЖДА, НУЖЕН

Первый вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NX + WT + DJ = для трупа + старого + высматривать (подходящее место захоронения).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: na-wet-di.

Далее: nawetdi > nawoddi > nawdi.

Праславянский облик слова НУЖДА: noudjā (из naudia).

Первоначальное значение: срочно искать подходящее место захоронения для обнаруженного старого пахнущего трупа.

Отсюда современные значения: НУДИТЬ – неотступно досаждать; ПРИНУЖДАТЬ – заставлять делать; НУЖДА – острая необходимость

Второй вариант среднеиндоевропейской конструкции биконсонантных корней:

NX + WT + DhXj = труп + старый + положить в землю.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: na-wet-dhe.

Дальнейшая фонетическая судьба: nawetdhe > nauddhe > naudhe > noud…

Первоначальное значение: пахнущий труп нужно похоронить. Отсюда современные значения необходимости, надобности НУЖДЫ.

Правильным представляется только первый вариант. Второй приведён лишь из формальных соображений. Идея соединения первых двух биконсонантных корней со значением нужды принадлежит Н.Д. Андрееву (NX + WT). Мысль о двух вариантах для третьего биконсонантного корня – моя.

 

65.  НУРИТЬ, ПОНУРЫЙ, ИЗНУРИТЬ

Устарелый и диалектный русский глагол НУ́РИТЬ имеет значения: горевать, тосковать. Ныне не употребляется в литературном русском языке без приставок. В некоторых русских диалектах делались попытки сблизить этот глагол с понятием нудить, быть нудным. В польском, в обоих лужицких языках, а также в болгарском произошло сближение этого глагола с понятием нырять – смотрим статью НЫРЯТЬ. Устарелое русское слово НУ́РА означало ворчун, мрачный человек, уставший человек.

В старославянском: ИЗНѸРИТИ, ИЗНѸРЕНИЕ – добыча (акт жестокого отнимания).

В белорусском языке: НУ́РЫЦЬ; в малороссийском: ПОНУ́РИТИ.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

SN + XW + XwR = связанным + тяжело работающий + раб.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: sn-au-or.

Дальнейшая фонетическая судьба: snauor > snaur > nour > НУР- – строго закономерно.

 

66.  НЫ (местоимение)

Полагаю, что здесь объяснение может быть только одним-единственным: аналогия со словом ВЫ (смотрим статью). Сравним современные русские рифмующиеся пары: НАС – ВАС, НАМ – ВАМ, НАМИ – ВАМИ, а также латинские рифмы: NOS – VOS, NOBIS – VOBIS.

Местоимение НЫ (в своих древних фонетических формах!) имело сначала два значения: 1) форму именительного падежа и 2) форму винительного. Обе формы сначала различались и выглядели так:

1) nōs > nūs > НЫ – именительный падеж,

2) nōm (или nōn) > nūn > НЫ – винительный падеж.

Убеждён, впрочем, что всё было ещё проще, а именно:

1) nūs > НЫ – именительный падеж,

2) nūn > НЫ – винительный падеж.

Но надёжно доказать именно такой вариант и настаивать на нём – я не решаюсь.

Ещё на древних этапах своего произношения местоимение НЫ в значении именительного падежа оказалось в состоянии синонимичного конфликта с местоимением МЫ. Получалось два местоимения с совершенно одним и тем же значением и с похожим звучанием! Такая жёсткая синонимия всегда воспринимается в языке как серьёзная помеха. В таких случаях синонимы либо приобретают разные оттенки значения, либо один из синонимов выбрасывается из языка как мусор. Это последнее и произошло в данном случае: после полного торжества закона открытого слога выяснилось, что существует два противопоставления:

1) НЫ – именительный падеж и НЫ – винительный падеж,

2) МЫ – именительный падеж и НАСЪ – винительный падеж или МЫ – именительный падеж и НЫ – винительный.

Возник вопрос: какой из двух вариантов лучше?

Предпочтение было отдано второму варианту.

В современном русском языке местоимение НЫ полностью вышло из употребления и понятно только специалистам.

Поразительно то, в каком направлении развивалась аналогия: от второго лица множественного числа – к первому лицу множественного числа! В остальных случаях (и более ранних!) мы наблюдаем обратное. Смотрим статьи ВАС, ВАМ, ВАМИ.

 

67.  НЫНЕ

Предварительное замечание: слово НЫНЕ имеет не то же самое происхождение, что слово НЫНЧЕ, НОНЧЕ (смотрим статью). Есть мнение, что слова НЫНЕ и НЫНЧЕ суть паронимы, и слово НЫНЕ является устарелым, книжным и принадлежащим к высокому стилю, в отличие от более обыденного слова НЫНЧЕ (смотрим статью). Возразить против этого трудно, но одно уточнение сделать нужно: это случай такого сильного смыслового и фонетического сближения, что создаётся ложное впечатление, будто это вообще одно и то же слово, но только в двух стилистических вариантах.

Современные значения русского наречия НЫ́НЕ: сейчас, теперь, в настоящее время, в данный момент.

В древнерусском языке: НЫНѢ, НЫНЯ.

В старославянском: НЫНѢ, НЫНѦ.

В малороссийском: НИ́НI; в болгарском: НИ́НЕ; в древнечешском: NYNIE; в современном чешском: NYNÍ.

В литовском: NŪNAI.

Похожие примеры есть и в других индоевропейских языках, но единственно по-настоящему ценным примером за пределами Славянского мира является лишь показанный выше литовский пример.

В польском языке: NINIE, а также NINIEJSZY – настоящий, нынешний; в кашубском: NINIA. Эти слова не являются однокоренными по отношению ко всем славянским словам, показанным выше, и по отношению к литовскому NŪNAI. Не рассматриваются.

Конструкция биконсонантных корней для Среднеиндоевропейского периода:

NW + XjN + XwJ = новый + среди (многих дней) + один (отдельно взятый).

Среднеиндоевропейское звучание: nu-en-oj.

Дальнейшая фонетическая судьба: nuenoj > nūnē > НЫНѢ.

Первоначальное значение: новый (наступивший прямо сейчас) момент в потоке времени.

Для литовского слова NŪNAI годится та же самая конструкция. Поскольку одна и та же конструкция из трёх биконсонантных корней могла возникнуть одновременно не в двух разных индоевропейских ветвях, а только в одной, то и здесь уместно поставить вопрос: где эта конструкция зародилась ранее – у предков славян или у предков литовцев? Склоняюсь к первому.

Древнерусскую форму НЫНЯ можно было бы оставить без внимания и подумать, что это какой-то древний диалектизм, если бы не старославянская форма НЫНѦ, которая подтверждает неслучайность древнерусской формы и требует какого-то особого объяснения.

Полагаю, что среднеиндоевропейская конструкция для слов НЫНЯ и НЫНѦ должна быть такою:

NW + XjN + NM = новый + среди (многих дней) + взятый (нами).

Среднеиндоевропейское звучание: nu-en-nem.

Дальнейшая фонетическая судьба: nuennem > nūnẽ > НЫНѦ, НЫНЯ.

Первоначальное значение примерно то же самое, что и у первой конструкции.

В ходе сближения и контаминационных процессов, возникло диалектное слово НОНЕ. Объяснить слово НОНЕ с помощью показанных в данной статье конструкций – невозможно. За всеми объяснениями отсылаю к словарной статье НЫНЧЕ, НОНЧЕ.

 

68.  НЫНЧЕ

Предварительное замечание: слово НЫНЧЕ (НОНЧЕ) имеет не то же самое происхождение, что слово НЫНЕ (смотрим статью). Слова НЫНЧЕ, НОНЧЕ – с одной стороны и НЫНЕ – с другой стороны образуют паронимическую группу и различаются тем, что первые два является разговорным или диалектными, а третье – книжным и немного устарелым. Здесь имеет место паронимия, медленно переходящая через сильное сближение в контаминацию.

Современные значения русского наречия НЫ́НЧЕ: сегодня, в текущий день. Слово существует в русском языке в двух основных варианта: НЫНЧЕ и НОНЧЕ; второй вариант считается диалектным и просторечным, иногда употребляется в шутливом или в ироническом контексте. Слово НОНЧЕ может иметь и другие диалектные варианты, например, НОНЕЧА. Прилагательное НОНЕШНИЙ обладает теми же самыми стилистическими свойствами, что и форма НОНЧЕ. С исторической точки зрения, формы НОНЕЧА (в первую очередь!) и НОНЧЕ (во вторую) являются более древними, нежели форма НЫНЧЕ, о чём будет сказано ниже.

В древнерусском языке: НЫНѢЧА, НЫНѢЧЬНЫИ (произносилось в пять слогов).

В старославянском языке: НЫНѢЩЬНЬ (четыре слога) и более поздняя форма – НЫНѢШТЬНЬ (столько же слогов).

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

NW + NXj + KwXj = новое + не существующее + длительно.

Среднеиндоевропейское звучание: nu-ne-kwe.

Далее: nunekwe > nъneča – строго закономерно!

Позже возникает форма НОНЕЧА (из НЪНЕЧА), а также НОНЧЕ. Форма НЫНЧЕ возникает по аналогии с паронимом НЫНЕ и в ходе смыслового сближения.

Вполне допускаю, что, не вступая в противоречие со всем сказанным выше,  имела место и другая последовательность событий, происходившая ещё в предславянских диалектах до возникновения славян, а именно: nunekwe > nūnekwe > НЫНЕЧА.

Латинское слово NUNC (теперь, нынче; так вот, поэтому, ввиду этого), возможно, этого же происхождения, но у меня есть сомнения. Возможно, здесь сработал биконсонантный корень NK [nek,  nk] – изобретать, принимать ответственное решение.

 

69.  НЫРЯТЬ

Современное значение русского глагола НЫРЯ́ТЬ: погружаться в воду с головою, как правило, купаясь при этом или плавая.

В белорусском языке: НЫРА́ЦЬ; НЫ́РКА – разновидность утки. В малороссийском языке: НИРЯ́ТИ, НИРНУ́ТИ.

В болгарском: НИРНА – ныряю; в сербском: ПОНИРАТИ – исчезать, течь под землёю.

Кроме того, наблюдаем ещё и корень nur- < nour-.

В болгарском языке: НУ́РАМ СЕ – ныряю в воду; в польском: WYNURZYĆ – вынырнуть; в верхнелужицком: NURIĆ – погружать, окунать; в нижнелужицком: NURIŚ – погружать.

По поводу корня nur- < nour- отсылаю к статье НУРИТЬ, ПОНУРЫЙ.

Кроме того, есть подозрения: то, что мы наблюдаем у южных славян, на самом деле восходит полностью или частично к некоему дославянскому корню nīr-/nĭr-…

В русском языке корней nur- < nour- и nīr-/nĭr-, обозначающих идею ныряния, нет, поэтому объектом этимологического рассмотрения может быть только тот славянский корень со значением ныряние, который закономерным образом произошёл от дославянского корня nūr-, а всё остальное не рассматривается, ибо данный словарь посвящён русскому языку, а не славянским диалектам.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней:

NX + XW + WR = носом (дышать) + сверху + через тростинку (пустую внутри).

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: na-aw-ur.

Дальнейшая фонетическая судьба: naawur > nūr > НЫР-.

Первоначальное значение: погружаться в воду, спасаясь от врагов, хитроумным образом дыша при этом через выставленную наружу тростинку (пустую внутри).

Одно из современных значений русского корня НЫР- отмечаем в слове ПРОНЫРА – хитрый и изворотливый человек.

 

70.  НЫТЬ, НОЮ

NW = новый.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: new, nu.

Первоначальное и более позднее значение: нечто НОВОЕ, некто НОВЫЙ.

Один из 203 раннеиндоевропейских биконсонантных (двусогласных) корней Основного списка. Порядковый номер: 107.

Одним из значений биконсонантного корня NW было ещё и такое: новорожденный, младенец (новый человек). Отсюда возникли дополнительные значения: ведущий себя так, как ведёт себя младенец; плачущий.

Фонетическая предыстория этого корня такова: new > nu > nū > НЫ-. Последнее звено этой цепочки – это уже славянское и русское состояние.

Первоначальное значение: НЫТЬ – вести себя так, как ведёт себя малыш.

 

71.  НЮНЯ

Современное значение: маленький плаксивый ребёнок; плакса.

Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:

NW + NW = младенец + младенец.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: new-new.

В дальнейшем ожидалось бы: newnew > НЮНЮ, но в целях подгонки существительного под первое склонение, оно было преобразовано в слово НЮНЯ.

 

72.  НЮХ, НЮХАТЬ

Современные русские слова НЮХ, НЮ́ХАТЬ описывают вдыхание через нос какого-либо запаха.

Первый список.

В белорусском языке: НЮХ – обоняние; НЮ́ХАЦЬ – нюхать; в малороссийском: НЮХ – обоняние; НЮ́ХАТИ – нюхать; в чешском: ČENICHAT – нюхать, разнюхивать, вынюхивать (о собаке на охоте); в сербском: ЊУХ – чутьё; ЊУШИТИ – нюхать; в хорватском наречии сербского языка: NJUH – обоняние, нюх; в польском: NIUCH – понюшка табака; NIUCHAĆ – нюхать;

Второй список.

В верхнелужицком: NUCH – нюх; NUCHAĆ – нюхать; в нижнелужицком: NUCHAŚ – нюхать.

Чешский корень NICH- закономерным образом отличается от других славянских корней в первом списке и поэтому не вызывает никаких вопросов. Что же касается корня NUCH- во втором списке, то он требует особого рассмотрения.

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней для лужицкого корня NUCH- из второго списка:

NX + WS = когда нюхаю + щекочет.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: na-us.

Дальнейшая фонетическая судьба: naus > nus > nux- (NUCH-) – закономерно.

Первоначальное значение: принюхиваться к резкому запаху; имелся в виду дым. Обращаю особе внимание: описываются ощущения человека! Смотрим статью ДУХ, где всё очень похоже. Считаю, что обе конструкции – и та, что описывает этимологию слова ДУХ, и та, которая объясняет лужицкий корень NUCH- – возникли в Среднеиндоевропейскую эпоху в рамках одного и того же диалекта и служили для описания похожих мыслей.

Иными словами: ни из чего не следует, что лужицкий корень NUCH- – это какое-то отклонение от общеславянской нормы. Этимология лужицкого корня NUCH- именно такова, как здесь показано, а в других славянских языках, где и корень не совпадает с лужицким, этимология – другая!

Среднеиндоевропейское сочетание биконсонантных корней для слов первого списка будет таким:

NW + SX = к новому (не появилось ли чего-нибудь) + принюхивается.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: new-sa, neu-sa.

В дальнейшем: newsa > n’uxa- (НЮХА- в русском языке) – закономерно.

Первоначальное значение: описывается поведение собаки, которая принюхивается к земле в поисках новой добычи.

Как видим, оба корня – лужицкий и общеславянский – просто имеют разные значения. Полагаю, что оба корня реально существовали у славян, но затем из-за их фонетической близости (опасное паронимическое сближение) произошло вытеснение одного из двух корней. Большинство славян вытеснили корень nux и оставили в своих языках корень nux; лужичане поступили наоборот.

Чисто теоретический вопрос: можно ли этот процесс назвать контаминацией? Пожалуй, да, но с оговорками, что это особая разновидность контаминации.

 

73.  НЯМ-НЯМ (детское междометие)

NM + NM = беру + беру.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: nem-nem.

Современное значение: НЯМ-НЯМ – детское междометие для обозначения вкусной еды или для желания поесть.

 

74.  НЯНЯ; НЕНЬКА (в малороссийском языке); NENKA (в полабском языке); NAN (в обоих лужицких языках); (родство, семья)

Слово встречается во всех ветвях Славянского мира, но не во всех языках. В русском, малороссийском и белорусском языках: НЯНЯ – в одном и том же значении. В польском языке: NAŃKA, NIAŃKA – няня. В словацком языке: ŇAŇA – тётка.

Однако по поводу первого слога в этом слове у славян есть серьёзные разногласия: в сербском языке мы видим два слова в одном значении: НАНА и НЕНА – мать; в кашубском языке – очень похожая ситуация: NANA, NENA, NENIA – мать.

В болгарском языке таких колебаний нет: НЕНЯ – сестра матери. В болгарском же языке: НЕНИ – обращение младшего к старшему.

В полабском языке: NENKA – невеста.

Единственный в своём роде случай наблюдаем в малороссийском языке: НЕНЬКА – мамочка. И это при том, что в малороссийском языке есть слова НЯНЯ, НЯНЬКА – в тех же значениях, что и в русском языке. Это означает, что в малороссийском языке существуют два разных слова и два разных корня!

Это наводит на мысль о том, что именно так раньше и было у всех остальных славян, и нужно устанавливать этимологию двух разных слов, а не одного. Стало быть, малороссийский язык оказался единственным из всех славянских, где оба корня сохранились.

Первая среднеиндоевропейская конструкция:

NX + NX = родная + родная.

Несколько иное толкование той же конструкции: …= защищает + защищает.

Звучание показанной выше среднеиндоевропейской конструкции: na-na.

В восточнославянских языках и в польском в дальнейшем происходит детская переделка этого слова: nana > n’an’a.

Первоначальное значение: няня, мать; любая женщина, которая приглядывает за ребёнком – старшая сестра, тётка, бабушка, кормилица.

Вторая среднеиндоевропейская конструкция:

NXj + NXj = запрет + запрет.

Другое толкование: … = нельзя + нельзя.

Предполагаемое среднеиндоевропейское звучание: ne-ne.

Первоначальное значение для полабского слова NENKA: та, которую жених пока ещё не смеет считать своею женою.

Первоначальное значение по другим славянским языкам: любая женщина, приглядывающая за детьми и не позволяющая им шалить.

Большинство славян перестало ощущать разницу между этими двумя словами и стало их в дальнейшем путать – это объясняется очень большою смысловою близостью обоих слов.

Никак иначе невозможно объяснить славянские колебания между na и ne в этом случае. Таких чередований у славян нет, а никакое чередование не может существовать одноразово. Если чередование есть в одном случае, то должны быть и другие подобные примеры.

Особое примечание: в обоих лужицких языках есть слово NAN со значением отец. Лужицкое существительное мужского рода NAN образует пару с существительным женского рода NANA в значении мать, но уже в кашубском языке. Возможно, пара слов NAN и NANA существовала когда-то в прошлом в западнославянских диалектах. Хотя для лужицкого слова NAN можно найти и другое среднеиндоевропейское объяснение:

NX + NXw = защитник + наш.

Среднеиндоевропейское звучание: na-no.

Дославянский облик этого слова, по этой версии, был таким: nanos.